2010 1/2

«Производством ссуд доставить местным гражданам вспомоществование в торговых их оборотах» (О деятельности городских общественных банков в Казанской губернии)

В XIX в. в Казанской губернии, как и во всей Российской империи, началось активное становление банковской системы. Было организовано большое количество различных кредитных учреждений, различающихся своими уставными капиталами, организационной структурой и отношением к ним государства. Одними из них были общества взаимного кредита.
История и деятельность данного вида банковских учреждений оказалась малоизученной, особенно на уровне отдельно взятых регионов и губерний. Это делает важным анализ данной проблемы и рассмотрение места и роли городских общественных банков в экономике Казанской губернии как возможной модели аналогичных процессов в других губерниях Российской империи.
2 января 1848 г. состоялось открытие Казанского городского общественного банка. Он стал первым полноценным кредитным учреждением в Казанской губернии подобного рода с уставным капиталом в 30 774 рубля1.
Целью данного учреждения правительство ставило: «Производством ссуд доставить местным гражданам вспомоществование в торговых их оборотах, а на получаемые от того проценты содержать Дом призрения неимущих, престарелых и увечных граждан города Казани»2.
Такой статус Казанского городского общественного банка предопределил всю его деятельность. Он, так же как и ранее существовавший Приказ общественного призрения, являлся городским общественным учреждением, а не коммерческим банком.
Городской общественный банк зависел от муниципалитета. Контроль над ним был передан непосредственно Казанской городской думе под особенным, в отношении охраны выгод банка, попечительством казанского губернатора. Управлял делами банка в качестве директора городской голова и два товарища директора. Общий надзор за деятельностью городских общественных банков и их опеку осуществляло министерство внутренних дел.
В дальнейшем, несмотря на вносимые правительством изменения в устав, муниципальные структуры сохранили свой контроль над деятельностью Городского общественного банка. В результате определение размеров процента на вклады и ссуды, рассмотрение ежегодных отчетов, обращение резервного капитала на усиление основного и многие другие вопросы решались только при непосредственном участии городского общества.
Столь значительная опека была обусловлена желанием обезопасить банковские капиталы от возможных спекуляций и потерь и тем самым обеспечить стабильное получение прибылей для содержания Дома призрения, а также стремлением заинтересовать население вложением своих свободных денежных капиталов именно в это кредитное учреждение.
Эти обстоятельства предопределили первоначальную узость осуществляемых банком операций. В результате только после 1860 г. в связи с увеличением вкладов возникла необходимость в активизации и расширении активных операций Городского общественного банка, и он начал приобретать вид настоящего кредитного учреждения. С 1861 г. в перечне его банковских услуг появились такие операции, как ссуды под залог процентных бумаг и вещей. По Положению от 6 февраля 1862 г. «О городских общественных банках» ему разрешалось принимать к переучету векселя от других банков. В 1867 г. становятся возможными вклады на текущие счета, через которые за 30 лет прошло 24 860 469 рублей 72 копеек3. С 1871 г. Городской общественный банк сам открывал текущие счета в других банках Казанской губернии.
1870 г. стал началом покупки банком, по мере накопления свободных капиталов, процентных бумаг в свой портфель, но производилась она с большой осторожностью. Такая банковская операция, как специальные текущие счета, открываемые под обеспечение процентными бумагами, причем обязательно гарантированные государством и правительством, стала свершившимся фактом лишь в 1892 г. Даже после этого банк все еще не получил возможности открывать «кредит в форме специальных текущих счетов под всякие солидные обеспечения, а тем более — под обеспечение недвижимостей»4.
Постепенное расширение перечня осуществляемых банком услуг сыграло значительную роль в увеличении его оборотов на период между второй половиной 1860-х и 1880-ми гг. Так, если в 1862 г. оборот капитала в банке составлял больше 3,5 млн., то уже через десять лет он возрос до 12 млн. рублей.
Из 48 представленных в «Своде балансов городских и сельских общественных банков на 1 января 1914 года» городских общественных банков, функционирующих в губернских центрах империи, Казанский городской общественный банк по балансовой статье находился на восьмом месте5. Таким образом, можно говорить о значительности размеров его оборота в сравнении с другими учреждениями подобного типа.
Банк сыграл значительную роль в общественно-экономической жизни города. На накопленные в нем к 1872 г. 483 343 рубля 63 ¾ копейки было устроено содержание богадельни, в 1871 г. 100 тысяч рублей было потрачено на постройку реального училища. 3 января 1889 г. на капиталы, предоставленные Казанским государственным общественным банком, состоялось открытие городского ломбарда в Казани. Всего с 1848 по 1898 г. только на благотворительные учреждения было употреблено 1 473 079 рублей 75 ¾ копейки из чистой прибыли6.
Благодаря Городскому общественному банку активизировалась финансовая жизнь города посредством привлечения праздно лежащих капиталов населения. За период с 1848 по 1898 г. вкладов в банк поступило 74 016 257 рублей 34 копейки. Это при сравнении со всеми поступлениями (83 751 342 рубля 43 копейки) составляло 78 всех оборотов7.
Такой огромный приток денег, требовавших своего вложения, предопределил активизацию торгово-промышленной жизни в губернии. Это осуществлялось в процессе учета векселей и проведения ссудных операций.
Операция учета векселей была одной из господствующих в активах Казанского городского общественного банка. С самого начала его функционирования и вплоть до вексельного кризиса 1871 г. учет составлял до 90 % к ежегодному балансовому итогу.
К концу ХIХ в. Ревизионная комиссия признала хроническое уменьшение клиентов по вексельной операции. Среди многих причин этого указывалась трудность конкуренции с акционерными банками города Казани. «Они могут делать относительно лиц, обладающих наиболее прочной кредитоспособностью, уступки, то есть по учету первоклассных векселей понижать объявленный размер взимаемых процентов и вообще вести дело на коммерческих началах», — говорилось в докладе Ревизионной комиссии 1892 г.8
Более подробно вопрос, касающийся размеров учитываемых векселей, можно рассмотреть на примере сведений, имеющихся по Городскому общественному банку Казани на 1 января 1914 г. Так, большинство учтенных векселей по своему номиналу варьировались в пределах от 100 до 1 000 рублей. Наибольшая сумма по учету приходится на 487 векселей номиналом от 500 до 1 000 рублей — 427 526 рублей 14 копеек и на векселя стоимостью от одной до пяти тысяч рублей, которых всего было учтено в количестве 257 штук, что составило 659 098 рублей 39 копеек9. Такое положение объясняется тем, что кредитные учреждения не стремились связывать себя учетом крупных векселей, пусть даже имеющих поручительство благонадежных предпринимателей. Крупные векселя зачастую отправлялись частными кредитными учреждениями в отделения Государственного банка для переучета.
Бесконтрольный учет векселей, в основе которых нередко даже не лежала реальная коммерческая сделка, не исключал для банка угрозы возникновения кризисной ситуации. Дело в том, что предприниматели часто выписывали друг на друга так называемые встречные векселя, то есть векселя без каких-либо товарных поставок и денежных платежей, с целью получения наличных денег путем учета документов в своем банке. Угроза накопления банком в своем портфеле таких необеспеченных долговых обязательств не являлась чем-то нереальным, на что указывает вексельный кризис 1871 г., случившийся с Казанским городским общественным банком. Из учтенных на это время банком векселей на 2 906 053 рубля у 269 человек был превышен кредит на 1 975 573 рубля, и имелось опротестованных векселей на 214 195 рублей10. Дело даже чуть не дошло до ликвидации дел городского кредитного учреждения, и положение спасли лишь мероприятия, проведенные вновь образованной Городской думой.
В деловой практике Казанского городского общественного банка было время, когда ссудные операции вообще были одной из ведущих операций актива. Это произошло после вексельного кризиса 1871 г. К 1 января 1879 г. из 4 806 144 рублей 37 копеек, идущих на проведение операций актива, 1 703 184 рубля 16 копеек (35,4 %) тратилось на дисконт векселей, а 2 203 301 рубль 13 копеек (45,9 %) — на выдачу ссуд11. В результате Казанский городской общественный банк во второй половине ХIХ в. стал своеобразным лидером среди местных учреждений по кредитованию под обеспечение.
Немалый интерес к ценным бумагам проявляли и местные кредитные учреждения. При этом они руководствовались совсем иными целями, из которых на первый план выходило не столько получение процентов, сколько организация в определенной степени ликвидности своих активов. Это предопределило тот факт, что свободные средства местные банки стремились вкладывать в гарантированные фонды. Только в 1877 г. Казанский городской общественный банк в течение операционного года приобрел облигаций пятипроцентного Восточного займа на 187 716 рублей 69 копеек12.
Городские общественные банки стали одним из тех видов кредитных учреждений, которые, как и во всей Российской империи, получили наибольшее распространение в Казанской губернии. В 1864 г. в Чистополе возник Общественный и купца Григория Полякова банк, в 1867 г. — Спасский, в 1875 г. — Козьмодемьянский и Цивильский, в 1908 г. — Тетюшский потомственного почетного гражданина Петра Васильевича Серебрякова, в 1912 г. — Ядринский и в 1913 г. — Свияжский городские общественные банки13.
Эти кредитные учреждения были аналогичны Казанскому городскому общественному банку. Схожесть проявлялась в целях создания — оказание помощи городу и городским предпринимательским кругам, в доминировании операций по учету торговых векселей, выдаче ссуд под залог гарантированных правительством процентных бумаг и под городские строения. Отличием была незначительность оборотов: их балансы на протяжении всего существования редко превышали 500 рублей. На 1 января 1914 г. общий баланс этих банков едва переваливал за миллион рублей, а баланс Казанского городского общественного банка составлял более 4,5 млн. рублей14.
Именно эти кредитные учреждения были опорой предпринимательской деятельности многих мелких коммерсантов края. На это указывают сведения о размерах векселей, учтенных и представленных в обеспечение специальных текущих счетов в Тетюшском городском общественном и потомственного почетного гражданина П. В. Серебрякова банке на 1 января 1916 г.: 66 векселей размером до 100 рублей включительно, общей суммой в 5 994 рубля; 93 векселя номиналом от 100 до 300 рублей на 22 950 рублей; 36 векселей размером от 300 до 500 рублей на сумму в 16 520 рублей; 13 векселей от 500 до 1 тысячи рублей на 11 030 рублей.
Таким образом, в общей сложности к 1 января 1916 г. в активе банка находилось 208 векселей на общую сумму 56 494 рубля. Всего же в течение 1915 г. кредитованы были под учет векселей 287 человек, из которых 197 были представителями торгово-промышленных и ремесленных кругов и 28 домовладельцами15.
Как один из элементов банковской системы, сформировавшейся в Казанской губернии в конце XIX в., Городской общественный банк в 1916 г. стал участником так называемого расчетного отдела, открытого Казанским отделением Государственного банка. Благодаря этому он смог установить еще большие связи с другими кредитными учреждениями Российской империи.
В целом городские общественные банки стали неотъемлемой частью общероссийской банковской системы. Казанский городской общественный банк выделялся не только среди кредитных учреждений аналогичного типа на уровне губернии, но и всей России. Предоставляя своим клиентам широкий спектр услуг, к концу XIX— началу XX в. он нашел свою нишу в финансовой системе губернии, став не только инструментом кредитования городского населения, но и экономической опорой проводимых в Казани разного рода преобразований.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Очерки истории Национального банка Республики Татарстан / Р. Р. Салихов, Р.Р. Хайрутдинов, Л. Ф. Хайрутдинова. – Казань, 2000. – С. 6.
2. Свердлова Л. М. На перекрестке торговых путей. – Казань, 1991. – С. 40.
3. Отчет о деятельности Казанского городского общественного банка за 50 лет. С 1848 по 1898 год. – Казань, 1897. – С. 10.
4. Доклад комиссии, избранной Казанской городской думой для ревизии отчета Казанского общественного банка за 1894 год. № 52. – Казань, 1895. – С. 11; Доклад комиссии, избранной Казанской городской думой для ревизии отчета Казанского городского общественного банка за 1898 год. № 42. – Казань, 1899. – С. 15.
5. Свод балансов городских и сельских общественных банков на 1 января 1914 года и прибыли и убытки банков за 1913 год. – Петроград, 1914. – 22 с.
6. Отчет о деятельности Казанского... – С. 9, 34, 35, 46.
7. Там же. – С. 14.
8. Там же. – С. 40.
9. НА РТ, ф. 3, оп. 1, д. 7630, л. 43.
10. Отчет о деятельности Казанского... – С. 38.
11. Там же. – С. 24-26, 32-35.
12. Записка об оборотах Казанского общественного банка с 1848 по 1883 год / Под ред. А. А. Лебедева. – Казань, 1883. – С. 235.
13. Свод балансов городских... – С. 8, 12, 14, 15.
14. Там же. – 22 с.
15. НА РТ, ф. 3, оп. 1, д. 11247, л. 36, 37.
 
Ильдар Саетгараев,
кандидат исторических наук