2015 1/2

Работа казанских ученых с тюркоязычными документами из личного архива Хаттори Сиро

Университет префектуры Симанэ принадлежит к числу молодых японских университетов: он был основан в 2000 г. и располагается в небольшом портовом городе Хамада на юго-западе Японии. Одной из главных достопримечательностей университета является архив всемирно известного японского тюрколога и монголоведа, лингвиста, профессора Хаттори Сиро (1908-1995). Это обстоятельство и привело сюда (25 июня — 3 июля 2014 г.) членов казанской делегации в составе профессора Казанского (Приволжского) федерального университета Д. М. Усмановой, доцента Л. Р. Усмановой, а также руководителя Центра истории и теории национального образования Института истории им. Ш. Марджани АН РТ М. М. Гибатдинова. Основная цель поездки представителей казанского научного сообщества — изучение фондов архива Хаттори Сиро на предмет выявления материалов, связанных с татарской историей и тюрко-татарской филологией.
Профессор Хаттори СироI являлся почетным профессором Токийского университета, долгие годы возглавлял Японское лингвистическое общество. Он был признанным лингвистом и специалистом в области изучения урало-алтайских языков, в том числе и татарского. Еще одно обстоятельство сближает его с татарским народом — его супруга Магира Агеева, с которой он прожил долгие годы, являлась представительницей первой волны татарской эмиграции на Дальнем Востоке. Именно благодаря ей в семейном архиве сохранились многочисленные книги на татарском языке, в том числе и изданные в эмигрантской среде, а также практически полный комплект газеты «Милли Байрак» (Национальное знамя), издававшейся в 1936-1945 гг. в Мукдене. После смерти ученого его наследники — сын и две дочери — приняли решение передать богатый научный архив отца на хранение в университет префектуры Симанэ.
Работа с архивом Хаттори Сиро заняла несколько плодотворных дней. За это короткое время ученые из Татарстана скрупулезно изучили его на предмет выявления тюрко-татарских изданий. В ходе работы было просмотрено более двухсот различных книг, имеющих отношение к татарской истории и литературе. Был составлен черновой каталог, сделано краткое описание, определена научная ценность выявленных тюрко-татарских изданий и перспективы будущих исследований. Просмотренный материал был подвергнут предварительной классификации по таким параметрам, как: язык, место издания, издатель, жанр издания и содержание.
Среди книг преобладает татароязычная литература, изданная на арабской графике. Было выявлено не менее 55-60 наименований изданий, что составляет треть изученной части коллекции. В основном речь идет о дореволюционных и раннесоветских книгах, выходивших в России и, прежде всего, в Казани. Также к этой группе причислена эмигрантская литература, изданная основными эмигрантскими центрами Дальнего Востока. Вторую группу, довольно многочисленную, составляют татароязычные книги на латинской графике и кириллице. Третью — книги на турецком языке, изданные на латинице. В большинстве своем это научные статьи и монографии, изданные в Турции в 1950-1970-х гг. Турецкоязычные труды из коллекции Хаттори Сиро привлекли внимание в том случае, когда их авторство позволяло отнести их к сфере «татарских интересов»: речь идет о трудах представителей татарской эмиграции первой волны, сделавших в Турции видную научную карьеру и внесших большой вклад в развитие мировой тюркологии (Ахмет-Заки Валиди-Тоган, Агдес Нигмат-Курат, Рашит Рахмати Арат, Саадат Чагатай, Тахир Чагатай и др.). Наконец, последняя группа: это русскоязычные издания, в основном научно-исследовательская литература, связанная с языкознанием, литературой, в меньшей степени — с историей татарского народа. Указанные книги отражают научные предпочтения Хаттори Сиро. Примечательно, что среди работ была монография с автографом видного татарского ученого М. А. Усманова «Жалованные грамоты Джучиева Улуса» (Казань, 1979). По каким каналам эта работа попала в архив японского ученого, еще предстоит выяснить.
Среди издательских центров книг из личного архива Хаттори Сиро первое место занимает Казань. Таких изданий было выявлено 40 наименований. В основном это дореволюционные книги. Вероятнее всего они оказались в коллекции благодаря супруге ученого Магире, так как могли быть вывезены ее родственниками из России в период эмиграции. Отметки на некоторых книгах позволили проследить их циркуляцию из рук в руки. Часть книг была приобретена в букинистическом (антикварном) магазине или куплена у других татарских эмигрантов самим ученым. Например, книга «Алты бармак китабы» (Казан, 1902) ранее принадлежала Деушеву и была куплена Хаттори Сиро в Хайларе в 1954 г. Также в коллекции есть книги татарского эмигранта Хусаина Габдюшева, в доме которого Хаттори Сиро проживал в период своей манчжурской командировки и у которого брал первые уроки татарского языка.
Достаточно многочисленны книги, изданные в Турции: в Стамбуле (23) и Анкаре (21). Это научные труды (монографии или оттиски отдельных статей), которые часто содержат дарственные надписи, что свидетельствует об интенсивном научном обмене между японским профессором и учеными Турции. Третью группу составляют издания, вышедшие в эмигрантских типографиях Дальнего Востока и Японии (всего 34 издания): Мукден — 15, Токио — 15, Харбин — 2, Кобе — 2. Речь идет исключительно о книгах и брошюрах, которые были подготовлены и изданы татарами-эмигрантами. Эта часть коллекции Хаттори Сиро является наиболее важной и ценной с точки зрения тюрко-татарской истории, поскольку данные эмигрантские издания сохранились в единичных экземплярах и очень плохо представлены в других книго- и архивохранилищах. Следовательно, такие уникальные издания имеют особое значение для изучения тюрко-татарской эмиграции на Дальнем Востоке. Вероятно, некоторые из указанных книг были приобретены его женой Магирой, другие лично Хаттори Сиро. Немногочисленны книги на татарском языке, которые увидели свет в европейских типографиях и являются эмигрантскими изданиями: Берлин — 5 (в основном произведения Гаяза Исхаки), Берлин-Лейпциг — 1, Хельсинки — 1, Лондон — 1.
Выявленные в архиве Хаттори Сиро книги можно по содержанию разделить на две большие группы. Первая — научные труды и издания, так или иначе связанные с педагогикой и сферой образования (учебники, хрестоматии и пр.). В основном это эмигрантские издания. Они позволяют изучить уровень развития педагогической мысли в эмиграции, каналы и способы сохранения и воспроизводства дореволюционной исламской и татарской традиций в условиях вынужденной изолированности. Вторая — религиозные издания, выполнявшие аналогичные функции. Это дореволюционные книги (вывезенные из России бежавшими на восток людьми) и изданные в 1930-х гг. Причем среди последнего рода книг встречаются как оригинальные сочинения местных имамов (например имама мечети в Кобе Мадьяра Шамгуни, имама токийской общины Габдулхая Курбангалеева), так и эмигрантские переиздания видных теологов начала ХХ столетия (Ахмет-Хади Максуди). Работа с архивом Хаттори Сиро в самом начале и будет продолжена с учетом выявленного.

Встреча членов делегации с ректором университета префектуры Симанэ Юичи Хонда (в центре). Япония, г. Хамада, 27 июня 2014 г.

Помимо научно-исследовательской работы в архиве состоялось несколько встреч казанской делегации с японскими коллегами. 27 июня членов делегации принял ректор университета, господин Юичи Хонда, который тепло поприветствовал гостей и выразил пожелание развивать научное взаимодействие с российскими научными центрами, к числу которых принадлежат Казанский университет и Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ. В тот же день прошло совещание с членами исследовательского Центра изучения стран Северо-Восточной Азии (Institute for North East Asian Research / NEAR-Center of the University of Shimane), на котором были обговорены возможные формы дальнейшего сотрудничества.

Встреча в Токийской мечети с Р. Сафиным (в центре). 29 июня 2014 г.


Обсуждению результатов работы татарстанских ученых в архиве Хаттори Сиро был посвящен специальный научно-практический семинар (Seminar on the Hattori Shiro Ural-Altaic Archive, the University of Shimane), состоявшийся 28 июня 2014 г. На нем выступил профессор Иноуэ Осаму, познакомивший коллег с результатами изучения монгольской части коллекции документов Хаттори Сиро, а также члены казанской делегации. Л. Р. Усманова в своем выступлении дала краткий очерк истории тюрко-татарской диаспоры на Дальнем Востоке и охарактеризовала современное положение представителей татарской диаспоры в Японии. Д. М. Усманова ознакомила участников семинара с итогами работы в архиве, дав характеристику хранящимся там основным тюркоязычным документам и изданиям. М. М. Гибатдинов подробно осветил тематику эмигрантских изданий, особенно учебников и пособий, показав их значимость и ценность для изучения педагогической мысли татарского народа.
После возвращения из префектуры Симанэ в Токио члены казанской делегации встретились с представителями ряда столичных научно-культурных центров и общественных организаций: Токийской мечети, Института им. Юнуса Эмре, Токийского университета иностранных языков, Турецко-японской ассоциации, Токийского университета, Восточной библиотеки (Toyo Bunko). Одной из запоминающихся была встреча с представителем старой татарской эмиграции в Японии — Рамазаном Сафиным. Он является сыном последнего имама мечети г. Токио из татар Гайнана Сафина (1898-1984). Хотя действующая мечеть в Токио и новая, она построена по стамбульскому образцу на месте старой мечети, основанной еще в 1930-х гг. представителями татарской эмиграции и долгие годы являвшейся центром тюрко-татарской общины Токио. Поэтому руководители мусульманской общины Токио помнят и уважают прошлое и стремятся сохранить его наследие.
 
Фото из личного архива автора.
Диляра Усманова,

доктор исторических наук



I Подробнее о биографии Хаттори Сиро см.: Усманова Л. «Тюркские» связи японского лингвиста Хаттори Сиро // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2010. – № 3/4. – С. 188-190 (прим. ред.).