2016 3/4

Из истории Общества любителей шахматной игры в г. Казани

Великие либерально-буржуазные реформы 1860-1870 гг. вызвали в Российской империи в целом и в Казани, как губернской столице в частности, мощный подъем общественной инициативы, активизацию легальной общественной деятельности. В результате одним из благоприятных последствий либерализации российского общества стало появление общественных организаций, объединявших людей вокруг решения важных задач и достижения их интересов.

К началу 1880-х гг. в Казани, Спасске, Тетюшах, Чистополе возникло порядка 16 организаций1, действовавших как в экономической, так и в социально-культурной сферах: это сельскохозяйственные общества, общества благоустройства города и пригородных зон, общества по улучшению медицины и развитию здравоохранения, спортивные общества, научно-просветительские и культурно-досуговые.

Среди спортивных организаций, Общество любителей шахматной игры в г. Казани стало вторым после созданного в 1867 г. объединения любителей конного спорта, включавшего главным образом коннозаводчиков и владельцев скаковых лошадей. В масштабе Российской империи Казань стала третьим городом, где появилось официально зарегистрированное объединение шахматистов, после Санкт-Петербурга и Харькова.

Активную роль в объединении шахматистов играл председатель Казанской уездной земской управы и уездный предводитель дворянства, статский советник Пётр Петрович Перцов, чей старший брат Эраст получил известность как писатель, драматург, публицист, приятель А. С. Пушкина и «первый двигатель умственной общественной жизни» города2. Заслуживает особого внимания персона доктора ботаники Николая Васильевича Сорокина, оставившего яркий след в истории отечественной и мировой микологии, имя которого носит ряд открытых им видов грибов. Кроме того, он стоял у истоков открытия Высших женских курсов при Казанском университете. Или Аполлон Иванович Смирнов — ординарный профессор кафедры философии, впоследствии — декан историко-филологического факультета Казанского университета. Весьма известной личностью в городе был антрепренер Василий Богданович Серебряков, содержавший «комическую оперу» (оперетту) в летнем театре Панаевского сада, а позднее, руководитель Казанского городского театра (1889-1891).

В числе учредителей также состояли тайный советник Аполлон Давидович Лохвицкий — бывший енисейский губернатор, коллежский советник Лев Александрович Берг — инспектор 2-й мужской гимназии, помещик Н. Н. Ворожцов, купец В. А. Фролов. Наличие среди учредителей крупных чиновников и покровительство со стороны руководителей города и губернии способствовали тому, что Устав Общества был довольно быстро одобрен и утвержден.

Краткая предыстория открытия Общества такова: 22 марта 1884 г. в ресторане Коммонена на Воскресенской улице (ныне ул. Кремлевская, д. 25) состоялась шахматная игра, в которой участвовало шесть человек, всего же пришло 12 посетителей3. Любители шахмат решили собираться здесь каждый четверг и субботу с 6 до 11 часов вечера. Тогда же был поставлен вопрос об организации регулярного турнира и выработке устава шахматного клуба. 24 апреля один из участников этой встречи — профессор Н. В. Сорокин обратился к губернатору Л. И. Черкасову с просьбой, разрешить им собраться для обсуждения проекта Устава Общества любителей шахматной игры. Разрешение было получено, и вечером 28 апреля снова в ресторане Коммонена состоялось собрание. 10 мая уже П. П. Перцов представил губернатору проект Устава и просил ходатайствовать об его утверждении перед министром внутренних дел. 14 мая губернатор направил проект в Министерство внутренних дел, добавив, что «со своей стороны не встречал бы препятствий к утверждению сего Устава»4. И 12 июля Устав был утвержден заместителем министра внутренних дел, начальником Департамента полиции, генерал-лейтенантом и сенатором П. В. Оржевским. При этом со стороны министерства в Устав был внесен ряд дополнений, касавшихся порядка осуществления цензуры при проведении массовых зрелищных мероприятий. 9 августа в том же ресторане состоялось первое собрание Общества, где было выбрано его Правление. Председателем стал П. П. Перцов, товарищем (заместителем) председателя — А. Д. Лохвицкий. А 1 октября открылось постоянно действующее помещение Общества, получившее в просторечии название Шахматного клуба. Первоначально под него снимали особняк Булыгина на углу улиц Грузинской (ныне ул. Карла Маркса) и Пушкина. Но в 1895 г. у здания сменился владелец, и клубу пришлось переехать в дом купца Челышева на улице Воскресенской (ныне ул. Кремлевская, д. 27).

Общество функционировало круглогодично, кроме трех последних дней Страстной недели, первого дня Пасхи и первого дня Рождества. Летом, начиная с 1886 г., Общество переезжало в Панаевский сад, где для него арендовалось отдельное удобное помещение.

Для вступления в Общество необходимы были рекомендации и поручительство двух действующих членов, после чего кандидат должен был получить не менее половины голосов на общем собрании Общества. Вступившему в Общество вручался членский билет. Посещать шахматный клуб могли не только члены Общества, но и гости, при условии, что они не относились к категориям, запрещенным Уставом, имели письменную рекомендацию одного из членов и вносили плату за вход в размере 20 копеек. Подобным образом посещал клуб зимой 1888-1889 гг. В. И. Ульянов-Ленин в сопровождении своего двоюродного брата Д. А. Арцыбашева.

Лицам, пользовавшимся особым уважением и известностью среди шахматистов, либо оказывающим Обществу особые услуги, присваивался статус почетных членов, которые освобождались от ежегодных взносов. В число почетных членов в 1888 г. входили: основоположник отечественной шахматной школы, чемпион России и претендент на звание чемпиона мира Михаил Иванович Чигорин; уроженец Казани, ставший чемпионом Москвы и одним из сильнейших русских шахматистов Александр Владимирович Соловцов; казанский губернатор Николай Ефимович Андреевский. М. И. Чигорин, как известно, был не только сильнейшим шахматистом, но также популяризатором и организатором шахматного движения в стране. Он поддерживал и любителей шахмат в Казани, вел с ними переписку, снабжал издаваемыми им в Санкт-Петербурге журналами. Позднее, во второй редакции Устава (вышедшей после 1889 г.), появился пункт, по которому губернатор и казанский городской голова становились почетными членами в обязательном порядке5.

 

А.А Алехин дает сеанс одновременной игры в шахматном клубе. Санкт-Петербург, 1913 г. 

 

В соответствии с пятым параграфом Устава в Общество запрещалось вступать несовершен-нолетним (кроме лиц, имеющих классный чин), воспитанникам учебных заведений, юнкерам и «низшим воинским чинам» (солдатам и унтер-офицерам), тем, кто ранее был исключен из этого или других Обществ г. Казани, лицам, подвергшим ограничениям прав по суду, и женщинам. При этом не было никаких упоминаний об ограничениях по национальному признаку. Поэтому, утверждения некоторых исследователей о том, что в Общество якобы было запрещено вступать, например, татарам или евреям6, не соответствуют действительности. По сведениям начала XX в., членами Общества являлись как мусульмане, в частности, известный общественный деятель Саидгирей Алкин и генерал-майор Мухамед Шафи Шамиль — сын предводителя кавказских горцев имама Шамиля, так и евреи (их доля составляла порядка 5 %)7. С другой стороны, стоит отметить неоднозначное отношение представителей мусульманского духовенства к шахматам, зачастую видевшим в них разновидность азартных игр, противоречащих нормам шариата8.

Организационная структура Общества включала такие элементы, как общее собрание членов, выборных на один год, Правление из десяти членов, его председателя и ревизионную комиссию из трех лиц. Принципы функционирования были вполне демократичными, все вопросы решались «баллотировкой» — то есть голосованием — с простым большинством голосов. Правление собиралось в среднем около двух раз в месяц (20 раз в год)9.

Понятно, что собственно любителей шахмат было мало, и они не могли обеспечить финансовую стабильность Общества. Поэтому разрешалось предоставление его членам «разного рода удовольствий, допускаемых в общественных собраниях»10. Позволялись все другие игры, за исключением азартных или запрещенных в общественных собраниях правительственными распоряжениями. Этими играми стали карты и бильярд. Становится не совсем понятно, что же в данном случае подразумевалось под словом «азартные», так как все игры велись на деньги? В Уставе Общества был целый обширный раздел, в котором подробно расписывался порядок расчетов и урегулирования долгов между игроками. Для каждой из игр отводились разные залы и комнаты.

Члены Общества были обязаны платить членские взносы: годовой составлял шесть рублей, полугодовой — четыре рубля, месячный — один рубль. Позднее годовой членский взнос был повышен до 10 рублей11 (сумма, примерно равнявшаяся среднему месячному заработку фабрично-заводского пролетария).

Интересным представляется анализ финансового отчета о деятельности Общества за 1895 г. Состав правления Общества к этому времени, по сравне-нию с первоначальным, полностью изменился. Председателем (до 1897 г.) являлся Адольф Михайлович Осипов — действительный статский советник, доктор гражданского права, декан юридического факультета, редактор «Ученых записок Императорского Казанского университета» и одновременно казанский отдельный цензор. Одним из членов правления был выдающийся казанский историк-медиевист, общественный деятель, действительный статский советник, доктор всеобщей истории, профессор Николай Александрович Осокин. В числе членов также были управляющий государственными имуществами губернии, действительный статский советник Ф. Ю. Юргенсон, И. Е. Горнштейн, М. М. Данилов, Д. Ф. Жохов, Н. К. Моисеенко, С. В. Сомчевский. В структуре Общества появились новые должности: секретаря и заведующего конторой — занимал В. А. Лощилов (до января 1896 г.), заведующего библиотекой — В. А. Брилев. В 1894 и 1895 гг. было собрано соответственно 2 250 и 2 670 рублей членских взносов. Следовательно, можно предположить, что число членов Общества увеличилось с 225 до 267 человек. Но главным источником доходов были не взносы, а игральные карты. Другими основными статьями доходов были штрафы за нарушение правил внутреннего распорядка, «долг от господ членов», входная плата от гостей, сдача в аренду помещений клуба, прибыль от продажи вино-водочных изделий, чая, кофе и т. д. Расходы включали в себя: наем зимнего и летнего помещений, уборку, ремонт, коммунальные расходы, сборы и налоги, подписку на периодические издания, покупку карт, заработную плату работников клуба и т. д.

 

А. А. Алехин и Х. Р. Капабланка за игрой. Шахматный турнир. Санкт-Петербург, 1914 г.

 

Имеются сведения, что при Казанском Обществе любителей шахматной игры была организована «хорошая общеобразовательная библиотека»12. Для руководства библиотечным делом в структуре Общества был образован специальный Комитет, состоящий из двух членов Правления и пяти членов Общества, избиравшихся на один год. Комитет заведовал библиотекой, книгохранилищем и читальней, устанавливал порядок пользования ими, занимался «своевременным, равномерным и разносторонним пополнением материалов для чтения», осуществлял выписку и приобретение различных изданий, их регистрацию, переплет, хранение, продажу устаревшей периодики. Читальная комната в помещении Общества была доступна для членов и гостей, на дом издания выдавались только членам (газеты на три дня, журналы на семь, книги на 14 дней, летом эти сроки удваивались, редкие и дорогие книги домой не выдавались). Согласно изданному в 1913 г. каталогу, библиотека состояла из нескольких разделов. Самым большим был раздел, содержавший 830 наименований научных, научно-популярных, публицистических изданий и критики. Примечательно, что специальная шахматная литература в каталоге не приводится.

Поскольку Шахматный клуб был сугубо мужским, здесь в отличие от других не проводились танцевальные, семейные и другие «дамские» вечера. Однако позднее доступ в клуб был разрешен и женщинам.

Несмотря на то, что шахматы были не единственным занятием членов клуба, ими были достигнуты значительные успехи. В рядах Общества были подготовлены яркие талантливые шахматисты.

Для руководства собственно спортивной деятельностью Общества, из наиболее сильных и уважаемых шахматных игроков Общества избирался Шахматный комитет из пяти человек, включая председателя и секретаря. Комитет занимался организацией турниров, конкурсов и других шахматных состязаний на призы от Общества; составлял правила, которыми должны были руководствоваться игроки при игре; осуществлял ведение шахматных партий по переписке; разрабатывал и осуществлял меры для поддержания и развития интереса к игре в шахматы. Особое значение придавалось развитию шахматного движения среди сельских жителей. Посредством Комитета им предоставлялась возможность в приобретении шахмат, шахматных досок, периодических изданий и специализированной литературы.

Во многом в результате такой деятельности казанскому Шахматному клубу пришли первые успехи и известность, не только в стране, но и за рубежом. Это произошло благодаря одному из его членов — Александру Васильевичу Галицкому.

А. В. Галицкий в 1889 г. окончил медицинский факультет Казанского университета и затем практически всю жизнь проработал земским врачом. Однако это никоим образом не помешало его шахматной деятельности. Причем прославился он не как игрок, хотя и выигрывал на турнирах, проводившихся казанским шахматным клубом. Галицкий вошел в историю шахмат как замечательный композитор (составитель шахматных задач, композиций), теоретик, проблемист и популяризатор. Начиная с 1886 г. он опубликовал в различных изданиях (в том числе иностранных, например германских и австрийских — «Deutsche Schachzeitung», «Deutsches Wochenschach», «Wiener Schachzeitung») около 1 860 задач и этюдов, множество дискуссионных заметок и комментариев по итогам конкурсов. Его статьи, до сих пор не потерявшие актуальность, пользуются большой популярностью у любителей шахмат. В 1924 г. в Берлине был опубликован сборник задач А. В. Галицкого, а прославленный шахматный композитор И. Рос из Швеции назвал его «шахматным Гейне»13.

Пик спортивной активности Общества и его наивысшие спортивные результаты пришлись на годы перед Первой мировой войной. В этот период казанские шахматисты вышли на общероссийский уровень. В 1911 г. двое из них Б. М. Констанский и Н. И. Косолапов приняли участие в турнире среди лучших шахматистов-любителей, посвященном памяти шахматного маэстро России С. А. Зноско-Боровского, организованном Петербургским шахматным обществом. Косолапов, набрав восемь очков, занял 17-е место среди 22 участников, Констанский набрал лишь пять очков. В 1912-1913 гг. состоялся матч по телеграфу Петербург — Казань. Команду столичных шахматистов возглавлял будущий гроссмейстер Г. Я. Левенфиш, казанских — Н. И. Косолапов и Б. М. Констанский. Первая партия закончилась вничью, вторую выиграли петербуржцы.

Яркой страницей в истории казанского шахматного Общества стал приезд восходящей звезды шахмат, будущего чемпиона мира Александра Александровича Алехина. Он откликнулся на приглашение Шахматного комитета Общества и пробыл в Казани три дня — 21-23 декабря 1912 г., дав два сеанса одновременной игры на 20 и 30 досках и проведя четыре консультационные партии. В общей сложности Алехин выиграл 39 партий, 5 — проиграл, 10 закончились ничьей14. Примечательно, что специально для игры с Алехиным в Казань приехал ряд ведущих шахматистов из Сибири (П. И. Комаров, Ю. А. Краснов, П. В. Прокудин)15.

После Октябрьской революции деятельность Общества фактически прекратилась. Шахматисты собирались в библиотеке Казанского университета, затем на квартире Н. И. Косолапова. В годы культурной революции на смену элитарным клубным учреждениям пришли рабочие клубы.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Мубаракшина А. Г. Деятельность общественных организаций Казанской губернии в хозяйственно-экономической и социально-культурной сфере (вторая половина XIX — начало XX вв.): автореф. дис. … канд. ист. наук. – Казань, 2010. – С. 18.

2. Сидорова М. М. Перцов Эраст Петрович // Татарская энциклопедия: в 6 т. – Казань, 2008. – Т. 4. – С. 609.

3. Казанский биржевой листок. – 1884. – 23 марта.

4. НА РТ, ф. 1, оп. 3, д. 6325, л. 59.

5. Устав Общества любителей шахматной игры в г. Казани. – Казань, 1899. – С. 6.

6. Хасанов М. Очерки истории шахмат в Татарии. – Казань, 2014. – С. 125.

7. Список членов Общества любителей шахматной игры г. Казани. – Казань, 1904. – С. 3-15.

8. Габдрафикова Л. «Садишься за преферанс и начинаешь щекотать нервы…» (Азартные игры в быту татар в конце XIX — начале XX вв.) // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2013. – № 1/2. – С. 221.

9. Отчет Общества любителей шахматной игры в г. Казани за 1895 год. – Казань, 1896. – С. 3.

10. Устав Общества Любителей шахмат в г. Казани. – Казань, 1884. – С. 3.

11. Загоскин Н. П. Спутник по Казани. Иллюстрированный указатель достопримечательностей и справочная книжка города. – Казань, 1895. – С. 614.

12. Новицкая И. А. Книговедение // Татарская энциклопедия: в 6 т. – Казань, 2006. – Т. 3. – С. 326.

13. Умнов Е. И. Шахматная задача. – М., 1960. – С. 251; Урусов К. В., Фомичев Е. В. Александр Галицкий — шахматный Гейне. – Полтава, 2010.

14. Казанский телеграф. – 1912. – 30 декабря.

15. Шахматы в дореволюционном Барнауле. [Электронный ресурс].    —     Режим доступа: http://chesstomsk.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=156:2013-01-27-06-15-59&catid=2&Itemid=11.

Фото электронного ресурса, режим доступа: http://belushka.ru/forum/viewtopic.phpt=1611&sid=58dbeb67a85acc8ec3fcb480469cf893.

 

Булат Хамидуллин,

кандидат исторических наук,

Иван Герасимов,

аспирант,

Сергей Белов