2016 1/2

Татарская АССР в эпоху трансформаций: 1945-1985 гг.

Вышедшая в свет монография известного специалиста по истории Татарстана второй половины ХХ в., доктора исторических наук А. Г. Галлямовой1 продолжает тему истории Татарской АССР в эпоху социально-экономических и культурных трансформаций послевоенного периода.

Избранные автором территориальные рамки — Татарская автономия — оказались оптимальными для сочетания в исследовании макро- и микроанализа. Они соответствуют выработанным и неоднократно апробированным в республике технологиям включения социальных практик в общероссийский контекст. Привлечение неопубликованных документов из федеральных архивохранилищ (Российский государственный архив социально-политической истории, Российский государственный архив новейшей истории, Российский государственный архив экономики, Государственный архив Российской Федерации), фронтальное изучение фондов Центрального государственного архива историко-политической документации Республики Татарстан и Национального архива Республики Татарстан, материалов ведомственных и муниципальных архивов, Национального музея Республики Татарстан, а также результатов собственной практики по созданию oral history обеспечили солидную источниковую базу исследования.

Авторское понимание периода 1945-1985 гг. как периода постсталинизма, на наш взгляд, весьма дискуссионно. Как известно, И. В. Сталин скончался в марте 1953 г., а развенчание его культа состоялось только на ХХ съезде КПСС в феврале-марте 1956 г. Поэтому относить 1945-1956 гг., когда по стране прошли кампании, сопровождавшиеся масштабными репрессиями, к периоду постсталинизма вряд ли возможно. К тому же, во второй половине 1970-х — начале 1980-х гг. наблюдались активные попытки в той или иной степени реабилитировать сталинизм. Исходя из сказанного, заглавие книги «Татарская АССР в период постсталинизма (1945-1985 гг.)» нельзя признать удачным. Однако во введении исследователь оговаривает, что содержание книги охватывает и период позднего сталинизма, и поясняет свою позицию относительно названия: «Мы не стали отягощать заголовок, тем более, что сегодня, когда в общественно-политическом обиходе усиливается тенденция восхваления советского строя, время от победы в Великой Отечественной войне до перестройки воспринимается как единый этап…»

Монография отличается концептуальным подходом и продуманной структурой, состоит из шести крупных разделов. Вводная часть раскрывает методологические основы исследования, историографический обзор и характеристику комплекса опубликованных и неопубликованных источников. Основываясь на теории модернизации, А. Г. Галлямова представляет многоаспектные изменения в промышленной и аграрной сфере, в идеологии и культуре на протяжении нескольких десятилетий.

Накопленный за долгие годы исследовательской работы теоретический и фактический материал по истории республики позволил автору показать особенности развития и место татарстанской промышленности в экономике страны, реальные причины спада промышленного производства в регионе. Этим вопросам посвящены первый и второй разделы книги. Весьма ценны наблюдения о динамичности изменений в индустриальной сфере, вызванные диверсификацией производства и промышленным освоением новых территорий, часто носившим экспериментальный характер. Действительно, продукция татарстанских предприятий Казанско-Зеленодольского промышленного узла способствовала укреплению военного потенциала СССР. Становление нефтедобывающей отрасли сопровождалось внедрением новых технологий и развитием нефтехимической и автомобильной промышленности Камского территориально-промышленного комплекса, не говоря уже о роли татарстанской нефти в общесоюзном бюджете. Определяя причины замедления индустриального развития, А. Г. Галлямова в первую очередь называет директивно-мобилизационный характер модернизации, превративший Татарскую АССР, при наличии всех возможностей для дальнейшего развития нефтяной отрасли, в сырьевую базу страны.

По мнению автора, внимание республиканских властей занимали вопросы, связанные со строительством новых промышленных предприятий, что доказывается активной репрезентацией того же КамАЗа в средствах массовой информации. Проблемы, возникавшие в ходе создания камского автогиганта, решались усилиями всего Советского Союза. Характеризуя интенсификацию производства товаров массового потребления, А. Г. Галлямова справедливо замечает, что развитие данной отрасли не поспевало за растущими запросами общества.

Отдельного внимания заслуживают результаты изучения эффективности общественного производства Татарской АССР, новые подходы в освещении научно-технической революции. Автор подчеркивает, что в 1960-1970-е гг. значительный импульс к развитию получили сопутствующие промышленности инфраструктура и система коммуникаций, важные не только для республики, но и для страны в целом. Так, Нижнекамская ГЭС, введенная в строй в конце 1970-х гг., почти половину вырабатываемой мощности отправляла за пределы ТАССР, обеспечивая электроэнергией около десятка соседних регионов. Анализируя состояние принципиально важных для экономики составляющих — дорожно-транспортного хозяйства и связи, А. Г. Галлямова называет главными причинами низких темпов развития данных отраслей недостаточность капиталовложений, поскольку удельный вес последних в ТАССР составлял менее 1 % от общего объема капиталовложений в целом по стране.

Один из разделов книги посвящен проблемам модернизации, а также определению причин и реалий спада промышленного производства республики. Результатами косыгинских реформ стали не только расширение самостоятельности предприятий и улучшение производственных показателей, но и введение в эксплуатацию более 200 новых фабрик, заводов и цехов. Вместе с тем для одной из наиболее динамично развивающихся регионов, Татарии, были характерны общесоюзные тенденции в развитии экономики: приоритетность предприятий тяжелой промышленности, экстенсивный и часто бесхозяйственный подход, неэффективность и неконкурентноспособность производимой продукции, небрежное отношение к условиям жизнедеятельности работников и т. п., обусловившие впоследствии стагнацию промышленности.

Третий раздел монографии реконструирует так называемую городскую жизнесферу. Описывая жизнь горожан, послевоенные трудности татарстанцев, в первую очередь жилищные, социально-бытовые проблемы, немалое внимание автор уделяет трансформации канонов советской повседневности2, подробно останавливается на характеристике жилищно-коммунального хозяйства, общепита и торговли, системы здравоохранения, социально-культурной инфраструктуры городов. Своеобразной попыткой демократизации общества в хозяйственно-бытовой сфере представлено внедрение новых форм в систему самообслуживания. Яркие примеры остаточного финансирования объектов непроизводственной инфраструктуры демонстрируют прямое игнорирование центральной властью социальных нужд региона.

Поднимая вопросы экологического состояния городов в рассматриваемый период, несмотря на привлечение архивных источников, автор не предлагает новых интерпретаций и в целом не выходит за рамки сформулированного еще в начале 2000-х гг. подхода к экологическим проблемам в республике3.

Городскую тему продолжает четвертый раздел монографии под названием «Урбанизация». В его первой главе описываются демографические аспекты городского общества. Анализ статистических данных позволил автору сделать вывод о более низком, чем в РСФСР, уровне модернизации социума. На примере Казани исследователь прослеживает изменения в заселении городов, уточняя причины смещения основной массы жителей из центра на окраины города. Интересны наблюдения автора о фрагментарности модернизации, а также степени комфортабельности повседневной городской жизни.

Не вызывает сомнения аргументированное изложение диспропорций в развитии промышленных агломераций, вызванных, в первую очередь, перекосами социально-экономической политики союзного руководства. Приведенные в книге общеэкономические показатели характеризуют вклад Татарской АССР в развитие народного хозяйства СССР, факты иллюстрируют недостаточность капиталовложений и отсутствие самостоятельности в распределении бюджета. Исследование подводит к закономерному выводу о существовавшей необходимости кардинальной перестройки всего хозяйственного механизма страны.

Наибольший по объему пятый раздел монографии раскрывает социально-экономическую трансформацию аграрной сферы. Логически согласованные главы о послевоенном состоянии сельского хозяйства и периоде хрущевских реформ, аграрном развитии республики в 1960-1980-е гг., сопровождающиеся зарисовками о материальном благосостоянии крестьянства, социальной инфраструктуре села и динамике сельского населения, составляют цельную картину аграрной истории ТАССР второй половины 1940-х — первой половины 1980-х гг.

Выживание крестьянства в условиях выкачивания из деревни материальных средств и трудовых ресурсов, многочисленных налогов и повинностей, эксплуатации энтузиазма населения, подкрепляемых как ужесточением трудового законодательства, так и усилением внеэкономических методов, являлись реалиями жизни послевоенной деревни. Детальное описание и интерпретация процессов, происходивших в сельском хозяйстве республики на протяжении рассматриваемого периода, позволили сравнить цели и результаты хрущевских реформ, продемонстрировать, как проводимые перемены отразились на жизни советского крестьянства.

Выявляя соотношение отраслевого и территориального принципов построения государственного аппарата, показывая выстраивание эффективной вертикали власти, учитывавшей региональную специфику и страдавшей от избыточной бюрократизации, А. Г. Галлямова рассмотрела существовавшие механизмы управления сельским хозяйством. На примере Татарстана как нефтяного региона она приходит к выводу о критическом положении аграрной отрасли в 1950-х — первой половине 1960 гг. Конструктивное отношение к широкомасштабным изменениям в аграрной сфере второй половины 1960-х гг., вдумчивый анализ их результатов позволили автору назвать 1966-1970 гг. лучшей пятилеткой советской эпохи. Вместе с тем нараставшие негативные тенденции в аграрном секторе, состояние колхозов и совхозов, падение доходности сельскохозяйственных предприятий демонстрировали неэффективность ведения сельского хозяйства республики.

Рассматривая проблемы социального статуса, социальной защищенности сельчан в контексте конкретных сел и деревень, автор показывает не только специфику и эффективность социальной политики на селе, но и обобщает в целом проблемы аграрной истории страны второй половины 1940-х — первой половины 1980-х гг.

Показательно использование разноплановых источников при написании данного раздела. Так, для реконструкции повседневной жизни деревни в качестве нарратива А. Г. Галлямова использует произведения татарской художественной литературы и материалы устной истории.

Содержание шестого раздела открывает читателю перспективы осмысления общественной и культурной ситуации в республике в период позднего сталинизма, значимости вклада народов Татарстана в сокровищницу общероссийской и мировой культуры. Автору рецензируемой монографии удалось избежать неоднозначности в оценках советской идеологии. Выделяя перестраховку как один из основных принципов идеологической работы в ТАССР А. Г. Галлямова приводит целый ряд показательных примеров в данной области. Усиление идеологического давления и применение политической статьи за так называемые антисоветские выступления, поиск реальных и мнимых врагов на фоне сужения сферы применения татарского языка, кратковременная продолжительность «оттепели» служат доказательством наличия репрессивных механизмов в различных сферах общественной жизни.

По-прежнему актуальна не только в отечественной, но и зарубежной историографии тема инакомыслия и протеста4, которую исследователь преподносит с этническим колоритом в третьей главе шестого раздела. Четкое понимание разной степени конформизма деятелей культуры республики, политического и неполитического характера протестного поведения представителей оппозиции (татарской интеллигенции), обоснованное беспокойство общественности за будущее культуры татарского народа отражают авторскую позицию. Весьма важными, на наш взгляд, являются размышления автора о языковой ситуации в образовательной сфере, в частности о судьбе татарского языка.

Детальное описание политики интернационализации и процессов этнической маргинализации, насаждения коммунистической идеологии в массовое сознание не оставляют у читателя сомнений о характере идеологических установок государства, провозглашавших равенство и братство народов, но, по сути, далеко отошедших от собственных деклараций.

Незначительные ошибки, в частности использование старого, бытовавшего в 1982-2001 гг. названия Национального музея РТ — Государственный объединенный музей РТ, и опечатки являются в большей степени претензией к редакторской работе и ничуть не умаляют содержательность, оригинальность и значимость книги.

Монография А. Г. Галлямовой представляет собой ценный, оригинальный обзор истории развития Татарской АССР в период позднего сталинизма и постсталинскую эпоху. Отход от одномерного отражения прошлого, яркий доступный язык, использование нетиражированных фотодокументов, отражающих дух времени и придающих изданию дополнительную визуальную информативность, позволяют читателю на региональном материале увидеть обобщающее исследование важнейших проблем ушедшего столетия.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

    1. Галлямова А. Г. Татарская АССР в период постсталинизма (1945-1985 гг.). – Казань, 2015. – 455 с.: с илл.
    2. Подробнее см.: Лебина Н. Б. Повседневность эпохи космоса и кукурузы: деструкция большого стиля. Ленинград, 1950-1960-е годы. – СПб., 2015. – 484 с.
    3. Подробнее см.: Калимуллин А. М. Природоохранные проблемы в контексте индустриального развития Татарстана в 1960-х — начале 1990-х годов. – Казань, 2005. – 112 с.
    4. Подробнее см.: Hornsby, R. Protest, Reform and Repression in Khrushchev’s Soviet Union. – Cambridge, 2013. – 313 p.

 

Ильнара Ханипова,

кандидат исторических наук