2016 3/4

«Они хотели свергнуть царизм…»: исторический доклад как форма идеологической работы среди молодежи

Формирование менталитета советского человека не мыслилось без идеологической работы, значение которой в 1920-е гг. заметно возросло. В это время в сознание общества, переживающего последствия революции и гражданской войны, активно насаждалась та версия прошедших событий, которая служила укреплению влияния правящей элиты. С особым размахом такая работа разворачивалась в сельских комсомольских ячейках. Воспитание лояльности советскому режиму здесь оказывалось наиболее актуально: именно в сельской местности проживало большинство населения страны, где формировался основной призывной контингент.

Одной из форм идеологической работы стало чтение докладов на актуальные темы, такие как международное положение СССР, создание Красной армии, задачи партии комсомола в деревне, коммунистический интернационал и многие другие. Как правило, в сюжетной линии преобладали события недавнего прошлого, связанные с октябрьской революцией 1917 г. Тематика лекций могла быть различной, но основная фабула оставалась неизменной: неизбежность перехода власти в руки трудящихся классов красной линией проходила через большинство выступлений. Дореволюционные события не вызывали столь пристального интереса, однако в декабре 1925 г. тематика лекций расширилась: в стране торжественно отмечался 100-летний юбилей восстания декабристов. Положившие начало развитию революционного направления общественной мысли XIX в., участники тайных кружков объявлялись борцами за свободу народа. Пропаганда деятельности декабристов, направленная на ограничение самодержавной власти и отмену крепостного права, приобретала особый размах.

Столь знаменательное событие требовалось донести до сознания широкой аудитории, показать его значимость и актуальность. Однако поставленная цель осложнялась весьма непростой задачей: с одной стороны, следовало показать, что дворянство традиционно оставалось враждебным крестьянству сословием, с другой — подчеркнуть прогрессивную роль офицеров-дворян — участников выступления. Данное противоречие среди историков-марксистов нашло следующее объяснение: «В процессе… эволюции новых социально-экономических отношений, исторически изживающий себя класс переживает процесс внутреннего разложения и распада. В этом процессе передовые группы постепенно отходят от своей классовой позиции и… начинают осуществлять программу нового грядущего класса»1. Отсюда следовал вывод, что декабристы — это «социальная группа, оторвавшаяся от своего дворянского класса в процессе изживания исторически отживающих социальных и экономических отношений…»2

Комсомольская ячейка. 1920-е гг. Фото электронного ресурса, режим доступа: http://litlive.ru/topics/kumir/viewpost/963.

 

Научные определения, однако, оказывались малодоступными для понимания сельской аудитории. Поэтому в массовое сознание внедрялась простая схема: есть противоречие между трудящимися и эксплуататорами. Трудящийся — это представитель передового класса, за ним будущее, он ведет справедливую борьбу со своими классовыми врагами, но и в среде последних могут находиться передовые, благородные люди. Ими как раз и объявлялись декабристы. Так создавался романтизированный образ смелых, самоотверженных борцов, хоть и являвшихся дворянами, но готовых пожертвовать собой ради счастья народа. Обращение к событиям 1825 г., таким образом, выполняло воспитательную функцию: образ героя должен был стать примером для подражания молодежи. Кроме того, использование исторического материала было призвано лишний раз подчеркнуть кризис, охвативший российское самодержавие уже в начале XIX в.

Перед нами материал доклада на тему «Восстание декабристов», прочитанного в комсомольской ячейке с. Молькеево Свияжского кантона Татарской республики в декабре 1925 г. Характерно, что докладчиком выступил один из членов ячейки. При отсутствии лекторов эту работу выполняли сами комсомольцы, наиболее грамотные и активные. По всей видимости, выступающий стремился усилить эффект воздействия на слушателей, для чего применил ряд образных сравнений, связанных как с поведением офицеров («во время войны наши офицеры… только играли в карты и пьянствовали»), так и с отношением дворян к своим крепостным («помещики не считали за человека крестьянина, а считали вместо собаки и еще хуже»). В то же время, судя по материалам конспекта, докладчик весьма слабо владел темой. Допустив ряд неточностей, он не смог построить целостной картины событий. Известно, например, что Константин — претендент на престол — являлся не сыном, а братом Александра I, в Сибирь было отправлено далеко не 25 человек и т. д. Однако вряд ли стоит упрекать выступающего за незнание таких нюансов, равно как и за допущенную вольность в оценочных суждениях. В условиях, когда история оказалась вычеркнутой из учебных программ, искажение фактов и использование заведомо ложных утверждений становилось составной частью идеологической работы.

Успех этой работы напрямую связывался с негативным, а чаще всего с безразличным отношением общества к своему прошлому. Отсутствие вопросов со стороны аудитории (а обычно подобные вопросы фиксировались в протоколах) могло свидетельствовать лишь о том, что слушатели доклада остались равнодушными к его содержанию. Важными оказывались не столько факты, сколько их интерпретация, которая приводила к «правильным» выводам. Они оказывались простыми: все, что происходило в стране до 1917 г., было плохо, и только октябрьская революция большевиков принесла народу освобождение. Механизм манипулирования сознанием масс набирал свои обороты.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. 100-летие восстания декабристов: сборник статей и документов журнала «Каторга и ссылка». – М., 1927. – С. 33.

2. Там же. – С. 33-34.

 

Из протокола общего собрания членов комсомольской ячейки с. Молькеево Свияжского кантона ТАССР

27 декабря 1925 г.

 № 145

[…] Доклад о декабристах. Т[оварищ] Минкин говорит. В 1812 году Франция под руководством Наполеона объявил[а] войну России, но Россия победила Наполеона. Во время войны наши офицеры ничего не работали, а только играли в карты и пьянствовали. В 1814 году появились декабристы. Их лозунг был «Крестьянам дать свободу от помещичьего ига». Они работали подпольно, делали политкружки, организован был кружок славян «Союз благоденствия». Этим кружком руководил полковник Пест[е]ль, но они хотели свергнуть царизм. Солдаты в это время служили в армии 25 лет. Вернуться солдат были порухи* помещикам. «Союз благоденствия» просит от царя свободу слова и печати и хотели забрать всю власть в руки выборному от народа, но никак. У нас теперь власть Советов рабочих и крестьян. Этот «Союз благоденствия» не думали создавать. [В] 1825 году царь Александр написал завещание, что престол перейдет сыну Константину, но «Союз благоденствия» хотел выбрать от народа представителей человек 5 для управления. Тогда было восстание солдат и декабристов против царей. Много было пролито крови, потому что на усмирение было послано солд[атское] войско. Восстание подавлено, на престол поступил Николай «кровавый», потому что накануне был бой. 25 человек восстающих было сослано в Сибирь, а остальных перевесили на виселках.

Декабристы не думали ни о чем и распространили агитацию среди бедняцкого класса против самодержавия, крепостного права. Тогда крестьян сильно подушали**. Помещики не считали за человека крестьянина, а считали вместо собаки и еще хуже. […]

Пред[седатель] собрания А. Игнатьев.

Секретарь Молчанов.

Верно: тех[нический] секретарь (подпись).

 

ЦГА ИПД РТ, ф. 451, оп. 1, д. 11, л. 41-42 об. Рукопись.

 


* Так в документе.

** Так в документе.

Публикацию подготовил

Денис Давыдов,

доктор исторических наук