2016 3/4

«Принял и совершил надсмотрщик подканцелярист Степан Пироговски» (Мензелинские крепостные акты последней четверти XVIII в.)

Публикуемые документы отражают одну из страниц повседневной жизни российского общества, связанную с особенностями права владения феодально-зависимым населением и осуществления собственником правомочия распоряжения крепостными людьми в последней четверти XVIII в.

Две купчие и пять отпускных, совершенных крепостным порядком у мензелинских «крепостных дел», и два поверенных письма (доверенности) дошли до наших дней в составе книги записи купчих, закладных и отпускных на крепостных и дворовых людей. Эта книга, представляющая собой свод копий текстов крепостных актов и закладных записей, ныне хранится под № 6186 в фонде 615 «Крепостные книги местных учреждений XVI-XVIII вв.» Российского государственного архива древних актов. Датированы эти малоизвестные материалы 1778 г. и представляют собой акт крепостного засвидетельствования, выполненного в одном из периферийных центров Российского государства — городе Мензелинске, где уездный суд, по всей видимости, функционировал еще до получения в 1781 г. статуса уездного города. Как известно, до издания 7 ноября 1775 г. указа «Учреждения для управления губерний Всероссийской империи»1 надзорным органом, контролировавшим заключение крепостных актов, являлась Юстиц-коллегия. Ликвидация этого учреждения сопровождалась сложением системы местных судов, на которые были возложены функции контроля над отчуждением движимого и недвижимого имущества, над переходом прав владения и отпуском крепостных на волю.

В представленных вниманию читателей купчих объектом сделки стали дворовые люди «из башкир»: семья, состоящая из мужа, жены и малолетнего сына, и 20-летняя девушка. Продавцом этих людей являлась вдова поручика Мария Дмитриевна Стадухина. При этом и семейная пара, и девушка были приобретены Стадухиной у жены президента Казанского губернского магистрата Александра Алексеева сына Чекмарева — Веры Григорьевны — по купчим, засвидетельствованным у казанских «крепостных дел», т. е. в губернской палате гражданского суда. А это могло состояться не ранее ноября 1775 г., когда контроль над оформлением крепостной документации по упомянутому указу был передан губернским палатам гражданского суда и уездным судам2. Идентичность отчеств главы проданного семейства и одинокой девушки, а также приобретение их вдовой Стадухиной у одного и того же человека — В. Г. Чекмаревой позволяют предположить, что они являлись кровными родственниками — братом и сестрой.

Судя по тому, что не только имена, но и отчества, и фамилии крепостных, ставших объектом купли-продажи, являются русскими (православными), можно утверждать, что их зависимое положение являлось наследственным, что они представляют как минимум третье поколение «башкир», пребывавших в крепостном состоянии.

Обращает на себя внимание то, что эти крепостные были крещены еще до перехода прав владения на них от В. Г. Чекмаревой к М. Д. Стадухиной. Тогда как согласно указу, упомянутому в ст. 97 Соборного уложения, продажа крещеных людей была запрещена и предусмотрена суровая санкция за его нарушение3. Вместе с тем почти 130-летняя практика применения Соборного уложения продажу крепостных людей сделала привычной. Запрет на продажу крещеных людей законодателем не пересматривался; в повседневной практике он продолжал попираться и после 1649 г. Феодалы прибегали к скрытым формам сделок по купле-продаже крепостных, якобы безденежно передавали купленных людей по данным грамотам, отдавали в качестве приданого и т. д.

В годы правления Петра I торговля крепостными людьми приобрела неприкрытый и особенно циничный характер. При этом и законодатель, и сами владельцы перестали обращать внимание на исторически сложившиеся социально-правовые различия между крестьянами и дворовыми людьми. В ходе первой (1719-1727)* и второй (1744-1747)** ревизий остававшиеся неподатными холопы, вольные «гулящие люди» были включены в подушную подать. Кодификационная комиссия 1754 г., составившая проекты уголовного кодекса, устава о судоустройстве и судопроизводстве, а также проекты положения об общественных состояниях, квалифицировала дворовых людей и крестьян как разновидности статей владения и объекты податного обложения, не обращая внимания на их различную социальную природу4. Уравнивание крестьян и дворовых людей сопровождалось нивелированием крепостных. По словам В. О. Ключевского, прокомментировавшего указы 1760 и 1765 гг. о ссылке крестьян в Сибирь на поселение и на каторжные работы, «закон все более обезличивал крепостного, стирая с него последние признаки правоспособного лица»5. В последующем «просвещенная» императрица Екатерина II в свою очередь оставила нетронутыми льготы и привилегии дворян ради незыблемости самодержавной власти, в том числе полноту их власти над крепостными людьми.

Приобретателем семейной четы с ребенком стала жена отставного прапорщика Дарья Яковлевна Соколова. Девушку же купил отставной регистратор Степан Васильевич Пироговский. В купчих, естественно, конкретная причина отчуждения не столь давно приобретенных крепостных не названа. Очевидно, побудительным мотивом стала потребность в деньгах, ведь и дворня (прислуга), в сущности, содержалась за счет крестьян, а хозяйство вдовствующей помещицы вряд ли было процветающим и высокодоходным. Дворовый человек Варфоломей Яковлев сын с женой Марией и сыном Степаном были реализованы за 100 рублей, а Акулина Яковлева дочь за 25 рублей. Эти цены были существенно ниже, чем в Санкт-Петербурге, Москве и Казани. Цена рабочей лошади в среднем составляла 50-60 рублей. Конечно, стоимость «живого товара» была величиной непостоянной и зависела от количества предложений, резко возраставших в период военных столкновений, народных восстаний и в неурожайные годы. Скажем, в XVI в. в ходе русско-шведской войны 1554-1557 гг. в Карелии и Финляндии было захвачено множество пленных, которых продавали почти за бесценок. По свидетельству летописца, мужчин продавали за 10 копеек, женщин — за 15: «купили полон в гривну немчин, а девка в пять алтын»*. При этом значение имела, очевидно, лишь трудоспособность объекта продажи. В мирное же время цена крепостных людей варьировалась в зависимости от их физических данных, наличия специальных навыков и умений, пола и возраста. Спустя столетие, в 1740-1750-е гг. крепостных продавали в среднем за 30 рублей, а к 1780-м гг. их средняя стоимость достигла 100 рублей и выше6. В столице и в Москве этот показатель к концу столетия достигал 400-500 рублей.**


* Указ о проведении первой ревизии опубликован 26 ноября 1718 г. (см.: Полное собрание законов Российской империи. – СПб., 1830. – Собрание 1-е. – Т. 5. – № 3245. – С. 597).

** Указ о проведении второй ревизии опубликован 16 декабря 1743 г. (см.: Полное собрание законов Российской империи. – СПб., 1830. – Собрание 1-е. – Т. 11. – № 8835. – С. 962-964).

Наряду с нотариальным удостоверением текстов купчих о продаже дворни, как уже упоминалось, в записных книгах были приведены тексты пяти отпускных. В первой из них, датированной 21 августа 1778 г., фиксировалось предоставление воли крепостным крестьянам родным брату и сестре Петру и Варваре Никитиным детям и их племяннице Акулине Гавриловой дочери. Этих крестьян из д. Старой Елтемировой, Мурзиха то ж, по Зюрейской дороге Казанского уезда, доставшихся по наследству, отпустил на волю отставной прапорщик Петр Сергеевич Буткевич. При этом никаких обременений предусмотрено не было.

19 сентября 1778 г. нотариально были заверены отпускные на пятерых крепостных, данные супругами секунд-майором Иваном Парфентьевичем и его женой Анастасией Федоровной Падалицыными. Все эти акты содержали важную оговорку о получении крепостными воли лишь после смерти супругов. Именно с таким условием секунд-майорша Настасья Федоровна Падалицына отпустила на волю своих приданых крестьян Александра Васильева с женой Федорой Дмитриевной, Прасковью Васильеву и вдову Мавру Прохорову. Все они являлись выходцами из сельца Прибытково Березниковской волости Вологодского уезда*** и явно находились между собой в родственных связях. Помещик Иван Парфентьевич Падалицын отпустил дворового человека Кузьму Макарова, купленного у белозерского помещика Доводчикова. Дворовый находился в подушном окладе в сельце Малеево Павшезерской волости Заозерского стана Белозерского уезда Новгородской губернии.****

По всей видимости, супруги Настасья Федоровна и Иван Парфентьевич достигли преклонных лет и на закате жизни решили предоставить свободу тем, кто им служил верой и правдой. При этом чета помещиков обязалась вносить за них подати до очередной ревизии. Решение отпустить крепостных на волю не было сиюминутным, а стало продуманным действием. Еще 31 августа не владевшая грамотой помещица Н. Ф. Падалицына и 6 сентября 1778 г. секунд-майор И. П. Падалицын позаботились об оформлении поверенных писем на имя коллежского регистратора Леонтия Кузьмича Тихоновского с просьбой приложить за них руку на отпускных «у крепостных дел». Вполне возможно также, что супруги-помещики, не являвшиеся уроженцами Мензелинска и уезда, тосковали по своей «малой» родине и сочувственно отнеслись к ностальгии тех, кто принудительно вынужден был последовать за ними, будучи продан, отдан в приданое. Своим добрым побуждением они, надо полагать, пробудили в своей прислуге надежду на близкое освобождение от крепостной зависимости и благодарность, проявляемую в востребованном уходе и заботе.


* Здесь «гривна» — это гривенник, т. е. 10 копеек или 20 денег. В одном рубле содержалось 200 денег или 33 алтына 2 деньги. Алтын составлял 6 денег или 3 копейки (см.: Летописец русский (Московская летопись) / Подготовлено к изданию действительным членом Орловской ученой архивной комиссии А. Н. Лебедев. – М., 1895. – С. 49).

** См., например: Московские ведомости. – 1800. – 22 февраля. – № 15; 4 июля. – № 53.

*** Ныне д. Прибытково входит в состав Вологодского района Вологодской области.

**** Очевидно, это д. Малеево Вашкинского района Вологодской области.

Упоминания о прежнем местожительстве крепостных (Новгородская и Вологодская губерния), звучание фамилий отдельных помещиков (Буткевич, Пироговский, Тихоновский, Булатник, Пилецкий) и замечания о социальных функциях некоторых из них позволяют также заключить, что в формировании служилой корпорации, круга дворян Мензелинска определенную роль сыграли представители смоленского шляхетства.

Публикуемые акты были составлены подканцеляристом Степаном Пироговским. Исходя из установленной нормы, за регистрацию (нотариальное заверение) документа были уплачены пошлины (с рубля по шесть копеек). Были взяты по 10 копеек за письмо (составление текста) и за запись в книги, а также «новоположенных» 10 копеек и на расходы «3 копейки три чети», т. е. 3 копейки и 3 полушки*. Как видим, в отношении актов на отчуждение и освобождение крепостных людей применялся крепостной порядок совершения дел. Предъявленные к нотариальному заверению акты проверялись в своей подлинности и законности в присутственных местах; осуществлялась уплата пошлин, производилось копирование акта в специальные книги. Только после этого получивший силу и значение крепостного документа подлинник акта выдавался на руки.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Полное собрание законов Российской империи. – СПб., 1830. – Собрание 1-е. – Т. 20. – № 14392. – С. 229-304.

2. Скворцов О. Ю. Сделки с недвижимостью в коммерческом обороте. – М., 

2006. – С. 21.

3. Абрамович Г. В., Ивина Л. И., Маньков А. Г., Миронов Б. Н., Панеях В. М. Соборное уложение 1649 года. Текст. Комментарий. – Л., 1987. – С. 115.

4. Ключевский В. О. Курс русской истории. – М., 1988. – Т. 4. – С. 303-304.

5. Там же. – С. 295.

6. Яцевич А. Крепостной Петербург пушкинского времени. – Л., 1932. – Глава 3. Торговля крепостными. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://invlad.ru/author-97228.


* Полушка или полуденьга составляла четверть копейки. С 1700 г. чеканилась исключительно из меди.

 

№ 1. 1778 г. января 8. – Купчая на дворового человека Варфоломея Яковлева, его жену и сына

(л. 1 об.) Лета тысеща седмьсот семдесят осмаго генваря в восмы день. Умершаго порутчика Леонтья Алексеева сына Стадухина жена ево вдова Марья Дмитриева дочь, в роде своем не последняя, в Мензелинску от крепостных дел дала сию купчую отставного прапорщика Степана Михайлова сына Соколова жене ево Дарье Яковлевой дочере в том, что продала я, Стадухина, ей Соколовой, детям ее и наследникам в вечное владение и впредь бесповоротно крепостнаго своего двороваго человека из башкир Варфоломея Яковлева з женою Марьей Степановой и с малолетным сыном Степаном, написанного в нынешних поданных скасках по городу Казане за снохой моей родною, бывшaгo коллежскаго протоколиста Ивана Алексеева сына Стадухина за женою ево вдовою Агафьей Григорьевой, которой мне крепок по данной казанского губернского магистрата президента Александр Алексеева сына Чекмарева от жены ево Веры Григорьевой от казанских крепостных дел купчей. А взяла я, Стадухина, с нее Соколовой за онаго двороваго человека з женою и сыном денег сто рублей. И впредь мне Марье детям и наследникам моим до того проданного двороваго человека, до жены и до сына ево дела нет, и не вступатца. А напредь сеи купчей оной дворовой человек з женою и с сыном от меня Стадухиной и от наследников моих иному никому не продан и не заложен, и ни у кого ни в каких крепостях не укреплен. А буде кто в того человека з женою и сыном станет вступатца, то мне Стадухиной и наследникам моим ее Соколову и наследников ее от всяких вступщиков очищать и убытков никаких не доставить. А буде неочискою моею и наследников моих тот проданной дворовой человек з женою и сыном от нее Соколовой и от наследников ее по каким отойдет, то ей Соколовой детям и наследникам ее взять на мне Стадухиной, детях и наследниках моих означенные взятые мною денги сто рублей с пошлины и с убытки все сполна.

С написания же сей купчей за онаго двороваго человека Варфоломея подушные денги и всякие государственные подати платить ей Соколовой и наследником ее, а мне Стадухиной до того платежа дела нет.

К сей купчей в том, что вдова порутчица Марья Дмитриева дочь Стадухина крепостнаго своего из башкир двороваго человека Варфоломея Яковлева з женою Марьей Степановой и с малолетн[им сыном]* Степаном // (л. 2) в вечное владение отставного прапорщика Степана Соколова жене вдове Дарье Яковлевой продала, денег сто рублей взяла, и в вышеписанной силе сию купчую дала. А вместо ево по прошению отец ее духовной Троицкой церкви протопоп Димитри Иоаннов руку приложил.

У сей купчей премиер-майор Никита Евменьев сын Мажаров свидетель и руку приложил.

У сей купчей свидетель был и руку приложил секунд-майор Федор Денисов сын Петров.

У сей купчей отставной капитан Иван Егоров сын Тихановски свидетель и руку приложил.

У сей купчей отставной прапорщик Данила Данилов сын Шестаков свидетель был и руку приложил.

Купчую писал мензелинских крепостных дел подканцелярист Степан Пираговски.

Запрещения нет.

1778 года генваря 8 дня.

С сей купчей пошлин с рубля по шести копеек шесть рублей, от писма десеть, от записки десеть, новоположенных десеть, на росход три копейки три чети, итого шесть рублев тритцеть три копейки три чети принял и совершил надсмотрщик канцелярист Степан Пираговски.

Подлинную купчую вдова порутчица Марья Стадухина к себе приняла, а вместо ее по прошению расписался города Мензелинска Троицкой церкви протопоп Дмитрий Иванов.

К сей записке вместа прапорщицы Дарьи Соколовой по ее прошению отставной прапорщик Данила Шестаков руку приложил.

 

РГАДА, ф. 615, оп. 1, д. 6186, л. 1-2.


* Восстановлено по контексту (здесь и далее подстрочные примечания автора вступительной статьи).

 

№ 2. 1778 г. августа 21. – Отпускная на крестьянина Петра Никитина

(л. 2 об.) Лета тысеща седмьсот семдесят осмаго августа в дватцеть первы день. Отставной прапорщик Петр Сергеев сын Буткевич дал сию отпускную в Мензелинску от крепостных дел крепостным моим крестьянину Петру Никитину, которой в подушном окладе написан в Казанском уезде по Зюрейской дороге в деревне новопоселенной Старой Елтемировой, Мурзиха то ж, за покойным отцом моим капитаном Сергеем Буткевичем, сестре ево Петровой родной Варваре Никитиной, да племяннице родной же Гаврилы Никитина дочере Акулине Гавриловой в том, что отпустил я их Петра, Варвару и Окулину на волю. И впредь мне Буткевичю, жене, детям и наследникам моим до них Петра, Варвары и Акулины и пожитков их дела нет, и не вступатца. А жить им Петру, Варваре и Акулине, объявя сию отпускную в присудственном месте, где пожелают.

По сей отпускной вышеписаннаго крестьянина Петра Микитина с сестрою Варварой Микитиной и племянницай Акулинай Гавриловой на вышеписанном основани на волю отпустил и руку приложил. Отставной прапорщик Петр Сергеев сын Буткевич.

У сей отпускной свидетель был и руку приложил города Мензелинска и смоленскаго шляхетства предводитель секунд-майор Федор Денисов сын Петров.

У сей отпускной отставной прапорщик Игнатей Петров сын Моисеенок свидетель и руку приложил.

У сей отпускной отставной прапорщик Данилов сын Шестаков свидетелем был и руку приложил. //

(л. 3) У сей отпускной отставной прапорщик Яков Михайлов сын Буткевич свидетелем был и руку приложил.

Отпускную писал мензелинских крепостных дел копист Федор Степанов сын Пироговски. 

Запрещения нет.

Что в ней написано по чищеному «ой» — «ем», тому верить.

1778-го году августа в 21 день.

Сия отпускная писана в Мензелинску у крепостных дел, со оной от писма десеть, от записки десеть, новоположенных десет же, на росход три копейки три чети, итого тритцеть три копейки три чети взято и в приход записано. Принял и совершил надсмотрщик подканцелярист Степан Пироговский.

Подлинную отпускную прапорщик Петр Сергеев сын Буткевич к себе принел и росписался.

РГАДА, ф. 615, оп. 1, д. 6186, л. 2 об.-3.

 

№ 3. 1778 г. августа 27. – Купчая на дворовую девушку Акулину Яковлеву

(л. 3) Лета тысеща седмьсот семдесят осмаго августа в дватцеть седмы день. Умершaгo порутчика Леонтья Алексеева сына Стадухина жена вдова Марья Дмитриева дочь, в роде своем не последняя, в Мензелинску от крепостных дел дала сию купчую из смоленскаго шляхетства отставному правинцыальному регистратору Степану Васильеву сыну Пироговскому в том, что продала я, Стадухина, ему Пироговскому, жене, детям и наследникам ево в вечное владение и впредь бесповоротно крепостную свою дворовую из башкирской нацы девку Акулину Яковлеву, дватцети лет, которая мне крепка по данной казанского губернскаго магистрата президента Александр Алексеева сына Чекмарева от жены ево Веры Григорьевой от казанских крепостных дел купчей. Взяла я, Стадухина, с него Пироговского за оную девку Акулину дватцеть [пять рублев денег]*. И впредь мне, детям и наследникам моим до той (л. 3 об.) проданной девки дела нет, и не вступатца. Напредь же сей купчей оная девка Акулина иному никому не продана, не заложена и ни у кого ни в каких крепостях не укреплена. А буде кто во оную девку станет вступатца, то мне, Стадухиной, детям и наследникам моим ево Пироговскаго, жену, детей и наследников ево от всяких вступщиков очищать и убытков никаких не доставить. А буде неочискою моею и наследников моих та проданная девка от него Пироговскаго и от наследников ево по каким-либо крепостям отойдет, то ему Пироговскому и наследникам ево взять на мне, Стадухиной, детях и наследниках моих означенные взятые денги дватцеть пять рублей и с убытки по ево Пироговсковой скаске все сполна.


* Восстановлено по контексту.

К сеи купчей в том, что вдова порутчица Марья Дмитрева дочь Стадухина крепостную свою из башкир дворовую девку Акулину Яковлеву в вечное владение отставному регистратору Степану Васильеву сыну Пироговскому продала, и денег дватцеть пять рублей взяла и в вышеписанной силе сию купчую дала. А вместо ее по прошению отец ее духовной Троицкой церкви протопоп Димитри Иоаннов руку приложил.

У сей купчей и при взятье денег отставной капитан Яков Павлов сын Суворов свидетель и руку приложил.

У сей купчей и при взятье денег отставной прапорщик Иван Григорьев сын Дударь свидетель и руку приложил.

У сей купчей и при взятье денег отставной прапорщик Данила Данилов сын Шестаков свидетель и руку приложил.

Купчую писал мензелинских крепостных дел копист Григорей Меншагин.

Запрещения нет.

1778 года августа в 27 день.

Сия купчая писана в Мензелинску у крепостных дел, со оной пошлин с рубля по шести копеек один рубль пятьдесят копеек, от писма десеть, // (л. 4) от записи десеть, новоположенных десеть, на росход три копейки три чети, итого один рубль восемдесят три копейки три чети взято и в приход записано. Принел и совершил надсмотрщик подканцелярист Степан Пироговский.

Подлинную купчую вдова порутчица Марья Стадухина к себе приняла, а вместо ее по ее прошению отец ее духовной Троицкой церкви протопоп Димитрий Иоаннов расписался.

К сей записке регистратор Степан Пироговский руку приложил.

 

РГАДА, ф. 615, оп. 1, д. 6186, л. 3-4.

 

№ 4. 1778 г. сентября 19. – Отпускная на дворовых людей Александра Васильева с женой

Лета тысеща седмьсот семдесят осмаго сентября в девяты на десеть день. Секунд-майорша Настасья Федорова дочь Падалицына, в роде своем не последняя, дала сию отпускную в Мензелинску от крепостных дел в том, что отпустила я на волю крепостных своих дворовых людей, доставшихся мне по приданству от покойного родителя моего подполковника Федора Матвеева сына Лызлова Вологоцкаго уезду из селца Прибыткова з деревнями Александру Васильева з женою Фeдорой Дмитриевой с тем, как я по воли своей оных отпущаю, так по смерти моей и мужа моего секунд-майора Ивана Парфентьева сына Падалицына наследником нашим никому ко владению оных не вступатся. Подушные за онаго двороваго человека Александру денги со всеми государственными податьми платить до будущей ревизи должна я, Падалицына, бездоимочно. По смерть же мою и мужа моего жить им Александру з женою, объявя сию отпускную в присудственном месте, где пожелают.

По сей отпускной секунд-майорша Настасья Федорова дочь Падалицына вышеписанного крепостнаго своего двороваго человека Александру Васильева // (л. 4 об.) з женою Федорой Дмитриевой на вышеписанном основани на волю отпустила. А вместо ее по поверенному писму отставной коллежской регистратор Леонтей Козмин сын Тихановски руку приложил.

У сей отпускной свидетель и руку приложил города Мензелинска отставной вахмистр Михаила Алексеев сын Булатник.

У сей отпускной свидетель и руку приложил Оренбургскаго ведомства мензелинской канцеляри канцелярист Василей Сергеев сын Суворов.

У сей отпускной свидетель Оренбургскаго ведомства мензелинской канцеляри канцелярист Никита Козмин сын Пилецки и руку приложил.

Отпускную писал мензелинских крепостных дел копеист Григорей Меншагин.

Запрещения нет.

А что в ней по чищеному написано «атвеева 30», тому верити.

1778 года сентября в 19 день.

Сия отпускная писана в Мензелинску у крепостных дел, со оной от письма десеть, от записки десеть, новоположенных десеть же, на росход три копейки три чети, итого тритцеть три копейки три чети взято и в приход записано,

Принел и совершил надсмотрщик подканцелярист Степан Пираговски.

Подлинную отпускную секунд-майорша Настасья Федорова дочь Падалицына к себе приняла.

А вместо ее по поверенному писму коллежской регистратор Леонтей Козмин сын Тихановски росписался.

РГАДА, ф. 615, оп. 1, д. 6186, л. 4-4 об.

 

№ 5. 1778 г. сентября 19. – Отпускная на крепостную девушку Прасковью Васильеву

(л. 4 об.) Лета тысеща седмьсот семдесят осмаго сентября в девяты на десять день. Секунд-майорша Настасья Федорова дочь Падалицына, в роде своем не последняя, дала сию отпускную в Мензелинску от крепостных дел в том, что отпустила я на волю крепостную свою дворовую девку, доставшуюся мне по приданству от покойнаго родителя моего подполковника Федора Матвеева сына Лызлова, Вологоцкаго уезду из селца Прибыткова з деревнями Парасковью Васильеву с тем, как я по воли своей оную девку Парасковью отпущаю, так по смерти моей и мужа моего секунд-майора Ивана Парфентьева сына Падалицына наследникам нашим ко владению [не вступатся]*. По смерть же мою и мужа моего жить ей Парасковье, объявя сию отпускную в присудственном месте, где пожелает.

По сей отпускной секунд-майорша Настасья Федорова дочь Падалицына крепостную свою дворовую девку Парасковью Васильеву дочь на вышеписанном основании на волю отпустила, а вместо ее по поверенному письму отставной коллежской регистратор Леонтей Козьмин сын Тихановски руку приложил.

У сей отпускной свидетель и руку приложил города Мензелинска отставной вахмистр Михаила Алексеев сын Булатник.

У сей отпускной свидетель был и руку приложил Оренбургскаго ведомства мензелинской канцеляри канцелярист Василей Сергеев сын Суворов.

У сей отпускной свидетель Оренбургскаго ведомства мензелинской канцеляри канцелярист Никита Козмин сын Пилецки и руку приложил.

Отпускную писал мензелинских крепостных дел копеист Григорей Меншагин.

Запрещения нет.

1779 года сентября в 19 день.

Сия отпускная писана в Мензелинску у крепостных дел. Со оной от писма десеть, от записки десеть, новоположенных десет жe, на росход три копейки три чети, итого тритцеть три копейки три чети взято и в приход записано. Принел и совершил надсмотрщик подканцелярист Степан Пираговски.

Подлинную отпускную секунд-майорша Настасья Федорова дочь Падалицына к себе приняла, а вместо ее по поверенному писму коллежской регистратор Леонтей Козмин сын Тихановски росписался.

РГАДА, ф. 615, оп. 1, д. 6186, л. 4 об.-5.


* Восстановлено по контексту.

 

№ 6. 1778 г. сентября 19. – Отпускная на дворовую крепостную Мавру Прохорову

(л. 5) Лета тысеща седмьсот семдесят осмаго сентября в девяты на десять день. Секунд-майорша Настасья Федорова дочь Падалицына, в роде своем не последняя, дала сию отпускную в Мензелинску у крепостных дел в том, что отпустила я на волю крепостную свою дворовую вдовую бабу, доставшуюся мне по приданству от покойнаго родителя моего подполковника Федора Матвеева сына Лызлова, Вологоцкаго уезда // (л. 5 об.) из селца Прибыткова з деревнями Мавру Прохорову с тем, как я по воли своей оную бабу Мавру отпущаю, так по смерти моей и мужа моего майора Ивана Парфентьева сына Падалицына наследникам нашим никому ко владению ее не вступатся. По смерть же мою и мужа моего жить ей Мавре, объявя сию отпускную в присудственном месте, где пожелает.

По сей отпускной секунд-майорша Настасья Федорова дочь Падалицына крепостную свою дворовую вдовую бабу Мавру Прохорову на вышеписанном основани на волю отпустила, а вместо ее по поверенному писму отставной коллежской регистратор Леонтей Козмин сын Тихановски руку приложил.

У сей отпускной свидетель был и руку приложил города Мензелинска отставной вахмистр Михаила Алексеев сын Булатник.

У сей отпускной свидетель и руку приложил Оренбургскаго ведомства мензелинской канцеляри канцелярист Василей Сергеев сын Суворов.

У сей отпускной свидетелям был Оренбургскаго ведомства мензелинской канцеляри канцелярист Никита Козмин сын Пилецки и руку приложил.

Отпускную писал мензелинских крепостных дел капеист Григорей Меншагин.

Запрещения нет.

1778 года сентября в 19-го день.

Сия отпускная писана в Мензелинску у крепостных дел. Со оной от писма десеть, от записки десеть, новоположенных десеть, на росход три копейки три чети взято и в приход записано.

Принел и совершил надсмотрщик подканцелярист Степан Пироговски.

Подлинную отпускную секунд-майорша Настасья Федорова дочь Падалицына к себе принела, а вместо ее по поверенному же писму коллежской регистратор Леонтей Козмин сын Тихановски росписался.

 

РГАДА, ф. 615, оп. 1, д. 6186, л. 5-5 об.

 

№ 7. 1778 г. сентября 19. – Отпускная на дворового человека Кузьму Макарова

(л. 6) Лета тысеща семьсот семдесят осмаго сентября в девяты на десять день. Секунд-майор Иван Парфентьев сын Падалицын, в роде своем не последней, дал сию отпускную в Мензелинску от крепостных дел в том, что отпустил я на волю крепостнаго своего двороваго человека, купленаго мною с протчими у белозерскаго помещика каптенармуса Ивана Тимофеева сына Доводчикова, состоящаго в подушном окладе за отцом ево прапорщиком Тимофеем Ивановым сыном Доводчиковым в Белозерском уезде в Заозерском стану в Повшезерской волости в селце Малееве Кузму Макарова с тем, как я по воли своей ево Кузму отпущаю, так по смерти моей и жены моей майорши Настасьи Федоровой дочери наследникам нашим никому ко владению ево Кузмы не вступатся. Подушные ж за онаго двороваго человека Кузму денги со всеми государственными податьми платить до будущей ревизи должен я, Падалицын, бездоимочно. По смерти же мою и жены моей жить ему, Кузме, объявя сию отпускную в присудственном месте, где пожелает.

Пo сей отпускной секунд-майор Иван Парфентьев сын Падалицын вышеписанного крепостнаго своего двороваго человека Козму Макарова на вышеписанном основани на волю отпустил, а вместо ево по поверенному письму отставной коллежской регистратор Леонтей Козмин сын Тихановски руку приложил.

У сей отпускной свидетель и руку приложил города Мензелинска отставной вахмистр Михаила Алексеев сын Булатник.

У сей отпускной свидетель и руку приложил Оренбургскаго ведомства мензелинской канцеляри канцелярист Василей Сергеев сын Суворов.

У сей отпускной свидетелем был [и руку при]ложил* Оренбургскаго ведомства Мензелинской // (л. 6 об.) канцеляри канцелярист Никита Козмин сын Пилецки и руку приложил.

Отпускную писал мензелинских крепостных дел капеист Григорей Меншагин.

Запрещения нет.

1778 года сентября в 19-го день.

Сия отпускная писана в Мензелинску у крепостных дел. Со оной от писма десеть, от записки десеть, новоположенных десеть же, на росход три копейки три чети взято и в приход записано.

Принел и совершил надсмотрщик подканцелярист Степан Пироговски.

Подлинную отпускную секунд-майорша Настасья Федорова дочь Падалицына к себе принела, а вместо ее по поверенному же писму коллежской регистратор Леонтей Козмин сын Тихановски росписался.

 

РГАДА, ф. 615, оп. 1, д. 6186, л. 6-6 об.


* Восстановлено по контексту.

 

№ 8. 1778 г. сентября 6. – Верющее письмо секунд-майора И. Падалицына Л. К. Тихоновскому

(л. 7) Государь мой, Леонтей Кузмич.

Отпустил я на волю купленого мною с протчими у белозерского помещика каптенармуса Ивана Тимофеева сына Доводчикова, состоящего в подушном окладе за отцом ево прапорщиком Тимофеем Ивановым сыном Доводчиковым же в Белозерском уезде в Заозерским стану в Повшезерской волости в селце Малееве, двороваго человека Кузму Макарова. Того ради вас, государя моего, прошу на того двороваго человека Кузму Макарова в отпускной у крепостных дел вместо меня приложить руку и в приеме оной росписатся, в чем вам верю и что учините, прекословить не буду.

Секунд-майор Иван Парфентьев сын Падалицын.

Сентября — дня 1773 году.

Господину коллежскому регистратору Тихановскому. 

(л. 7 об.) 1778 году сентября 6 дня. Сие верющее писмо нами нижеподписавшимися свидетелствовано, которое по свидетелству оказалось подписано подлинно рукою секунд-майора Ивана Падалицына, писанное на имя коллежского регистратора Леонтья Кузмина сына Тихановскаго.

Порутчик Афанасей Гаврилов сын Горлов.

Секунд-майор Иван Григорьев сын Палчиков.

 

РГАДА, ф. 615, оп. 1, д. 6186, л. 7-7 об.

 

№ 9. 1778 г. августа 31. – Верющее письмо помещицы А. Ф. Падалицыной Л. К. Тихоновскому

(л. 8) Государь мой, Леонтей Кузмич.

Отпустила я на волю крепостных своих людей, доставшихся мне по приданству покойнаго родителя моего подполковника Федора Матвеевича Лызлова, Вологоцкаго уезду из селца Прибыткова Александру Васильева з женою его Федорой Дмитриевой и сестру онаго Александры родную девку Парасковью Давыдову, Мавру Прохарову. Того ради вас, государя моего, прошу на тех отпускных моих людей Александру з женою, вдову и девку в отпускных каждому особо у крепостных дел вместо меня, по незнанию моему грамоте, приложить руку, в чем вам верю и что учините, прекословить не буду. В том за рукоприкладствием вместо себя нижеподписавшейся сие писмо отдала секунд-майора Падалицына жена Настасья Федорова дочь.

К сему верющему письму вместо вышеписанной майорши Настасьи Федоровой дочери Падалицыной по ее прошению казанской помещик порутчик Афанасей Гаврилов сын Гарлов руку приложил.

Августа 31-го дня 1778 году.

Коллежскогу регистратору Тихановскому.

(л. 8 об.) 1778 году августа 31 дня. Сие верющее писмо нами нижеподписавшимися свидетелствовано, которое по свидетелству оказалось подлинно подписано по прошению секунд-майора Падалицына жены Настасьи Федоровой дочери рукою порутчика Афонасья Гаврилова сына Горлова, писанное на имя коллежского регистратора Леонтья Кузьмина Тихановского.

Капитан Алексей Сидаров сын Аристов.

Секунд-майор Иван Григорьев сын Пальчиков.

Подъпорутьчик Иван Семенов сын Озеров.

Порутчик Александр Иванов сын Палчиков.

 

РГАДА, ф. 615, оп. 1, д. 6186, л. 8-8 об.

 

 

Публикацию подготовила

Дина Мустафина,

кандидат исторических наук