2016 1/2

«Стремиться не к открытию вдруг многих школ, но к учреждению основательных» (Проект организации начальных училищ в селениях татар-мусульман и язычников 1844 г.)

Становление системы государственного начального образования нерусских народов Среднего Поволжья происходило в начале XIX в., когда по инициативе императора Александра I было учреждено Министерство народного просвещения (1802 г.), взявшее на себя руководство всеми учебными заведениями империи1. В 1803 г. были утверждены «Предварительные правила народного просвещения», а в 1804 г. — «Устав учебных заведений, подведомых университету»2. Эти законодательные акты надолго определили структуру учебных заведений государства. Российская империя была поделена на шесть учебных округов, во главе которых стояли попечители, обладавшие широкими административными полномочиями. Учебным центром восточной России стала Казань, где в 1804 г. был создан университет.

Низшим звеном образовательной системы в соответствии с Уставом учебных заведений должны были стать сельские приходские училища. На один или два прихода приходилось, по крайней мере, одно приходское училище, обучение в котором вверялось местному духовенству3. В училищах предлагалось давать элементарные знания и навыки чтения, письма и счета4. За время обучения дети должны были познакомиться с основами православного вероучения, научиться читать и писать. В дополнениях к уставу, разработанных чиновниками Св. Синода, предполагалось открывать подобные учебные заведения и в приходах с преобладающим крещеным нерусским населением. Преподавание в них, наряду с русским, должно было вестись и на родном для учеников языке.

Реализация этого проекта должна была привести к созданию широкой сети всесословных низших учебных заведений, дававших выпускникам по окончании право поступления в уездные училища и гимназии. Но декларируемый государством курс не мог быть реализован в полной мере. В соответствии с законом училища должны были открываться и содержаться жителями прихода. Правительство и Министерство народного просвещения фактически отстранялись от их финансирования. В условиях сложного материального положения сельского населения, отсутствия мотивации со стороны крестьян, без финансовой поддержки государства подобные учебные заведения открывались крайне редко, а если и начинали действовать, то в силу различных затруднений и противодействия со стороны сельских обществ вскоре закрывались. Особые сложности при их создании возникали в местностях с преобладающим нерусским населением, которое воспринимало усилия по созданию школ как дополнительную повинность. В связи с этим данные учебные заведения «не приживались в инородческой среде»5.

Лишь в годы правления Николая I произошли существенные перемены в деле школьного просвещения нерусских народов. Первым шагом в этом направлении стало утверждение 25 октября 1828 г. «Устава сельских училищ в удельных имениях», регламентировавшего порядок открытия школ в селениях удельного ведомства6. На основе опыта удельных школ 24 декабря 1830 г. был принят проект о волостных училищах казенных поселян7. В соответствии с ним для государственных крестьян при волостных правлениях должны были учреждаться начальные учебные заведения для подготовки нижних чинов местной сельской администрации (писарей).

В Среднем Поволжье такие учебные заведения начали распространяться в конце 1830-х — начале 1840-х гг., что было связано с учреждением Министерства государственных имуществ (1837 г.) и реформой управления государственной деревней П. Д. Киселева. Указами от 27 июня8 и 25 ноября9 1842 г. все ранее созданные волостные школы были преобразованы в приходские училища, подчиненные данному министерству. Вместо подготовки писарей эти учебные заведения должны были распространять грамотность среди государственных крестьян.

Благодаря деятельности Министерства государственных имуществ в 1840-х гг. в Средневолжском регионе появляется разветвленная сеть начальных школ, в основном в приходских и волостных центрах. Начальной русской грамоте в них обучались дети 7-16 лет православного исповедания, в том числе из чувашей, марийцев, удмуртов, мордвы и татар-кряшен. В то же время конфессиональная направленность (преподавание Закона Божьего, а также важная роль православного духовенства в образовательной деятельности) не позволяла включать в образовательную систему представителей других религиозных сообществ, проживавших в регионе татар-мусульман и последователей этнических верований. Для восполнения этого пробела в 1844 г. был разработан проект открытия школ в селениях мусульман и язычников с исключительным преподаванием в них светских и общегражданских дисциплин. Кроме подготовки чиновников волостного управления эти учебные заведения должны были способствовать распространению в народе знания государственного языка и более прочной интеграции нерусского населения в социально-правовое пространство Российской империи. 28 августа 1844 г. проект был утвержден императором Николаем I. В 1845 г. министр государственных имуществ П. Д. Киселев просил высочайшего разрешения о предоставлении учителям этих школ преимуществ служащих учебной части, а в 1850 г. им было назначено жалование от казны в размере 115 рублей10.

Таким образом, были разработаны законодательная база и механизмы финансирования учебных заведений. Но внедрение в практику этих предложений сталкивалось с целым рядом существенных трудностей. Фактически в Казанской губернии к 1850-м гг. было открыто только одно такое училище в уездном городе Мамадыш. Главным препятствием была позиция татар-мусульман, категорически отказывавшихся открывать подобные школы в своих селениях и отдавать туда своих детей. Татары-мусульмане видели в действиях властей покушение на их права в области культурно-языковой и религиозной независимости. Определенную роль сыграл и тот факт, что система преподавания в этих учебных заведениях не соответствовала культурным и языковым особенностям татар-мусульман: не предусматривалось обучение на родном для детей языке, изучение исламского вероучения. По этим причинам проект не был реализован11. Тем не менее нельзя полностью отрицать его значение в развитии образовательной системы татар-мусульман. В частности, он сыграл важную роль в разработке государственной концепции русско-татарских школ, которые стали широко внедряться среди татарского населения Поволжья и Приуралья в пореформенный период. Приводимые ниже документы позволяют познакомиться с основными положениями этого проекта, предполагавшимися штатами и системой преподавания в учебных заведениях.

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ). – СПб., 1830. – Собрание 1-е. – Т. 27. – № 20406.
  2. Рождественский С. В. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения. 1802-1902 гг. – СПб., 1902. – С. 38-40.
  3. ПСЗ. – Т. 28. – № 21501. – П. 118, 119.
  4. Там же. – П. 119.
  5. Кедров К. Школа как средство христианского просвещения инородцев // НА РТ, ф. 10, оп. 2, д. 1119, л. 78.
  6. ПСЗ. – Собрание 2-е. – Т. 3. – № 2377.
  7. Там же. – Т. 6. – № 4219 б.
  8. Там же. – Т. 17. – Отд. 1. – № 15794.
  9. Там же. – Отд. 2. – № 16248.
  10. Российский государственный исторический архив, ф. 383, оп. 24, д. 37141, л. 1-17 об.
  11. Там же, л. 18.

№ 1. Всеподданнейшее представление Министра государственных имуществ графа П. Д. Киселева Императору Николаю I об учреждении школ для подготовки писарей в селениях мусульман и язычников

28 августа 1844 г.

На основании высочайше утвержденного Вашим Императорским Величеством в 22 день июня 1842 года* всеподданнейшего доклада Министра государственных имуществ в учреждаемых в селениях государственных крестьян для распространения между ними религиозно-нравственного образования приходских училищах избираются наставниками священники.

В Казанской губернии в числе поселян находится до 150 т[ысяч] татар и до 60 т[ысяч] идолопоклонников, которые, чуждаясь православных священников,упорно противятся убеждениям посылать детей своих в означенные училища; меры, принимаемые доселе духовенством к обращению идолопоклонников в христианство, остаются, как видно из большого их числа, без успеха, в особенности потому, что многие из означенных поселян не знают русского языка.


* На полях первого листа имеется помета предположительно переписчика: «Об учреждении школ для татар и идолопоклонников. На подлинном Собственною Его Императорского Величества рукою написано: “исполнить”. И рукою г. министра: “г. Петергоф. Августа 28 дня 1844 года”» (здесь и далее подстрочные примечания авторов вступительной статьи).

Дабы употребляемые по начертанию Вашего Императорского Величества средства к необходимому сообразно быту поселян, религиозно-нравственному образованию, сделать доступными и для татар, и идолопоклонников, распространить между ними познание русского языка и нечувствительно приучить их к мысли о необходимости обучения детей и к распоряжениям по сему начальства, Министр государственных имуществ полагал бы: открыть сначала школы для приготовления из них писарей каждой волости магометан и идолопоклонников на 20 мальчиков. Учителей в школы сии определять по причине недоверчивости сих поселян к священникам из частных людей по сношению с Министерством народного просвещения, отнеся содержание их на счет хозяйственного капитала с тем, чтобы впоследствии увеличить число сих школ и обратить в приходские, когда означенные поселяне уже свыкнутся с убеждением в необходимости обучения, как это с успехом было сделано и для прочих русских поселян. Мера эта со временем может распространить между магометанами и идолопоклонниками с умственными образованиями и свет христианской веры.

Всеподданнейше представляя о сем Вашему Императорскому Величеству, Министр государственных имуществ осмеливается испрашивать высочайшего соизволения Вашего Величества на приведение предположения сего в исполнение.

Подлинный подписал: граф П. Киселев.

Верно: начальник отделения (подпись).

С подлинным читал, столоначальник (подпись).

РГИА, ф. 383, оп. 7, д. 6109а, л. 3-4 об. Рукописная копия.

№ 2. Наставление для управления сельскими школами в селениях государственных крестьян магометанского исповедания и идолопоклонников

Глава первая.

Положение общее.

Цель учреждения. 1). Цель учреждения школ — есть распространение и утверждение между государственными крестьянами магометанского исповедания и идолопоклонниками нравственного образования и первоначальных более или менее для каждого сословия нужных сведений, и в особенности распространения русского языка.

Заведывание училищами. 2). Обучение и назидание крестьянских детей в школах вверяется особым наставникам, назначаемым местным училищным начальством под непосредственным наблюдением местного управления государственных имуществ с сохранением влияния училищного начальства.

Содержание. 3). Школы эти содержатся на счет хозяйственного капитала.

Глава вторая.

О месте и помещении школ.

Места для учреждения училищ. 4). Школы учреждаются в тех селениях, которые населены исключительно крестьянами магометанского исповедания или идолопоклонниками, при равных положениях, преимущественно в больших и центральных селениях или более промышленных и за тем уже во всех прочих сельских обществах.

5). Во всяком случае, стремиться не к открытию вдруг многих школ, но к учреждению основательных, то есть там, где по местному положению и числу желающих учиться школа может быть образована успешным образом.

Помещение училищ. 6). Школы помещаются в домах общественных или собственно для того пожертвованных, если они окажутся удобными.

Постройка на счет пожертвованных капиталов. 7). Где таких домов нет, там строить их для школ по высочайше утвержденным планам на счет пожертвованных в пользу училищ капиталов, с особым помещением и отводом земли под огород для наставника, неимеющего своего дома.

Постройка из казенного леса. 8). В местах, изобилующих лесом, и где нет пожертвованных в пользу училищ капиталов, отпускается потребное количество лесных материалов из казенных дач с пособием для постройки из остатка сумм, назначенных на содержание училищ.

Наем помещений для училищ. 9). До устройства домов наем помещений для школ производится за выгоднейшие поместным обстоятельствам цены, но не свыше 45 руб[лей] серебр[ом] в год, с обязанностью домохозяина содержать нанимаемый дом в надлежащей чистоте и исправности.

Глава третья.

Об определении, увольнении и вознаграждении наставников школ.

Определение наставников. 10). Наставники для школ определяются местной Палатой государственных имуществ по избранию училищного начальства.

Порядок определения. 11). По сему управляющие палатами государственных имуществ, приступая к учреждению школ, об избрании достойнейших наставников входят в сношение с местным училищным начальством.

12). По определении наставника Палата государственных имуществ уведомляет о том губернского директора училищ.

Увольнение наставников. 13). Наставники в школах увольняются или по собственному желанию, или по распоряжению начальства.

Порядок увольнения. 14). В том и другом случае управляющий Палатой государственных имуществ прежде увольнения наставника, уведомляя о том директора училищ, ходатайствует о назначении другого.

Время увольнения. 15). Увольнение или перемена наставника производится, исключая случаев особой важности, в каникульное время, свободное от учения, дабы оно не останавливалось в своем ходе.

Содержание. 16). Наставники пользуются жалованьем по определенному и при сем прилагаемому штату.

Награды. 17). Отличнейшие из наставников за усердие, деятельность и успехи представляются при годовом отчете о школах к особым наградам.

Прибавка жалованья. 18). Наставники, пробыв в сем звании с особенным одобрением начальства более шести лет, получают полуторный, а более двенадцати лет — двойной — оклад жалованья.

Глава четвертая.

О приеме воспитанников в школы.

Прием учеников. 19). В школы принимаются дети государственных крестьян не моложе восьми лет.

20). За учение детей в сельских школах не вносится никакой платы.

Время приема. 21). Прием учеников в училище бывает п[е]ред началом курса, после окончания полевых работ.

Условия приема. 22). Отдача в училище детей зависит от полной воли родителей: местное начальство только содействует к тому добрыми советами и убеждением.

Прием сирот. 23). Оно* преимущественно заботится об отдаче в училище сирот, печется о помещении их у благонадежных крестьян или в самой школе и содержании на счет родственников или из запасов общественного продовольствия местных сельских магазинов.

Размещение детей, привозимых в школы из других селений. 24). Дети, привозимые из других селений для отдачи в школы, размещаются родителями у родственников и знакомых, в чем местное начальство также оказывает им содействие, а в отношении к бедным поступает, как в предыдущей статье о сиротах постановлено.

Пособие для сирот и бедных. 25). Сверх того предоставляется управляющему Палатой государственных имуществ оказывать по ближайшему его усмотрению пособие сиротам и бедным из добровольных на то пожертвований или на счет хозяйственного капитала.

О[б] осмотре детей при приеме. 26). От детей, вступающих в школы, не требуется никаких предварительных познаний. Но при приеме обращается внимание на состояние их здоровья: таким образом, по надлежащем освидетельствовании их наставником при волостном голове не принимаются дети: с прилипчивыми болезнями, не имевшие оспы и полоумные.

Глава пятая.

О предметах, способах и курсе учения.

Предметы учения. 27). В школах преподается русская грамота. Русская грамота, т. е. чтение книг гражданских, чистописание и скоропись. Первые четыре правила арифметики. Первые четыре арифметических действий с простыми и именованными числами с подробным объяснением российских мер, весов, монет и показанием употребления счетов.

Способы книг. 28). Книги для руководства в школах употребляются по назначению Министерства государственных имуществ из одобренных Министерством народного просвещения.

Книги для чтения. 29). Книги для чтения гражданской печати употребляются преимущественно изданные на сей предмет для крестьян по распоряжению Министерства государственных имуществ.

Учебные пособия. 30). Палата государственных имуществ заботится о снабжении училищ всеми потребными учеными пособиями на счет сумм для того определенных.

Способ преподавания русской грамоты. 31). Способ преподавания русской грамоте может быть обыкновенный и по методе взаимного обучения**, согласно изданным на сие постановлениям. Введение последнего зависит от возможности избрать лиц, совершенно знающих сей способ преподавания.

Время учения. 32). Учение в школах начинается по окончании полевых работ и продолжается до начала их в следующем году. Точнейшее определение времени для открытия и закрытия классов зависит от наставника с утверждения управляющего Палатой государственных имуществ.

Порядок учения. 33). Назначение учебных часов и распределение предметов зависит от наставника.


* Имеется в виду начальство.

** Речь идет о Белль-Ланкастерской системе взаимного обучения — форме учебной работы, сущность которой состояла в обучении более старшими и знающими учениками учеников младшего возраста. Получила широкое распространение в Западной Европе в конце XIX в. В России активно применялась вплоть до 1860-х гг.

34). Учение продолжается не менее 6-ти часов ежедневно, кроме дней воскресных и праздничных.

35). По окончании годичного курса производятся экзамены в присутствии окружного начальника, волостных и сельских начальств, родителей, родственников и посторонних посетителей.

Экзамены. 36). Полный курс учения совершается в продолжение шести лет.

Глава шестая.

О наградах и наказаниях учеников.

О наградах. 37). Наставник имеет книгу для ежедневной отметки о прилежании и поведении каждого ученика и по окончании курса, составив список учащихся с отметкой успехов в науках и поведении, отсылает оный к окружному начальнику.

38). Ученики, постоянно отличающиеся успехами в науках и добрым поведением, поощряются похвалой в присутствии прочих воспитанников, старшинством места в классе, выставлением имен их на доске; а на экзаменах награждаются похвальными листами и книгами, избранными для сей цели по особому распоряжению Министерства государственных имуществ, также полезными для учения вещами, как то: аспидной доской, счетами и пр.

39). Награждение похвальными листками и книгами производится не иначе, как с разрешения управляющего палатой.

40). Один или два из отличнейших учеников назначаются наставниками старшими, которые способствуют ему в надзор за прочими, и для отличия носят погончики из гарусной тесьмы.

Поощрение к хождению в училище. 41). Постоянное хождение ученика в классы при хорошем поведении и успехах в учении дает ему п[е]ред другими право на получение значительней награды.

Наказание. 42). Ленивые и худого поведения ученики, смотря по степени их вины при недействительности увещаний и выговоров, наказываются наставником поставлением на доске на колени и задержанием в училище.

43). Телесное наказание не допускается ни в каком случае без согласия родителей или лиц, заступающих их место.

44). [Впавшие] в совершенную ленность и безнравственность, если уже все меры окажутся к исправлению безуспешными, ученики исключают[ся] из училища, но не иначе, как с согласия окружного начальника.

Глава седьмая.

О выпуске учеников и преимуществах.

Время выпуска. 45). Хотя полный курс, как определено выше, оканчивается в шесть лет, но родители воспитанника могут взять его из школы во всякое время и прежде окончания курса.

46). Равным образом с согласия родителей или заступающих место их ближайших родственников воспитанник может оставаться в училище и более шести лет.

Преимущества окончивших курс. 47). Ученики, отличившиеся в поведении и по успехам в учении, по окончании полного курса избираются окружным начальником в сельские и волостные писари, если они не моложе 16-ти лет и если родители их, а в случае круглого сиротства сами они, изъявят на сие согласие. Избранные таким образом ученики поступают для практики в канцелярии палат или окружных начальников.

48). Ученики, поступившие в волостные писари, освобождаются от рекрутства.

Глава восьмая.

Об обязанностях наставников в отношении к религиозно-нравственному и умственному образованию.

Обязанности наставников. 49). Стремясь к главной цели учреждения школ, наставник преимущественно должен заботиться о развитии и утверждении в питомцах нравственных начал, без коих никакое учение не прочно и не достижимо ни общественное, ни частное благо.

По религиозно-нравственному воспитанию, в отношении к Богу, государю, правительству и обществу. 50). Для сего наставник имеет первейшей обязанностью, приспособляя объяснения свои к возрасту и понятиям учащихся, объяснять обязанность к государю, постановленным от него властям, родителям, наставникам и всем ближним, вкореняя в учащихся глубочайшую преданность к державному Государю и августейшему Его Дому, повиновение и благодарность за попечение о них начальству, сердечную привязанность к родителям, признательность к наставникам, почтительность к старшим, полную готовность служить обществу и бескорыстно помогать всем людям.

К самим себе. 51). Изъясняя ученикам обязанности к самим себе, наставник развивает в них чувство совести и честности, убеждая в непреложной истине, что исполнение своего долга во всех обстоятельствах жизни — есть источник душевного наслаждения. Слова своих наставлений он подкрепляет приличными примерами из истории и общественного быта, и в противоположность сему вселяя отвращение к последствиям. Вообще, он всеми силами старается возбудить в них ревность к учению, порядку, полезной деятельности и опрятности.

По образованию умственному. 52). Развивая умственные способности детей, наставник должен действовать преимущественно на рассудок, не обременяя память механическим изучением уроков. В переходе от предметов простых к сложнейшим он соблюдает постепенность и идет далее по убеждению, что воспитанники поняли предыдущее. Постоянно поддерживая внимание учеников в классе занимательностью преподаваемого предмета, он действует на них и вне класса, заблаговременно возбуждая охоту к чтению книг, издаваемых или предназначаемых для сего от Министерства государственных имуществ, и отвращая всеми мерами чтение вредных и бесполезных.

Глава девятая.

Об обращении наставника с учениками.

53). К цели образования, столь важной по своим последствиям, наставник должен идти путем терпения и кротости, соразмеряя требования свои с возрастом детей и природными способностями каждого.

Первый долг его в обращении с ними снисходить к их неразумию или не удобопонятливости с тихим благодушием и не выражать никогда своей нетерпеливости и досады бранью и криками, чтобы чрез то, с одной стороны, не давать воспитанникам дурного примера в запальчивости и неумении владеть собою, а с другой, чтобы не наводить на них напрасного страха и смущения и тем не отбивать охоты к самому учению.

54). Вообще наставник должен считать надежнейшим средством к успеху — привязанность и доверие к нему детей, что достигается не угрозами и суровостью, а ласковым обхождением, как в классах, так и вне оных, одобрением похвальных побуждений, совершенным беспристрастием, старанием возбуждать соревнование, а не зависть, и отцовскою заботливостью, в особенности о сиротах. Он должен отклонять проступки учеников и отучать от дурных привычек, не подавляя чувства самолюбия неуместным унижением и остерегаясь вселять в ученика мысль о его неисправимости. К наказаниям же, степень коих определена выше, наставник прибегает как к мере вынужденной необходимости и последней, употребляя ее без жестокосердия, соразмеряя всегда со степенью вины, возраста и природных свойств наказываемого.

Глава десятая.

О сумме на содержание школ.

Содержание школ. 55). На содержание школ полагается: а) жалование наставнику 150 руб[лей];

б) на наем сторожа 17 руб[лей] 50 коп[еек] серебр[ом];

в) на наем дома, отопление и освещение 60 руб[лей] серебр[ом];

г) на учебные пособия 27 рубл[ей] 5 коп[еек] серебром.

Примечание: дозволяется, впрочем, с разрешения палаты, употреблять остаток по одной статье на пополнение другой, а в случае надобности палата может потребную на усиление учебных пособий сумму назначить из остатков от сбора, производимого на училища.

Сумма на ремонт училищного дома. 56). Если училище будет помещено в общественном доме, то назначенные на него деньги употреблять на починку дома и другие необходимые для онаго надобности.

Отпуск из суммы на содержание училища. 57). Сумма, определенная на содержание школы по вышеозначенному штату, отпускается в распоряжение волостного правления впредь за треть года и хранится в сундуке совокупно с другими суммами.

Отчетность. 58). Волостное правление, расходуя сию сумму на предметы, показанные в штате, отдает отчет по установленному порядку.

Примечание: учебные пособия заготовляются по распоряжению управляющего палатой.

Глава одиннадцатая.

О порядке управления школами.

Порядок управления. 59). Школы состоят под непосредственным наблюдением местного управления государственных имуществ.

60). Наблюдение местного управления государственных имуществ за школами для содействия к достижению предположенной цели их учреждения должно заключаться в личном надзоре за ходом учения с избежанием напрасной переписки.

61). По сему окружной начальник при разъездах по своему округу обязывается посещать и находящиеся в сем округе школы не менее однакож двух раз в продолжение учебных месяцев и быть на экзаменах, а управляющий Палатой государственных имуществ обязан производить осмотр училищ при общем обозрении вверенной ему части, по крайней мере раз в год.

62). При осмотре училищ обозревающие их чиновники обязаны вникать в положение училищ во всех отношениях, обращать внимание на способ преподавания, благонадежность наставников и помощников, нравственность и успехи учеников, на учебные пособия и хозяйство.

63). Окружной начальник, как о полезном для учащихся усердии наставников, так и о замеченных нерадении их или уклонении от предписанных правил, немедленно доносит Палате государственных имуществ.

64). Управляющий Палатой государственных имуществ, удостоверившись в справедливости полученного донесения, относится к директору училищ: в случае неблагонадежности наставника о замещении его другим; а по убеждении в усердии его и успехах учащихся в поведении и науках ходатайствует о приличном награждении его, представляя о том к Министру государственных имуществ.

65). Окружной начальник по истечении первой и последней трети года, в которых продолжается учение, представляет Палате государственных имуществ ведомость о состоянии приходских училищ, о благонравии и успехах учеников, прилагая при сем образцы упражнения лучших учеников в чистописании.

66). Палата государственных имуществ о состоянии школ, находящихся в ее заведывании, доставляет Министерству государственных имуществ по окончании года подробную статью в представляемом ею общем отчете по управлению с ведомостью о числе училищ, наставников и учеников, разделяя их по успехам в поведении, учении на отличных, посредственных и слабых, для удовлетворения высшего начальства, в какой мере достигается цель учреждаемых школ.

Глава двенадцатая.

О влиянии на сельские школы училищного начальства.

Влияние училищного начальства состоит в следующем:

67). Определение, увольнение и награды наставников зависят, как сказано выше, от усмотрения училищного начальства, а об открытии каждой школы Палата государственных имуществ немедленно уведомляет местного директора училищ.

68). Директор, равно почетные смотрители училищ, при обозрении оных могут осматривать также и сельские школы, записывать замечания свои в книгах, которые по 38 стат[ье] вменено в обязанность вести наставникам, и доносить о том для сведения своим начальствам.

69). Список с[о] статьи отчета о сельских училищах, вносимый в Министерство государственных имуществ, и прилагаемую при том ведомость палаты обязываются сообщать в Губернскую училищную дирекцию Министерства народного просвещения.

Штат на содержание сельской школы для магометан и идолопоклонников

  Число должностей Серебром
рубл[ей] коп[еек]
Наставник 1 150
Сторож 1 17 50
На наем дома, отопление и освещение онаго   60
На учебные пособия   27 50
Итого 2 255

Примечание: жалованье наставнику полагается 150 руб[лей] серебр[ом] по тому уважению, что по сельским приходским училищам священники, уже обеспеченные от прихода, получают не менее 85 руб[лей] сер[ебром], наставники же в магометанских и идолопоклоннических бывают назначаемы от министерства просвещения и не имеют сих выгод, а потому справедливость требует, чтоб их содержание от правительства было обеспечено против священников по крайней мере вдвое.

Управляющий Николай Львов.

РГИА, ф. 383, оп. 7, д. 6109а, л. 57-65 об. Рукопись.

Публикацию подготовили
Радик Исхаков,
кандидат историчеких наук,
Халида Багаутдинова