2015 3/4

Огненная драма первого Казанского Городского театра

История основания казанского общедоступного театра берет начало в 1791 г. Первоначально постановки проходили в театре при городской гимназии. В 1803 г. город обзавелся собственным деревянным зданием, которое было воздвигнуто на месте нынешнего Театра оперы и балета им. М. Джалиля. В 1842 г., когда в городе бушевал страшный пожар, открывается страница истории противостояния театра и огненной стихии. В 1845 г. на месте нынешнего памятника Ленину закладывается новое здание, выполненное из камня. Строительство завершилось к 1852 г. Однако в 1860 г. театр вновь настигает огонь. Реконструкция заняла еще семь лет, в 1867 г. постановки возобновились.

Городской театр. Казань, 1902 г. Из личного архива А. Дубина.

В 1870-х гг. в Казани начинает постепенно внедряться газовое освещение. Это прогрессивное, с точки зрения развития быта людей, явление стало косвенной причиной очередного пожара в городском театре. К концу 1874 г. здание планировалось оборудовать газовыми фонарями. В связи с этим ламповщик театра в страхе потерять свое место работы в ночь с 3 на 4 декабря 1874 г. после спектакля «Горе от ума» поджег театр. Здание достаточно быстро реконструировали, и в дальнейшем, вплоть до революционных событий, пожарные в нем находились только в ходе учений.

После Февральской революции здание театра как одно из самых вместительных в городе становится центром постановок, актуальных духу времени. Например, 26 апреля 1917 г. состоялся «Вечер революции», проходивший под эгидой и протекторатом местного отделения партии социалистов-революционеров. Журналист Б. Нелидов в местной газете дал такой критический отзыв о данном мероприятии: «Афиши мероприятия обещали красочную декорацию в духе революции, вокально-инструментальную программу, беспроигрышную лотерею-аллегри и на десерт выступление “бабушки” русской революции Брешко-Брешковской. Вечер начался в приподнятом тоне, в высоких словах о жертвах революции от декабристов до наших дней и маршем под красным знаменем. Затем зал оповещают, что Брешковская не приехала, вместо нее выступит депутат II Думы от крестьян Ефремов*. Затем пошли частушки про Николая II, эстрадные песни»1. Весь ход мероприятия вызвал недовольство зрителей. Автор заметки отмечает, что лучше не проводить никаких «Вечеров революции», нежели устраивать подобные мероприятия.

Донесением культуры до масс активно занималась культурно-просветительская секция при Совете рабочих и солдатских депутатов. Под ее эгидой состоялся ряд мероприятий: 5 мая 1917 г. в городском театре звучал симфонический оркестр, 6 мая проходил народный концерт по произведениям Шопена, Римского-Корсакова, Глазунова и Грига и прочие2. Работа культурно-просветительского отдела поражает своими темпами. После упомянутых выше мероприятий 10 мая антрепренеру театра М. Ф. Степанову была подана очередная телеграмма с просьбой предоставить сцену для проведения бесплатного концерта3. Часть публичных увеселений проводилась с адресными благотворительными целями. Например, 10 сентября 1917 г. в театре состоялись концерт и балет, доходы от которых были направлены в пользу пострадавших от взрыва на Пороховом заводе4. Организация подобных концертов требовала серьезных усилий сотрудников отдела. В архивных делах встречаются телеграммы, адресованные различным организациям с просьбами временного предоставления мебели и прочего реквизита. Так, 10 сентября из магазина «Восточная Лира» был выпрошен рояль для проведения концерта в городском театре5.

Постановки в театре не прерывались не только после Октябрьской революции 1917 г., но и в дни занятия города войсками антибольшевистского Комитета членов учредительного собрания (КОМУЧа). В либеральной газете «Волжско-Камская речь», которая после революции стала позиционироваться и восприниматься как печатный орган белогвардейцев, упоминалось о проведении 21 августа 1918 г. вечера памяти Яна Гуса. В то же время бессменный антрепренер театра М. Ф. Степанов опасался, что из-за отсутствия большей части труппы будет невозможно начать очередной зимний театральный сезон6. Очевидно, что из-за военных действий часть артистов покинула город. 5 сентября 1918 г., за несколько дней до возвращения в город частей Красной армии, культурно-просветительский кружок Казанской почтовой и телеграфной конторы дал на сцене городского театра спектакль, сборы от которого пошли на поддержку Народной армии КОМУЧа. Так или иначе, но здание театра благополучно пережило две революции и начало Гражданской войны, активно пользуясь противоборствующими силами для различных театральных постановок.

Городской театр. Казань, начало ХХ в. Из личного архива Р. Хайрутдинова.

Летом 1919 г. театр ждало новое испытание: 5 июня после спектакля для красноармейцев под названием «Стенька Разин и персидская княжна» в глубине сцены вспыхнул пожар. К моменту возгорания всей сцены публика, артисты и музыканты уже покинули здание, где оставалась часть администрации и случайно задержавшиеся служащие театра. В тот момент, когда они обнаружили очаг возгорания, сцена театра уже полыхала. Через 15-20 минут после сигнала прибыли пожарные расчеты 1-й и 2-й частей, еще через 5 минут — 5-й и 6-й, а также добровольное пожарное общество. Несмотря на усилия огнеборцев, из-за обилия сухого материала в здании в виде декорации, бутафории, перекрытия и прочего потушить огонь не удалось. Был риск перехода огня на расположенное вблизи здание городской электростанции, однако его удалось отстоять. Тем не менее к утру от театра остался лишь остов. В огне погибли все декорации, костюмы, мебель, часть музыкальных инструментов7.

Пожар, погубивший городской театр, был воспринят населением всего города как трагедия. В одной из редакционных (анонимных) заметок газеты «Знамя революции» отмечалось, что «Казань могла по справедливости гордиться своим театром. Он просуществовал более 50 лет, он был сокровищем, храмом искусства. Такой театр Казань еще не скоро увидит. Нужны десятки лет для его восстановления. Вообще в смысле пожаров Казань является несчастным городом. Мы не умеем обезопасить себя от них. Тяжко и больно на душе! Невыносимо обидно. И жаль осиротевшую семью всех театральных работников, которые лишились родного очага»8. Автор другой заметки Н. Рукавишников описывал реакцию горожан на произошедший пожар следующим образом: «День 5-го июня — это без преувеличения день нашей печали. И мне лично не кажется удивительным рассказ про одну женщину, которая, не будучи ни артисткой, ни женой артиста, ни вообще прикосновенной к театру плакала навзрыд у здания»9.

По горячим следам установить причину пожара не удалось. В течение 48 часов для расследования причин пожара была создана специальная техническая комиссия, в которую помимо прочих входил и брандмауэр. Комиссия сработала оперативно и вскоре предоставила следующую картину событий, произошедших вечером 5 июня: «Осмотром здания установлено следующее: наружная штукатурка стен местами отбита, много оконных рам, косяков разрушены. Внутри остались голые стены да каменные лестницы.

Из опроса лиц, имевших близкое отношение к театру, выяснилось, что в последнее время в театре все крайне пренебрежительно относились к соблюдению осторожности в обращении с огнем: курили на сцене и зрительных местах.

В день пожара компания хористов осталась после спектакля в театре играть в преферанс. Для игры решили перейти на площадку, на которой был свет, но поиграть, однако, не удалось. Вдруг послышался шум, треск и запахло гарью начинающегося пожара. Один из них выбежал на сцену и увидал огонь справа в глубине.

Электрик сказал, что проводка в здании театра хотя и была старой, но находилась в сносном состоянии. На основании данных, вытекающих из свидетельских показаний, заключение о причинах пожара представляется весьма затруднительным, но, по всей вероятности, это случилось из-за небрежности»10.

Средств на восстановление театра в городской казне не оказалось. Да и требуемая сумма по тем временам была астрономической. Поэтому обгоревший остов бывшего здания театра так и стоял на площади Свободы всю Гражданскую войну, в таком состоянии он и встретил зарождение НЭПа. Стоит отметить, что фасад театра был время от времени задействован для массовых мероприятий, проходивших в начале 1920-х гг. Например, в 1921 г. состоялось революционное празднество с инсценировками «Русская свобода», где в театральной форме отображались основные этапы борьбы от Степана Разина до 1917 г.11

Тем не менее судьбу останков здания театра нужно было как-то решать. Детальный интерес к руинам проявило СНК ТАССР, которое планировало разобрать стены на строительные материалы, стоимость которых оценивалась в 100 тысяч рублей золотом. Поэтому 10 июля 1923 г. комиссия в составе инженеров В. В. Егерева, К. В. Олешкевича, С. В. Бечко-Друзина, А. П. Секлюцкого и архитекторов Ф. П. Гаврилова, И. П. Соколова, Ф. Р. Амлонга осмотрела остов театра и пришла к выводу, что 60-70 % стен здания пригодны для дальнейшего использования12.

Городской театр и памятник Державину. Казань, 1907 г. Из личного архива Р. Хайрутдинова.

16 октября 1923 г. в городском отделе коммунального хозяйства состоялось заседание по вопросу о восстановлении сгоревшего театра. В комиссию были включены архитектор строительного управления В. В. Егерев, председатель Наркомпроса Е. К. Шувалов, архитектор Ф. Р. Амлонг, гражданский инженер А. П. Секлюцкий, художественный архитектор И. П. Соколов. Комиссия сформулировала основные требования к проектам нового театрального здания: рациональное использование оставшихся после пожара каменных стен театра; здание должно использоваться исключительно для нужд театра без посторонних помещений; вместимость здания должна быть 1 800-2 000 человек; не более 5 ярусов, верхние ярусы должны быть выполнены без лож13.

К осени 1923 г. через Московское архитектурное общество был объявлен всероссийский конкурс проекта государственного театра в Казани14. Из документа видно, что новое здание должно было олицетворять собой новую социалистическую Казань. Но в то же время, при учете острой нехватки денежных средств того времени, строительство столь помпезного и дорогостоящего сооружения сегодня выглядит сомнительной затеей.

По неясным причинам конкурс вскоре заглох. В апреле 1924 г. Комиссия по увековечиванию памяти В. И. Ленина при ЦИК ТАССР вновь подняла и изучила вопрос о реорганизации сгоревшего театра в Народный дом. 2 июля 1923 г. из городского Совета в управление коммунального хозяйства была направлена служебная записка о возможности сноса сгоревшего здания и разбивки на его месте сквера. Это предложение вызвало активную дискуссию в обществе, вылившуюся на страницы периодических изданий. Например, читатель «Красной Татарии», пожелавший остаться неизвестным, считал: «Садов в городе много, а если принять во внимание, что сады и скверы доступны лишь в течение 4-5 месяцев в году, а остальное время представляют собой непроходимые пустыни, то каждому станет ясно, что увлекаться ими особо не следует. А больших зданий общественного назначения, коим был городской театр, — маловато. И пролетариат города должен поставить перед собой задачу разукрасить ту местность, где был театр, гигантским Дворцом Труда». Ему вторил читатель газеты Шуклин: «Большая по размеру площадь отводится для разбивки сада им. Ленина, следовательно, разбивка еще одного сквера — излишне». С позицией горсовета соглашался читатель, подписавшийся псевдонимом Жигало, который предлагал «разобрать до основания остов и разбить на его месте сквер. Сквер будет памятником расцвета пролетарской культуры на развалинах прошлого. В саду можно будет устроить пролетарский театр, а впоследствии построить небоскребы»15.

В результате управление коммунального хозяйства сочло, что в ближайшие пять лет восстановление театра немыслимо и за этот период качество материалов ухудшится, в связи с чем вопрос о сносе театра должен быть поставлен в текущем сезоне. Произвести разборку предлагалось путем оплаты работ получающимися при разборе здания материалами16. В процессе разбора здания стройматериалы передавались различным организациям. Так, Управление треста швейной промышленности выкупило лестницу театра по 6 рублей за пуд17. Тысяча штук кирпича передана Казанскому художественно-техническому институту18, шесть штук ступеней театра переданы для отделки сада им. В. И. Ленина19. После разбора на месте здания разбили сквер.

Прошло целых десять лет, прежде чем в 1934 г. СНК ТАССР принял решение о создании в Казани театра оперы и балета со строительством под его нужды отдельного здания. Выбор места постройки пал на площадь Свободы. Первоначально предполагалось возвести здание на месте старого театра. Но то ли обстоятельство, что, как правило, не принято отстраиваться на месте пожарища, то ли наличие корпусов «Пишмаша» (на их месте ныне располагается здание Госсовета РТ), мешавших размещению нового объекта, но место постройки перенесли через улицу в бывший Державинский сад.

Новое здание было спроектировано московским архитектором Н. П. Скворцовым. Строительство началось в 1936 г. Однако сдать театр в срок помешала война. Лишь к 1956 г., усилиями в том числе немецких военнопленных, удалось завершить строительство. Внешне новый театр мало напоминал прежнее здание. На месте же старого театра в 1954 г. был воздвигнут памятник В. И. Ленину, стоящий и поныне. Старым зданием театра теперь остается лишь любоваться на фотографиях, но частички его в виде кирпичиков несомненно остались где-то в городских постройках как эхо прошлого.

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Казанская рабочая газета. – 1917. – № 16. – 28 апреля. – С. 3.
  2. Там же. – № 19. – 2 мая. – С. 2.
  3. НА РТ, ф. Р-98, оп. 1, д. 18, л. 3.
  4. Там же, л. 183.
  5. Там же, л. 216.
  6. Волжско-Камская речь. – 1918. – № 2. – 23 (10) августа. – С. 2.
  7. Знамя революции. – 1919. – № 124 (374). – 7 июня. – С. 2.
  8. Около пожара городского театра // Знамя революции. – 1919. – № 124 (374). – 7 июня. – С. 2.
  9. Рукавишников Н. Наша печаль // Знамя революции. – 1919. – № 127 (377). – 8 июня. – С. 2.
  10. Знамя революции. – 1919. – № 133 (383). – 18 июня. – С. 2.
  11. Малышева С. Ю. Советская праздничная культура в провинции: пространство, символы, исторические мифы (1917-1927). – Казань, 2005. – С. 115.
  12. НА РТ, ф. Р-1130, оп. 1, д. 226, л. 6.
  13. Там же, л. 1.
  14. Там же, л. 11-15 об.
  15. Красная Татария. – 1924. – № 67. – 25 июля. – С. 5.
  16. НА РТ, ф. Р-1130, оп. 1, д. 226, л. 25.
  17. Там же, л. 36.
  18. Там же, л. 44.
  19. Там же, л. 49.

Из условий программы конкурса проекта государственного театра в Казани

  1. 1). Требуется составить проект театра для г. Казани как центра Т[атарской] Р[еспублики] и всего Поволжья.
  2. 2). Здание должно быть предназначено исключительно для сценических представлений.
  3. 3). Театр должен быть возведен на площади Свободы на месте сгоревшего в 1919 году бывшего Городского театра.
  4. 4). Предлагается в силу экономических условий возможно больше и рациональнее использовать оставшиеся после пожара кирпичные стены, причем преимущество будет отдано тем проектам, которые не в ущерб заданиям конкурса, используют наибольший процент оставшегося кирпичного остова.
  5. 5). Здание может быть расширено во все стороны против периметра существовавшего до пожара театра с таким расчетом, чтобы расстояние между главным фасадом и решеткой Державинского сада было не менее 30 сажен**, расстояние же от боковых фасадов до зданий по 15 саж[ен], задний же фасад при необходимости может выступать против линии существующей задней стены до 3 саж[ен] (см. генеральный план). Высота здания неограничена.

Примечание***: От вышеуказанных норм допускается отклонение: переднего фасада на 1 саж[ень], боковых на 1/2 саж[ени] в каждую сторону. Наружные лестницы и крыльцо в расчет не принимаются.

Зрительный зал.

  1. 1). Так как желательно достижение наивозможно большего равенства всех мест, то преимущество должно быть отдано одиночным местам, количество лож ограничено.
  2. 2). Форма зрительного зала произвольная, при условии, чтобы каждый зритель, где бы он не сидел, видел и слышал происходящее на сцене.
  3. 3). Вместимость зала должна быть рассчитана на 2 000 мест для сидений, с отклонением в ту или другую сторону до 5 %.
  4. 4). Все места, за исключением таковых в ложах, должны быть устроены со спинками и откидными сидениями и отделяться друг от друга локотниками. Площадь каждого места партере 13x18 в., остальные места от 11x17 в. и не менее 10x16 в.
  5. 5). Количество ярусов по усмотрению компанующего, но не более 5-ти, считая в том числе и партер.
  6. 6). Ложи могут быть расположены только в нижних 3-х ярусах и только в одном могут окаймлять весь зрительный зал. Количество мест в ложах от 5-ти до 8-ми. При некоторых ложах желательно иметь аванложи.
  7. 7). Количество литерных лож, вообще не обязательных, не более 4-х, причем у 2-х желательны свои раздевальни, гостиная и уборная, а одна должна иметь непосредственное сообщение с вспомогательными помещениями при сцене.
  8. 8). Количество входов в партер и остальные ярусы, а также проходы между сидениями — по усмотрению компанующего, при обязательном соблюдении установленных на то и другое норм.
  9. 9). Сильно выдающиеся в зрительный зал ярусы нежелательны.

Оркестр.

  1. 1). Оркестр, расположенный в углублении, должен быть рассчитан на 60 музыкантов струнного оркестра, общей площадью от 15-ти до 18-ти кв. саж[ен]. Часть оркестра может находиться под авансценой.
  2. 2). Обязательно устройство с одной или двух сторон постоянных сходов со сцены в партер, достаточно широких для шествий, устроенных так, чтобы во время пользования ими, проходящие по ним не загораживали бы зрителям вид на сцену.
  3. 3). Пол оркестра двойной с воздушной прослойкой для большей звучности. Верхний пол обязательно деревянный.
  4. 4). Комната для музыкантов до 8-ми кв. саж[ен] с особым помещением для хранения инструментов.

Сцена.

    1. 1). Пролет сцены от 7-8 саж[ен]. Ширина не менее чем на 4 аршина**** больше пролета. Глубина от занавеса до заднего плана не менее 28 арш[ин] (8 планов). Высота декораций до 5 саж[ен].
    2. 2). Колосники такой высоты, чтобы декорации без свертывания могли быть подняты вверх.
    3. 3). Трюм не менее чем 2-х ярусный, общей высотою от 3-х до 4-х саж[ен].
    4. 4). Пол сцены — горизонтальный.
    5. 5). Суфлерская будка, равно и будки для световых эффектов должны быть совершенно скрыты от зрителя.
    6. 6). На самой сцене могут и должны находиться только следующие помещения:
      1. а). Дежурная кабинка режиссера.
      2. б). Электротехническая будка совершенно в несгораемом помещении с удобным доступом в нее.

Примечание: Из обоих помещений должно быть удобно видно все происходящее на сцене.

    1. 7). За капитальными стенами сцены должны быть расположены следующие помещения:
      1. А) на уровне пола сцены:
        1. а). От 10 до 12 уборных, площадью каждая до 2-х кв. саж[ен] для первых персонажей.
        2. б). Кабинет для режиссера с небольшой приемной, общей площадью до 4 кв. саж[ен], возможно близко от дежурной кабинки.
        3. в). Комната для дирижеров, до 2 кв. саж[ен].
        4. г). Канцелярия сцены до 3 кв. саж[ен].
        5. д). Дежурная для пожарных до 2 кв. саж[ен].
        6. е). Комната для рабочих сцены до 3 кв. саж[ен].
      2. Б) В остальных этажах, а также ниже пола сцены:
        1. а). 4 уборных до 3 кв. саж[ен] каждая для вторых персонажей.
        2. б). 6 общих уборных для хора до 4 кв. саж[ен] каждая.
        3. в). 3 общих уборных для балета до 5 кв. саж[ен] каждая.
        4. г). 2 уборных для статистов до 6 кв. саж[ен] каждая.
        5. д). 1 или 2 фойэ для артистов с буфетом при них.
        6. е).Библиотека с небольшой читальней при ней.
        7. ж).Костюмерная до 15 кв. саж[ен], при ней швейная обязательно с дневным светом до 8 кв. саж[ен].
        8. з).2 парикмахерских, площадью до 3 кв. саж[ен] каждая.

Примечание: Уборные артистов должны быть расположены: мужские на одной стороне сцены, женские — на другой, и все вышеозначенные помещения должны быть снабжены дневным светом.

    1. 8). Склады для декораций должны состоять из ряда отдельных помещений с несгораемыми стенами и потолками и железными дверями. Размеры: длина не менее 7 арш[ин], ширина до 4 арш[ин], высота до 5 саж[ен]. Допускается расположить их за арьерсценой короткими сторонами вдоль задней стены.
    2. 9). Мебельная, реквизитная, бутафорские. Все они могут быть расположены или в трюме, или под складами для декораций, но устроены так же несгораемо, как эти последние. Подача предметов из них должна совершаться исключительно [с] помощью лифтов.
    3. 10). Декоративная мастерская, расположенная по возможности не на юг, с обильным дневным светом. Размер не менее 8 саж[ен] длины и 5 саж[ен] ширины. При ней комната для декораторов и помещения для хранения материалов.
    4. 11). Починочная для декораций, мебели, бутафории и т. д., площадью 15 кв. саж[ен].
    5. 12). Сцена должна обслуживаться одним или двумя отдельными входами для артистов и снабжена достаточным количеством запасных выходов.
    6. 13). Лестницы, служащие для сообщения со сценой, не должны быть винтовыми или иметь забежные ступени и снабжены дневным светом.
    7. 14). В каждом этаже помещений при сцене, а равно и в трюме, притом на каждой стороне сцены, должны быть устроены мужские и женские уборные.
    8. 15). На сцене на высоте колосников должны быть расположены один или два бака для воды, емкостью до 10 000 ведер воды всего.

[…]*****

Общие условия.

    1. 1). Обработка здания снаружи и внутри по усмотрению компанующего при условии, что здание должно иметь монументальный вид, отвечающий эпохе.
    2. 2). Материалами для наружной обработки могут служить: кирпич, уральский мрамор, местный песчаник белого цвета (кукарский), искусственный камень (под гранит), майолика, плитка и по возможности мало штукатурки, в особенности же лепных работ.
    3. 3). Для обработки внутри: клеевая и масляная краска, обои, фресковая живопись стен и потолков, матерчатое панно, обкладка деревом и т. д.
    4. 4). Отопление пароводяное низкого давления с приточной вытяжной вентиляцией и показанием всех вентиляционных камер побудителей и т. д.
    5. 5). Полы в вестибюле, коридорах, уборных и т. д. плиточные; в фойэ, партере, ложах, буфетах и т. д. паркетные; лестницы каменные, а не металлические.
    6. 6). Все половые и потолочные конструкции, кроме сцены, а равно ярусы с барьерами - железобетонные. Перекрытие коренными сводами, кроме подвального этажа, нежелательно, разве только в тех случаях, когда этого требует стиль.
    7. 7). Стропила над всем зданием несгораемые.
    8. 8). Общая кубатура здания допускается до 10 000 куб. саж[ен] (считая от уровня земли до края карниза). Уменьшение кубатуры произвольно, увеличение не более чем на 5 %.

[…]******

Условия присуждения премии и оплаты проектов.

    1. 1). За лучшие проекты назначаются следующие премии:

I премия — 2 000 руб.

II — 1 200 руб.

III — 800 руб.

IV и V — по 500 рублей [золотом]*******.

  1. 2). Отдельные, не премированные, проекты могут быть приобретены по 300 руб. золотом каждый.
  2. 3). Все остальные проекты, без явных отклонений от условий конкурса, оплачиваются по 50 руб. золотом каждый.
  3. 4). Малограмотные проекты или представленные не в полном количестве необходимых чертежей и других сведений рассмотрению не подлежат.
  4. 5). Оглашению подлежат фамилии только тех лиц, проекты которых премированы или назначены к приобретению.
  5. 6). Присуждение премий происходит в Казани. До и после присуждения все проекты выставляются для обозрения публики.
  6. 7). Все премированные и приобретенные проекты поступают в собственность ТАССР. Остальные могут быть востребованы обратно, но не позднее как через 3 месяца после объявления результатов конкурса. Не востребованные проекты поступают также в собственность ТССР.
  7. 8). Результат конкурса объявляется в местных газетах русской и татарской, в московских «Известиях ВЦИКа» и в журнале Московского архитектурного общества.
  8. 9). Состав жюри:
    1. 1). 2 члена Моск[овского] арх[итектурного] общ[ества] по назначению.
    2. 2). 1 представитель от Т[ат]СНК.
    3. 3). 1 — К[азанское] у[правление] к[оммунального] х[озяйства] (архитектор).
    4. 4). 1 — Наркомпроса (театр[альный] деятель).
    5. 5). 1 — Строительного управления.
    6. 6). 1 извест[ный] местный зодчий или инженер.
  9. 10). Срок представления проектов 15-ое апреля1924 года, причем иногородние должны представить почтовую квитанцию на отправленный до этого срока проект.
  10. Начало присуждения премий назначается на 15-ое мая 1924 года.
  11. Программы конкурса с необходимыми чертежами и фотографиями, а также и всякие дополнительные справки, можно получать в Москве в архитектурном обществе и в Казани в Управлении коммунального хозяйства (Чернышевская, 1) у секретаря конкурса.
  12. К программе конкурса прилагаются:
    1. а). Генеральный план Площади Свободы с нивелировочными отметками угловых 4-х точек.
    2. б). План кирпичного остова, снятый по окнам нижнего этажа.
    3. в). Разрезы стен по боковому и главному фасадам.
    4. г). 3 фотографии сгоревшего театра.

НА РТ, ф. Р-1130, оп. 1, д. 226, л. 11-15 об. Машинопись.

Артем Борисов


*Вероятно, речь идет о депутате Государственной думы 2-го созыва от Вятской губернии, члене партии социал-революционеров Лаврентии Александровиче Ефремове (см.: Государственная дума России: Энциклопедия: в 2 т. Т. 1. Государственная дума Российской империи (1906-1917). – М., 2006. – С. 199). Среди лиц, избранных от крестьянского населения Казанской губернии, не было депутата Ефремова (см.: Усманова Д. М. Депутаты от Казанской губернии в Государственной думе России: 1906-1917. – Казань, 2006. – 496 с.).

**Сажень = 2,1336 м (здесь и далее подстрочные примечания автора вступительной статьи).

***Выделения чертой соответствуют выделениям в документе.

****1 аршин = 0,7112 м.

*****Далее опущены требования к фойе, буфетам, уборным для публики, входам, вестибюлю, лестницам, запасным выходам и дополнительным помещениям.

******Опущено перечисление необходимых для конкурса чертежей.

*******Слово «золотом» написано за обобщающей для всех премий скобкой.