2001 1/2

Проекты возрождения востоковедения в Казани во второй половине XIX – начале XX веков

В разнообразных исследованиях по истории российского дореволюционного востоковедения упоминались проекты создания в России по инициативе Коллегии иностранных дел училищ восточных языков (в том числе в Казани). Так, в ноябре 1806 года С.Я.РумовскийI предложил учредить при Казанской гимназии "главное для восточных языков училище"1. А.М.Куликова, изучающая российское востоковедение, обращает внимание на проект создания в 40-х годах XIX века2 "Азиатского института" в Казани. Известные казанские историки Г.Ф.Шамов, А.С.Шофман, Н.А.Мазитова, С.М.Михайлова и другие в своих работах также освещали различные проекты развития востоковедения, связанные с Казанью в первой половине-середине XIX века3. Тем не менее необходимо провести комплексные архивоведческие и историографические исследования по этому вопросу.

Во второй половине Х1Х-начале XX веков появились и были осуществлены новые проекты в Санкт-Петербурге, Владивостоке, Ташкенте и Казани. Среди них - проект "Азиатского института" в Санкт-Петербурге, открытие восточного факультета Санкт-Петербургского университета, "Восточный институт" во Владивостоке, оригинальные проекты Н.Ф.Сайфи, И.Д.Ягелло, С.Ф.Ольденбурга и В.В.Бартольда по развитию научного и практического востоковедения в Ташкенте. В этот период в Казани благодаря усилиям ведущих ученых-гуманитариев появляются перспективные проекты возрождения преподавания восточных языков и изучения истории и культуры народов Востока в университете и в других научных и образовательных центрах. К сожалению, до последнего времени в академических изданиях и публикациях многие страницы из истории казанского востоковедения второй половины XIX-начала XX веков лишь упоминались. Дело в том, что оригинальные источники, касающиеся казанского центра востоковедения второй половины ХIХ-начала XX веков не были введены в научный оборот.

Многие специалисты могут вспомнить, как оценивался историками значительный период в истории казанского ориентализма после известной акции перевода "Восточного разряда" Казанского университета в 1854-1855 годах и мероприятия по централизации изучения Востока в С.-Петербурге. Биограф Н.Ф.Катанова, известный тюрколог С.Н.Иванов отмечал, что "значение Казанского университета как востоковедного центра заметно упало" и "преподавание восточных языков в Казани и научная работа в области востоковедения не имели непрерывной традиции"4. В работе "Ближний Восток в русской науке и литературе: Дооктябрьский период" Б.М.Данциг заключал: "После закрытия Восточного разряда Казанского университета научное изучение Востока в Казани по существу прекратилось"5.

Многие оригинальные источники и современные исследования свидетельствуют, что существовавшие объективные историко-географические и культурные условия, а также научно-исследовательские традиции, заложенные в первой половине XIX века, обеспечили преемственное развитие востоковедческого образования и науки о Востоке в Казани во второй половине ХIX-начале XX веков.

Оригинальные архивные материалы, публикующиеся впервые, прежде всего связаны с наследием известных казанских ученых-гуманитариев: востоковеда, педагога-миссионера, члена-корреспондента Петербургской Академии наук (с 1870 г.) Н.И.Ильминского (1822-1891); языковеда, действительного члена Краковской Академии наук (с 1887 г.), члена-корреспондента Петербургской Академии наук (с 1897 г.), основоположника казанской лингвистической школы И. А. Бодуэна де Куртенә (1845-1929); языковеда, члена-корреспондента Петербургской Академии наук (с 1915 г.) и члена-корреспондента Академии наук СССР, яркого представителя казанской лингвистической школы В.А.Богородицкого (1857-1941); тюрколога, этнографа, доктора сравнительного языкознания (с 1907 г.) Н.Ф.Катанова (1862-1922).

Публикуемые источники из фондов Национального архива Республики Татарстан позволяют отметить поворотные вехи в истории казанского востоковедения, раскрывают работу творческих лабораторий ученых, выявляют круг научных и организационных интересов и в целом дают богатый материал об их жизни и деятельности. Это новое подтверждение таланта, исключительного трудолюбия, силы духа профессоров и преподавателей Казанского университета.

Заканчивая небольшой комментарий к публикуемым источникам, следует иметь в виду следующие процессы и тенденции в возрождении традиций казанского востоковедения во второй половине XIX — начале XX веков.

В 60-х — начале 70-х годов XIX века преподавание арабского, персидского, турецкого и татарского языков в университете вели И.Н.Холмогоров (1818-1891) и Н.И.Ильминский. Практика преподавания восточных языков в университете только "для желающих" не позволила полностью возродить уникальное комплексное историко-филологическое и источниковедческое наследие казанского университетского востоковедения. Профессор Н.Ф.Катанов с середины 90-х годов XIX века и вплоть до своей смерти в 1922 году в своей педагогической деятельности наиболее полно ощутил отсутствие официального статуса востоковедения как предмета университетского преподавания и науки в Казани. Тем не менее Н.Ф.Катанов сыграл исключительную роль в сохранении Казанского университета и Казани как крупного российского и мирового востоковедческого центра.

На следующем этапе историко-научным рубежом воссоздания востоковедческих кафедр Казанского университета - угро-финнской и турецко-татарской филологии - стала середина 80-х годов Ж века. У истоков этого события стояли И.А.Бодуэн де Куртенә, Н.И.Ильминский, В.В.Радлов и М.П.Веске.

В 1917-1920-е годы прослеживаются процессы, отражающие формирование в Казани советского востоковедения. Они связаны с попытками "учреждения Восточного отделения с разрядами турецко-татарским и угро-финнским на историко-филологическом факультете Казанского университета", с учебной и научной деятельностью Северо-Восточного археологического и этнографического института (1917-1921), преобразованием его в "Восточную Академию" (1921-1922) и неоценимой научной и просветительской деятельностью востоковедческих обществ - Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете (1878-1929) и Научного общества татароведения (1923-1929).

 I Румовский Степан Яковлевич (1734-1812) – первый попечитель Казанского учебного округа (1805-1812).

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Базиянц А.П., Гринкург ИМ Три проекта организации изучения восточных языков и Востока в России в XVIII-XIX столетиях // Формирование гуманистических традиций отечественного востоковедения (до 1917 года).-М.,1984.-С42.; Куликова A.M. Проекты востоковедного образования в России (XVIII - первая половина XIX в.) // Народы Азии и Африки.-1970.-№ 4.-С. 135.
  2. Куликова A.M. Становление университетского востоковедения в Петербурге.-М., 1982.-С. 141-142.
  3. Шамов Г.Ф. Роль востоковедов Казанского университета в изучении Монголии и Китая (первая половина XIX в.). Дисс. канд. ист. наук.-Казань,1956; Шофман А.С., Шамов Г.Ф. Восточный разряд Казанского университета // Очерки по истории русского востоковедения. Сборник 2.-М.,1956; Мазитова Н.А. Изучение Ближнего и Среднего Востока в Казанском университете (первая половина XIX в.).-Казань,1972; Михайлова СМ. Казанский университет в духовной культуре народов Востока России (XIX в.).-Казань,1991 и др.
  4. Иванов С.Н. Николай Федорович Катанов (Очерк жизни и деятельности). 2-е изд.-М.,1932.-С.ЗЗ.
  5. Данциг Б.М. Ближний Восток в русской науке и литературе: дооктябрьский период.-М.,1973.-С360.

ИЗ ДОКЛАДА ПРЕПОДАВАТЕЛЯ Н.И.ИЛЬМИНСКОГО НА ИСТОРИКО-ФИЛОЛОГИЧЕСКОМ ФАКУЛЬТЕТЕ ИМПЕРАТОРСКОГО КАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

23 января 1871 г.

Г. Радлов, доктор Берлинского университета, еще в Германии изучал маньчжурский и монгольский языки, что приготовило и расположило его к исследованию языков урало-алтайского семейства. Попавши около 1858 года в Барнаул в качестве учителя немецкого языка в горном училище и имея в ближайших местностях тюркские племена, он поэтому обратил свою любознательность на тюркскую группу. Поелику тюркские наречия большей частью не письменные, да и в тех, которые имеют письменность, книжный язык, по сильному влиянию арабского языка и т.п., далеко отошел от подлинного народного языка во всех отношениях; то г. Радлов за основание своих исследований совершенно справедливо принял произведения устной народной словесности, которые ему же самому пришлось собирать на месте из уст народа, а для точной передачи фонетических особенностей, обыкновенно скрадываемых в магометанской письменности арабским алфавитом, он принял русский алфавит с надлежащим приспособлением. С самого начала г. Радлов занялся языком Алтая, распадающимся на несколько поднаречий (алтайцев, телеутов, черне-вых и лебединских татар, шорцев и проч.), потом изучал поднаречия абаканские (сагайское, койбальское, качинское, кызыльское, чулымское). Плодом пятилетних трудов его над этими наречиями, которые он исследовал на местах их существования, были два обширных тома оригинальных текстов разнообразного содержания, которые были им в 1864 году представлены в императорскую Академию наук, удостоились ее одобрения и изданы на счет Академии в 1866 и 1868 годах, под названием "Образцы народной литературы тюркских племен, живущих в Южной Сибири и Дзюнгарской степи" [...].

С 1865 года г. Радлов приступил к языку киргизскому, в восточной части Киргизской степи, у большой и средней орды, между Омском и Семипалатинском, на Бухтарме, в Алатовском округе, на реке Шу и около Ташкента. Замечательно, что киргизский язык, несмотря на огромное пространство, занятое киргизским племенем, и на множество киргизских родов, всюду оказался совершенно однообразным, если не считать некоторые разные слова, там и сям усвоенные киргизами от соседей - сартов или русских. Собранные мною на западной окраине степи материалы, по уверению г. Радлова, совершенно сходны с языком восточных киргизов. Произведения народной киргизской словесности составили 3-й том в 766 страниц сборника г. Радлова, изданного Академией наук в 1870 году.

4-й том печатается; он заключает произведения устной словесности сибирских татар - тарских, тюменских, барабинских и т.д. 5-й том г. Радлов уже изготовил; он заключает произведения черных киргизов, собранные преимущественно в Чуйской долине, у племен сарыбагыш и солто. Г. Радлову удалось даже собрать материалы живого уйгурского наречия, от так называемых таранчей - поселенных китайцами около Чугучака (1-Р.В.) жителей из городов и селений китайского Туркестана.

По случаю магометанского восстания в Западном Китае возникли под прикрытием русских военных близ границы постов поселения разных выходцев - китайских подданных, в том числе из маньчжурского племени. Таким образом, г. Радлов имел случай изучать наречия маньчжурских родов - солонов и сибо (или шибинцев) и собирать книги на маньчжурском языке. В то же время он собирал сведения о прежнем и нынешнем состоянии Илийской долины, некогда, по его словам, цветущей, а теперь совершенно разоренной и опустошенной, и о ходе восстания дунганей.

Преследуя главную свою задачу - лингвистическое исследование различных наречий через непосредственное сношение с туземцами на местах их жительства, г. Радлов, естественно, должен был ознакомиться с этнографией и другими сторонами этих племен. Поэтому он доставил немало статей в Русское географическое общество, которые напечатаны или печатаются в изданиях Географического] общества. Последнее делало ему поручения, когда он в 1868 году отправлялся в Туркестанскую область и в Самарканд. Плодом этой поездки было "Описание Зерафшанской долины". [...]

За это же, кажется, сочинение г. Радлову присуждена Географическим] обществом серебряная медаль. [...]

Я перечислил труды г. Радлова далеко не обстоятельно и не все, потому что не имею под руками полных к тому данных. Но полагаю, что и вышенаписанного достаточно для убеждения в научных достоинствах его работ и в его ученом призвании. Со своей стороны могу смело утверждать, что по богатству, основательности и разнообразию знания в тюркских наречиях, приобретенного притом из первичных, непосредственных источников, г. Радлов не имеет себе равных.

Я имел удовольствие лично познакомиться с ним в двухкратный проезд его через Казань из Сибири в Петербург: в первый раз в 1864 году, когда он вез на суд Академии наук два первые тома своего сборника, и во второй раз недавно. В это последнее свидание мое с г. Радловым он мне, между прочим, высказал, что теперь Барнаул не может уже служить удобным местом для его лингвистических экскурсий, потому что почти все тюркские наречия Сибири и соседственных с ней местностей им обследованы по ходу его занятий, поле его изысканий должно переступить по эту сторону Урала; что он во всяком случае имеет в виду, во время настоящей поездки в Петербург, искать себе другого места службы применительно к усвоенному расположению к дальнейшему исследованию тюркских наречий. И когда я намекнул ему на некоторую возможность иметь место в Казани, он отозвался на это с сочувствием. Обращая на это обстоятельство просвещенное внимание факультета, позволю себе представить г. Радлова на имеющуюся в Казанском университете вакансию одного из положенных по штату двоих преподавателей восточных языков.

Если историко-филологический факультет благосклонно примет настоящий мой доклад, то я с полною готовностью уступил бы г. Радлову турецко-татарскую кафедру, с тем чтобы мне предоставлено было преподавание арабского языка.Масса наречий и подречий тюркских в Европейской России нашла бы в г. Радлове неутомимого и опытного исследователя. Работы ему еще много даже по собиранию материалов, а затем он имеет в виду составить сравнительный лексикон для тюркских наречий и, наконец, сравнительную грамматику их.

В заключение имею честь доложить, что г. Радлов основательно знает русский язык и говорит по-русски достаточно свободно, хотя не без акцента.

Преподаватель Н.Ильминский

НА РТ. Ф.977. Оп.ИФФ. Д.897. Л.22-22об.

  ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА В ИСТОРИКО-ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ ИМПЕРАТОРСКОГО КАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА И.БОДУЭНА ДЕ КУРТЕНЭ

28 марта 1883 г.

В Казанском университете полагаются по уставу две кафедры восточных языков. Устанавливая эти кафедры, законодатель имел в виду исключительные условия, в которые поставлен наш университет, как самый восточный и, вследствие этого, долженствующий служить посредником между русской наукой и между образованностью инородческих племен тюркско-финнской отрасли. И действительно, которому же из высших учебных заведений России быть подобным посредником, если не Казанскому университету? Это взгляд на Казанский университет вовсе не новость. Ведь раньше существовал здесь целый восточный факультет, только по частным соображениям и недоразумениям перенесенный в Петербург. Для сохранения однакож за Казанским университетом его восточной миссии, после сокращения его на полный восточный факультет, в нем были основаны две упомянутые кафедры восточных языков.

Кафедрам этим с самого начала их существования как-то не счастливилось. Занимавшие их профессора очень скоро от них отказались. Это произошло, вероятно, вследствие, с одной стороны, невыгодного положения самих преподавателей, представлявших нечто среднее между лектором и профессором и лишенных возможности рассчитывать на ординатуру, с другой же стороны — вследствие того, что преподаваемые ими предметы были для всех студентов необязательными и поставленными, так сказать, между небом и землею.

Между тем, без этих кафедр Казанский университет лишен возможности удовлетворять своему назначению быть руководителем в деле исследования языка и быта местных инородческих племен. Этот недостаток весьма чувствителен, в особенности в виду новейшего направления лингвистики и этнографии, направления, ставящего на первом плане живое, непосредственное знакомство с исследуемыми явлениями. Местные исследователи, между которыми есть, несомненно, люди с замечательными способностями, обречены быть вечными самоучками без школы и научного руководства вообще; знакомление же ученого мира с тюркско-финнскими племенами Восточной России приходится на долю или иностранцев, или же столичных ученых, только в редких случаях имеющих возможность отправляться на Дальний Восток и ограничивающихся вообще одною только кабинетною обработкой непосредственных данных, собранных другими.

Мне могут заметить, что это ведь еще не большая беда, что от подобного запущения в Казанском университете этой области исследования не особенно страдают интересы науки. Это, конечно, дело вкуса и личного предрасположения к тому или другому предмету. Руководствуясь подобными вкусами, можно бы мало-помалу изгнать из университетов почти все науки, оставив в них только некоторые, особенно возлюбленные. По-моему же, руководствуясь широким взглядом на задачу университета, как universitatis literarum, нельзя считать в нем лишней ни одной науки и ни одной научной дисциплины, сложившейся исторически в отдельную науку. Тем менее можно считать лишним у нас столь важный отдел филологических наук, каким является финнско-тюркская филология, которая дала бы Казанскому университету возможность стать во главе лингвистическо-этнографических исследований восточных областей России. Мало того, я полагаю, что подобная кафедра имеет для Казанского университета первостепенную важность. Я говорю "кафедра", не "кафедры", потому что из двух кафедр восточных языков ставлю на первом плане кафедру языков финнско-тюркских и, ввиду отсутствия в России сплошного населения семитического происхождения, считаю кафедру арабского языка далеко не столь важной. Смотрю же я на дело прежде всего с лингвистическо-этнографической точки зрения, с точки зрения непосредственных наблюдений над живой действительностью. Кроме того, при нынешних обстоятельствах нельзя было бы думать о замещении обеих кафедр. В Казани имеется налицо только один ученый, которому могла бы быть предложена одна из кафедр восточных языков, а именно кафедра языков тюркских. Этот ученый - В.В.Радлов, имеющий на это все права, как формальные, так и существенные.

С формальной стороны, г. Радлов - почетный доктор сравнительного языковедения Дерптского университета. Что же касается его научных заслуг, то о них нечего распространяться, когда речь идет о человеке, имя которого известно во всем ученом мире как имя одного из лучших знатоков финнско-тюркских языков и филологии тюркских племен вообще. Скажу только, что по совершенно справедливому замечанию профессора всеобщей литературы в С.-Петербургском университете А.Н-Веселовского, "Образцы народной литературы тюркских племен" Радлова должны быть настольной книгой у всякого ученого, занимающегося изучением народного быта, народной словесности, мифов, преданий и других проявлений жизни не только тюркских племен, но вообще какого бы то ни было племени: столько там драгоценного и поучительного материала для научных сравнений и выводов. [...] Иностранные ориенталисты и лингвисты вообще завидуют Радлову, как одному из немногих, которым удалось познакомиться с тюркскими языками через непосредственное наблюдение их в среде народа. Доцент Лейпцигского университета, Тех-мер [...] обратился к г. Радлову с просьбою быть одним из его главных сотрудников и не отказывать ему в постоянном содействии. Более подробную характеристику ученых заслуг В.В.Радлова представляют прилагаемые при этом: 1). Краткий очерк его научной деятельности, 2). Список его главных сочинений. Наконец, я со своей стороны, как долголетний свидетель научной деятельности г.Радлова, считаю своею обязанностью заявить, что редко можно встретить человека, который был бы в состоянии работать в известной специальности столь продолжительное время с таким юношеским жаром и воодушевлением. Г. Радлов в значительной степени оживлял здешний лингвистический кружок. Члены этого кружка обязаны многим г. Радлову. Между прочим, занимаясь сначала один, а потом совместно с Н.В.Крушевским и В.А.Богородицким, алтайским языком под руководством Василия Васильевича, я мог вполне оценить основательность его знаний и его преподавательские способности.

Ввиду всего вышеизложенного, В.В.Радлов является кандидатом вполне достойным на занятие кафедры финнско-тюркской филологии в нашем университете. Я давно уже думал о необходимости [заместить] эту кафедру столь знаменитым ученым, но долго не мог получить решительного согласия от него самого. Только в последнее время г. Радлов изъявил свое согласие, что и побуждает меня выступить перед факультетом с предложением избрать г.Радлова на одну из кафедр восточных языков.

Принимая во внимание неоспоримо громадные заслуги для науки г. Радлова, я полагал бы, что ему никак нельзя предложить место экстраординарного профессора, а только следует предоставить ему права, приравнивающие его к ординарным профессорам. Этого можно бы достигнуть, ходатайствуя перед господином министром об отпуске добавочных 1000-и рублей или из оклада, присвоенного другой кафедре восточных языков, или же, что, конечно, гораздо выгоднее для университета, из сумм Министерства.

Соглашаясь теперь на мое предложение, г. Радлов заявил мне, что его побуждает к этому главным образом желание, освободившись от разных занятий чисто административного характера, совершенно отвлекающих его от науки, посвятить себя всецело своей специальности вообще, а в частности, кроме преподавательской деятельности, постепенной окончательной обработке и изданию собранных им материалов и основанных на них трудов.

Я вполне убежден, что в числе студентов Казанского университета всегда найдется несколько человек, готовых без всякого принуждения слушать чтения по сравнительной грамматике тюркских языков и по этнографии тюркских племен. Это я говорю на основании собственного опыта: читая постоянно необязательные курсы, я всегда находил для них нескольких слушателей, руководствовавшихся, конечно, одною только научной любознательностью. То же самое встретил бы и г. Радлов даже при необязательности его лекций. Кроме студентов, лекции по тюркским языкам посещались бы, вероятно, лицами, окончившими уже курс наук и интересующимися или этнографиею Поволжья в частности, или же вообще языковедением и этнографией. Но мне кажется, что лекции по финнско-тюркской филологии можно бы сделать обязательными для некоторых студентов, хотя бы для занимающихся специально этнографией или же языковедением. Конечно, для этого потребовались бы известные изменения в специализации наук нашего факультета по отделениям.

Наконец, я считаю весьма желательным учреждение в нашем университете степеней магистра и доктора финнско-тюркской филологии, вследствие чего эта кафедра получила бы еще более научно-практического значения.

Профессор И. Бодуэн де Куртенә

НА РТ. Ф.977. Оп.ИФФ. Д.1249. Л.1-4.

  ПРОЕКТ ПРОФЕССОРА В.А.БОГОРОДИЦКОГО, ПРЕДСТАВЛЕННЫЙ НА ИСТОРИКО-ФИЛОЛОГИЧЕСКОМ ФАКУЛЬТЕТЕ ИМПЕРАТОРСКОГО КАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

4 марта 1913 г.

Имею честь представить в историко-филологический факультет следующий проект ходатайства об учреждении ординатуры угро-финнской и турецко-татарской филологии при Казанском университете.

В заседании историко-филологического факультета Казанского университета 25 января сего года обсуждался вопрос о замещении кафедры угро-финнского языкознания, остающейся вакантной уже несколько лет, причем выяснилось следующее. Основание при Казанском университете (согласно Временным штатам императорских российских университетов, Высочайше утвержденным 23 августа 1884 года) названной кафедры, как и кафедры турецко-татарских языков, было вызвано тем обстоятельством, что прилегающий Волжско-Камский район изобилует народностями, принадлежащими к указанным языковым семействам, причем некоторые говоры уже вымирают вследствие ассимиляции к русскому языку. Это обстоятельство делает неотложным возможно полное и незамедлительное обследование этих народностей со стороны языка, словесного творчества и быта. Независимо от этого, угро-финнское языкознание близко соприкасается как с индо-европейским языкознанием вообще, так и историей русского языка в частности: индо-европейское языковое семейство еще с отдаленных доисторических времен уже приходило в соприкосновение с угро-финнским, как об этом свидетельствуют заимствованные слова, на основании которых наука старается раскрыть это отдаленное прошлое, а некоторые видные ученые высказываются даже в смысле существования генетического сродства между обоими семействами; для истории русского языка изучение угро-финнского языкознания представляет еще большую важность, так как уже на глазах истории происходило расширение области русского языка за счет территории, где жили финнские народности, и эта финнская подпочва не могла не оставить следов в соответствующих диалектах народного русского языка. Так как Казанский университет является научным центром в районе восточно-финнских народностей, то замещение этой кафедры хорошим знатоком предмета является делом первостепенной важности. В настоящее время финнология имеет достойных представителей не только в Финляндии и Венгрии, но также и в Швеции. Однако, несмотря на то, что в области угро-финнской филологии имеется достаточно видных ученых, историко-филологическому факультету Казанского университета не удалось привлечь в последние годы кого-либо из них, вследствие особого положения этой кафедры в нашем университете. По действующему уставу, в Казанском университете представителю кафедры угро-финнского, а также турецко-татарского языкознания присвоено лишь положение "преподавателя в звании экстраординарного профессора" с вознаграждением в 2000 р. Таким образом ученый, занимающий эту кафедру, какими бы научными заслугами он ни обладал, осужден неизменно довольствоваться этим пониженным положением. Это-то обстоятельство и является главной причиной того, что видные ученые, которые с успехом для науки могли бы занять кафедру угро-финнского языкознания в Казанском университете, считают такие условия не подходящими, тем более, что и жизнь в Казани с каждым годом дорожает. Ввиду всего сказанного, историко-филологический факультет считает своим долгом просить Совет университета возбудить ходатайство перед Министерством народного просвещения об изменении в законодательном порядке положения преподавателей угро-финнского и турецко-татарского языкознания при Казанском университете путем учреждения ординатуры по этим предметам.

Заслуж[енный] профессор В.А.Богородицкий
НА РТ. Ф.977. Оп.ИФФ. Д.2322. Л.1-2.

ПИСЬМО ЧЛЕНОВ ТУРКЕСТАНСКОГО УЧИТЕЛЬСКОГО СОЮЗА В СОВЕТ ПРОФЕССОРОВ КАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

24 мая 1917 г.

г.Ташкент.

Давно уже является научно установленным фактом, что история Европы и история Азии совершаются по одним общим историческим законам и что судьбы Европы и Азии во многие исторические моменты были тесно связаны между собой. Поэтому необходимость изучения истории Востока признается все более и более широкими кругами ученых. Кафедры по истории не только древнего, но и мусульманского Востока существуют при многих высших учебных заведениях Европы вместе с кафедрами языков тех стран, которые входят в состав того или другого государства (напр[имер] арабский язык и история мусульманского] Востока во Франции). Все государства Европы, как Франция, Англия, Германия, Италия и даже Швейцария, вносят свою лепту в сокровищницу знания, изучая те страны, с которыми они более связаны различными отношениями, например, Англия всесторонне изучает историю Индии, Франция - Алжира, Туниса и Марокко и т.д. Отстает до некоторой степени в этом отношении Россия. Только кафедры истории древнего Востока существуют при нескольких русских университетах, а кафедра истории мусульманского Востока существует только при восточном факультете Петроградского университета. Вследствие этого, несмотря на самоотверженные труды профессоров, занимавших последовательно эту последнюю кафедру (В.В.Григорьев, Н.И.Веселовский, В.В.Бартольд), дело изучения мусульманского Востока в России стоит ниже, чем в других европейских странах. Между тем Россия чрезвычайно тесно связана в своей культуре, истории и современной жизни с мусульманским Востоком, соприкасаясь на большом пространстве с Персией. Турцией, Афганистаном и включая в свой состав огромную страну, населенную мусульманами, Туркестан. Поэтому только увеличение кадров специалистов ученых историков мусульманского Востока даст возможность России выполнить ее культурную миссию по изучению Востока вообще и Туркестана в частности. Сделано же это может быть только тогда, когда наивозможно большее число людей, желающих посвятить себя изучению истории Востока, сможет это сделать, специально занявшись любимым предметом и не отрываясь для заработка посторонними занятиями, что в настоящее время недостижимо, так как одна кафедра истории Востока может приютить слишком мало ученых.

Помимо изучения Востока, необходимо и сообщение сведений о нем тем молодым людям, которые желают посвятить себя преподаванию истории в средних учебных заведениях. Особенно это необходимо для тех учителей истории, которые попадают на службу в Туркестан и на Кавказ. Многочисленное мусульманское население с совершенно особыми нравами и обычаями, величественные развалины древних городов мусульманского периода истории возбуждают постоянную любознательность учеников, удовлетворить которую не могут учителя, питомцы русских историко-филологических университетов.

Обсудив все эти вопросы, учителя Туркестанского края, собравшись на первый краевой делегатский съезд в мае сего года, единогласно постановили обратиться к Вам, Совету профессоров, как к людям, призванным стоять на страже интересов науки и удовлетворять научным запросам родной свободной страны, с покорнейшей просьбой открыть при историко-филологическом факультете Вашего университета с ближайшего учебного года кафедру истории мусульманского Востока и объявить конкурс для ея замещения.

Во исполнение постановления съезда. Бюро турк[естанского] учительского союза и обращается к Вам с настоящей просьбой и просит сообщить Ваш ответ в возможно непродолжительном времени.

Председатель (подписал) М.Загрубский
Секретарь (скрепил) П.Россихин
С подлинным верно:
Секретарь факультета (подпись)

НА РТ. Ф.977. Оп.ИФФ. Д.2496. Л.3-4.

ПИСЬМО ДЕКАНА ИСТОРИКО-ФИЛОЛОГИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА КАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ПРОФЕССОРУ Н.Ф.КАТАНОВУ

20 октября 1917 г.

Историко-фиолологический факультет в заседании своем, состоявшемся 13 сего октября, слушал прилагемое при сем (в копии) отношение Бюро Туркестанского учительского союза, от 24 мая 1917 г. за № 6, по вопросу об учреждении при российских университетах кафедры истории мусульманского Востока.

По обсуждении постановили: учредить комиссию для разработки вопроса об учреждении при историко-филологическом [факультете] Казанского университета восточного факультета (с преобладанием мусульмановедения); просить принять участие в этой комиссии: Вас, господина] преподавателя yrpo-финнских наречий в звании экстраординарного профессора Я.Г.Калима, г[оспод] приват-доцентов историко-филологического факультета Н.В.Никольского и С.Е.Малова и господина] приват-доцента юридического факультета П.К.Жузе, каковая комиссия и имеет представить в факультет свои соображения вместе с подробной справкой о закрытии восточного факультета, некогда существовавшего в Казани, и о попытках, которые факультет уже делал для расширения преподавания востоковедения при факультете.

Об этом имею честь сообщить Вам, милостивый государь, и покорнейше просить Вас собрать означенную комиссию.

Декан факультета

НА РT. Ф.977. Оп. ИФФ. Д.2496. Л.9-9 об.

ЗАПИСКА ОБ УЧРЕЖДЕНИИ ВОСТОЧНОГО ОТДЕЛЕНИЯ С РАЗРЯДАМИ ТУРЕЦКО-ТАТАРСКИМ И УГРО-ФИННСКИМ НА ИСТОРИКО-ФИЛОЛОГИЧЕСКОМ ФАКУЛЬТЕТЕ КАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

13 ноября 1917 г.

Мысль о всестороннем научном изучении в Казанском университете турецко-татарских, а вместе и финнских племен, возникла еще в начале прошлого века. 5 ноября 1804 года был утвержден университетский устав, по которому в число предметов университетского преподавания были введены восточные языки: арабский и персидский. Это постановление было осуществлено в Казанском университете в 1807 году, а с 1828 года была учреждена в нем кафедра турецко-татарского языка. Затем в 30-х и 40-х годах прошлого столетия благодаря заботливости попечителя Казанского учебного округа М.Н.Мусина-Пушкина в Казанском университете постепенно возникли кафедры восточных языков: монгольского, китайского, армянского, санскрита и маньчжурского. Но в 50-х годах прошлого же столетия это восточное отделение было перенесено в С.-Петербургский университет, и вместе с тем с 1855 года в Казанском университете прекратилось преподавание восточных языков.

Если можно, пожалуй, согласиться с тем, что для Казани существование кафедр китайского, армянского и некоторых других языков было роскошью, то это совершенно нельзя сказать о кафедрах языков инородцев, в значительном числе обитающих у нас, в Восточной России. Приняв это во внимание, в 1861 году правительство ввело опять "для желающих" преподавание языков арабского и турецкого, а с 1863 года и персидского, как имеющих близкое отношение к местным интересам. Преподавание велось 10 лет, и в 1872 году все снова прекратилось. С уставом 1884 года в Казанском университете с 1888 года опять началось изучение восточных языков; именно, была учреждена кафедра восточных языков с двумя преподавателями в звании экстраординарных профессоров, из коих один по турецко-татарским языкам, а другой по угро-финнским. Эта кафедра с двумя преподавателями существует по настоящее время.

Преподавание восточных языков, т.е. турецко-татарских и угро-финнских, в настоящее время не приурочено ни к какому отделению историко-филологического факультета: ни к словесному (славяно-русскому), ни к историческому, ни к классическому. Кроме того, изучение означенных восточных языков является для студентов совершенно не обязательным, да и преподаватели сих языков на все время своей службы остаются в звании экстраординарных профессоров, хотя бы и имели по своей специальности высшую ученую степень - доктора.

Если всегда, то теперь тем более, Россия с выходом на путь свободной работы, свободного творчества, нуждается в большом количестве культурных деятелей, ибо развитие всех сторон жизни государства не мыслимо без огромного количества научно-образованных людей со строгой и точной мыслью, сообразно потребностям жизни. В Восточной России, в частности в нашем Волжско-Камском крае, эти жизненные потребности и условия работы чрезвычайно разнообразны, каковое разнообразие объясняется и различием религиозных исповеданий (христиане, магометане, язычники), и различием по племенному происхождению (русские, татары, чуваши, черемисы, мордва, вотяки, башкиры, мещеряки и др.). Чтобы вести эти, отныне равноправные, народности по пути прогресса, необходимо прежде всего ясное и отчетливое знание всего их прошлого и настоящего, только изучение того или иного племени сделает ясными для нас его исторические судьбы, его надежды и возможные достижения по пути прогресса, это же изучение предохранит нас от применения к данному племени мер, совершенно не соответствующих жизненным, бытовым условиям данной среды.

С постепенным проведением в действие начал всеобщего обучения потребуется немалое число лиц, могущих взять на себя это дело, кроме того понадобится большое количество учебных и вообще всякого рода книжных пособий на языках тех племен, и у нас здесь имеются. Для всего этого нужны люди, а людей может дать лишь будущее Восточное отделение историко-филологического факультета в составе двух разрядов: турецко-татарского и угро-финнского.

Но все это - сторона практическая, прямого отношения к университету не имеющая. Так как по проекту университетского устава бывшего министра народ[ного] просвещения] графа Игнатьева университет должен содействовать развитию наук и давать юношеству высшее научное образование, то с этой точки зрения, в целях развития ориентализма, и необходимость открытия в Казанском университете восточного отделения не может подлежать ни малейшему сомнению. Если для тюркологии в настоящее время изучение возможно большего числа тюркских (турецко-татарских) наречий является существенной необходимостью, то здешний Камско-Волжский край представляет для тюркологов большое поприще для научных изысканий, тем более, что целый ряд тюркских диалектов еще не изучены или изучены недостаточно. При теперешнем состоянии науки тюркологии, при обильно находимых в Центральной Азии памятниках старотюркской письменности (орхонско-енисейской рунической и южной уйгурской), как раз теперь для истолкования этих памятников нужно детальное изучение существующих живых наречий. При больших успехах за последнее время в деле изучения истории тюркских наречий выдвигается на очередь научное изучение чувашского языка. Некоторые ученые предполагают даже, что при помощи якутского и чувашского языков можно реконструировать старотюркское, доруническое наречие, а тюркские руны относятся к VII-VIII векам по Р.Хр. На очереди, кроме того, для здешних ориенталистов само собой вьщвигается вопрос о взаимоотношениях языков татарского и чувашского. Что же касается изучения угро-финнских наречий, то научное значение имеет и оно. В наш Камско-Волжский край к мордве, черемисам, вотякам и др. племенам до великой европейской войны из года в год приезжали венгерские и финнские ученые, по целым годам изучавшие быт, верования и язык означенных инородцев, и мы имеем много ценных сочинений по части угро-финнских языков в изданиях венгерских и финляндских ученых обществ (напр.: Мункачи, Паасонена, Вихмана и др.). Следует заметить, что турецко-татарские и угро-финнские народности здешнего края образуют между собою как бы особый мир взаимных воздействий и влияний как в отношении языка, так и в отношении быта и верований; так, напр[имер]: черемисы и вотяки подверглись до некоторой степени чувашскому и татарскому влиянию, то же самое явление наблюдается и на мордве. Вообще нужно заметить, что по своему географическому положению среди целого ряда тюркских и финнских племен Казань занимает завидное место, а потому и изучение этих племен в отношении языка, быта и верований должно являться первой задачей отечественного ориентализма вообще и будущего восточного отделения Казанского университета в частности.

На открытии при университете кафедры (одной или нескольких) по преподаванию археологии, истории и этнографии тюркских (турецко-татарских) племен настаивал летом 1917 года бывший в Казани Всероссийский мусульманский съезд, а на открытии даже целого восточного факультета при Казанском университете настаивали: съезд мелких народностей Поволжья и организационный комитет съезда земских деятелей Поволжья (см. книгу "Неотложные задачи земств Поволжья".-Казань, 1917. Типография] Д.М.Гран). Здесь же будет кстати добавить, что Совет Туркестанского учительского союза отношением от 24 мая 1917 года за № 6 обратился в Совет профессоров Казанского университета "как к людям, призванным стоять на страже интересов науки и удовлетворять научным запросам родной свободной страны", "с просьбой открыть при историко-филологическом факультете Казанского университета с ближайшего учебного года кафедру истории мусульманского Востока" (Персии, Турции, Афганистана, Туркестана).

Вполне разделяя мысли съездов, высказанные летом 1917 года в Казани, Симбирске, Ташкенте и др. городах, о важности и необходимости изучения и преподавания в Казанском университете восточных языков (турецко-татарских и угро-финнских), созванная по постановлению историко-филологического факультета Казанского университета от 13 октября 1917 года комиссия из Н.Ф.Катанова, Я.Г.Калима, С.Е.Малова, и П.К.Жузе, при участии В.А.Богродицкого, пришла к единогласному решению, что, во-первых, открытие целого Восточного факультета при Казанском университете по материальным соображениям, а также, быть может, по невозможности заместить сразу все кафедры подходящими лицами, пока не осуществимо, и что, во-вторых, может состояться открытие в ближайшее время в составе историко-филологического факультета лишь двух разрядов Восточного отделения: турецко-татарского и угро-финнского, на которых могут быть преподаваемы нижеследующие предметы:

Предметы преподавания на Восточном отделении историко-филологического факультета Казанского университета.

А. Главные предметы:

1. Разряда турецко-татарского:

а). История турецко-татарских племен и государств (Турции, Туркестанских ханств, Золотой Орды, Крыма, Астрахани, Казани, Сибири).

б). Обзор турецко-татарских наречий (новых: алтайского, киргизского, якутского, чувашского, татарского, турецкого, башкирского; старых: орхонского, уйгурского, чагатайского).

в). Турецко-татарская словесность (устная и письменная).

г). Турецко-татарская этнография и археология.

2. Разряда угро-финнского:

а). История угро-финнских племен и государств (Венгрии и Финляндии)

б). Обзор угро-финнских наречий (угорских: мадьярского, остяцкого, вогульского, финнских: балтийско-финнских, лопарского, черемисского, вотяцкого, зырянского)

в). Угро-финнская словесность (устная и письменная)

г). Угро-финнская археология и этнография.

Б. Вспомогательные предметы:

1. Обязательные для обоих разрядов:

а). Введение в языкознание и экспериментальная фонетика

б). Логика, психология и философия

в). Общий курс истории русского языка.

г). Общий курс русской истории.

Примечание: показанные в этих 4-х пунктах предметы проходят вместе со слушателями других отделений факультета, а не вводятся впервые.

2. Обязательные для турецко-татарского разряда:

а). Арабский язык, арабская литература и исламоведение.

б). Персидский язык, персидская литература и религии Ирана.

в). Монгольский язык, этнография монгольских племен и буддизм.

3. Обязательные для угро-финнского разряда:

а). Наречия чувашское и казанско-татарское.

б). Сравнительная грамматика индоиранских языков.

в). Языки славян и балтийцев.

Примечание: новые языки и богословие (история религий) проходятся вместе со слушателями других отделений факультета, а не вводятся впервые.

В настоящем перечне новыми для будущего Восточного отделения являются лишь 11 предметов, из коих: 4 главных обязательных для слушателей турецко-татарского разряда; 4 главных обязательных для слушателей угро-финнского разряда и 3 вспомогательных обязательных для слушателей турецко-татарского разряда. Для преподавания этих 11 предметов потребуется 11 новых преподавателей: 8 профессоров и 3 доцента (для 8 главных предметов - профессоров и для 3 вспомогательных - доцента). Прочие предметы, указанные в перечне, уже преподаются на историко-филологическом факультете Казанского университета, и новых ассигнований на них не потребуется.[...]

Что же касается практического осуществления предполагаемого Восточного отделения историко-филологического факультета, то оно ныне, имея в виду здешние казанские и иногородние научные силы, вполне возможно; в случае отказа от занятия той или другой кафедры нового отделения факультета можно было бы поступить пока так же, как поступили при открытии историко-филологических факультетов Саратовского и Томского университетов, т.е. можно было бы пригласить приват-доцентов других университетов, с 3-х-летним стажем, в качестве и.д. экстраординарных профессоров, или же предоставить возможность быть и.д. экстраординарных профессоров лицам, сдавшим экзамены на степень магистра по специальности при университетах Петроградском и Гельсингфорском и известным своими учеными работами в той или другой области. [...]

Председатель комиссии: Н.Катанов
Члены комиссии: Я.Калима
Пр[иват]-доц[ент] П.Жузе
Пр[иват]-доц[ент] С.Малов
Пр[иват]-доц[ент] Н.Никольский

НА РТ. Ф.977. Оп.ИФФ. Д.2496. Л.15-20.

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА ПРОФЕССОРА Н.Ф.КАТАНОВА В ИСТОРИКО-ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

18 декабря 1917 г.

Вследствие предложения г. декана факультета от 20 октября с.г. за № 306, согласно постановлению факультета от 13 октября с.г., я созвал комиссию из указанных факультетом лиц, пригласив к участию и г. ординарного профессора В.А.Богородицкого, и предложил на обсуждение комиссии 2 вопроса: 1) об открытии при историко-филологическом факультете Казанского университета Восточного отделения и 2) об учреждении в этом новом отделении кафедры истории мусульманского Востока по просьбе Бюро Туркестанского учительского союза от 24 мая с.г. за № 6. Созванная мною комиссия составила "Записку об открытии при историко-филологическом факультете Казанского университета Восточного отделения, с разрядами турецко-татарским и yrpo-финнским", причем включила в число 4 главных кафедр турецко-татарского разряда Восточного отделения и кафедру истории турецко-татарских племен и государств (Турции, Туркестанских ханств, Золотой Орды, Крыма, Астрахани, Казани, Сибири).

При сем представляется и самая "Записка", содержащая в себе: как справки о закрытии бывшего некогда в Казани Восточного факультета и о попытках для расширения преподавания востоковедения при историко-филологическом факультете, так и перечень предметов преподавания на проектируемом Восточном отделении (главных и второстепенных).

Профессор Н.Катанов.

НА РТ. Ф.977. Оп.ИФФ. Д.2496. Л.14.

ПРОЕКТ ОСНОВНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ О ВОСТОЧНОЙ АКАДЕМИИ

1). Существующий в г.Казани Сев[еро]-вост[очный] археологический] и этнографический] институт преобразуется в Восточную академию — ученое и высшее учебное заведение ТССР, имеющее целью всестороннее изучение Востока, распространение научных знаний на Востоке и подготовку культурных работников из народных масс Восточных республик и областей.

2). Восточная академия открывается в составе 4 отдел[ов]: а) историко-археологического, в) этнографического, с) словесного (с разрядами: турецко-татарской и финно-угорской словесности), г) социально-экономического. В последствии число отделений может быть увеличено.

3). Курс обучения в Восточной академии трехгодичный. Для первого же выпуска — ускоренный, двухгодичный.

4). Восточная академия является учреждением милитаризованным. Принятые в академию студенты зачисляются на государственную службу и обязаны учебной повинностью со строгим контролем занятий. Студенты призывных возрастов считаются военнообязанными, откомандированными для выполнения учебной повинности.

5). В отношении нормы вознаграждения, социального обеспечения и продовольствия Восточн[ая] академия приравнивается к столичным высшим учебным заведениям РСФСР.

6). Для Восточной академии отводятся здания бывшей Закабанской учительской семинарии и бывшее Галеевское училище.

7). Учреждениям ТССР и прочих восточных республик и автономных областей, нуждающимся в подготовке культурных работников, предоставляется право откомандировать своих служащих для прохождения курса в Восточной академии.

8). При Восточной академии учреждается подготовительная школа для татар, желающих получить образование в академии, но не обладающих достаточной подготовкой. При академии могут [быть] учреждены подготовительные школы и для других национальностей.

9). Немедленное проведение в жизнь настоящего положения возлагается на Нар-компрос.

Проект принят полностью на заседании коллегии Наркомпроса 30.10.1920 и был внесен на заседание Совнаркома ТССР. 10.12.1920. Декрет № 40 «Положение о Восточной академии в составе пунктов 1, 2, 3, 8 и 9 настоящего проекта был опубликован 19.12.1920 г. в Изв[естиях] исполкома ТССР.

Подписали Б.Н.Вишневский, Г.Ш.Шараф, А.Максудов, М.В.Бречкевич, М.Г.Худяков.

НАРТ. Ф.1339. Оп.1. Д.2. Л.18-18 об.

Публикацию подготовил
доктор исторических наук
Рамиль Валеев