2005 1

«Ко всяким движениям и настроениям в среде мусульманского населения России следует относиться с осторожностью и бдительностью»

Вторая половина XIX в. ознаменовалась коренными переменами в татарском обществе. Во многом это было связано с развитием капитализма и возникновением национальной буржуазии. Потребность обновления, обусловленная социально-экономическими изменениями, вызвала к жизни такое явление, как джадидизм, проявившийся в различных сферах общественной жизни. Вопрос о сущности, направлениях джадидизма, о его месте и роли в истории тюркских народов до сих пор остается открытым(I). Однако бесспорно то, что одной из важнейших граней этого движения является реформирование системы народного образования. Именно через реформированную школу должен был осуществиться синтез исламских ценностей с достижениями современной цивилизации.
Впервые обновленная система мусульманского образования, основанная на звуковом методе обучения, была применена И. Гаспринским в медресе «Зынджирлы» в Бахчисарае. Впоследствии такие учебные заведения появились в Казани (Апанаевское медресе), Троицке («Расулия»), Уфе («Галия», «Усмания»). В новометодных медресе и мектебах помимо религиозных предметов вводился широкий спектр светских дисциплин, особое внимание уделялось изучению русского языка, применялась классно-урочная система и устанавливалось школьное оборудование.
Преобразование традиционной мусульманской школы в школу нового типа требовало от джадидистской интеллигенции не только настойчивости и упорства в борьбе за свои идеи, но и крупные финансовые вложения. И здесь не обошлось без помощи представителей татарской буржуазии, заинтересованной в воспитании подрастающего поколения, способного адекватно воспринимать и реагировать на изменяющиеся экономические и правовые реалии. К примеру, на средства купцов Хусаиновых было открыто медресе «Хусания».
Однако в конце ХIХ ­ начале ХХ вв. количественное преимущество продолжало оставаться на стороне кадимистских учебных заведений, руководители которых, не воспринимая никакие нововведения, создающие, по их мнению, угрозу этноконфессиональной целостности и нравственным устоям татарского общества, нередко в борьбе против джадидистов обращались за поддержкой к царской администрации. Власти, в свою очередь, умело используя эти разногласия, проводили политику, направленную на ликвидацию прогрессивных начинаний в татарском обществе. Примером этого могут служить события, связанные с закрытием новометодного медресе «Буби».
Уже с самого начала своего зарождения джадидистское движение попало в поле зрения властных структур. Впервые на него обратили внимание в Главном управлении по делам печати(II). Следует отметить, что интерес чиновников в некоторой степени был обусловлен Андижанским восстанием 1898 г., в ходе которого проявилось недовольство мусульманского населения колониальной политикой царизма в Средней Азии. В этой связи любые новшества в каких бы то ни было сферах жизни инородческого населения вызывали у властей опасение. Поэтому в недрах данного ведомства была подготовлена докладная записка, ставшая основанием для секретного циркуляра Департамента полиции казанскому губернатору.
Примечательно, что государственные сановники пытались облечь движение джадидистов в некую форму панисламизма и пантюркизма. Такая тенденция начинает проявляться уже на заре ХХ столетия, а после поражения революции 1905-1907 гг. она становится доминирующей и широко используется для борьбы с национально-освободительным движением тюрко-мусульман России.
(I) См.: Абдуллин Я. Г. Джадидизм среди татар: возникновение, развитие и историческое место. – Казань, 1998. – С. 41; Исхаков Д. М. Феномен татарского джадидизма: Введение к социокультурному осмыслению. – Казань, 1997. – С. 80;. Мухаметшин Р. М. Татары и ислам в XX веке (Ислам в общественной и политической жизни татар и Татарстана). – Казань, 2003. – С. 303.
(II)  РГИА, ф. 776, оп. 21, д. 471, ч. 1, л. 1-9.

Циркуляр Департамента полиции Казанскому губернатору

31 декабря 1900 г.
№ 13407.
Совершенно секретно.
Министерство внутренних дел. Департамент полиции
Господину Казанскому губернатору.
Из имеющихся в Департаменте полиции сведений усматривается, что за последнее время в татарской литературе замечаются совершенно новые веяния, грозящие расшатать весь многовековой уклад жизни свыше 14-ти миллионного мусульманского населения русского государства и дающие возможность предполагать о готовящемся в жизни сего населения серьезном переломе.
Первоначально эти новые веяния проявились в совершенно, по-видимому, невинной области нового метода обучения грамоте и вызваны были появлением изданного в 1884 году крымским мурзаком Исмаилом Гаспринским учебника татарской грамоты, составленного по европейской звуковой системе, значительно облегчающей усвоение татарскими детьми татарской и арабской грамоты и сокращающей время обучения. Вскоре, благодаря означенным достоинствам, учебник Гаспринского завоевал себе среди татар все права гражданства, отодвинув на задний план мулл, в руках коих до того времени сосредоточивалось обучение всего татарского населения; рядом с этим распространялись и новые прогрессивные веяния, не замедлившие превратиться в целое умственное и общественное движение, отразившееся в татарской литературе нарождением двух новых течений: одного, ­ отстаивающего старые традиции, а другого, ­ служащего проводником в жизнь русского татарства, новых идей прогресса и культуры.
Полемика между сторонниками этих двух течений сразу сильно обострилась и вместе тем приняла национальный, общественный и культурный характер: стародумы магометанства, по большей части муллы, выступили в защиту старых традиций с такой страстностью, какую можно было объяснить лишь испытываемым ими страхом и смущением перед новым движением, грозящим отнять у них прежние влияние и силу; новометодничество понимается ими как нововерие, угрожающее татарам отпадением от ислама и обращением в неверных, причем они помышляют даже о привлечении на свою сторону администрации к делу распри с новаторами.
Сторонники же новых веяний в своих сочинениях призывают татарское население России к образованию, к приобретению практических познаний как в области ремесел и промышленности, так и в изучении иностранных языков, дабы оно было культурно и богато. При этом новаторы приглашают своих единоверцев не в единую общеобразовательную школу, т. е. русские гимназии и высшие учебные заведения, а в особые татарские рассадники высшей мудрости, где европейская наука должна сочетаться с Кораном и преподаваться на татарском языке. Они указывают на необходимость осмыслить свою веру, очистить ее от суеверий и невежественных толкований мулл и укрепить свою народность, расширив область применения родного языка в литературной, научной и религиозной сфере и вообще хлопочут о прогрессе на почве ислама и тюркской народности.
Ограничатся ли прогрессисты в своих стремлениях вышеуказанными целями, или же, победив сторонников старых традиций, пойдут далее, предрешить в настоящее время не представляется возможным, как равно нет возможности предугадать какая из двух партий останется победительницей и какие будут, с точки зрения интересов русской государственности, результаты победы. С этой, последней точки зрения, старотатарщина, держащаяся старых преданий, составляющих опору их благосостояния, не может быть признана надежною, причем не более надежна и партия прогрессистов, ввиду одинакового с мусульманским духовенством отчуждения ее от России. Каковы бы, однако, ни были результаты торжества той или другой партии, опыт и недавние события в наших Среднеазиатских владениях (Андижанское восстание) показали, с какой осторожностью и бдительностью следует относиться ко всяким движениям и настроениям в среде мусульманского населения России и насколько важно заблаговременное и возможно полное ознакомление с такими движениями.
Признавая в виду сего необходимым всесторонне осветить вышеуказанное начинающееся движение как для выяснения двойственного характера и конечных его целей, так и его значения в общегосударственном смысле, Департамент полиции об изложенном имеет честь сообщить Вашему Превосходительству, покорнейше прося Вас, Милостивый государь, не отказать в распоряжении о: 1) выяснении среди мусульманского населения вверенного Вам района лиц, выступающих в татарской литературе в качестве авторов новаторских сочинений, 2) собрании подробных сведений о их личностях, общественном положении, а также связях в мусульманской среде, как равно и о том, где они получили свое образование, 3) установлении, существует ли связь между сторонниками нового движения и младотурками и не вдохновляются ли они из Турции или иного заграничного центра и 4) выяснении где и кем основаны в пределах вверенного Вам района мусульманские школы с преподаванием по новым методам, кто состоит в них преподавателями и под чьим заведованием и контролем такие школы находятся.
О последующем благоволите, Милостивый государь, уведомить в возможно непродолжительном времени для доклада господину Министру внутренних дел.
Директор С. Э. Зволенский.
Делопроизводитель П. Н. Лемтюжников.
НА РТ, ф. 1, оп. 6, д. 99, л. 1-2 об.

Чулпан Саматова,
аспирант Института истории АН РТ