2016 1/2

В борьбе за право на благотворительность: помощь Н. П. Куприяновой пострадавшим от неурожая 1906-1907 гг. в Казанской губернии

В современном мире широкое распространение приобретает благотворительность при активном участии женщин в этом процессе. Однако данное явление нельзя назвать изобретением XXI в. Примеры такой деятельности можно встретить и в дореволюционной России1. Историки Б. Энгель и А. Линденмейер женскую благотворительность в Российской империи интерпретируют как попытку имитации ролевого образца русских императриц, которые, начиная с царствования Марии Федоровны (1759-1828), отличались социальной активность. Создание благотворительных объединений и организаций являлось «для жен высокопоставленных лиц практической частью должностных обязанностей» 2. В периоды народных бедствий женщины-благотворительницы создавали для помощи нуждающимся специальные комитеты.

Одной из таких женщин в начале XX в. в Казанской губернии была дворянка Наталья Петровна Куприянова (1868-1950). О биографии Н. П. Куприяновой в российской историографии практически нет никаких работ3. Согласно адрес-календарю Казанской губернии за 1903 г. Н. П. Куприянова вела активную общественную работу. Она являлась попечителем XXIV городского начального училища, одной из старшин Общества любителей изящных искусств под Высочайшим Его Императорского Величества государя императора покровительством, членом правления Общества взаимного вспомоществования учителям и учительницам Казанской губернии4.

В Национальном архиве Республики Татарстан в фонде Казанского губернского присутствия (ф. 99) сохранились документы, отражающие благотворительную деятельность Н. П. Куприяновой в период неурожая в Казанской губернии в 1906-1907 гг. Наталья Петровна неоднократно пыталась организовать помощь крестьянам, пострадавшим от неурожая. По ее инициативе были созданы Комитет общественной помощи населению, пострадавшему от неурожая, и Казанский комитет вольно-экономического общества. Ни одна из этих организаций не подавала заявлений о регистрации в Казанское губернское по делам об обществах присутствие, таким образом не имела законных оснований для своей работы5. Вследствие этого на сегодняшний день не представляется возможным проследить организационную структуру данных обществ и источники их финансирования.

Первая попытка открытия столовых для помощи голодающим крестьянам была предпринята в январе 1906 г. Это должны были быть столовые в с. Большое Шемякино и д. Верхняя Середа. Однако земский начальник 4-го участка Лаишевского уезда не дал на это разрешения, мотивируя отказ тем, что Н. П. Куприянова «занимается в гор. Казани распространением учения революционеров» 6. Об этом он сообщил в своем донесении на имя казанского губернатора.

В каждом отдельном случае губернатор, канцелярия губернатора и губернское присутствие запрашивали у начальника Казанского губернского жандармского управления сведения о политической благонадежности, нравственных качествах учредителей, информацию о возможном пребывании под судом или следствием. В ответ на запрос канцелярии губернатора относительно Н. П. Куприяновой казанский полицеймейстер сообщил, что ни она, ни ее мать Елизавета Викторовна Куприянова ни в чем предосудительном в политическом отношении, поведении и нравственных качествах не замечались, под судом и следствием не были и ныне не состоят7.

Переписка по поводу открытия столовых Н. П. Куприяновой продолжалась вплоть до вмешательства в это дело министра внутренних дел П. Н. Дурново в марте 1906 г. В его телеграмме казанскому губернатору звучало предписание: «не задерживать разрешение открытия столовых в особенности столовых, устраиваемых Куприяновыми, если не встречается к этому особых препятствий» 8.

Но местная власть не симпатизировала деятельности Н. П. Куприяновой. Последующие телеграммы и письма отражают это: «“Комитет общественной помощи”, состоявший из членов семьи Куприяновых, открыт был без разрешения», брат Натальи Петровны Владимир Петрович Куприянов совершил «государственное преступление», «столовые не оказывают серьезную помощь», «выдача хлеба в большинстве случаев не превышала полуфунта на человека день, а весь месячный расход на человека не превышал одного рубля». После более полного отчета о семье Куприяновых П. Н. Дурново признал закрытие столовых правомерным. Им было разрешено открыть столовые только в своих имениях на собственные средства9. Судя по косвенным данным, именно с этого момента Н. П. Куприянова и ее деятельность попадают под наблюдение полиции.

Потерпев неудачу, Наталья Петровна, видимо, решила изменить тактику. В середине марта 1906 г. прошение об открытии столовых в родовом селе Никифорово и сельце Васильевке подает ее двоюродный брат, горный инженер, руководитель крупных предприятий Российской империи Пётр Николаевич Фигнер. Так как он сам постоянно находился в подведомственных ему заводах в Пермской губернии, доверенным лицом в его имениях была жена его дяди по материнской линии Елизавета Викторовна Куприянова, мать Натальи Петровны10.

К слову, П. Н. Фигнер был родным братом Веры Николаевны Фигнер, российской революционерки, члена исполнительного комитета «Народной воли». В 1906 г. Вера Фигнер после освобождения из Шлиссельбурга была отправлена в ссылку в родовое имение Никифорово Казанской губернии, где приняла недолгое, но активное участие в деле помощи нуждающимся крестьянам. По ее воспоминаниям, «в 1906 году высшая губернская администрация не признавала существования голода в Казанской губернии, и губернатор не разрешал устройства столовых… Раз столовые были запрещены, а нужда в хлебе до урожая несомненно существовала, отдел Пироговского общества врачей в Казани применял раздачу нуждающимся зерна или муки. В нашем уезде этим заведовала Наталья Петровна Куприянова, моя двоюродная сестра, через руки которой в предыдущие неурожаи прошли для помощи голодающим десятки и сотни тысяч рублей» 11. Воспоминания В. Н. Фигнер являются единственным источником по истории самого принципа организации помощи Натальей Петровной, так как неопубликованные источники позволяют лишь выявить формы работы и административно-правовые аспекты ее деятельности. Как пишет Вера Фигнер, Н. П. Куприянова составляла сначала поименный список всех жителей голодающей деревни с информацией о семейном и имущественном положении каждого двора. Как правило, к этой работе привлекались по желанию представители самих сел и деревень, которые после составления списка наиболее нуждающихся выдавали им зерно или муку.

Осенью 1906 г. по инициативе Натальи Петровны возникает новое общество — Казанский комитет вольно-экономического общества. В октябре-декабре 1906 г. Н. П. Куприянова и бывший депутат Государственной думы М. С. Герасимов предприняли новую попытку открытия столовых в рамках новой организации (при Клетневском, Емельяновском и Тагашевском земских училищах) 12, занимавшейся раздачей денег и хлеба через агрономов и врачей. Но и эта инициатива была пресечена полицией13.

В ноябре 1906 г. в состав Казанского комитета вольно-экономического общества вошел Университетский кружок дам, устроительниц столовых и пекарен для голодающих Казанской губернии (Казанский университетский кружок по организации помощи голодающим, Казанский благотворительный профессорский кружок). Кружок также не был зарегистрирован Казанским губернским по делам об обществах присутствием. Его работа также не находит отражения в документах фонда Казанского губернского присутствия, вследствие чего можно предположить, что его деятельностью не интересовались ни губернатор, ни губернское присутствие, ни жандармское управление. Возможно, именно поэтому Н. П. Куприянова стала активно сотрудничать с организационным бюро кружка14, которое дало ей возможность открытой деятельности.

Судя по документам, в конце 1906 — начале 1907 г. Н. П. Куприянова ограничила свою работу Тетюшским уездом, где находились семейные владения. Столовые были открыты в селениях Никифорово, Васильевка, Ишеево, Танаево, Марьино и Шонгуты. В татарских деревнях Никифоровской волости беднейшему населению раздавался печеный хлеб по 1 фунту (410 г) на человека в день. С 1 января 1907 г. в с. Новом Тинчурине Ново-Шимкусской волости была открыта частная столовая, в которой бесплатно получали питание 110 детей и 50 стариков и бедных15.

В начале 1907 г., согласно рапортам уездных исправников, деятельность Казанского комитета вольно-экономического общества под руководством дворянки Н. П. Куприяновой во многих уездах Казанской губерний замечена не была16.


* Подробнее о деятельности кружка см.: Федотова А. Женская благотворительность в Казанской губернии в 1906-1907 гг. // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2015. – № 3/4. – С. 36-40.

После 1917 г. Н. П. Куприянова также не оставляла попыток продолжить свою благотворительную деятельность, опираясь прежде всего на подвижничество членов своей семьи и ближайшего окружения. Сохранились сведения о том, что в голодный 1921 г. она была арестована за созыв нелегального собрания Комитета помощи голодающим17.

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Зубанова С. Г. Благотворительность и социальное служение женщин в дореволюционной России. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: teoria-practica.ru/rus/files/archive_zhurnala/2015/17/history/zubanova.pdf; Мартыненко Н. К. Опыт женской благотворительности в дореволюционной России как фактор либерализации общества // Вестник Волжского университета им. В. Н. Татищева. – 2013. – № 3/13.
  2. Шенк Ф. Б. «Я так устала быть перелетной птицей». Имперское пространство и имперское господство в автобиографии российской дворянки // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Социально-гуманитарные науки. – 2014. – Т. 14. – № 2. – С. 43.
  3. Адрес-календарь и Памятная книжка Казанской губернии на 1903 г. / Под. ред. Д. П. Малова. – Казань, 1903. – 572 с.; Книга памяти жертв политических репрессий Республики Татарстан. – Казань, 2003. – Т. 7. – 472 с.; Ялтаев Д. А., Айплатов Г. Н., Иванов А. Г. Полицейский контроль над благотворительностью в Казанской губернии в начале XX века // Вестник Чувашского университета. – 2012. – № 1. – С. 75-77.
  4. Адрес-календарь и Памятная… – С. 150, 174, 268.
  5. НА РТ, ф. 411, оп. 1, д. 1, л. 20.
  6. Там же, ф. 99, оп. 1, д. 41, л. 2, 64-64 об.
  7. Там же, л. 75-76.
  8. Там же, л. 81.
  9. Там же, л. 82-83, 111.
  10. Там же, л. 121-121 об.
  11. Фигнер В. Избранные произведения в 3-х т. Т. 3: После Шлиссельбурга. – М., 1933. – С. 109-110.
  12. НА РТ, ф. 99, оп. 1, д. 41, л. 34-34 об., 40, 54.
  13. Ялтаев Д. А., Айплатов Г. Н., Иванов А. Г. Указ. соч. – С. 77; НА РТ, ф. 99, оп. 1, д. 41, л. 39-184.
  14. Отдел рукописей и редких книг Научной библиотеки им. Н. И. Лобачевского Казанского федерального университета, ед. хр. 2564, л. 16; Федотова А. Женская благотворительность в Казанской губернии в 1906-1907 гг. // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2015. – № 3/4. – С. 36-40.
  15. НА РТ, ф. 99, оп. 1, д. 41, л. 158-158 об., 170-170 об.
  16. Там же, л. 156-157 об., 160-162 об.
  17. Книга памяти жертв… – С. 414.

 

№ 1. Телеграмма министра внутренних дел П. Н. Дурново казанскому губернатору
М. В. Стрижевскому

2 марта 1906 г.

Перевод шифрованной телеграммы из  С[анкт-]Петербурга от 2 ма

рта 1906 г. за № 2636

Казань.

Губернатору.

Представляется желательным не задерживать разрешение открытия столовых в особенности столовых, устраиваемых Куприяновыми, если не встречается к этому особых препятствий. Оценка последних зависит от Вас и приведенные указания не стесняют свободы Ваших действий в области охранения общественного порядка. Номер 736.

Министр внутренних дел Дурново.

Верно: правитель канцелярии (подпись).

НА РТ, ф. 99, оп. 1, д. 41, л. 81. Рукопись.

 

№ 2. Телеграмма исполняющего должность казанского губернатора М. В. Стрижевского министру внутренних дел П. Н. Дурново

2 марта 1906 г.

Петербург.

На телеграмму 2 марта 736 доношу. Дело открытия благотворительных столовых* губернии вел образовавшийся [в] Казани, без всякого разрешения, Комитет общественной помощи голодающим, составившийся из членов семьи Куприяновых и их близких. Главным действующим лицом [в] комитете состоит дворянка Наталья Петров[н]а Куприянова, вредная деятельность которой известна департаменту полиции, и ее брат Владимир Петров[ич] Куприянов, привлеченный [к] следствию за государственное преступление, о коем сведения представлены 31 декабря [тысяча девятьсот пятого]** [1905]*** года 9358. Усмотрением этих лиц было открыто [в] губернии несколько столовых без всякого разрешения. Как выяснилось собранными сведениями, открытие столовых не вызывалось необходимостью и было предпринято [с] целью наибольшего распространения революционной пропаганды: причем одна из заведывающих столовой [в] деревне Александровке Елена Слободовская привлечена за это [к] ответственности и заключена [в] тюрьму. Ввиду вредного направления и отсутствия надобности все столовые Куприяновых я приказал закрыть, деятельность самозванного комитета


* Здесь и далее выделения чертой соответствуют выделениям в документе.

** Зачеркнуто.

*** Дописано от руки поверх строки.

распорядился прекратить, Куприяновой предложил [в] деле открытия столовых следовать установленному порядку, действуя [от] своего имени. Продовольственная нужда [губернии]* удовлетворяется путем выдачи ссуд. [В] местах, где закрыты столовые Куприяновой, будут по мере необходимости открываться, по предложению моему, столовые и питательные пункты губернской земской управой за счет особого кредита, ассигнованного земством на улучшение питания.

Исправляющий должность губернатора.

НА РТ, ф. 99, оп. 1, д. 41, л. 82-82 об. Машинопись.

 

№ 3. Из доклада канцелярии казанского губернатора в Казанское губернское присутствие

Секретно

19 февраля 1907 г.

В начале 1906 года в городе Казани образовался из групп лиц, принадлежащих к семейству Куприяновых и им близких, комитет общественной помощи населению, пострадавшему от неурожая, причем главным действующим лицом в этой организации выступила дворянка Наталья Петровна Куприянова и брат ее Владимир Петрович Куприянов. Деятельность означенного комитета носила двоякую цель: с одной, видимой стороны, она была направлена на организацию в губернии столовых, открывавшихся без разрешения администрации и при отсутствии обстоятельств, вызывающих необходимость открытия таковых, а другая скрытая цель заключалась в наибольшем распространении революционной пропаганды, возникавшей вскоре же по открытии столовых. Доказательством этому служит тот факт, что из числа заведывающих столовыми двое — Валентина Владимировна Некрасова, Евгения Константиновна Слободовская — вскоре после вступления в исполнение своих обязанностей были привлечены к ответственности по 130 ст. [Угол.]** Улож[ения] [о наказ.]*** и заключены в тюрьму. Ввиду такого направления деятельность названного комитета распоряжением господина начальника губернии была прекращена, а открытые столовые согласно указанию Министерства внутренних дел закрыты. После закрытия столовых комитета продовольственная помощь населению была сосредоточена в руках земства. Но при этом не устранялась и частная инициатива в деле оказания помощи населению, и тем же Куприяновым, например, дано было разрешение на открытие столовых в их имениях на их личные средства.

На смену упомянутого выше комитета в городе Казани вскоре образовалось отделение вольно-экономического общества, составившееся из тех же лиц, которые входили и в состав комитета общественной помощи населению. Руководимое дворянкой Н. П. Куприяновой отделение вольно-экономического общества раскинуло свою деятельность по всей губернии, причем видимое направление вновь образовавшегося отделения, как и закрытого Комитета общественной помощи пострадавшему от неурожая населению, выразилось в открытии столовых и питательных пунктов для нуждающегося населения; скрытые же цели заключались в противоправительственной агитации. За всеми открываемыми — названным отделением или самой дворянкой Куприяновой столовыми и питательными — пунктами, а равно и лицами, заведывающими оными, господином начальником губернии циркуляром от 6 декабря 1906 [г.] минувшего года за № 526 было предложено чинам полиции установить самое зоркое наблюдение и обо всем, заслуживающем внимания, доносить.


* Дописано от руки поверх строки.

** Дописано от руки поверх строки.

*** Зачеркнуто.

 

Как видно из дел канцелярии, казанское отделение вольно-экономического общества в области оказания помощи населению сделало следующее:

Во 1-х, оно уполномочило мещанина Петра Петро[вич]а Мальцева устроить пекарню в селении Русском Бурнашеве Свияжского уезда, но так как Мальцев вскоре был арестован исправником за вредную деятельность, то открытая пекарня функционировала самое короткое время.

Во 2-х, в Чистопольском уезде Н. П. Куприяновой раздавался крестьянам Больше-Толкишевской волости хлеб через врача Н. В. Дерягина, бывшего члена Государственной думы, из крестьян деревни Бурнашевой Марка Нестеров[ич]а Герасимова и учителя школы в селе Булдыре Егора Павлова Ермошина. В настоящее время выдача эта прекратилась.

В 3-х, с 1-го января сего года в селе Новом Чинчурине Ново-Шимкусской волости Тетюшского уезда по ходатайству учителя местного земского училища Никиты Григорьева Н. П. Куприяновой открыта частная столовая, в которой продовольствуется бесплатно 110 человек детей и до 50 стариков и бедных, получающих по 1 фунту хлеба.

Кроме того, в некоторых селениях Никифоровской волости Тетюшского уезда открыты столовые на средства общества в память Пирогова. Расчеты с поставщиками и возчиками продуктов для этих столовых ведет мать Н. П. Куприяновой землевладелица Елизавета Викторовна Куприянова. За деятельностью последней в этом направлении также было предложено исправнику иметь неослабное наблюдение.

Ввиду агитационных целей, преследуемых Н. П. Куприяновой и ее родственниками при проведении деятельности отделения вольно-экономического общества, господин начальник губернии от 13 декабря 1906 года за № 1198 по телеграфу представлял об этом на усмотрение господина министра внутренних дел, и со стороны Его Высокопревосходительства последовало указание на необходимость того, чтобы закрытие устраиваемых Куприяновой столовых сопровождалось открытием столовых земством, управлением Красного Креста, или иной законной организацией. […]

Правитель канцелярии.

Помощник правителя (подпись).

НА РТ, ф. 99, оп. 1, д. 41, л. 183-186 об. Машинопись.

 

Публикацию подготовила
Анастасия Федотова,
кандидат исторических наук