2016 1/2

О личном фонде Рафаэля Мустафина в Центральном государственном архиве историко-политической документации Республики Татарстан (К 85-летию со дня рождения)

Рафаэль Ахметович Мустафин (1931-2011) принадлежал к той категории людей, чья разносторонняя литературная деятельность являлась своеобразным фокусом, в котором были сконцентрированы люди и события ХХ в. Литературный критик, писатель, публицист — вот далеко не полный перечень областей научной деятельности, в которых проявил себя этот человек. Но в первую очередь имя Рафаэля Мустафина связано с сохранением литературного наследия поэта Мусы Джалиля.

В 1976 г. за многолетний цикл исследований о Мусе Джалиле Р. А. Мустафин был удостоен звания лауреата премии комсомола Татарии им. Мусы Джалиля. В 2006 г. за книгу о Джалиле «По следам оборванной песни» (1974 г.) ему была присуждена премия Республики Татарстан им. Г. Тукая1.

Р. Мустафин во время выступления на вечере памяти татарского поэта-героя М. Джалиля в Государственном музее ТАССР. Сидит вторая справа Амина Залилова. 16 февраля 1986 г. ЦГА ИПД РТ, ф. 8338, оп. 1, д. 129, л. 1.

 

Личный фонд Р. А. Мустафина, поступивший в Центральный государственный архив историко-политической документации Республики Татарстан, представляет большой интерес для изучения его творчества. В фонде представлены многочисленные рассказы, очерки, эссе, арабески, сценарии, либретто, статьи, наброски произведений и дневниковые записи за 1960-2010 гг. где имеется информация по истории Казани, сведения о писателях и поэтах — М. Джалиле, С. Хакиме, Х. Такташе, А. Алише, А. Еники, Ф. Бурнаше, Г. Ибрагимове, Х. Туфане, М. Цветаевой и др. Кроме этого в фонде представлены автобиографические материалы, документы служебной и общественной деятельности Р. А. Мустафина на посту главного редактора художественных программ Казанской студии телевидения (1961-1963 гг.), ответственного секретаря Союза писателей ТАССР (1963-1964 гг.), главного редактора журнала «Казан утлары» (1965-1968 гг.) и «Татарстан» (1991-1998 гг.) 2.

Среди документов обнаружен и автограф М. Джалиля — стихотворение поэта на татарском языке (арабский шрифт) 1918 г. 3 и переписка Рафаэля Мустафина с дочерью Джалиля Чулпан и вдовой Аминой Залиловой.

ПРИМЕЧАНИЯ:

    1. ЦГА ИПД РТ, ф. 8338, оп. 1, д. 101, л. 5.
    2. Там же, д. 92-94, 102-113.
    3. Там же, д. 115, л. 1.

Р. Мустафин (справа) с татарским поэтом Х. Туфаном в президиуме VII съезда писателей ТАССР. 1968 г. ЦГА ИПД РТ, ф. 8338, оп. 1, д. 123, л. 1.

 

  

 

№ 1. Из воспоминаний Р. Мустафина о встрече с Аминой и Чулпан Залиловыми

10 декабря 1963 г.

Вчера был у Амины Джалиль*. Я ее представлял немножко другой.

Очень милая, совсем еще не старая, даже симпатичная, представительная, очень умная женщина. […] У нас с ней сразу установился контакт.

Я понял, что она меня немножко побаивается, все же официальное лицо — секретарь Союза писателей ТАССР, а я в свою очередь ее побаивался — все же жена Джалиля.

Потом лед был сломан, и мы быстро нашли общий язык. Дочь Чулпан (кажется с 1937 года) — небольшого роста, светлые кудряшки, худая, долгоносая, очень чересчур скромная и застенчивая. […]

Подержал в руках тетради Джалиля. До будничного простые тетрадочки в четверть тетрадного листа.

Где-то достал он и парочку серого картона. И обернул первую тетрадку в красную бумагу. Ту, что отдал Тиммермансу**, видимо, специально для него писал латинским шрифтом. Вообще над Моабитскими тетрадями надо еще думать и додумывать. Тогда много встанет на место. На обложке 1-й тетради мы легко обнаружили под зачеркнутым фамилию Габбаса Шарипова*** — того, кто вынес эту тетрадку. […]

ЦГА ИПД РТ, ф. 8338, оп. 1, д. 104, л. 1-1 об.

№ 2. Письмо Амины Залиловой Р. Мустафину

6 января 1975 г.

г. Москва.

Уважаемый Рафаэль!

Получила Ваши книги. Большое Вам спасибо. Прочитала за одну ночь.

После поездки**** все свежо в памяти. Поездка была тяжелой, но мы с Чулпаной все выдержали, остались очень довольны, то, что не смогли сделать в течение нескольких лет, слава богу, свершилось. Получили моральное удовлетворение. Очень нам помог консул Грищенко А. И. Было очень торжественно, величественно, в общем, мы остались удовлетворенные.

Грищенко произнес короткую, но очень содержательную речь, выступил корреспондент «Комсомольской правды». Было возложение венков от всех послов социалистических республик, а главное, говорят, впервые в жизни Западного Берлина мэр города коммунисту возложил венок из белых роз. Чулпан написала для журнала «Казан утлары» статью. Я обещала для «Азат хатын» написать о двух своих поездках в ГДР, но что-то пишется трудно, но, думаю, одолею. Главное для меня — все время бередится мое израненное сердце. Желаю всем в наступившем новом году всех лучших благ, с большим уважением, Амина-ханум.

ЦГА ИПД РТ, ф. 8338, оп. 1, д. 104, л. 8-8 об.


* Так в документе.

** Андре Тиммерманс — бельгиец, участник антифашистского сопротивления, сидел в одной камере с Джалилем, после окончания войны и выхода из тюрьмы отнес тетрадь со стихами Джалиля в советское посольство (здесь и далее подстрочные примечания автора вступительной статьи).

*** Г. Шарипов привез из Моабитской тюрьмы еще один сборник стихов Джалиля.

**** 25 августа 1974 г. в западноберлинском округе Плетцензее (Германия) Амина и Чулпан Залиловы приняли участие в мероприятиях, посвященных 30-летию со дня гибели М. Джалиля.

№ 3. Из письма Чулпан Залиловой Р. Мустафину

Не позднее августа 2006 г.

Дорогая Роза и Рафаэль!

Надеюсь, мое письмо придет раньше, чем вы уедете в Васильево. Всюду такая жара, что это замечательно, что Вы уедете из города […]

Рафаэль, Вы ведь маму знаете не один десяток лет, у Вас ведь тоже есть свое мнение о ней.

Мы жили с ней вдвоем в маленькой комнате в коммуналке. […] У нас дома был культ папы. Это папина ложка, это папа купил когда-то, это папины книги и т. д. А любимые мной рассказы мамы — как они жили, как он меня любил и баловал, какие смешные истории случались и т. д.

Мама работала техником-смотрителем, а потом взяла дополнительную работу в райжилуправлении, чтобы прокормить нас. Я тяжело заболела, и пришлось ей вкалывать, чтобы вытащить меня.

Кстати, все льготы вдовам погибших предоставляются, только если они не выходят замуж. Это очень проверяется. Многие и многие, как вы знаете, устраивали после гибели мужей свою жизненную судьбу, и никто их за это не корит. А мама как раз хранила верность всю свою жизнь […]

Теперь смотрю на нее, такую беспомощную, больную, слабую с трудом говорящую, и так обидно! Такая непростая жизнь, такие беды (ну, конечно, как у многих в те годы), эти вызовы в НКВД, бессонные ночи, нищета.

Написала Вам все честно, все, что знаю, о чем думаю. Ибо из тех, может быть, немногих черт, которые я унаследовала от отца — это я никогда не кривлю душой. […]

Рафаэль! Спасибо огромное за книгу, читаю с большим удовольствием и интересом. Так талантливо написано, такие образы поэтов, писателей. Особенно мне интересно было прочитать про Сибгата Хакима, Туфана, Рустема Кутуя, Ильдара Валеева, Исхака — людей, которых я знала. О Белле Ахмадуллиной необыкновенно здорово и интересно.

Чулпан.

ЦГА ИПД РТ, ф. 8338, оп. 1, д. 104, л. 10-11 об.

 

Публикацию подготовила

Любовь Хузеева