2016 3/4

Становление и развитие земской медицины в Лаишевском уезде Казанской губернии во второй половине XIX — начале XX в.

Согласно «Положению о губернских и уездных земских учреждениях» 1864 г. население страны было впервые привлечено к решению местных вопросов социально-экономического характера. С этого времени в России начинается становление земской медицины, просуществовавшей вплоть до 1917 г.

Передача медицинской части Приказа общественного призрения в ведение земств Казанской губернии произошла в 1866 г.1 В 1867 г. вышло распоряжение Казанской губернской управы о том, что уездные земства с 1868 г. обязывались предпринять меры по организации медицинской помощи населению по-новому. В ведение каждого уездного земства Казанской губернии было передано по одной больнице, которая находилась в уездном городе. Многие больницы не имели собственных помещений, санитарное состояние их было неудовлетворительным. Большинство коек в больницах предназначалось для военных и арестантов, и лишь небольшая часть приходилась на долю местных жителей2.

Первоначально медицинская помощь в земствах была разъездной. Согласно этой системе земский врач жил в уездном городе, заведовал больницей и разъезжал по селениям, где принимал больных в определенных выездных пунктах. Уезды, помимо врачебных, были разделены на фельдшерские участки. Фельдшеры осуществляли прием больных в приемном покое, а также совершали ежемесячные разъезды по своему участку3. Однако разъездная модель оказания медицинской помощи оказалась малоэффективной, и постепенно земства стали переходить на стационарную систему организации врачебной помощи населению.

В 1868 г. в Лаишевском уезде постановлениями земского собрания были отменены обязательные объезды врачом населенных пунктов, а устройство больниц было признано единственно правильной организацией медицинской помощи.

В первые годы работы земские больницы Казанской губернии, продолжая традиции лечебных учреждений Приказов общественного призрения, брали плату с пациентов. Стоимость лечения одного больного составляла 6 руб. 60 коп. Это была фиксированная сумма, которая не зависела от количества дней, проведенных в больнице4. Лечение несостоятельных крестьян оплачивалось сельскими обществами5. Установление платы за лечение снижало обращаемость населения и увеличивало вероятность возникновения и распространения опасных болезней. В связи с этим земские врачи повсеместно выступали за оказание бесплатной медицинской помощи населению. Лишь в начале XX в. в большинстве уездов, где были учреждены земства, лечение стало бесплатным6.

«Положением о губернских и уездных земских учреждениях» 1864 г. были регламентированы лишь основные вопросы развития земских организаций. Детальная разработка проектов по их развитию была возложена на уездные земства.

В 1866 г. земское собрание Лаишевского уезда утвердило выработанный специальной комиссией проект организации медицинской помощи населению. Согласно ему Лаишевский уезд был разделен на два медицинских участка с центрами в селах Емельяновка и Казыли. В центре каждого участка организовывалась больница, в которой находился врач.

Согласно проекту врач получал ежегодную заработную плату в размере 800 руб. и 200 руб. — в год на разъезды. Лаишевское земство намеревалось выплачивать врачу 150 руб. в год на аренду комнаты для него и помещения для больницы на четыре кровати, по 300 руб. в год — на лекарства и хирургические приспособления. При скудности финансирования проект тем не менее регламентировал бесплатную медицинскую и медикаментозную помощь населению7.

В 70-х гг. XIX в. Лаишевский уезд Казанской губернии был разделен на три медицинских участка. Город Лаишево, а также волости Державинская, Чемерецкая, Астраханская, Сараловская составляли третий медицинский участок. С 1880 г. этому участку был присвоен первый номер. Второй участок включал такие волости, как Казыльская (с врачебным пунктом в с. Казыли), Рюзинская, Ключищинская, Карабаянская, Селенгушская, Пановская, Кибяк-Казинская, Аркатовская, Черемышевская. В первый участок, ставший с 1880 г. третьим, входили с. Рыбная Слобода с находившимся в нем врачебным пунктом, а также Анатышская, Бетьковская, Масловская, Урахчинская, Шумбутская, Чирповская, Алексеевская волости.

В 90-е гг. XIX в. в уезде насчитывалось уже пять медицинских участков. Это произошло в результате разукрупнения существовавших участков. Центром четвертого участка стала земская больница в с. Пановка Пановской волости. Основой пятого участка был приемный покой в с. Алексеевское. Территория медицинских участков не была строго разграничена — больной одного участка мог получить медицинскую помощь в больнице другого участка. Расстояние между участками составляло 30-70 верст.

Лаишевская земская больница была самым крупным в уезде лечебным учреждением. В 1866 г. Лаишевская окружная лечебница была передана из ведения Приказа общественного призрения земству и стала называться земской больницей. К 1880 г. в ней насчитывалось 30 основных и 10 дополнительных коек. В медицинском пункте с. Казыли имелось 20 коек, в 1890-е гг. их число сократилось до 12 основных и трех запасных. В Рыбнослободской больнице насчитывалось 10, а в Пановской — 12 койко-мест. В Алексеевском приемном покое осуществлялся только амбулаторный прием, стационарное лечение население могло получить в Рыбнослободской больнице8.

Деятельность Лаишевской больницы выходила за рамки участковой. В нее госпитализировали военных, арестантов, а также судовых рабочих. В результате жители данного медицинского участка получали стационарное лечение по остаточному принципу — при наличии свободных коек. В больнице имелось девять палат. В пяти из них могли разместиться по восемь человек, а в остальных   — по два. При этом надо учитывать, что в случае поступления инфекционных больных и предоставления им отдельных палат, больница вмещала меньшее число пациентов. Штат Лаишевской больницы состоял из врача, сестры милосердия и двух фельдшеров. Один из них в случае возникновения на территории участка эпидемии направлялся в соответствующий населенный пункт для контроля над выполнением противоэпидемических мер, а также помогал доктору во время оспопрививания населения.

Лаишевская земская больница содержалась за счет земских средств. Так, в 1875-1877 гг. ежегодные расходы земства на больницу составляли 7 040 руб. Из них на заработную плату врача — 1 200 руб., двум фельдшерам — по 240 руб., смотрителю и прислуге больницы — 900 руб., на медикаменты — 1 800 руб., на содержание больных — 1 320 руб., на отопление и освещение — 500 руб., за аренду лошади — 120 руб., на ремонт — 300 руб., на белье — 300 руб., на содержание зданий в чистоте — 120 руб.9

В начале XX в. сметы расходов земства Лаишевского уезда на медицину включали два основных пункта: содержание медицинского персонала и содержание больниц. В 1910 г. на оплату труда врача было выделено 1 530 руб., на аренду квартиры для него — 300 руб. Жалованье фельдшера составляло 560 руб., «квартирных» ему полагалось 120 руб. Содержание двух акушерок-фельдшериц первого участка с учетом «квартирных» обходилось земству в 1 040 руб. Врачи, фельдшеры и акушерки-фельдшерицы получали деньги на разъезды и за оспопрививание10. В 1910 г. на содержание Лаишевской больницы было направлено 5 844 руб. 70 коп., в том числе на госпитальные принадлежности (белье, одежда, мебель, посуда и др.) — 400 руб., на содержание больницы в чистоте — 408 руб. 74 коп., на погребение умерших — 60 руб., на отопление и освещение — 600 руб., за страховку зданий больницы — 104 руб. 70 коп., на жалованье смотрителю и прислуге — 1 840 руб., на питание больных — 2 000 руб., на выписку для врача медицинской литературы — 32 руб., притчу собора Святой мученицы Софии за исполнение религиозных обрядов в больнице — 132 руб., мулле — 96 руб.11

Пожалуй, наибольшие трудности в получении медицинской помощи в 1880-е гг. испытывали жители Чирповской волости. Находясь в 10-12 верстах от Лаишевской земской больницы, они были приписаны к третьему участку и должны были получать медицинскую помощь и лекарства в Рыбнослободской больнице, находившейся от них в 30-35 верстах. В результате большинство жителей данной волости были вынуждены покупать медикаменты за свой счет.

Больница в с. Рыбная Слобода размещалась в старом небольшом здании. Она имела лишь две комнаты, вместимостью до 10 человек. При этом число амбулаторных больных было значительным. Этому способствовало установлен-ное на участке бесплатное лекарственное обеспечение населения12.

С развитием земской медицины акушерская помощь вышла на новый профессиональный уровень. В обязанности акушерок входило оказание помощи роженицам и лечение некоторых женских заболеваний. Часто при нормально протекающих родах акушерок не приглашали. Однако были и запоздалые обращения к ним, когда уже требовалось вмешательство доктора. Это было связано с традицией обращения населения к повивальным бабкам, которые, в свою очередь, видели в медицинских работниках своих профессиональных конкурентов.

Тем не менее, обращения за акушерской помощью постепенно становились более частыми. Так, в 1880-1881 гг. акушерка первого медицинского участка (центр г. Лаишево) Г. Максимова приняла роды у 40 рожениц и оказала другую медпомощь в 171 случае13.

Заработная плата акушерок не была одинаковой и зависела от размера участка и плотности населения. Так, в 1877 г. акушерки первого и второго участков получали по 300 руб. жалованья в год, а третьего участка — 120 руб. На разъезды им выдавалось по 75 руб. в год14.

С 1880-х гг. акушерки постепенно начали замещаться акушерками-фельдшерицами, которые одновременно выполняли две функции. В связи с этим у них увеличивалось жалованье. Например, в 1914 г. годовая заработная плата акушерки-фельдшерицы первого участка составляла 420 руб.15

Положительным результатом работы земства стало бесплатное лекарственное обеспечение населения. К концу XIX в. в уездных земствах Казанской губернии удалось наладить развитую сеть аптек. Практически по всей губернии при земствах имелись склады медикаментов. Аптеки были также при всех земских лечебницах Лаишевского уезда, за исключением Лаишевской больницы. Для нее, согласно заключенному земской управой договору, медикаменты приобретались из частной аптеки г. Лаишево со скидкой 30 %.

В первые годы земские врачи выполняли лишь лечебные функции, но тяжелые санитарные условия, эпидемии требовали внимания к вопросам гигиены, проведению санитарно-профилактических мероприятий. Это вызвало необходимость развития санитарной медицины, становление которой приходится на 1860-1870-е гг. На земских врачей постепенно были возложены дополнительные обязанности: санитарный надзор, практические санитарные мероприятия, ведение санитарной статистики, распространение гигиенических знаний. Со временем появились специальные земские санитарные врачи.

Одним из важнейших направлений деятельности медицинских учреждений являлась борьба с инфекционными заболеваниями. На территории Лаишевского уезда наиболее распространенными из них были оспа, сыпной и брюшной тиф, холера, грипп, сифилис, дифтерия. Согласно установленному порядку, при возникновении каких-либо инфекционных заболеваний в уезде производились следующие стандартные мероприятия: врач освидетельствовал наличие эпидемии на определенной местности, туда направлялся фельдшер, зараженных людей изолировали от здоровых и лечили, проводили дезинфекцию их домов.

Одним из опасных инфекционных заболеваний, уносивших многочисленные жизни, являлась оспа. Оспопрививание в уездах Казанской губернии, в том числе в Лаишевском, находилось в ведении уездного земства. Первоначально оно было возложено на оспопрививателей, которые, не имея медицинского образования и владея только технической стороной дела, нередко могли заразить ребенка каким-либо заболеванием. Жалованье оспопрививателей было достаточно низким. Так, в 1871 г. годовое вознаграждение оспопрививателя в Лаишевском уезде составляло 40 руб. В дальнейшем он ежегодно получал по 84 руб. и на разъезды — по 50 руб. В 1874 г. в Лаишевском уезде работало пять оспопрививателей16, в 1877 г. — шесть17.

К началу ХХ в. оспопрививание было возложено на земских врачей и фельдшеров18. Вакцинацию они проводили в свободное от основной работы время, как правило, осенью. Известно, что в 1890-х гг. оспопрививание осуществлялось в марте. Осенне-весенний период был выбран в связи с меньшим объемом сельскохозяйственных работ. Зимой, в связи с увеличением риска возникновения респираторных заболеваний, прививку от оспы не проводили.

Вакцинация населения от оспы в Лаишевском уезде производились согласно следующему порядку. Священники и муллы составляли списки детей соответствующего возраста. Списки направлялись в волостные правления, которые передавали их волостным старостам. В определенный день староста вместе с детьми должен был прибыть в назначенный прививочный пункт. Оспенный детрит первоначально выписывали из Санкт-Петербургского вольного экономического общества, в дальнейшем он поставлялся из Казанского оспопрививательного института.

Многие крестьяне не прививали своих детей. Иногда от оспопрививания отказывались целыми деревнями и селами. Например, в 80-е гг. XIX в. от оспы не привилось детское население с. Мысы и Мансурово19.

Значительное место в структуре инфекционных заболеваний в XIX в. занимала холера. В Казанской губернии вспышки заболевания были зафиксированы в 1871, 1892, 1910 гг. В период эпидемий за счет губернских и уездных земских средств привлекался дополнительный медицинский персонал. Согласно подсчетам Е. В. Морозовой до эпидемии 1892 г. в Лаишевском уезде работали четыре врача, семь фельдшеров и фельдшериц. Во время обострения заболевания их число увеличилось и составило 13 врачей, 24 фельдшеров и фельдшериц, 18 сестер милосердия20. Несмотря на проводимые противоэпидемические меры, смертность от холеры была достаточна высока. В 1892 г. в Лаишевском уезде заболело 1 294 человека, из них умерло 576 (44,5 %). Во время эпидемии 1910 г. наблюдалась положительная динамика снижения смертности. Это было связано в том числе с изменением отношения населения к противоэпидемическим мероприятиям21.

В конце XIX в. объектом постоянного контроля земских врачей стала доброкачественность реализуемых продуктов питания. Так, постановлением от 5 ноября 1899 г. санитарная Исполнительная комиссия при Лаишевской уездной земской управе просила земских врачей обращать внимание на качество продаваемых на рынках продуктов питания. В случае обнаружения недоброкачественных продуктов они должны были сообщать об этом полиции для дальнейшего их уничтожения и привлечения виновных к ответственности22.

Земские врачи, общественные деятели и прогрессивные управленцы на протяжении всего периода существования земской санитарной медицины в дореволюционной России пытались создать стройную земскую санитарную организацию. С этой целью медицинские общества и земские учреждения периодически проводили различные съезды. Лаишевская земская управа активно обсуждала решения V Съезда земских врачей Казанской губернии 1883 г. и выступила против возложения на земского доктора метеорологических и других исследований, которые отвлекали бы его от основной деятельности. При этом земская управа поддерживала решение об уменьшении переписки врачей с различными инстанциями и ограничения ее только уездной управой и т. д.23

Летом 1901 г. в Казани прошел съезд председателей уездных земских управ и земских врачей по вопросу учреждения при Казанском губернском земстве медико-санитарного бюро и разработки программы его деятельности. В нем участвовал и делегат от земских врачей Лаишевского уезда24.

Развитие земской медицины на территории Лаишевского уезда Казанской губернии во второй половине XIX — начале XX в. шло в русле развития отечественной медицины.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Морозова Е. В., Созинов А. С. Основные направления развития земского здравоохранения в Казанской губернии в XIX веке // Казанский медицинский журнал. – 2014. – Т. 95. – № 1. – С. 124.

2. Там же. – С. 124-125.

3. Там же. – С. 126.

4. Там же. – С. 125.

5. Там же.

6. Сорокина Т. С. Земская медицина — приоритет России // Земский врач. – 2010. – № 1. – С. 8.

7. НА РТ, ф. 81, оп. 1, д. 26, л. 24-27.

8. Там же, ф. 466, оп. 3, д. 1, л. 22; ф. 81, оп. 2, д. 630а, л. 2.

9. Там же, ф. 81, оп. 7, д. 250, л. 14 об.; д. 269, л. 11 об.-12.

10. Там же, д. 1667, л. 38 об.-43.

11. Там же, л. 43 об.-45 об.

12. Там же, ф. 466, оп. 3, д. 1, л. 61-61 об.

13. Там же, л. 31 об.

14. Там же, ф. 81, оп. 7, д. 269, л. 10.

15. Там же, д. 1977, л. 44 об.

16. Там же, д. 173, л. 10 об.

17. Там же, д. 269, л. 9.

18. Морозова Е. В. Роль земства в борьбе с основными эпидемическими заболеваниями в Казанской губернии // Казанский медицинский журнал. – 2010. – Т. 91. – № 3. – С. 419.

19. НА РТ, ф. 466, оп. 3, д. 1, л. 30.

20. Морозова Е. В. Указ. соч. – С. 421.

21. Там же. – С. 422.

22. НА РТ, ф. 466, оп. 9, д. 1, л. 4.

23. Там же, д. 266, л. 88 об.

24. Там же, ф. 81, оп. 2, д. 602, л. 67.

 

Из доклада Лаишевской уездной земской управы XIX очередному Лаишевскому уездному земскому собранию «Об организации земской медицины в уезде»

30 сентября 1883 г.

[…]* [Лаишевская уездная земская] управа имеет честь представить свой взгляд на постановления** V Съезда врачей по организации уездной медицины, а также губернской, насколько таковая стоит в связи с организацией уездной; что касается специально медицинских вопросов, обсуждавшихся V Съездом врачей, Управа не считает себя компетентной и, по ее мнению, эти вопросы, как относящиеся к общим мероприятиям: о сифилисе, оспопрививании и проч[ее] подлежат обсуждению Губернского земского собрания.

а) Принять обязательно медицинский участок с радиусом в 20 верст не представляется возможным, что поставило бы земство в необходимость иметь определенное число врачей сообразно с количеством таких кругов, тогда как каждое земство имеет врачей сообразно со средствами уезда; кроме того, как это замечено на Съезде одним из врачей, к установлению таковых участков препятствуют уже выстроенные земством больницы, не говоря уже о невозможности такового участка по неокругленности формы площади уезда, так и потому, что между участками оставались бы местности с формами треугольников с дугообразными сторонами, отстоящие от центра дальше 20 верст, а следовательно, не подходящие ни к одному из участков.


* Опущена часть документа о передаче на рассмотрение Лаишевской уездной земской управе постановлений V Съезда земских врачей (1-14 сентября 1882 г.) (здесь и далее подстрочные примечания авторов вступительной статьи).

** Здесь и далее выделения чертой соответствуют выделениям в документе.

б) Местопребывание врачей, как проектировано Съездом врачей, назначено уже в Лаишевском уезде, по возможности, в центре их участков, где больницы.

в) Обязанности врачей и система врачебной помощи в Лаишевском уезде совершенно такова, как постановил Съезд, как равно, по возможности, сходно и устройство больниц.

г) Участки в деле медицинской помощи строго не разграничиваются и больной одного участка иногда принимается в больнице другого.

д) Что же касается до привлечения Губернского земства к участию в деле врачебной помощи в уезде, то таковое невозможно потому, что по положению расходы на врачебную помощь уезда лежат на средствах уездного земства.

е) Обязанности участкового земского врача, исчисленные в 21 пункте инструкции, в большинстве своем таковы, как они и есть, но следует указать, что этой инструкцией, с одной стороны, врачу предоставляется много власти: определять точное число часов приема врачом больных, как равно и определенные часы, о чем должно быть поставлено население в известность — на практике это правило встретит много неудобств и даст возможность врачам отказывать больному в осмотре и оказании помощи позже определенного часа. Трудно также выполнимо на практике и то обстоятельство, чтобы врач при присылке за ним больных наперед мог определить возможность случая, чтобы ему давало право ехать или нет к больному; в нередких случаях, это может быть ошибочно и даст только простор произволу врача; нельзя также предоставить врачу полное распоряжение в хозяйственном отношении без ведома в том Управы, как то: определения, увольнения, распределения жалованья больничной прислуге, увеличение как штата, так и сокращение таковой, продовольствие больных и проч[ее]. Что же касается до участия в этом врача до известной степени совместно с Управой, то это практикуется и в настоящее время. Да и трудно предположить, чтобы какая-либо Управа, видя правильное, горячее отношение врача к хозяйственной части его лечебницы, не отнеслось бы к нему с искренней за это благодарностью, так как такое положение дела облегчает Управу и обеспечивает упорядоченность ведения дела земского хозяйства, не устранять от этого Управу, даже по смыслу самого Положения о земских учреждениях не представляется возможным.

ж) Возложение же на врача большей части предполагаемых санитарных обязанностей невозможно, как потому, что это будет в ущерб прямому назначению оказания врачебной помощи, так и потому, что уезд временно должен быть оставлен без медицинской помощи, так как по инструкции при ведении метеорологических и прочих наблюдений, врачи должны быть откомандированы на два месяца в г. Казань для более подробного ознакомления с делом.

з) Уменьшение у врачей переписки, с тем, чтобы таковые сносились лишь с Управою, освобождение от участия в воинском присутствии и не совмещение с обязанностью земского врача с обязанностью уездного весьма желательно и послужит лишь на пользу земского врачевания. Что же касается до освобождения врача от разъездов по прекращению эпидемий и установления с этой целью дополнительной помощи, идущей от Губернского земства, то это нежелательно. Да и некоторые врачи высказывали опасение, — чтобы подобное лицо не явилось врачом чиновником.

и) Определение и увольнение врача земским собранием нежелательно, и едва ли будет удобно; при этом по крайней мере должно быть представлено Управе право временного удаления врача с представлением собранию обстоятельного доклада о мотивах, от которого уже зависит окончательное решение этого вопроса […].

к) Против участия одного из врачей с совещательным голосом в коллегии, которо[му] будет предоставлено назначение, устранение и увольнение врачей, Управа ничего не имеет.

л) Помещение врачом заразных больных в больнице, при неимении определенных помещений, по мнению Управы, весьма вредно отразится на остальных больных.

м) Обязанности фельдшера, исчисленные в 10 пункте инструкции, таковы, как и в настоящее время, недопущение же фельдшера ни под каким предлогом к самостоятельной практике принято быть не может, так как это послужит в ущерб делу и лишит массу больных помощи; во вред же врачебному делу это служить не может, доказательством чего служат слова весьма компетентного лица — профессора Е. В. Адамюка, сказавшего на съезде врачей в пользу устранения этого параграфа инструкции, что «некоторые фельдшеры могут обладать большим практическим навыком, которым может позавидовать и практикующий врач».

н) Увольнение фельдшера врачом без участия в этом Управы, а тем более с выдачей не в зачет месячного жалованья, принято быть не может, так как в сем последнем случае годичный оклад жалованья фельдшеру […] пришлось бы рассчитывать не на 12, а на 15, 16 и т. д. месяцев и при всем этом не мог бы быть внесен в смету по этой статье действительный расход, не имея вперед данных скольким врачам и сколько раз угодно будет увольнять фельдшеров с вознаграждением из земского сундука.

о) Что касается больничной прислуги, то идея, высказанная Съездом для улучшения таковой увеличения содержания, Лаишевским уездным земским собранием имелось уже в виду, с целью чего установлена прибавка 1/3 жалованья через 5-летний период (Съезд предлагает через 3 года). Что же касается пенсии за 15-летнюю службу, то этот вопрос разрешается устройством эмерительных касс и предстоит в нынешнем году к обсуждению [во] всех уездных и губернских собраниях.

Предложение же устройства школ для образования больничной прислуги, отклоненное самими врачами, повело бы за собою едва ли желательные последствия, ввиду все-таки же незначительного оклада содержания больничной прислуги и невозможности увеличить его до такого размера, принимая в соображение трудности этой обязанности, чтобы он мог завлечь поступление в школы, а между тем устройство их потребовало бы новых расходов.

п) По инструкции все обязанности акушерки те же, что и в настоящее время. Поставить же в обязательство акушерки при каждом случае отсыла на практику уведомлять о том врача, в действительности не всегда быть выполнимо и может служить на пользу дела, а между тем, в нередких случаях даст повод пререканиям.

р) В определении, увольнении или отстранении, акушерку должны приравнять к врачу, но никак не с выдачей в случае увольнения не в зачет месячного жалованья, по тем же причинам, как высказано относительно фельдшера.

с) Замена акушерок акушерками-фельдшерицами желательна, чтобы послужило к пользе дела и сбережению земских средств при соединении двух обязанностей в одном лице, принимая во внимание, что число практик у акушерок родовых по большей части невелико.

т) Учреждение врачебного земского совета, по мнению Управы, излишне, по тем основаниям, которые высказаны на Съезде врачей г[осподином] председателем губернской управы, […] так и потому, что это установление создаст новое учреждение, для которого нужно увеличение расхода на канцелярию, пожалуй понадобятся секретари, бухгалтеры и проч[ие], канцелярские принадлежности, помещение, и затем кипа бумаг, различных дел — понадобятся и архивы, но без пользы для дела, а имея в виду, что Совету предоставляется место избрания своих заседаний — может понадобиться особое в уезде помещение.

Правило же, определяющее заранее, что Врачебный совет для обсуждения подлежащих его ведению дел собирается не меньше 4 раз в год, наперед гарантирует то, что по разным законным основаниям более этого он не соберется, и дела будут лежать невыполненными и составлять достояние лишь канцелярии, а не живого дела. Срок лежания без движения для подобного дела будет еще более продолжительный, если обратить внимание на процедуру протестов на постановления Совета. Неудобства увеличиваются обязанностью исполнения Управой постановлений Совета неопротестованных председателем Управы в том же заседании или по случайным каким-либо причинам или иным, могущим идти в разрез с постановлениями земских собраний, что при большинстве в Совете членов врачей сравнительно с Управой весьма возможно.

у) Все указанные неудобства устраняются в настоящее время установившимся обычаем Управ пользоваться ст. 15 временных правил о Земских учреж[дениях], без ограничения числа совещаний с врачами, но без могущих быть при учреждении Врачебного совета расходов.

Из всего видно, что речь, главным образом, идет из-за прав «совещательных и решающих», из-за предоставления большей самостоятельности, снятия контроля Управы, как земского органа, а между тем, в результате больший произвол, беспорядок: закон установил, Собрание постановило, а органы не исполнили. Виноватого нет. Управа складывает ответственность на Совет, а Совет на Управу.

По мнению Лаишевской уездной земской управы, подобное отношение весьма необъяснимо, по ее мнению, ничего не может быть лучше, как в вопросах специальных, в которых Управа не компетентна, участвуют специалисты этого дела — дадут совет, укажут как поступить, и до сих пор все это было применяемо, но без регламентации стесняющей, тормозящей и причиняющей земству лишние расходы.

Вот те соображения, которые Управа имеет честь предоставить на благоусмотрение земского собрания, присовокупив, что рассмотрение вопроса об организации дополнительной помощи Губернского земства, она не нашла подлежащим своему рассмотрению, как относящихся до ведения Губернского земского собрания, но считает долгом указать, что учреждение этой помощи нежелательно, так как увеличит обложение губернским земским сбором, не принося существенной пользы. Подлинно подписали председатель и члены Управы.

Член управы (подпись).

Постановление XIX очередного Лаишевского уездного земского собрания.

Постановлено: признать принятие проекта устройства новой медицинской организации для Лаишевского земства неудобным для настоящего времени.

С подлинным верно: член управы (подпись).

 

НА РТ, ф. 81, оп. 2, д. 266, л. 87 об.-90 об. Рукопись.

 

Публикацию подготовили

Чулпан Саматова,

кандидат исторических наук,

Руслан Ибрагимов,

кандидат исторических наук