2016 1/2

Нереализованная концепция реконструкции Булака в контексте плана «Большой Казани» второй половины 1930-х гг.

История города неразрывно связана с протокой Булак. Вплоть до XIX в. это была важная транспортная артерия, соединявшая Казанку и систему озер Кабан. Одновременно протока использовалась и как место сброса отходов, нечистот, воды из бань, что имело катастрофические последствия. К 30-м годам XIX в. санитарное состояние протоки стало настолько удручающим, что по проекту архитектора П. Г. Пятницкого* была проведена реконструкция русла, это позволило обновить и немного улучшить приток воды. Однако по мере роста населения города увеличивался и слив в протоку отходов и сточных вод. В начале XX в. на заседаниях Казанской городской думы неоднократно поднимался вопрос о состоянии Булака, так как «распространяемое Булаком зловоние и постоянно окутывающие его облака вредных испарений, в значительной мере усилившиеся в последнее время, отравляют воздух до такой степени, что вентилировать жилые помещения в домах, расположенных по Набережным Булака, представляется положительно невозможным»1. Но вплоть до конца имперского периода достаточных средств на проведение комплексных работ выделено не было, что не позволило городским властям значительно оздоровить состояние этой важной водной артерии. В результате в первое десятилетие XX в. Булак постепенно утратил свое транспортное значение. В верхней части русла еще велась активная рыбная торговля, но по мере продвижения к оз. Кабан санитарно-гигиеническое состояние ухудшалось, а слой ила и отходов делал невозможным мелкое судоходство. Некоторое улучшение состояния протоки приходило по весне, с разливом, однако явление это длилось несколько недель.

Новая власть после 1917 г. унаследовала старую проблему центра города. Разруха Гражданской войны, бедность городской казны привели к тому, что работы в районе протоки сводились лишь к починке мостов, а вопрос оздоровления самого русла воды не поднимался вплоть до 1930-х гг. Булак продолжал оставаться сточной канавой для окрестных бань и жилых домов, а центр города был еще и перенаселен в рамках политики уплотнения. Градостроительные тенденции 1930-х гг. можно охарактеризовать концепцией «социалистического города», сущность которой заключалась в противопоставлении города социалистического городу капиталистическому с его традиционным неравенством, скученностью жизни малоимущих слоев населения и т. д. Новый социалистический город (в терминологии того времени — соцгород) вырастал рядом с предприятием, в нем формировался определенный социально-профессиональный состав. Снабжение соцгорода выстраивалось строго из потребностей фиксированного количества проживающих в нем людей.


* Пятницкий Пётр Гаврилович (1788-?) — архитектор, работал в стиле классицизма. Наиболее значимым для города творением является комплекс зданий Казанского университета.

Для них возводились объекты досуга, детские сады, школы2. Говоря о Казани, нужно отметить, что новая градостроительная концепция обозначилась еще в 1924-1926 гг., когда архитектор Ф. П. Гаврилов* предложил перенести центр в новый, специально отстроенный городской район. Несколько позднее, в 1933-1934 гг. В. И. Дмитриев** предложил старую левобережную Казань законсервировать в существующем виде, а новый центр города, где должны были быть сосредоточены административные, культурные, досуговые объекты, перенести на правый берег. Правобережье, население которого должно было составить порядка 300 тысяч человек, планировалось застроить в соответствии с концепцией социалистического города3.

По мере работы над концепцией, получившей название «Большая Казань», в нее вносились коррективы: новый центр сместился с правобережья Казанки на левый берег оз. Нижний Кабан. Жемчужиной застройки должен был стать Дворец культуры, который предполагалось воздвигнуть в историческом районе Пески***. В 1938 г. проект застройки по плану «Большой Казани» был утвержден на заседании пленума Казанского городского совета4.

Одним из аспектов будущего изменения пространства должно было стать облагораживание системы водоемов Булак-Кабан. О состоянии и качестве воды в оз. Ближний Кабан можно судить по данным лабораторных анализов: «В 1933 г. данные анализа… показывают, что… количество хлора поднялось до громадной величины 137,9 куб. м/л… Вода представляет собой жидкость молочного цвета,.. количество хлора 1 704 мг/литр» 5. В связи с невозможностью (ввиду дороговизны) выноса производств с берегов озера, но одновременно крайней важностью артерии для снабжения горожан питьевой водой был разработан проект обводнения озера и протоки Булак. Экономическую целесообразность реализации проекта наглядно демонстрировала таблица.

Потребление воды южной группы предприятий г. Казани в кб. м/сутки6

Наименование потребителей воды 1937 г. 1942 г. 1947 г.
Безвозвратной воды, подаваемой волжским водозабором 35 300 52 830 67 847
Оборотной воды из оз. Кабан 228 000 368 500 425 000
Количество воды, предполагаемой для сброса в оз. Кабан из Волжского водозабора 17 120 23 770 26 482
Процентное соотношение 48,5 % 45 % 39 %

Представленные в таблице данные свидетельствуют, что планы развития предприятий предусматривали рост их потребности в водных ресурсах. Процесс обмеления Кабана, тенденции которого были заметны в конце 1930-х гг., через 10 лет мог достигнуть катастрофических масштабов. По итогам проведенных исследований в 1939 г.


* Гаврилов Фёдор Павлович (1890-1926) — выпускник Казанской художественной школы, ректор Казанского архитектурно-технического института. Архитектор ряда домов в Казани, например, особняка фабриканта Зобнина.

** В историографии вопроса фамилия архитектора дается под разными инициалами. Не исключено, что все же речь идет о известном ленинградском архитекторе Александре Ивановиче Дмитриеве (1878-1959).

*** Речь идет о районе, где в настоящее время разбит Парк Тысячелетия (см.: Михайлов А. Ю., Искандаров М. М. Дворец культуры — главный нереализованный проект генерального плана «Большой Казани» (1930-е гг.) // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2012. – № 2. – Ч. 2. – С. 73).

Казгоркомхоз принял решение о необходимости проведения работ по обводнению системы Кабан-Булак. Отметка зеркала воды по проекту должна была достигнуть: у оз. Кабан — 49,40 м, у Триумфального моста через Булак — 48,60 м.

Согласно технической документации инженерно-геологических изысканий, работы на протоке не представлялись особо сложными. В целом, устойчивость берегов была оптимальной. В качестве наиболее проблемных участков были выделены исток и устье Булака. Культурный слой состоял из накопившейся годами насыпи песчано-пылевато-глинистого грунта с различным (до 90 %) содержанием щебня, известняка, кирпичей, строительных материалов, мусора, костей и т. д. В русловой части Булака отложения были сильно илистыми и водонасыщенными7.

Особое внимание было уделено облагораживанию берегов и архитектурному решению как набережной, так и застройки вдоль протоки Булак, общая протяженность которой была 2,3 км, из них 1,8 км — по застроенной части города. На момент составления проекта (1939 г.) протока представляла собой антисанитарную зону, куда из окрестных домов по-прежнему сбрасывались отходы, сливалась вода из бань. Улицы были застроены незначительными по размерам полезных площадей зданиями, которые не имели сплошной фасадности и находились в ветхом состоянии. Через Булак было перекинуто семь мостов и все, кроме одного, деревянные8.

В 1939 г. коллективом архитекторов Н. Никущенко, Р. Муртазиным и А. Любимовым был выработан проект обводнения и архитектурного решения Булака. По плану предполагалось, что протока будет связующим звеном архитектурных ансамблей Куйбышевской площади (Кольцо) и площади 1-го Мая. Переход от воды к постройкам предполагалось осуществить за счет отделки набережных, сходов, архитектурного оформления и полосы бульварной зелени. Ориентированность жилых кварталов на воду планировалось показать за счет ряда курдонеров*, а также разрывов между зданиями, выполненных в форме арок или разрывов, дополненных колоннадой9. Архитектурное решение зданий вдоль протока выдерживалось в стиле сталинского ампира с ориентацией на воду.

Ширина проезжей части нового Булака должна была составлять три полосы (или 9 метров). Вдоль откосов предполагались зеленые насаждения, а для пешеходов — тротуар. Тротуар у бровки на первое время должны были отделить от откосов деревянным забором с последующей заменой его на металлический с узорчатым рисунком. В районе наибольшего сближения ул. Островского и Правобулачной квартал застройки планировалось заменить на сквер, ориентированный на воду. Он должен был быть соответствующе архитектурно оформлен, и от него был запланирован спуск к воде на прогулочную площадку. Высота застройки регламентировалась следующим образом: у площади 1-го Мая 4-5 этажей с повышением по мере удаления от центра до 610.

Большое внимание уделялось облагораживанию набережных Булака. Надводную часть предполагалось укрепить известняковыми плитами, а откосы обработать местным камнем, выточенным в форме прямоугольника. Ограждение представляло собой смешанный тип: столбы выполнены из кирпича, оштукатурены, а пролеты — из дерева, окрашенного в стальной цвет11.


* Курдонер — парадный двор перед зданием, ограниченный главным корпусом и флигелями.

Новшеством архитектурного решения Булака должны были стать прогулочные спуски. На всем протяжении протоки их предполагалось два: первый по Левобулачной улице в квартале между ул. Фуксовской (ныне Г. Камала) и Сенной (П. Комунны), второй — по Правобулачной между ул. Международной (Кави Наджми) и Банковской (М. Джалиля). Спуски планировалось использовать и как промежуточные остановки водного транспорта. Также предусматривалось строительство трех причалов: у места слияния протоки Булак и оз. Кабан, у ул. Фуксовской (Г. Камала) и у площади 1-го Мая. Общая смета на 1939 г. составила 1 770 417,11 рублей12. Для сравнения: месячная зарплата рабочего на заводе составляла 351 рубль13, в 11 рублей оценивался литр водки14.

Итак, согласно плану перестройки Булака в центре социалистической Казани должна была появиться не просто благоустроенная зона бульварного типа, но одновременно и новый водный транспортный путь. Необходимо отметить, что тенденция использования рек для общественных перевозок внутри города реализовывалась и в других городах СССР. Например, в рамках реконструкции Москвы берега одноименной реки были отделаны гранитом, а в Самаре в конце 1930-х гг. велись работы по благоустройству набережной Волги. Поводом реконструкции протоки Булак в Казани стали не столько вопросы эстетики, сколько практические цели. К середине 1930-х гг. возобновляемые водные ресурсы оз. Кабан были практически исчерпаны, что ставило под угрозу не только снабжение водой как предприятий, так и жителей города.

Работы начались летом 1939 г. и продолжились в 1940 г. Однако сведены они были лишь к углублению русла на нескольких участках. С началом войны городу стало уже не до строительных работ по облагораживанию городского пространства.

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. История Казани в документах и материалах. XIX век. – Казань, 2005. – Кн. 1. – С. 26.
  2. Меерович М. Г., Конышева Е. В., Хмельницкий Д. С. Кладбище соцгородов: градостроительная политика в СССР (1928-1932 гг.). – М., 2011. – С. 9-10.
  3. Сальникова А. А. Здесь будет город-сад! «Культивирование» советского городского пространства в 1920-1930-е годы // Ab Imperio. – 2008. – № 4. – С. 180.
  4. НА РТ, ф. Р-326, оп. 1, д. 711, л. 83.
  5. Там же, ф. Р-767, оп. 1, д. 12, л. 31.
  6. Там же, д. 14, л. 30-31.
  7. Там же, д. 11, л. 6-6 об.
  8. Там же, д. 12, л. 6.
  9. Там же, л. 7.
  10. Там же, л. 8.
  11. Там же, л. 9.
  12. Там же, д. 14, л. 19.
  13. Кирюшина Т. А. Политика советского государства в области заработной платы в 1938 — июне 1941 гг. (по материалам Среднего Поволжья) // Известия ПГПУ им. Белинского. – 2012. – № 27. – С. 711.
  14. Осокина Е. А. Цена «большого скачка». Кризисы снабжения и потребление в годы первых пятилеток // Советское общество: возникновение, развитие, исторический финал: в 2 т. – М., 1997. – Т. 1. – С. 242.

Из архитектурно-планировочного решения протоки Булак

1939 г.

1. Современное состояние протока Булак*.

Проток Булак пересекает центральную, наиболее заселенную часть города. Он соединяет систему озер Ближний, Средний, Дальний Кабаны с р. Казанкой. […] Общая протяженность протока 2,3 клм, причем 1,8 клм проходит в застроенной части города. […]

До 1939 года Булак был одним из самых антисанитарных мест города, куда сбрасывались отбросы, отработанные воды из бань и пр. Поэтому вопрос о реконструкции протока Булак для города является весьма актуальным.

В настоящее время улицы по обеим сторонам Булака (Право- и Левобулачная) застроены в большинстве случаев незначительными по кубатуре, нередко ветхими зданиями, имеющими ряд разрывов. Это позволяет застраивать улицы новыми домами, реконструировать и надстраивать ряд существующих зданий. […]

2. Проток Булак в системе планировки Б[ольшой] Казани.

По проекту Б[ольшой] Казани проток Булак трактуется как довольно значительный архитектурный момент, назначением которого является связь ансамбля Куйбышевской площади с центральной площадью 1-го Мая.

Кроме архитектурного значения, Булак используется как трасса водного городского трамвая. По проекту Гипрогора, в ближайшие сроки должно быть организовано пассажирское сообщение по Булаку, по озеру Кабан вплоть до деревни Борисково, для чего, кроме обводнения и благоустр[ойст]ва Булака, необходимо углубить проток между Ближним и Средним Кабанами и заменить мостом ж[елезно]-дорожную трубу магистрали Казань-Дербышки. […]

3. Общее планировочное решение.

Планировочное решение протока Булак и прилегающих к нему улиц Право- и Левобулачной основывалось на двух принципах: а) архитектурно-пространственная связь между ансамблями Куйбышевской площади и площади 1 Мая. Эта связь поддерживается, во-первых, водной нитью Булака, обработанного набережными, сходами, архитектурными моментами и обрамленного с обеих сторон бульварными полосами зелени, во-вторых, неравномерным решением архитектурных жилых зданий, более насыщенной и богатой по мере приближения к площадям и заканчивающейся у площадей общественными зданиями.

б) Максимальное раскрытие на воду жилых кварталов, примыкающих к Булаку и связь планировки кварталов с решением оформления Булака. […]

4. Основные элементы планировки.

а) Планировка улиц и застройка.

Улицы Право- и Левобулачная, обрамляющие Булак, за исключением отрезка Правобулачной от [ул.] Островского до площади 1-го Мая не являются транзитными магистралями, а трактуются как жилые, скорее бульварного типа. […]

Застройка Булака показана по периметру кварталов эскизно, но с учетом сохранения всех наиболее ценных построек и возможности надстроек и реконструкции некоторых существенных зданий. […]

Бригадир-архитектор Червядьев (подпись).

Авторы проекта архитектурного оформления: архитекторы Н. Никущенко, Р. Муртазин, А. Любимов (подписи).

НА РТ, ф. Р-767, оп. 1, д. 12, л. 6-12. Машинопись.


* Здесь и далее выделение чертой соответствует выделению в документе (прим. ред.).


Артём Борисов