2016 3/4

Концепция мистического познания — в рисала «Макамат» средневекового ширванского суфия саййида Йахйи Бакуви и некоторые сведения о суфизме в Поволжье и на Урале

Судя по большому количеству научных и научно-популярных публикаций в мировом востоковедении, мусульманский мистицизм-суфизм (тасаввуф), как одно из самых неоднозначных проявлений исламской религии, привлекает внимание культурологов, религиоведов и исламоведов. Суфизм не только оказал решающее влияние на духовное развитие нормативного ислама, но и стал одной из основных форм его бытования в различных историко-культурных регионах мусульманского мира. В зависимости от существовавшего в этих регионах контекста — исторического, культурного, религиозного, этнопсихологического, он всякий раз приобретал свою как идеологическую, организационную, так и культово-ритуальную специфику. Суфизм в Африке не был похож на суфизм в Индии, а тот, в свою очередь, отличался от суфизма в Центральной Азии, Поволжье и в Закавказье. Таким образом, во многих среднеазиатских и закавказских регионах, на территории России — в Поволжье, на Урале и в Крыму наряду с нормативным исламом развивался и ислам в форме суфизма.

Суфизм среди мусульман России, в частности, в среде мусульман Поволжья и Урала имеет давнюю историю. Однако, по сравнению с другими регионами, история суфизма, его мировоззрение и практика в этом регионе малоизучены. Несмотря на это, мы попытались представить некоторые сведения о мусульманском мистицизме в этом крае. Тюрки Поволжья и Приуралья, имевшие многовековые культурные и духовные связи с мусульманским Востоком, не могли остаться в стороне от процессов, происходивших в исламском мире. Идеи тюркского суфизма, воспетые в поэтическом произведении «Диван-и Хикмат» (Сборник мудрых высказываний) великого суфийского шейха Ахмада ал-Йасави (ум. 1162), проникли в Волжскую Булгарию из Средней Азии. Золотоордынский хан Берке принял ислам и получил религиозные знания у суфийского шейха Сайф-ад-дина ал-Бахарзи. Исламизация Золотой Орды была осуществлена при могущественном Узбек-хане (1312-1341). Принятие ислама, объявление его государственной религией происходило под влиянием суфийских шейхов Садр ад-дина Сулеймана ал-Лакзи, Шамс-ад-дин ал-Мысри и Низам ад-дина. Среди мусульманских мистиков Поволжья XIV-XV вв. следует назвать шейха Махмуда б. Абдаллаха ас-Сараййи, шейха Джамал ад-дина Йусуфа б. Хасана ас-Сараййи, шейха Хафиз ад-дина Мухаммада ал-Базази1. Позже, уже в XVI-XVIII вв., в среде татарских мусульман возрождаются традиции Ахмада ал-Йасави. Происходит дальнейшее развитие татарской литературы. Суфийская литература противопоставляет насилию и жестокости враждебного мира внутренние ресурсы личности, ее духовное богатство. В сложные периоды истории татар суфизм заполнял идеологический, идейно-политический социально-структурный вакуум в обществе2.

Большое распространение в Поволжье и на Урале получило братство Накшбандийа. В среде башкир суфизм был популярен в форме ишанизма. Башкирские суфийские шейхи-ишаны являлись руководителями ислама в регионе. Ишаны Башкирии были носителями мусульманских идейно-философских традиций, восходивших к ранним арабским среднеазиатским школам и адаптированных к особенностям уклада башкирского общества. Под их влиянием уже в Новое время сформировалась основная часть башкирской интеллигенции. Деятельность ишанов способствовала развитию в Поволжье и на Урале литературы, искусства, общественно-политической мысли. Уже в Новое время были известны династии башкирских суфиев-ишанов Тукаевых, Галикеевых, Расулевых, Курбангалиевых3.

Суфизм является одной из форм бытования ислама, в том числе и в Азербайджане. Он распространился здесь уже на раннем этапе классического периода (XI в.). Яркими представителями исламского мистицизма классического периода в Ширване (историческая область Северного Азербайджана) были Али б. Мухаммад б. Абд Аллах ал-Бакуви (ум. 1050-1051) и ал-Хусайн ал-Гадаири (ум. 1071). Известным представителем ширванского периода был саййид Йахйа аш-Ширвани ал-Бакуви (потомок седьмого шиитского имама Мусы б. Джафара ал-Казима — ум. в 799).

Реформаторская деятельность, идеи и наставления саййида Йахйи Бакуви нашли свое отражение в 23 сочинениях, хранящихся в библиотеках и рукописных фондах Турецкой Республики и в Институте рукописей Национальной Академии наук Азербайджана.

Все они написаны в жанре научно-богословских посланий — Раса’ил (рисала). Тематически их можно подразделить на две группы. К первой относятся научно-богословские послания, посвященные концепции мистического познания начинающего суфия (мурида), познанию таинств бытия, человеческого существования, познанию сверхчувственной реальности — Бога, духовно-нравственному очищению, самосовершенствованию под наставничеством опытного мурида с целью приобщения к Богу, овладения божественными качествами (ма‘рифат).

В эту группу входят сочинения: «Кашф ал-кулуб» (Раскрытие сердец), «Атвар ал-кулуб» (Образы поведения сердец), «Гюлшан-и асрар» (Цветник тайн)4, «Маназил ал-‘ашикин» (Жилища влюбленных)5, «Макамат» (Стоянки)6, «Асрар ал-кулуб» (Тайны сердец)7, «Шарх-и саманийа-йи усама» (Толкование восьми имен)8, «Дар байан-и ‘илм» (О мистическом знании)9.

Вторая группа сочинений посвящена общим мусульманским ритуалам и глубоким размышлениям о значении этих обрядов для простых правоверных мусульман и для избранных друзей Божьих (аулийа Аллах — совершенных мистиков)10. Сюда относятся послания «Ма лабудда батинийа» (Обязательное о сокрытом), а также «Тафсир ва та’вил Ихдина-сират ал-мустаким» (Толкование и аллегорическое изъяснение слов «Веди нас прямым путем»).

Основа концепции мистического познания — учение о «стоянках» и «состояниях» мистического Пути. Составляющей гносеологического учения Йахйи Бакуви также является учение о стоянках и состояниях, которые описаны в трех самых больших научно-богословских сочинениях Бакинской рукописи. Это рисала «Маназил-ал-ашикин», «Макамат» и «Асрар-ал-кулуб». В «Маназил-ал-ашикин» насчитано 40 маназил — стадий и состояний совершенствования, а названия терминов Йахйа Бакуви фактически заимствовал из Райхан ал-Хака’ик ад-Дарбанди. Оба автора — саййид Йахйа Бакуви и Абу-Бакр ад-Дарбанди выделяют два аспекта значения терминов. Одни и те же термины употребляют и простые правоверные мусульмане, и мусульманские мистики. Они имеют жизненное значение, учат правоверных правильному образу жизни и имеют теософское значение, когда выступают как мистические состояния. Здесь автор рассказывает о сущности мистической науки или суфийского знания, поясняет значения суфийских терминов, определяющих «стоянки» (макамат) и состояния (ахвал), а также этические основы мистических привалов или жилищ (маназил). Продолжением сочинения «Маназил-ал-ашикин» является рисала «Макамат».

Основой мусульманского мистицизма является триада: шари’ат — религиозный закон, тарикат — путь к Богу, хакикат — истина, которая часто заменялась также термином ма’рифат — сверхчувственное мистическое познание. Эта триада на определенном этапе эволюции мистицизма дополняется и конкретизируется понятиями: 1) сайр ила-Ллах (Путешествие к Аллаху); 2) сайр фи-Ллах (Путешествие в Аллахе); 3) сайр-би-Ллах (Путешествие с Аллахом); 4) сайр ’ан Аллах би-ллах (Путешествие от Аллаха с Аллахом)11. Суть этих мистических терминов сводится к тому, что человеческая жизнь для суфиев обретает смысл через возврат к Богу и его познание. Саййид Йахйа ал-Бакуви несколько детализирует эти мистические понятия и описывает семь таких этапов в рисале «Макамат».

Путь к Аллаху (сайр ила-Ллах) — стадия, с которой начинается первый этап мистического пути и которая включает в себя «этап шариата», то есть исполнение всех предписанных религиозных законов вместе с начальными суфийскими практическими упражнениями. Эта стадия предполагает состояния аскетизма (зухд) и терпения (сабр)12. Йахйа ал-Бакуви включает в эту стадию самый начальный смысловой этап. Он советует оборвать связь с властями предержащими, отказаться от имущества и высокого социального статуса, отказаться от плотских удовольствий, от разных видов пищи, от гордыни, отречься от себя, дабы спастись от греха и стать достойным общественной любви, смириться со всем, что ниспосылает Господь Бог и относиться ко всем одинаково, не делить людей на бедных и богатых13.

Путь Аллаха (сайр-ли-Ллахи). Это продолжение первого этапа, вступ­ление на мистический путь совершенствования, постижение сверхчувственного знания (ирфан) посредством внутренней борьбы с помощью непрестанного поминания Бога (зикр), достижение экстатического состояния фана и переход этого состояния в бака’. Этой стадии соответствуют манзалы зикр и ма‘рифат в сочинении «Маназил ал-‘ашикин»14.

На этой стадии зарождается мистическая интуиция, непосредственное «вкушение» (заук*) божественных истин. Здесь Йахйа ал-Бакуви советует отречься не только от этого мира, но и от мира загробного. Он советует стремиться к Богу не ради спасения в загробном мире, а ради самого Бога. Это один из основных постулатов суфизма15.

Макам сайр-‘ала-Ллахи завершает первый смысловой этап. Саййид Йахйа ал-Бакуви учит тому, что на этой стадии начинающий мистик «овладевает искусством» того, как стать совершенным мистиком и уподобиться примеру совершенства Адама16.

Новый смысловой этап начинается от стадии сайр ма‘-Ллахи (путь с Аллахом). Данной стадии соответствует близость, дружба с Аллахом. Этого этапа удостаиваются лишь любимые рабы Божьи, с Его благоволения избранные Им самим. Он достигается под наставничеством опытного шейха и продолжается до конца земной жизни и после нее, он же открывает врата чудотворства17.


* Заук — озарение свидетельством божественного присутствия.

Стадия сайр-фи-Ллах (путь в Аллахе) является продолжением второго смыслового этапа, идея которого заключается в пребывании в Боге после растворения в нем. Сайр-фи-Ллах эквивалентен этапу хакиката, точнее, ма’рифату; он не имеет завершения, процесс приобретения мистического знания продолжается бесконечно. Описывая эту мистическую стадию, автор сравнивает ее с буквами арабского алфавита: алиф олицетворяет в себе единственность мира, единство Бога и бытия, остальные буквы арабского алфавита олицетворяют собой множественность мира, рождающуюся из единственности18.

Третий мистический этап завершается стадиями 6) сайр ‘ан-Аллахи и 7) сайр-би-Ллахи — Путешествие от Аллаха с Аллахом19. В них содержится вся суть стадии духовного роста и совершенствования в познании божественного мира. Это завершающий этап мистического пути, накладывающийся на предыдущий, при котором мистик, продолжая приобретать мистические знания, начинает обучать следующее поколение мистиков20.

В своих раса‘ил саййид Йахйа отвечает на вопросы, которые задают ему муриды. Ответы шейха, прежде всего, раскрывают методы совершенствования. В его сочинениях описана метафизика, раскрыты онтология и антропоморфизм учения братства Халватийа. Он смог показать эволюционный путь, который прошел исламский мистицизм с периода своего зарождения в недрах ислама по XV в. Основной целью саййида Йахйа Бакуви было показать, что суфизм объединяет наиболее набожных и рьяных мусульман, а его положения не противоречат ни Корану, ни заветам Пророка и его сподвижников, т. к. элементы подвижничества и аскетического самосовершенствования были неотъемлемой частью нормативного ислама с момента его зарождения. В своих сочинениях он раскрывает все основные аспекты «суфийской науки» (илм ат-тасаввуф).

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Насыров И. Истина сквозь века: Суфизм в Поволжье и на Урале. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: www.sufizm.ru/sufizm_in_Russia/sufi_ural.

2. Мухаметшин Р. М. Татарстан // Ислам на территории бывшей Российской империи. Энциклопедический словарь. – М., 2001. – С. 100-103.

3. Юнусова А. Б. Башкирия // Ислам на территории бывшей Российской империи. Энциклопедический словарь. – М., 1998. – Вып. I. – С. 15-18.

4. Рукописный фонд Института рукописей Национальной академии наук Азербайджана (РФ ИР НАНА), № 6960, л. 2а-4а (на перс. яз.); № В6960, л. 55б-66а (на перс. яз.).

5. Там же, л. 15б-29б.

6. Там же, л. 30а-42б.

7. Там же, № B6960, л. 43б-54б.

8. Там же, л. 67б-74а.

9. Там же, л. 92аб-102б.

10. Там же, л. 5а-15а.

11. Хисматулин А. А. Суфизм. – СПб., 1999. – С. 168.

12. Там же. – С. 129, 169, 199.

13. РФ ИР НАНА, № 6960, л. 30а-31а.

14. Там же, л. 23б, 27а.

15. Там же, л. 31б-32а.

16. Там же, л. 32а.

17. Хисматулин А. А. Суфизм… – С. 169; РФ ИР НАНА, № 6960, л. 32а-33а.

18. РФ ИР НАНА, № 6960, л. 32а-36а.

19. Там же, л. 31б.

20. Хисматулин А. А. Суфийская ритуальная практика (на примере братства Накшбандийа). – СПб., 1996. – С. 199.

Несрин Алескерова,

кандидат исторических наук