2003 1/2

Неизвестные страницы из жизни генерал-лейтенанта М. Сулькевича

В 1998 г. в Баку вышел сборник документов и материалов под названием «Азербайджанская Демократическая Республика (1918-1920). Армия», который любезно был прислан начальником Национального архива Азербайджана А. А. Пашаевым. В издании нас заинтересовали документы, касающиеся генерал-лейтенанта Мацея СулькевичаI, раскрывающие неизвестные до сих пор страницы его биографии.

М. Сулькевич появился в Азербайджане после эвакуации из занятого белогвардейцами Крыма. Здесь он с 19 марта 1919 г. начинает исполнять обязанности начальника генерального штаба Азербайджанской Республики1. Было образовано Главное управление генштаба, которому передавались два отделения (генерал-квартирмейстера, военно-топографическое), а также служба связи. В нем намечалось сосредоточить разработку вопросов, касающихся организации, обучения и дислокации войск.

Генерал-лейтенант М. Сулькевич являлся начальником .создаваемого управления, а также членом Военного совета «по должности». Ему непосредственно подчинили заведующего передвижением войск, адъютантом назначили мичмана Ислам-бей Максутова2.

В течение нескольких дней шло непосредственное формирование Главного управления. Его основной структурной единицей стал отдел генерал-квартирмейстера, куда вошли оперативно-мобилизационное, строевое и отчетное, разведывательное и контрразведывательное отделения и служба связи. Организационные изменения были закреплены приказом № 157 за подписью военного министра генерала С. С. Мехмандарова и М. Сулькевича3.

В приказе ничего не говорилось о военно-топографическом отделе. Но, очевидно, он тоже был создан. Дело в том, что 14 мая 1919 г. начальником этого отдела был назначен генерал-майор И. Векилов «с зачислением на все виды довольствия»4.

Как известно, осенью 1918 г., после ухода в связи с условиями Мудросского перемирия турецких войск из Азербайджана, в Баку высадилась 39-я британская пехотная бригада под командованием генерал-майора В. М. Томсона. Он объявил себя

военным губернатором и потребовал вывести из города азербайджанские части. Вот почему с ноября 1918 по апрель 1919 г. военное министерство республики располагалось в Гяндже5.

К весне 1919 г. союзные державы решают снять определенные ограничения, позволив азербайджанским войскам вернуться в Баку6. Ввиду этого М. Сулькевичу поручается организовать в городе контрразведку. Он через есаула Юсупова направляет письмо генералу, товарищу министра внутренних дел С. Агабекову, в котором объясняет необходимость создания контрразведки и просит содействия в ее организации. Основной аргумент—наличие в Баку центра шпионской организации. М. Сулькевич предлагал создать контрразведку в военном ведомстве и уголовном розыскном отделении Министерства внутренних дел, поручив это дело исключительно «особо доверенным лицам», к которым относил лишь офицеров-мусульман. Русских и армян он считал враждебно настроенными людьми. Что же касается С. Агабекова, то, очевидно, была надежда встретить в его лице единомышленника7.

Генерал С. Агабеков отреагировал на просьбу М. Сулькевича положительно. Он предложил 2 апреля 1919 г. лично губернатору оказать полное содействие есаулу Юсупову и согласовать с его действиями действия начальника сыскной полиции в Баку8.

Весной 1919 г. обстановка на Кавказе резко ухудшается. Белогвардейцы занимают Петровск и Дербент, что создает реальную угрозу для Азербайджана и Грузии. Поэтому в Баку создается Комитет государственной обороны, который объявил военное положение на всей территории республики. Кроме того, 16 июня 1919 г. Баку ведет переговоры с Тифлисом о выработке военно-оборонительного соглашения. Соглашение заключается через 11 дней сроком на три года. М. Сулькевич был непосредственным участником происходившего, он оставил под документом свою подпись9.

Тем не менее ситуация оставалась сложной, поскольку сохранялась угроза столкновения с Н. И. Деникиным, который захватил в Дагестане Хасав-Юрт, Порт-Петровск и Темик-Ханшуру10. Линия же демаркации, проведенная англичанами, гарантии не давала. Не все обстояло благополучно с формированием армии, ибо мало было желающих вступить в нее. Массовым явлением было дезертирство, о чем свидетельствует рапорт Мехмандарова и Сулькевича11.

Имелись проблемы в Карабахе и Ленкорани. В Ленкорани и на Мугани действовала так называемая «Муганская диктатура», не признававшая власти азербайджанского правительства. В апреле 1919 г. там была провозглашена Муганская советская республика, на территории которой фактически шла гражданская война. В данной обстановке М. Сулькевич принимает участие в подготовке похода в Ленкоранский уезд12. Дело кончилось тем, что в конце июля 1919г. азербайджанские войска заняли Ленкорань и, как отмечается в работе, восстановили порядок и законность в уезде13.

Что касается Карабаха, то в его нагорной части вспыхнул мятеж дашнаков. Бои здесь становились все ожесточеннее, «сражения с дашнакскими частями приняли характер кровопролитной войны, отвлекавшей значительные силы Азербайджанской армии»14.

Кроме того, ухудшается обстановка на Каспии, особенно после ухода британских войск, что создавало угрозу для Баку. Возникла необходимость укрепления подступов к городу с моря, заняться чем и было поручено М. Сулькевичу. В сборнике есть ряд документов, касающихся принятых им мер15.

В последующем напряжение не спадало. Сохранялась угроза вторжения белогвардейцев и установления ими в Азербайджане «деникинско-реакционного режима»16. Поэтому принимаются меры по приведению в порядок транспортных коммуникаций, телеграфных линий, «связывающих районы сосредоточения азербайджанских войск с тылом»17, приобретению «за границей для нужд армии необходимых предметов довольствия»18.

Постоянной заботой М. Сулькевича оставался карабахский вопрос. Так, 7 сентября он направляет местному генерал-губернатору письмо, в котором сообщает, что необходимо сохранить спокойствие, поддерживать порядок в Карабахе. А для этого он предлагал «использовать прекрасный боевой материал в виде курдов, организовать из них конницу и пехоту по образцу полков "Гамидие"». Перспективный план состоял в том, чтобы сформировать курдский конный полк и стрелковый батальон, развертываемый в военное время в четыре батальона. Курды призывного возраста отбывают воинскую повинность в своих частях. С объявлением мобилизации создаются новые формирования (полки и батальоны второй и третьей очереди), часть из которых направляется на фронт, а другие — останутся в гарнизонах Карабаха19.

Продолжается работа по укреплению Баку как крепости, над которой в конце октября 1919г. нависла серьезная угроза. Об этом свидетельствуют предписания М. Сулькевича начальнику Бакинского укрепленного района о подготовке находящихся в порту судов бывшей Каспийской флотилии к взрыву20, об укреплении в артиллерийском отношении Кызыл-Буруна, пристани Низовой и Алята, дабы не допустить высадку десанта противником, подчинении в боевом отношении бронированного поезда № 2 начальнику укрепрайона21, о необходимости установить совместное с отделом пограничной охраны наблюдение за Каспийским побережьем22.

26 ноября 1919 г. М. Сулькевич передает информацию начальнику Бакинского укрепрайона о предполагаемом составе войск его гарнизона с объявлением мобилизации23. 8 декабря он вместе с Мехмандаровым подписывает приказ об образовании постоянной милиции в некоторых районах республики24. В соответствии с ним М. Сулькевич представил «Список начальников гарнизонов с указанием районов наблюдения и контроля за создаваемой постоянной милицией»25.

Наступивший 1920 г. также не принес облегчения в первую очередь из-за конфликта между Азербайджаном и Арменией. Кроме того, до середины апреля от белогвардейских войск по-прежнему исходила угроза. В этих условиях М. Сулькевич руководит оборудованием и укреплением позиций, усилением охраны границы, снабжением небольших частей дополнительным вооружением и боеприпасами. Особое внимание уделяется изучению обстановки в районах Дагестана, примыкающих к границам Азербайджана.

Вниманию читателей предлагается последний документ, связанный с деятельностью М. Сулькевича, когда он в качестве председателя межведомственной комиссии по приему имущества интернированных частей издает приказ № 1. На исполнение приказа почти не оставалось времени. С 27 на 28 апреля 1920 г. в ходе восстания и при помощи Красной Армии власть в республике перешла в руки Советов.

 I В Азербайджане он известен как Мамед-бек.

 Приказ председателя межведомственной комиссии по приему имущества интернированных частей об образовании отделов

3 апреля 1920 г.
г. Баку

Председатель совета министров назначил меня председателем междуведомственной комиссии по приему имущества от интернированных флота и отряда добрармии. Ввиду чего приказываю образовать для приема сдаваемого имущества следующие отделы:

  1. Военный отдел, начальник - полковник Гаджибеклинский, члены: начальник артиллерийской секции полковник Розенмейер, инженерной секции - полковник Беков и прапорщик Гаджинский, авиационной секции - подпоручик Ханавша, интендантской секции - помощник начальника Бакинского вещевого склада при делопроизводителе от саперной школы.
  2. Отдел торговой промышленности, начальник господин Галаджиев.
  3. Отдел путей сообщений, начальник - помощник начальника Азербайджанской железной дороги инженер Векилов.
  4. Морской отдел, начальник - начальник торгового порта инженер Эмиров и представитель от военно-морского ведомства капитан 1-го ранга Китанчи-заде.
  5. Представитель от Министерства внутренних дел - Бакинский военный генерал-губернатор генерал-майор Тлехас.
  6. Контрольный отдел, начальник - вице-директор Гаджиев.
  7. Представители от добрармии: генерал-майор Драценко, контр-адмирал Сергеев, дипломатический представитель господин Беляев и Генерального штаба полковник Данилов.
  8. Сегодня к 5-ти часам пополудни должны прибыть на железнодорожную пристань в Черном городе следующие лица: все представители Добрармии, начальник торгового порта, помощник начальника Азербайджанских железных дорог и начальник военного отдела полковник Гаджибеклинский. Все эти лица под общим моим наблюдением будут руководить высадкой и отправкой 1-го эшелона чинов Добрармии и их семейств.
  9. Прибывшему флоту добрармии разрешается войти в порт сегодня и стать по указанию начальника торгового порта.
  10. Канцелярия моя помещается в Министерстве внутренних дел в зале для заседаний. Делопроизводителем назначается начальник IV отделения канцелярии Министерства внутренних дел Таиров, к которому и обращаться за необходимыми справками в мое отсутствие. Принимать буду от 10 до 4 часов в означенной канцелярии, номер личного моего телефона 11-25, адрес мой: Телефонная, 6, кв.10 и номер служебного телефона 58-78.
  11. Начальнику торгового порта распорядиться, чтобы как выгрузки с судов, так и погрузки в вагоны производились амбалами, но не аскерами.
  12. Начальнику железной дороги распорядиться оцеплением железнодорожной пристани чинами охраны.

 

Азербайджанская Демократическая Республика (1918-1920). Армия: Документы и материалы.-
Баку,1998.-С.188-189.-Документ № 135.

 ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Азербайджанская Демократическая Республика (1918-1920). Армия: Документы и материалы.- Баку,1998.-С.86.-Документ № 61.
  2. Там же.-С87.
  3. Там же.-С.87.-Документ № 62.
  4. Там же.-С. ЮО.-Документ № 73.
  5. Там жс-С.7-8.
  6. Там же.-С8.
  7. Там жс-С.90-91 .-Документ № 66.
  8. Там же.
  9. Там же.-С. 108-109.-Документ № 81.
  10. Там же.-С.39О.
  11. Там же.-С.340-343.-Документ № 344; С.224.-Документ № 179.
  12. Там же.-Документ № 179.
  13. Тамже.-С8.
  14. Там же.
  15. Там же-С.345.-Документ № 347; С.-348-350.-Документ № 349; С.352-353.-Документ №352.
  16. Там же.-С.354.-Документ № 352.
  17. Там же.-С.354.-Документ № 353.
  18. Там же.-С. 132-133.-Документ № 93.
  19. Там же.-С.238-239.-Документ № 195.
  20. Там же.-С.358.-Документ № 356.
  21. Там же.-С.360.-Документ № 360.
  22. Там же.-С.365.-Документ № 366.
  23. Там же.-С.367.-Документ № 368.
  24. Там же.-С. 157.-Документ № 114.
  25. Там же.-С. 158.

 Яков Гришин,
доктор исторических наук