2016 3/4

Газета «Милли Байрак» — «энциклопедия татарской эмиграции»

Одной из причин появления средств массовой информации на татарском языке на Дальнем Востоке стало образование на данной территории татароязычной общины. Объединенная в конце ХIХ в. община нуждалась в обмене культурными традициями для сохранения своей национальной идентичности.

Первые попытки создания периодического издания на татарском языке предпринимались в Маньчжурии и на Дальнем Востоке в дореволюционный период, но из-за малочисленности общины и удаленности от национальных культурных центров, таких как Казань и Уфа, сделать это не удавалось. Только после революции 1917 г. харбинский имам Гиниятулла Селихмет открывает первое татароязычное издательство в данном регионе. С 1920 по 1924 г. на средства имама издавался журнал «Ерак Шарык» (Дальний Восток), но издание в Харбине просуществовало недолго. До 1935 г. на Дальнем Востоке не было постоянного периодического издания, выражающего интересы представителей татарской нации Русской эмиграции. Ситуация меняется с приездом писателя и политического деятеля тюрко-татарского национального движения Гаяза Исхаки на Дальний Восток 16 октября 1935 г. Целью его приезда являлась активизация тюрко-татарского национального движения и объединение тюркоязычных эмигрантов из России на Дальнем Востоке. Именно ему удается получить разрешение от японских властей на издание большеформатной еженедельной газеты «Милли Байрак» (Национальное знамя) в г. Мукден (Маньчжурия). Его единомышленники Рукия Мухаммадиш была назначена секретарем, а Ибрагим Девлет-Кильди — выпускающим редактором газеты. 1 ноября 1935 г. выходит первый номер татароязычной (на арабской графике) газеты «Милли Байрак». Издание беспрерывно издавалось на протяжении 10 лет. Значимость издания для татароязычной эмиграции Дальнего Востока и мира в целом до сих пор не оценено по достоинству.

Газета «Милли Байрак» выходила до 20 марта 1945 г. За это время вышло 400 номеров. В 1941 г. количество экземпляров достигло самого большого тиража за свою историю — 500. До 1942 г. газета издавалась раз в неделю, а после стала выходить с периодичностью три раза в месяц. Газета распространялась по подписке среди тюрко-татарских общин Северо-Восточной Азии, включающей Японию, Корею и юг Китая. Среди иностранных подписчиков были эмигранты из Финляндии, Эстонии, Польши, Германии, Турции, Египта, Индии и Саудовской Аравии. На территории СССР газета не распространялась.

После отъезда Г. Исхаки с Дальнего Востока в Европу в 1936 г. редактором газеты стал Ибрагим Девлет-Кильди, основным журналистом — Рукия Мухаммадиш, издателем-коммерсантом — Салман Аити. Гаяз Исхаки присылал статьи из Варшавы; в газете было опубликовано более 10 статей писателя. Автором большинства статей была Рукия Мухаммадиш, которая до замужества подписывалась собственным именем или псевдонимами Утямыш, Ильсияр, либо оставляла статьи без подписи. Газета выходила на средства татарских коммерсантов, а также на доходы от подписки.

В течение первых двух с половиной лет газета печаталась по матрице рукописной фотокопии, оригинал которой лично создал Ибрагим Девлет-Кильди. В 1938 г., когда из Турции был прислан арабский шрифт, ввели литографический метод печатания, и наборщиком стал Мансур Арсланбек.

Японские власти не финансировали газету, но подвергали ее строгой цензуре. Редакция была вынуждена переводить каждый готовящийся к выходу номер на японский, английский или русский языки для чтения цензорами. Редактор Ибрагим Девлет-Кильди, который говорил по-японски (но не мог на нем писать), надиктовывал статьи японцу. Рукия Мухаммадиш переводила статьи на русский язык. Все переведенные материалы за три дня до публикации передавались в Японскую военную миссию. Статьи, которые не соответствовали японской государственной политике, изымались (в номерах, изданных в военное время, встречаются замазанные чернилами предложения), а необходимые предлагались для публикации.

Газета «Милли Байрак» выполняла информационную, организационную, идеологическую функции. Последняя базировалась на национальной идеологии Г. Исхаки и преследовала цель создания тюрко-татарской нации и независимого Волго-Уральского государства на территории СССР. Социологи отмечают психологический фактор этнического национализма, который связан с эмоциями относительно своей идентичности, когда «гордость воспроизводится и сигнализирует солидарностью, а стыд есть индикатор и причина отчуждения»1. Для тюрко-татарских эмигрантов на Дальнем Востоке национальная интеграция началась с воссоздания национальной гордости, напоминания о героическом эпосе, национальных мифах и истории, которые занимали большое место в издании. «В газете были статьи об истории татарской нации, которые утверждали, что татары должны объединяться и существовать объединенными, сохранять национальную специфику языка, традиций и др., были представлены исторические примеры мощи татарской нации в прошлом. Утверждалось, что как нация, которая в прошлом имела свое государство и историю, она имеет право на такую же национальную независимость, как и другие государства. Газета призывала к воссозданию татарского государства и указывала на его историческую преемственность с Казанским ханством из Волго-Уральского региона», — писала позже Рукия Мухаммадиш2.

Газета состояла из четырех страниц. В особых случаях количество страниц увеличивалось до восьми. Первая страница содержала редакторскую колонку или главную статью и краткое содержание номера. Вторая посвящалась идеологическим и политическим статьям, мировым новостям. Материалы о жизни общин, национальной истории и литературе обычно заполняли третью страницу, а на четвертой размещались объявления и реклама татарских коммерсантов. Среди тем, которые освещала газета, выделялись следующие: жизнь общин на Дальнем Востоке; международная ситуация; национальные общины Русской эмиграции на Дальнем Востоке; религиозная (мусульманская) жизнь на Дальнем Востоке; приветственные телеграммы, объявления, реклама; фотоинформация о жизни общин и ее лидерах; ситуация в Советской России, жизнь соотечественников на родине; публикация эмигрантской поэзии и литературы; серия исторических очерков Р. Мухаммадиш «Без кем?» (Кто мы?), посвященных национальной идентичности; отчеты центральных органов эмиграции и национальных съездов; «Новости с войны» (с момента начала Второй мировой войны); идеология туранизма, тюркизма и информация о деятельности организации «Прометей»; объявления о свадьбах и похоронах.

Через год после выхода первого номера газеты, в ноябре 1936 г. Гаяз Исхаки с удовлетворением писал в своей статье «Годовщина “Милли Байрака”: «она единственная на Дальнем Востоке. Это наше культурное оружие для сохранения национальных и религиозных прав… “Милли Байрак” сыграет свою роль в будущем сохранения нации и истории национального движения… Наша цель — не только облегчить наши нынешние сложные условия, но и также разрушить большевистскую культуру и вернуть домой все, что было вывезено эмигрантами… “Милли Байрак” — это школа подготовки для этого… Нам еще много надо сделать во второй год нашего существования. Есть школы, кладбища, молодежные кружки и женские общества, детские сады и другое, все они ждут реорганизации. Требование к газете — информировать о нашей национальной жизни…»3 Гаяз Исхаки хорошо представлял цели и задачи периодического издания, которые оно, как показывает весь опыт его существования, сумело выполнить.

В марте 1945 г. Японская военная миссия запретила издание газеты. Причиной тому послужил отказ редакции публиковать ее материалы. Возможно, в это время журналисты уже понимали, что Япония проиграла в войне. 11 августа 1945 г. Ибрагим и Рукия Девлет-Кильди были арестованы Японской военной миссией по подозрению в шпионаже в пользу СССР, но вскоре отпущены. Однако через несколько дней их арестовали представители советской разведки Смерш. Они были приговорены к разным срокам заключения, а после выхода из советских лагерей жили в Советской России (в Казахстане и Татарской АССР).

Значение газеты «Милли Байрак» для тюрко-татарской эмиграции на Дальнем Востоке неоспоримо. Она была фактически единственной информационно-общественной площадкой для коммуникации между татарскими общинами, разбросанными по всему Дальнему Востоку, а также одним из основных источников информации об эмигрантском тюрко-татарском национальном движении в мире. Газета формировала национальное самосознание, основываясь на идеологии Гаяза Исхаки, изложенной им в работе «Идель-Урал», и поддерживала национальную идентичность эмигрантов: «роль газеты “Милли Байрак” в воспитании проживавших за рубежом тюрко-татар, особенно молодежи, в национальном духе, была исключительно велика»4. Ее называли зеркалом эмиграции уже во время издания, а сегодня ее по праву можно назвать «энциклопедией татарской эмиграции».

Этот уникальный источник информации о жизни и деятельности тюрко-татарских эмигрантов на Дальнем Востоке долгое время считался утерянным. Во многих татарских эмигрантских семьях хранятся отдельные экземпляры, однако до 2003 г. найти или собрать наиболее полную подшивку газеты не представлялось возможным. Только после передачи в библиотеку университета префектуры Симанэ (Япония) архива всемирно известного лингвиста Хаттори Сиро*, его изучения, докторанту университета Ларисе Усмановой и профессору университета Осаму Иноуэ удалось обнаружить наиболее полный его комплект. Наличие этого периодического издания у профессора Хаттори объясняется тем, что ученый был женат на тюрко-татарской эмигрантке из Пензы Магире Аги, которая получала газету от своей семьи, проживавшей в Хайларе до конца Второй мировой войны5. В настоящее время этот ценный источник информации хранится в архиве урало-алтайских языков Хаттори Сиро библиотеки университета префектуры Симанэ.


* Подробнее об архиве Хаттори Сиро см.: Усманова Д. Работа казанских ученых с тюркоязычными документами из личного архива Хаттори Сиро // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2015. – № 1/2. – С. 303-306.; Усманова Л., Гибатдинов М., Усманова Д. Тюрко-татарские материалы в архиве Хаттори Сиро (Hattori Shiro) университета префектуры Симанэ // Shimane Journal of North East Asian Research. – 2015. – № 26. – P. 41-49, 128.

В конце 2015 г. в Казани вышел каталог статей газеты «Милли Байрак», являющийся на сегодняшний день наиболее полным6. Он был создан на основе сохранившихся номеров в архиве Хаттори Сиро и подшивки, переданной на хранение отдельными номерами (с ноября 1935 г. по ноябрь 1936 г.) и в разное время эмигрантами в архив Национальной библиотеки Республики Татарстан. В 2015 г. электронная копия архива газеты, хранящаяся в архиве Хаттори Сиро, была передана в пользование Институту истории им. Ш. Марджани АН РТ в рамках реализуемого соглашения об академическом сотрудничестве между двумя научными институтами7.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Scheff, T. Emotions and Identity: A Theory of ethnic nationalism // Social Theory and the Politics of Identity. – Blackwell, 1994. – P. 298.

2. Рокыя Дәүләткилде. Бер татар хатынының ачы язмышы. – Казан, 2005. – Б. 72-73.

3. Isxaqi, G. «“Milli Bayraq”nïŋ bér yellïγï» // Милли Байрак. – № 51. – [6.11.1936].

4. Акыш Г. Исемдә калганнар // Мирас. – 1994. – № 5-6. – Б. 222.

5. Усманова Л. «Тюркские» связи японского лингвиста Хаттори Сиро // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2010. – № 3-4. – С. 188-190.

6. Ерак Көнчыгыштагы төрки-татар мөhаҗирләренең мирасы: («Милли Байрак» газетасының библиографик күрсәткече) / Төз. Л. Р. Усманова, А. З. Заhидуллин. – Казан, 2015. – 284 б.

7. Культурные, экономические, технологические контакты и взаимодействие 

Японии и Татарского мира: история и современность. Сборник материалов Международной научной конференции, посвященной 80-летию мечети в г. Кобе (Токио-Мацуэ, 19, 23 октября 2015 г.) / Под ред. М. М. Гибатдинова, Л. Р. Усмановой. – Казань, 2015. – 160 с.; Усманова Л. Проект «Япония — Татарский мир»: академическое и культурное сотрудничество // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2016. – № 1/2. – С. 294-299.

 

Лариса Усманова,

доктор социологии (Япония)