2002 1/2

Курильский десант

Продолжаем знакомить читателей с судьбой татарстанцев — участников Великой Отечественной войны, награжденных орденами и медалями имени русских полководцев. Данная публикация посвящена кавалеру ордена Суворова 3-ей степени, полковнику в отставке Вениамину Гиниатулловичу Губайдуллину. В 1960 году в молдавском журнале "Днепр" (№ 9) под рубрикой "Эпизоды Великой Отечественной войны" был опубликован очерк отставного генерал-майора П. Дьякова. В нем он, как командир 101 стрелковой дивизии и курильского десанта, делится воспоминаниями о последних днях боев, приведших к окончательному разгрому японских самураев. Генерал, высоко оценивая героизм участников десантной операции, особо отмечает вклад, внесенный в освобождение Курильских островов 373-им стрелковым полком под командованием полковника В. Г. Губайдуллина. Об этой операции десантников также упоминается в книге "Финал", под редакцией маршала Р. Я. Малиновского.

Кто же он — полковник Губайдуллин?

Его биография типична для той эпохи. Родился Вениамин Гиниатуллович в 1905 году в семье рабочего, начальное образование получил в медресе, далее - в русско-татарской школе, в годы советской власти окончил школы I и II ступеней. В 1919 году был принят в комсомол, в 1922 году - учеба в советской партийной школе и поступление на командные пехотные курсы, преобразованные впоследствии в Объединенную татарско-башкирскую военную школу им. Татцика. В 1925 году принят кандидатом в члены ВКП(б), с мая 1927 года -член ВКП(б). Успешно продвигалась и его военная карьера: командир взвода I татарского стрелкового полка, командир роты, начальник полковой школы, командир батальона. В 1937-1938 годы — учеба на курсах усовершенствования командного состава в Москве. С 1938 году, с началом боевых действий у озера Хасан, Вениамин Гиниатуллович — на Дальнем Востоке, где занимал должности начальника отдела в штабе 18-го стрелкового корпуса, заместителя командира 120-го стрелкового полка, преподавателя общевойсковых дисциплин на курсах усовершенствования командного состава, начальника курсов усовершенствования офицерского состава.

В 1943 году он принял командование 373-м стрелковым полком 101-й стрелковой дивизии. В 1945 году вверенный ему полк принимал самое активное участие в десантной операции по освобождению Курильских островов от японских самураев, и был удостоен ордена Красного Знамени, За храбрость и мужество также были на граждены орденами и медалями рядовые, сержанты и офицеры полка. Полковник Вениамин Гиниатуллович Губайдуллин был удостоен полководческого ордена Суворова 3 степени.

В послевоенные годы В. Г. Губайдуллин до конца своей жизни жил в Казани, Прославленный командир скончался в 1995 году.

 

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ В. Г. ГУБАЙДУЛЛИНА

1 января 1987 г.

[...] В годы Великой Отечественной войны [я] был направлен на Камчатку командиром 373-го стр[елкового] полка 101-ой стр[елковой] дивизии. В 1945 году [с] вверенным мне 373-им стр[елковым] полком принимал самое активное участие в десантной операции по освобождению Северных Курильских островов от японских самураев.

МОЯ СЛУЖБА НА КАМЧАТКЕ

Мое вступление в должность командира 373-го стр[елкового] полка прошло без всякой помпезности. Время было военное. Главное нужно было приступить к работе.

Уже начиная с 1943 года в боевой и политической подготовке нашей дивизии произошли заметные изменения. Раньше основной темой боевой выучки полка была отработка обороны. [...]

Сохранив все эти требования к обучению подразделений полка, теперь стали значительно больше обращать внимания на действия в наступлении. [...]

9-го августа 1945 г. Советская Армия, верная союзническим обязательствам, начала боевые действия против Японии.

В результате очень тяжелых боев с захватчиками 373-ий стр[елковый] полк, которым командовал я, вместе с другими частями нашей дивизии разгромили японские войска и овладели основными (северными) островами Курильской гряды, за что получили благодарность Верховного Главнокомандующего.

За успешные боевые действия наш полк был награжден орденом Красного знамени.

Резкая пересеченная, местами гористая местность, заросли камчатского леса, труднопроходимые массивы кедрача и тальника, тундровые топи и горные реки, бездорожье и глубокие снега — все это закалило наших воинов.

15-го августа 1945 г. утром 373-ий стр[елковый] полк был приказом поднят по тревоге и скрытно сосредоточен в районе морского порта.

"Идем освобождать Курилы, обстановку и задачи уточним, сейчас дорога каждая минута, действуйте", - такое короткое сообщение я получил от заместителя командира дивизии полковника [П. А.] Артюшина.

В августе 1945 г. общая численность японских войск на Курильских островах превышала 80 тысяч человек, из них около 23 тысяч находилось в непосредственной близости от Камчатки — на островах Шумшу и Парамушир. На одном лишь острове Шумшу японцы имели более 8 500 солдат и офицеров. Он же был наиболее укрепленным в инженерном отношении.

Все участки побережья, доступные для высадки с моря, прикрывались дотами и дзотами, связанными между собою подземными ходами и траншеями полного профиля. В танкодоступных местах были вырыты рвы. На всех высотах, как правило, были оборудованы опорные пункты. Здесь на пространстве 20 на 13 километров насчитывалось 34 дота и 24 дзота. Основной рубеж обороны на Шумшу проходил в северо-западной части острова. В случае захвата десантом участков побережья японцы имели возможность скрытно по подземным галереям. Отойти с этого рубежа в глубину обороны. Созданные на острове подземные сооружения предназначались не только для маневра живой силы, но и техники. В них были оборудованы всевозможные склады для хранения боеприпасов и продовольствия, госпитали, электростанции. Телефонные станции и другие важные объекты. Глубина подземных сооружений достигала до 50 метров.

Японское командование чувствовало себя на Курильской гряде в полной безопасности. Не принимая в расчет сравнительно небольшие силы камчатского оборонительного района и Петропавловской военно-морской базы, о которых оно несомненно имело общее представление по данным своей разведки (в Петропавловске-Камчатском имелось Японское консульство).

Но жизнь показала, что в определенных условиях решающим фактором является не численное превосходство, а моральный, боевой дух воинов, их безграничная преданность Родине. [...]

В состав десанта для освобождения Северных Курил от японских милитаристов были выделены два усиленных стрелковых] полка (138-й и 373-ий) и батальон морской пехоты (всего около 9 000 человек; 205 орудий и минометов), корабли и суда Петропавловской военно-морской базы. 128-я авиадивизия. С мыса Лопатка высадку десанта на остров Шумшу должна была поддерживать береговая 130-миллиметровая батарея.

В целом силы, выделенные в операцию, были незначительны. На стороне японцев было превосходство и в танках (наш десант танков не имел).

Рано утром 18 августа 1945 года 373 стр[елковый] полк, усиленный двумя дивизионами 279 артиллерийского] полка, подошел к острову Шумшу. На кораблях во время перехода была проведена большая работа.

Разъяснили бойцам задачу, по возможности отрабатывали варианты взаимопомощи при высадке. Главный упор был сделан на решительность и быстроту. Созданный передовой отряд, примерно около 300 человек, под командованием заместителя командира 373-го стр[елкового] полка майора Борисова перед рассветом 18 августа внезапно высадился на остров и начал продвижение вперед.

Японцы очнулись и, обнаружив отряд примерно через 20-30 минут, открыли ураганный огонь. Но бойцы передового отряда продвинулись примерно на полтора километра от берега в глубь острова и обеспечили плацдарм для высадки главных сил полка.

Началась высадка главных сил полка. Бойцы и офицеры шли вперед под несмолкаемый гром вражеской артиллерии. Густо рвались снаряды. Корежа метал. Вызывая пожары. Нанося большие потери. Героизму бойцов и командиров не было предела! С оружием в руках взяв с собою боеприпасы, они смело бросались в воду. Вплавь добирались до берега по кипящей от снарядов воде. Не всем удалось выйти на берег.

На острове шел бой. Правее нас действовал 138 стр[елковый] полк, но связи с ним и с командиром дивизии мы не имели. И фланги прикрывали своими средствами, вся артиллерия находилась на кораблях, и не было плав[учих] средств для ее выгрузки на берег.

В этих условиях, используя растерянность и замешательство противника, батальоны полка получили задачу — быстрым продвижением вперед овладеть господствующими высотами. Батальоны пошли в наступление. Уничтожая мелкие очаги сопротивления врага и не задерживаясь на промежуточных рубежах. Но когда передовые подразделения подошли к основанию господствующих высот, их встретил организованный огонь противника. Бойцы залегли и начали окапываться. Для подавления огневых точек открыли огонь минометные роты батальонов. Проявил находчивость командир роты связи полка капитан Матвеев. Он использовал захваченные у врага телефонные аппараты и кабель. Внезапность действий десанта ошеломила противника. И вскоре появились три японских офицера с белым флагом. Об этом было доложено заместителю] командира дивизии, который все время находился в полосе наступления полка.

Полковник Артюшин принял парламентеров. Японский офицер передал, что командование гарнизона острова просит временно прекратить боевые действия. Но Артюшин категорически отверг это предложение и передал: "Прекратить всякое сопротивление, сложить оружие. Безоговорочно капитулировать". Японцы ответили, что это требование будет передано японскому командованию и ушли. Это была ясная хитрость для выигрыша времени. Но мы разгадали уловку. Воспользовавшись коротким затишьем. Наши солдаты и офицеры навьючили боеприпасами полковых коней. Находящихся на транспортном корабле "Туркмен". И пустили их вплавь к берегу. Таким образом, мы сумели пополнить боеприпасами наши подразделения и были готовы встретить японское контрнаступление. Через некоторое время японцы силою до 2-х батальонов пехоты с 20-25 танками перешли в контратаку.

Эта контратака была отражена подразделениями полка и морскими пехотинцами. На поле боя враги оставили много убитых солдат и 13 танков. Через некоторое время я был вызван к полковнику Артюшину и от него получил боевой приказ: "Немедленно начать наступление и овладеть лежащими перед полком высотами". Вскоре ко мне прибыл морской офицер с корабля "Охотск" и передал, что артиллерия корабля будет поддерживать своим огнем действия полка. Морской офицер передал по радио по каким целям открыть огонь, и артиллерия корабля своим мощным огнем накрыла позиции японцев. Полк начал атаку. Батальон капитана Очередного получил задачу обойти высоту и атаковать высоту с тыла.

Противник был опрокинут и начал отступать в глубь острова. Неся большие потери.

Полк продвинулся от места высадки на 7-8 километров и закрепился на занятых рубежах.

К исходу дня 18-го августа 1945 года артиллерийские подразделения полка и дивизионы 279-го артиллерийского] полка высадились на остров. Прибыли в наше расположение и заняли огневые позиции.

С захватом и закреплением плацдарма на всей северной части острова. Включая главенствующую высоту 171,0 положение наших войск укрепилось.

Части противника, отступив километров на 5-6 юго-восточнее высоты, перешли к обороне. Рубеж был частично подготовлен заранее и прикрывался огнем артиллерии.

19-го августа нам стало известно, что враг начал капитулировать. Но японское командование всячески старалось оттянуть позорный конец, и поэтому мы получили приказ о переходе в решительное наступление, чтобы силой заставить японских вояк сложить оружие. Ждали только сигнала, полк был нацелен наступать на Катаока. Но сигнала не было.

Рано утром 23 августа нам стало известно, что японцы приняли условия капитуляции и готовы сдаться.

В 10.00 23 августа полк выступил полным порядком и в 17.00 сосредоточился в районе военно-морской базы Катаока.

На этом боевые действия по освобождению острова Шумшу были закончены. Рано утром 24 августа полк получил новую, очень сложную боевую задачу освободить южную половину острова Парамушир и острова Онекотан, Харимукотан и Сносикотан. Эта новая задача полком была выполнена полностью.

В результате боев, в которых полк принял активное участие наряду с другими частями нашей дивизии, советские войска полностью закрепились на Курильской гряде, обеспечив стратегические "ворота" в Тихий океан из Охотского моря.

Значение освобожденной от японских милитаристов исконно русской территории трудно переоценить. Мы получили возможность организовать непроходимый для врагов заслон на Дальнем Востоке.

В ходе боев полком было уничтожено несколько танков, 5 орудий, около 30 пулеметных точек. Были блокированы и уничтожены гарнизоны 3-х дотов и многих дзотов. Взято в плен около 900 солдат и офицеров и много военных трофеев. Но и потери полка также были значительными.

2-го сентября 1945 г. Япония подписала акт о безоговорочной капитуляции. Вторая мировая война закончилась. А 7-го ноября 1945 г. в южной половине острова Парамушир состоялся парад войск 373-го стр[елкового] полка и 279-го артполка. Это был первый парад на освобожденной земле Советского Дальнего Востока. [...]

 

Публикацию подготовил
Шамиль Шарафутдинов,
историк-архивист