2015 1/2

Состояние торговли в Северном Азербайджане в период Первой мировой войны

Первая мировая война привела к ослаблению международных экономических связей Российской империи и сокращению товарооборота между отдельными регионами. Это проявилось в уменьшении товарооборота между Баку и отдельными районами Северного Азербайджана, последнего — с остальными частями Кавказа и Центральной Россией, с Ираном и другими иностранными государствами, а также в изменении ассортимента товаров.

Большинство торговых заведений в Северном Азербайджане в это время или приостановили торговые операции, или же полностью отказались от договорных обязательств. Некоторые торговые фирмы и частные лица вовсе прекратили свою деятельность. Наглядно это проявилось в Баку, который был основным торговым центром Северного Азербайджана и всего Кавказа. Согласно исследованию М. Мусаева только в Баку в 1914 г. число торговых заведений по сравнению с 1913 г. уменьшилось с 5 073 до 4 1101. В последующий период снижение торговой активности продолжалось. В 1915 г. в Баку прекратили свою деятельность еще 954 торговых заведений2. Ощутимо уменьшились масштабы торговли и в других частях Северного Азербайджана. Например, в Иреванской губернии с начала военного конфликта ослабление торговой активности наглядно проявилось в уменьшении количества выданных свидетельств на право занятия торговлей. Если до войны торговая активность, по сведениям Иреванской казенной палаты, возрастала из года в год: в 1912 г. — 6 108 свидетельств на право занятия торговлей, в 1913 г. — 6 2163, то уже в 1914 г. по губернии было выдано рекордно низкое их число — 917.4

Большую часть торговых заведений, сокративших или полностью прекративших деятельность в начале войны, составляли заведения, осуществлявшие торговлю привозными товарами из Центральной России, так как их привоз по железной дороге в большом количестве стал невозможен. Более всего сократилось число торговых фирм, продававших металл и металлические изделия, строительные материалы, мебель, фарфоровую и фаянсовую посуду и другие предметы быта фабрично-заводского производства, машины и различного вида моторы и двигатели, а также занимавшихся куплей-продажей спиртных напитков.

Часть закрывшихся магазинов принадлежала фирмам, занимавшимся привозом и продажей товаров из Германии и союзных ей стран. Как сообщала газета «Каспий», в октябре 1915 г. в Баку и во всех уездных центрах губернии в магазинах, продававших швейные машины германской фирмы «Зингер», полицией были произведены обыски и их имущество было конфисковано в пользу государства5. После этого по всей губернии отделы магазина «Зингер» были закрыты.
В период проведения всеобщей мобилизации летом 1914 г. неожиданно была прекращена продажа спиртных напитков6. Акцизные надзиратели вместо сбора налогов начали вести борьбу с нелегальной продажей спиртных напитков. В результате стало резко сокращаться число торговых мест, продававших вино, водку и другие спиртные напитки. Так, если в 1913 г. в Баку было 548 торговавших спиртными напитками заведений, то в 1915 г. их число упало до 2877, т. е. уменьшилось наполовину.

Начало войны сопровождалось серьезным уменьшением оптовой и розничной торговли спиртом и спиртными напитками во всем Северном Азербайджане. Летом 1914 г. оптовой продажей спирта и спиртных напитков по Бакинской губернии занималось 417 заведений, по Елисаветпольской губернии — 259, по Закатальскому округу — 298. В этих заведениях продавался в основном спирт, полученный из зерна и картофеля, привозимых из Курской, Подольской, Киевской, Полтавской, Московской, Тамбовской, Саратовской губерний Центральной России. В указанном году из Центральной России на Южный Кавказ было привезено 22 851,2 тысячи градусов спирта, из которых 11 641,1 тысяча градусов или более половины была продана в Бакинской губернии9. Кроме того, в Баку функционировало 106 погребов по оптовой продаже виноградного вина, в уездах Бакинской губернии — 25. По сведениям на 15 августа 1915 г. в винных погребах Баку имелись 33 254 ведер белых и красных вин, в винных погребах уездов — 125 218 ведер выдержанного вина и 193 238 ведер вина урожая этого года10. В Дербентском регионе оптовой продажей вина было занято 14 торговых заведений. В период до конца 1915 г. в различные города империи ими было отправлено 81 137 ведер вина11.

Перед войной Бакинская губерния была впереди и по розничной продаже спирта и спиртных напитков. В середине 1914 г. розничной продажей спирта и спиртных напитков здесь было занято 829 заведений, в Елисаветпольской губернии — 354, в Закатальском округе — 2312. Однако после вступления России в мировую войну произошло резкое сокращение торговли спиртными напитками в масштабах всей империи, основной причиной чему были введенные правительством в 1914 г. серьезные ограничения по их производству и продаже.

12 мая 1916 г. Бакинско-Дагестанский комитет виноградарства и виноделия поднял перед высшей краевой властью на Кавказе вопрос о пагубном влиянии запрета розничной продажи вина на состояние виноделия в Бакинской губернии и Дагестанской области13, так как в связи с этим крупные владельцы винных погребов и магазинов были вынуждены приостановить покупку вина на местах. В сентябре того же года по указанию наместника на Кавказе была запрещена продажа вина с содержанием алкоголя выше 10 градусов. Это означало, что производство местного вина, содержание алкоголя в котором было более 10 градусов, а в большинстве случаев доходило до 14, должно было быть прекращено14. Это распоряжение кавказского наместника еще больше осложнило положение заведений, занимавшихся продажей вина на Кавказе, в том числе в Северном Азербайджане. Вслед за этим 2 января 1917 г. была запрещена продажа всех спиртных напитков, даже пива, по Бакинскому градоначальству15. Пивные и винные погреба могли открываться только после получения специального разрешения.

Для уяснения масштабов изменений торговой жизни в Северном Азербайджане в период Первой мировой войны необходимо представить состояние общероссийской торговли, сложившейся к этому времени. С конца ХIХ в. Баку превратился в один из крупных торговых центров Российской империи. Здесь впервые на Кавказе начала функционировать биржа, организация ярмарок стала приобретать систематический характер. Число торговых учреждений в Шеки, Елисаветполе (Гяндже), Шуше и других городах ощутимо возросло. На Агдамском и Агдашском еженедельных базарах заключались торговые сделки на миллионы рублей.
Некоторые железнодорожные станции и населенные пункты постепенно превращались в специализированные рынки. Согласно исследованию Г. Алиева, Кюрдамир, Ляки и Елисаветполь, Уджары, Евлах превратились в центры купли-продажи винограда, хлопка, солодкового корня и риса соответственно16. Эти пункты сохраняли свое торговое значение и в военный период.

В предвоенный период на станции Хачмас ежегодно в марте и сентябре проводились недельные ярмарки, предназначенные для торговли крупным рогатым скотом и лошадьми. На них происходила купля-продажа буйволов — основной тягловой силы того времени17. С началом войны деятельность ярмарки на станции Хачмас была существенно ограниченна. До войны другой крупный базар, обслуживавший юго-восточный регион, функционировал в Билясуваре. Организовавшийся в 1909 г. по типу ярмарки, он устраивался раз в месяц. Здесь наряду с жителями Лянкяранского и Джавадского уездов торговали своей продукцией и подданные Ирана, покупавшие российские товары18. В годы войны деятельность ярмарки в Билясуваре была лишь незначительно ограниченна.

Большую роль в обеспечении населения Дагестанской области различными продуктами наряду с областным центром Темир-Хан-Шурой играл Дербент. На здешних рынках продавались в основном зерно, скот, мануфактурные товары, фрукты и овощи, продукты скотоводства, кустарные изделия. Жители окрестных сел привозили на еженедельные базары продукцию своих хозяйств, живой скот, дрова и т. д.19 Через дербентский таможенный пункт в течение 1914 г. было ввезено 1 787 833 пуда товаров и вывезено — 711 117 пудов20.

Большую роль в товарообороте играла торговля хлопком. Шаткое положение хлопкового рынка вследствие занижения закупочной стоимости и спекуляций привели к созданию в 1915 г. в Иревани Хлопковего комитета. В состав комитета вошли шесть представителей от владельцев крупных хлопкоочистительных заводов, шесть — от мелких производителей и кредитных кооперативов, а также представитель власти, городской голова и директор местного отделения Государственного банка21.
Жители близлежащих к Бакинско-Тифлисской железной дороге районов Елисаветпольской и Бакинской губерний — Арешского, Гейчайского, Джаванширского и Елисаветпольского уездов — в основном бедные крестьяне, старики и дети занимались сбором и продажей солодкового корня. В неурожайные годы продажа солодкового корня составляла основной заработок этих людей. Солодковый корень принимался на железнодорожных станциях на пунктах, открытых владельцами заводов по обработке и прессованию солодкового корня.

Широкое распространение получили сбор и продажа растений, содержащих дубильные вещества. С целью обеспечения работающих на оборону кожевенных предприятий дубильными веществами по указанию Закавказского комитета Всероссийского земского союза была организована закупка у местного населения дубовой коры, корня кермека, листьев сумаха и сарагана. Весной 1915 г. в Юго-Восточной Грузии, в основном в азербайджанском городе Борчалы, было заготовлено 120 тысяч пудов дубового корня, в Елисаветпольской губернии — 70 тысяч пудов сумаха и сарагана, в близлежащих к Бакинско-Тифлисской железной дороге пунктах Бакинской губернии — 85 тысяч пудов кермека22.

В годы войны осложнилось обеспечение населения Северного Азербайджана продовольствием и другими необходимыми товарами. Это вызвало рост розничных цен. Градоначальник Баку П. И. Мартынов 8 октября 1915 г. созвал в здании Городской думы совещание лиц, занимавшихся торговлей и ремеслом, и квартирохозяев, сдававших в наем свои квартиры, на котором указал им на недопустимость чрезмерного повышения цен. Он распорядился создать комиссию из пяти человек для борьбы с искусственным повышением цен и рассмотрения жалоб покупателей23. Однако этот опыт оказался малополезным.
Одной из причин подорожания продовольственных продуктов осенью 1915 г. была спекуляция. К примеру, газета «Каспий» писала, что в Лянкяранском уезде два торговца, занимавшиеся оптовой продажей муки, спрятали ее в амбарах. По приказу Бакинского губернатора они в административном порядке были подвергнуты месячному аресту24. После этого цены на муку и зерно в Лянкяранском уезде стабилизировались.

Одним из факторов, отрицательно влиявших на обеспечение продовольствием населения Северного Азербайджана, являлись реквизиции на нужды армии. По сведениям уполномоченного министра земледелия в Бакинской губернии по заготовке риса для армии от 25 ноября 1916 г. рис, очищенный на рисоочистительных мельницах, принадлежавших А. Гулиеву, Штейнеру, братьям Скобелевым и другим предпринимателям, отправлялся в вагонах в продовольственные отделы и интендантские магазины армейских корпусов25.

В связи со значительным сокращением привоза с Северного Кавказа в Баку зерна, муки и других продовольственных продуктов продовольственное совещание при Бакинской городской управе ограничило вывоз продовольствия из Баку в уездные центры. Так, на своем заседании от 26 апреля 1916 г. совещание не дало разрешения на вывоз из города четырех вагонов сахара, закупленных купцом Гусейнбековым для жителей города Шеки и работников шелкообрабатывающих предприятий26, а на заседании от 16 сентября 1916 г. — шушинскому купцу Гусейну Нифтали оглы на отправку в Шушу привезенных им с Северного Кавказа двух вагонов муки низшего сорта27.

Затягивание войны еще более осложняло дело обеспечения населения продовольствием и другими товарами первой необходимости. Значительное сокращение привоза продовольственных продуктов по железной дороге из Северного Кавказа в конце 1916 — начале 1917 г. в Северный Азербайджан привело к новой волне подорожания.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Musayev M. A. ХХ əsrin əvvəllərində Bakı şəhərinin ticarəti (1900-1917-ci illər). – Bakı, 1975. – S. 109.
2. Кавказский календарь на 1917 год. – Тифлис, 1916. – С. 47-48.
3. Обзор Эриванской губернии за 1913 г. – Эривань, 1914. – С. 16.
4. Обзор Эриванской губернии за 1914 г. – Эривань, 1915. – С. 18.
5. Каспий. – 1915. – № 222. – 8 октября.
6. Обзор отраслей промышленности, служащих предметом косвенного обложения и положение акцизного дела в Закавказском крае за 1914 г. – Тифлис, 1915. – С. 247.
7. Musayev M. A. ХХ əsrin əvvəllərində… – S. 110.
8. Обзор отраслей промышленности… – С. 243.
9. Там же. – С. 245.
10. Государственный исторический архив Азербайджанской Республики (ГИА АР), ф. 287, оп. 1, ед. хр. 38, л. 5.
11. Там же, л. 5.
12. Обзор отраслей промышленности… – С. 247.
13. ГИА АР, ф. 287, оп. 1, ед. хр. 26, л. 44.
14. Там же, л. 4.
15. Там же, л. 11.
16. Əliyev Q. Ə. Azərbaycan nəqliyyatı və iqtisadiyyatı (ХIХ — ХХ əsrin ilk onillikləri). – Bakı, 2001. – S. 161-162.
17. ГИА АР, ф. 44, оп. 1, ед. хр. 1261, л. 73.
18. Там же, л. 101.
19. Обзор Дагестанской области за 1914 г. – Темир-Хан-Шура, 1915. – С. 26.
20. Там же.
21. Каспий. – 1915. – № 270. – 3 декабря.
22. Кавказский календарь на 1917 год. – Тифлис, 1916. – С. 336.
23. Каспий. – 1915. – № 223. – 9 октября.
24. Там же. – № 264. – 26 ноября.
25. ГИА АР, ф. 287, оп. 1, ед. хр. 47, л. 216-217.
26. Там же, ф. 512, оп. 1, ед. хр. 18, л. 75.
27. Там же, л. 6.
Рена Асадова,
доктор философии по истории