2001 3/4

Казанские «игры» 1924 года

Приметой "революционной куль­туры" первого десятилетия со­ветской власти были "революци­онные празднества". При всем их мно­гообразии одними из наиболее значимых по силе воздействия на современников стали грандиозные инсценировки исто­рических событий (прежде всего — рос­сийской революции 1917 г. и гражданс­кой войны). Они разворачивались под от­крытым небом на огромных простран­ствах, с участием тысяч и десятков ты­сяч действующих лиц и применением современных по тем временам спец­средств — звука, света, пиротехники. Революционные празднества, непосред­ственно воздействуя на историческую память современников, рождали новую мифологию советского общества. "Пе­реживая" инсценируемое событие, со­участвуя в его воспроизведении, тысячи "актеров" и вовлекавшихся в действие зрителей запечатлевали в своей памяти, а через нее и в коллективной памяти по­коления, не столько реальный истори­ческий факт, сколько его позднейшую интерпретацию. Черты реальных собы­тий стирались даже в памяти их свиде­телей и современников, не говоря уже о подраставшем поколении: курс истории в школах был упразднен, а уличные уро­ки истории оставляли неизгладимое впе­чатление.

Расцвет грандиозных революцион­ных празднеств пришелся на период "во­енного коммунизма", который наложил зримый отпечаток на их характер. Воен­но-коммунистические методы были ха­рактерны для подготовки и проведения мероприятий — создавался штаб по ру­ководству инсценировкой, большинство ее участников мобилизовывалось, четкие сценарии перемещения многотысячных людских масс напоминали военные ма­невры, где армия играла ведущую роль. Наиболее яркими образцами военно-коммунистических празднеств были "ве­ликие празднества" 1920 года в Петрог­раде. В дальнейшем действа перемеща­ются под крыши рабочих клубов, в сфе­ру самодеятельного театра, "живой га­зеты", утрачивают грандиозность и масштаб, эпический характер, становятся атрибутом нового быта. Кроме того, в конце 20-х годов им на смену придут празднества на политические темы, свя­занные с вопросами повышения произ­водительности труда, индустриализаци­ей и т.п.

Однако в неизбалованной револю­ционными зрелищами провинции воен­но-коммунистические "игры в прошлое" на протяжении 20-х годов продолжали свое победное шествие. Так, 23 августа

1923 года в Иваново-Вознесенске к 8-летию забастовки ивановских рабочих весь город на сутки перенесся в 1915 год: на улицах появились городовые и каза­чьи разъезды, вывески с двуглавыми ор­лами; толпы забастовщиков сражались с полицией и армией, митинговали на площадях. Число участников инсцени­ровки (около 20 тысяч человек) намного превышало реальное число забастовщи­ков 1915 года1. В 1927 году к 10-летию Октября массовые инсценировки петрог­радских и местных событий революции и гражданской войны волной прошли по Ленинграду, Киеву, Воронежу, Вязьме, Армавиру, Николаеву, Курску, Тираспо­лю, Нахичевани, Самарканду и многим другим городам2. В этих действах неиз­менно участвовали не только тысячи ак­теров, но и многотысячные толпы зри­телей, на ходу включавшихся в события. В зависимости от сценария они с энту­зиазмом брали Зимний дворец, Перекоп, защищали Арсенал, сражались на бар­рикадах, наступали на басмачей и войс­ка Каледина.

В 1924 году поветрие масштабных игр докатилось и до Казани. Упомина­ние одной из казанских инсценировок

1924 года вошло даже в работы истори­ков 20-х годов. Инициатива и главная роль в проведении празднеств принад­лежала политчасти лагерного сбора Объединенной татаро-башкирской и Инженерной командной школ, находив­шихся в летних лагерях (бывшие юнкер­ские бараки на Кабане, у Борисково).

14 июня политчасть школ газетным объявлением пригласила горожан в вос­кресенье 15 июня в 16 часов принять участие в постановке революционной инсценировки "Гибель 16-ти"3. А четы­ре дня спустя газета опубликовала вос­торженный репортаж участника действа, скромно укрывшегося под псевдонимом "Зритель"4. Сюжет этой инсценировки, как и многих других на тему гражданс­кой войны, был незатейлив: белые зах­ватывают группу из 16-ти красноармей­цев, допрашивают, избивают их и после краткого неправедного суда расстрели­вают, вслед за чем в результате наступ­ления красных сами попадают на скамью подсудимых. В последней сцене зрели­ще переходило в митинг, так как высту­пить в роли судей приглашались все три тысячи зрителей.

Постановка шла по сложившимся уже в ходе петроградских празднеств 1918-1920 годов канонам и штампам. Так, отчетливо прослеживались две тен­денции в изображении чужих и своих — шутовское, буффонадное первых и героико-эпическое вторых. При всей абст­рактности сюжета можно предположить, что создателей сценария "Гибели 16-ти" вдохновляла история 26-ти бакинских комиссаров, которая станет классичес­ким сюжетом в мифологии гражданской войны: обозначено условное место дей­ствия — "южный фронт"; после инсце­нировки публике был представлен по­четный гость — отец одного из 26-ти по­гибших "на асхабадском фронте" комис­саров. Постановка была рассчитана на эмоции зрителей.

Инсценировка была повторена 25 июня, в день празднования четырехле­тия Республики, и оказалась еще более грандиозной — только актеров участво­вало около 1000 человек; пароход "Не­птун", возивший зрителей к месту дей­ствия (берег Дальнего Кабана), ходил перегруженным, и большинство добира­лось пешком. Действие было "усилено" за счет внешних эффектов: взрывов на озере и на берегу (их зрелищность отме­чали все очевидцы), широким участием кавалерии, еще более утрированным са­тирическим изображением врагов и еще более героизированным изображением своих5. Инсценировка "Гибели 16-ти" признавалась авторами газетных репор­тажей наиболее замечательным и инте­ресным зрелищем в день четырехлетия ТАССР.

Успех подвиг инициаторов на бо­лее масштабный проект, приуроченный к 10-летию начала мировой (или, как тогда говорили, Европейской) войны. Подготовка этой общегородской инсце­нировки являла многие ее родственные черты с празднествами периода "воен­ного коммунизма": короткие сроки орга­низации — одна неделя; мобилизацион­ный набор руководителей и многих уча­стников — был создан штаб под предсе­дательством Шамиля Усманова (тогда— комиссар Объединенной татаро-башкир­ской военной школы и всего лагерного сбора)6. 1 августа в газете "Красная Та­тария" был опубликован план инсцени­ровки, а все желающие принять участие и помочь в ее проведении приглашались в штаб7. Кроме того, было организовано переиздание с подлинников телеграмм, экстренных сообщений, листовок с ма­нифестами о войне и отречении царя для продажи на улицах в день постановки8.

Документ, предлагаемый внима­нию читателей — подробная программа инсценировки, выпущенная штабом двухтысячным тиражом и продававша­яся горожанам на улицах. Она отлича­ется от опубликованного 1 августа пла­на меньшей "художественностью" и эмоциональностью9.

Сценарий действа охватывал пери­од от кануна мировой войны до Октябрь­ской революции. Таким образом, исто­рия самой войны в этой инсценировке — не главное, завершающий год миро­вой войны, 1918-й, вообще выпал из сце­нария. Изображалось в основном "дви­жение масс", противостояние народа и правительства, ряд событий революции 1917 года; Октябрь—кульминация, апо­феоз всего действа. Российские события и реалии воплощены, подчас курьезно, в казанские "декорации": здание бывше­го Дворянского собрания на Театраль­ной площади играло роль Зимнего двор­ца, так называемый "сгоревший театр" Таврического; на фронт солдаты от­правлялись на трамвае.

Авторы сценария обращались с фактами весьма вольно. Так, в эпизоде "Московского совещания" (государ­ственное совещание 12-15 августа 1917 г.), согласно программе, происхо­дят рукопожатие и взаимный поцелуй Л.Г.Корнилова и Н.С.Чхеидзе! Каждому, кто знаком с историей революции 1917 года, взаимоотношениями основных фигур российской политики, ясна прин­ципиальная невозможность такой сцены. Тем не менее эта фантастическая сцена — перифраз известного реального фак­та — символического рукопожатия на Московском совещании представителя торгово-промышленных кругов А.А.Бубликова и одного из лидеров и идеологов революционной демократии И.Г.Церетели. Оно символизировало го­товность предпринимателей к сотрудни­честву с лидерами меньшевиков и эсе­ров ради блага страны. Вряд ли авторы сценария просто перепутали действую­щих лиц; объятия Корнилова и Чхеидзе накануне корниловского выступления должны были означать в инсценировке объединение всего спектра контррево­люции — от мелкобуржуазных партий и Советов, возглавляемых ими (в лице председателя ВЦИК Советов Чхеидзе), до крайне правых (в лице главковерха Корнилова). Ведь главной целью поста­новки было не воспроизведение участ­никами и зрителями фактической сторо­ны событий, а закрепление в историчес­кой памяти людей их актуальной интер­претации.

Два дня спустя после проведения инсценировки газета "Красная Татария" рассказывала о том, как реализовалось это общегородское празднество. По оценкам наблюдателей, вместе с двумя тысячами актеров в нем участвовало свыше десяти тысяч человек (население Казани к тому времени вместе со слобо­дами и пригородами составляло около 158 тысяч человек, без слобод и приго­родов — около 120 тысяч10, то есть в празднестве участвовал каждый двенадцатый-пятнадцатый горожанин). Действие развернулось в центре города — на улицах Чернышевской (ныне Крем­левская), Карла Маркса, Лобачевской (Лобачевского), на Театральной площа­ди и на прилегающих улицах. Очевид­цы и участники ярко живописали, как преобразился город с утра 3 августа — на улицах появились давно забытые фи­гуры жандармов, полицейских, офицеров-"золотопогонников", вызывавшие недоумение и весьма смешанные чувства у непосвященных обывателей и случай­но оказавшихся в тот день в городе кре­стьян окрестных деревень. Многотысяч­ные толпы, изображавшие революцион­ный народ, с энтузиазмом участвовали в демонстрациях и стычках с полицией, строили баррикады из столов, стульев, ящиков, шкафов, "снимали" с постов "фараонов", с любопытством рассматри­вали и комментировали действия исто­рических личностей — Корнилова, Ке­ренского, Чхеидзе. Особый интерес выз­вала личность Николая II, проводивше­го смотр юнкеров на площади: "малень­кий, плюгавенький царь, пыжась, обхо­дит вытянувшихся в струнку маменьки­ных сынков. Зрители насмешливо улы­баются", — писал наблюдатель11.

Авторы репортажей славили праз­днество как современную форму агита­ции, отмечали его сильное воздействие в отличие от шаблонных демонстраций и митингов, писали о необходимости использования традиций инсценировок в предстоящих октябрьских торже­ствах12. Однако, обращаясь к истории празднования годовщины Октябрьской революции в 1924 году в Казани, мы бо­лее не увидим грандиозных уличных, общегородских постановок, подобных августовской. Лишь в Коммунистичес­ком клубе был "воссоздан" II Всероссий­ский съезд Советов. Место проведения (закрытое помещение клуба с конкрет­ным количеством мест), довольно узкая тема, заранее определенный круг участ­ников-зрителей, каждому из которых был выдан "мандат" — все это предпо­лагало участие весьма ограниченного круга людей.

Причины исчезновения традиции инсценировок, разумеется, не только в окончании благоприятного летнего се­зона и возобновлении занятий в военных школах — главных застрельщиков по­становок. Присмотримся повниматель­нее к последней картине августовской инсценировки, обозначенной в програм­ме как момент Октябрьской революции. "Рабочие, солдаты и матросы штурму­ют Зимний дворец..." — говорилось в ней. Однако мы не найдем в репортажах описания этого кульминационного мо­мента. Не могли же летописцы упустить апофеоз празднества?! В газетных мате­риалах авторы необычайно кратки, пи­шут о том, что "коммунисты делают свое дело и [...] свергают Временное прави­тельство". Выходит, сцену "штурма" в Казани в конце концов благоразумно доверили только коммунистам, а много­тысячные массы казанцев в этом не уча­ствовали? О том, что же произошло с кульминационной сценой, упоминает Б.Симкин, один из членов штаба: "От­мена сцены Октябрьской революции (из боязни эксцессов) сильно стушевала ин­сценировку"13. В этой фразе — честное признание не только причины "отмены Октябрьской революции" в Казани, но и сворачивания в дальнейшем практики таких масштабных исторических инсце­нировок с участием широких масс.

Политика советской власти тех лет вызывала, как известно, весьма неодноз­начные и далеко не всегда восторжен­ные оценки населения страны. Благора­зумные политические руководители хо­рошо понимали непредсказуемость пси­хологии толпы даже при наличии чет­кого сценария, учитывали эффект эмо­циональной заразительности, который был широко использован в агитацион­но-массовой работе в первые годы рево­люции, и не хотели рисковать, вводя тол­пу в соблазн эксцессов или, тем более, в соблазн "подправить" историю. Не­сколько десятков лет спустя, на исходе XX века, в известной пьесе "Штурм" в сатирической форме был воспроизведен страшный сон политруководителей 1924 года, мягко названный ими "эксцесса­ми": инсценировка штурма Зимнего, яко­бы организованная Ленинградским об­комом партии в 1967 году к юбилею Октября, закончилась тем, что защитни­ки Зимнего—работники Эрмитажа, опа­саясь эксцессов и заботясь о его сохран­ности, отстояли Зимний дворец, изменив не только сценарий постановки, но и те­чение своей собственной истории...

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Цехновицер О. Демонстрация и карнавал.-М.,1927.-С44.

2. Цехновицер О. Празднества Революции.-Л., 1931.-С.22-30.

3. Красная Татария.-1924.-14 июня.

4. Там же.-18 июня.

5. Шигаев. Гибель 16-ти // Красная Татария.-1924.-28 июня; П.П. В курсантском лагере (с.Борис-ково) // Там же; Смирнов Вл. За Кабаном // Там же.-17 июля.

6. Красная Татария.-1924.-27 июля.

7. Там же.-1 августа.

8. Там же.-З августа.

9. Там же.-1 августа.

10. Население г.Казани. 1863-1923.-Казань,1923.

11. B.C. Картины недавнего прошлого // Красная Татария.-1924.-5 августа.

12. Симкин Б. Современная форма агитации // Там же.

13.Там же.

 

Светлана Малышева,

доктор исторических наук

 

 

СЦЕНАРИЙ ИНСЦЕНИРОВКИ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ

3 августа 1924 г. Казань

Действующие лица

Рабочие-демонстранты

 

1 Рабочие союзов: химиков, металлистов, кожевников, печатников, текстильщиков, горня­ков, нарпита, швейников, деревообделочников.

2. Полиция. Конная и пешая милиция.

3 Члены Государственной] думы — Артисты КЭМСЦа]1 и члены РАБПРОС[а]2

4. Члены штаба — Курсанты 4-й Инженерной и 3-й Объединенной школ

5. Воинские начальники и члены приемных комиссий — Преподаватели 6-й Объединенной школы

6. Солдаты действительной] службы — Курсанты и красноармейцы гарнизона

7. Новобранцы — Члены РЛКСМ 3

8. Кадровые унтера — Курсанты 4-й Инженерной и 6-й Объединенной] школ

9. Духовенство — Артисты КЭМСТа

10. Юнкера — Курсанты 4-й Инженерной и 6-й Объединенной] школ

11. Медперсонал — Члены союза медсантруда

12. Газетчики — Юные ленинцы

13. Раненые — Курсанты Тюркской Военно-политической] школы и инвалиды

14. Патриотические ораторы — Артисты КЭМСТа

15. Певцы — То же

16. Промышленники — [члены] союза совработников

17. Члены Совета — Курсанты Тюркской Военно-полит[ической] школы

18. Николай П — Андреев

19. Керенский — Гильдин

20. Распутин, Малюков, Чхеидзе, Родзянко, царская фамилия — Артисты КЭМСТа

21. Шеф жандармов — Жиганов

22. Начальник штаба — Буров

23. Коменданты инсценировки — Ходес и Ильин

24. Командующий армией — Антипов

25. Председатель штаба — Усманов

26. Члены — Симкин, Ходес, Ильин, Жилинский, Антипов, Раке, Буров, Жиганов, Богданов, Симолин

 

ДЕЙСТВИЕ 1-е

Картина 1-я (11 часов утра)

На Чернышевской улице

 

Демонстранты* бастующих рабочих в количестве 200 человек со стороны крепости двигается к Воскресенской церкви.

На площади у церкви конная и пешая полиции устраивают засаду и по приближении демонстрантов открывают огонь.

Рабочие возводят баррикады около Коммунистического клуба. Конная полиция делает безуспешную атаку на баррикаду. Газетчики приносят весть об объявлении войны Рабочие группируются, читают телеграммы Настроение резко меняется Баррикады снимаются толпа двигается к Театральной площади.

 

Картина 2-я

На улице Карла Маркса

 

В то же самое время на углу [улицы] Жуковского происходит аналогичное.

 

Картина 3-я (11 часов 50 мин)

Театральная площадь

 

Усиленный отряд конной полиции оцепляет Зимний дворец (быв[шее] Дворянское собрание). Распространяются телеграммы о войне.

Так в документе, следует: демонстрация.

 

ДЕЙСТВИЕ 2-е

Картина 1-я (12 час. 30 мин)

Театральная площадь

 

На балконе сгоревшего театра собирается Государственная дума Депутаты призывают народ к единению с царем Царь произносит речь народу. Оглашается манифест об объяв­лении войны. Царская фамилия объезжает город

Картина 2-я (13 часов) На разных улицах

Расставляются приемные столы Воинские начальники и приемная комиссия присту­пают к набору солдат. Кадровые унтера обучают новобранцев.

 

ДЕЙСТВИЕ 3-е

Картина 1-я (13 часов)

Театральная площадь

 

Прибывают войска для отправки на фронт. Царь принимает парад Войска торже­ственно отправляются в крепость.

 

ДЕЙСТВИЕ 4-е

Картина 1-я (14 часов 20 минут)

На улицах: Покровской, Лобачевской и Чернышевской

 

Среди публики появляются певцы, поют патриотические песни Ораторы произносят зажигательные речи

Газетчики распространяют телеграммы о победе русских Большевики распространяют слух о недостатке снарядов.

 

Картина 2-я (14 час. 45 мин)

На театральной площади

 

Производится парад юнкерам Царь лично производит их в прапорщики, произведен­ных на трамвае отправляют на фронт. Прибывает первая партия раненых. Их заботливо встречают и помещают в госпиталь.

 

(15 час 5 мин.)

 

Открывается Государственная дума. Один депутат делает запрос о недостатке снаря­дов. Дума постановляет образовать военно-промышленный комитет. Социалисты выражают свое согласие участвовать в комитете. К Думе подходит группа промышленников для выражения своего удовлетворения, из госпиталя выходят инвалиды и просят подаяния С площади отправляют на фронт иконы, незначительная кучка организует патриотические манифестации и сопровождает иконы

 

ДЕЙСТВИЕ 5-е

Картина 1-я (15 час 45 мин)

На Чернышевской улице

 

В разных местах улицы у лавок образуются очереди.

Среди стоящих в очереди ведется агитация возвращающимися с фронта солдатами..

Появляются группы возбужденных рабочих Выступают ораторы-большевики. Поли­ция разгоняет толпу. Рабочие снимают с углов "фараонов" и двигаются вперед С угла показываются солдаты, посланные на усмирение. Солдаты отказываются стрелять в толпу, и происходит соединение* * солдат с рабочими Восставшие с красными флагами двигаются к дворцу.

 

Картина 2-я

Улица Карла Маркса

 

Происходит то же самое.

 

Картина 3-я (16 часов 10 мин.)

На Театральной площади

 

На заседании Государственной думы депутаты оппозиции требуют ответственное министерство. Выступает Милюков.

Усиливается наряд конной полиции. Для усмирения восставших на улицы отправля­ются солдаты

 

ДЕЙСТВИЕ 6-е

Картина 1-я (16 час 35 мин.)

На Театральной площади

 

Восставшая масса овладевает площадью. Штурмует Зимний дворец На балконах дворца и Думы появляются солдаты Депутаты из Думы оповещают об образовании Вре­менного правительства, призывая народ к спокойствию. Штаб заявляет о своей готовности служить честью новому всенародному правительству. Государственная дума и Временное правительство переходят в Зимний дворец

 

Картина 2-я (16 час 45 мин)

На площади и улицах

 

Повсеместно среди публики выступают ораторы, призывающие народ к войне до победного конца. Большевики возражают. Происходят выборы делегатов в Совет р[абочих] и с[олдатских] депутатов].

 

ДЕЙСТВИЕ 7-е

Картина 1-я (17 часов)

 

На балконе Городского] театра созывается Совет р[абочих] и с[олдатских] депутатов]. Происходят прения между большевиками и оборонцами о войне. Появляется Керенский. Толпа сочувственно аплодирует, выражая ему доверие.

Картина 2-я (17 час. 30 мин) На площади и улицах

Продолжаются митинга. Обсуждается вопрос о войне. Большинство народа на стороне большевиков. Появляются плакаты с большевистскими лозунгами.

Керенский с балкона дворца призывает граждан организовать ударные батальоны для защиты Отечества. Перед вербовочными столами появляются очереди добровольцев. Орга­низуются офицерские и женские ударные батальоны

Организуется парад ударников. Офицеров отправляют на фронт. На балконе театра созывается Московское совещание. Выступает Керенский Корнилов и Чхеидзе подают друг другу руки и целуются Большевики покидают совещание.

 

ДЕЙСТВИЕ 8-е

Картина 1-я (18 часов)

 

На улицах происходят перевыборы депутатов в Совет, избирают большевиков.

 

Картина 2-я (18 часов 10 мин)

 

Рабочие, солдаты и матросы штурмуют Зимний дворец На крыше дворца взвивается красное знамя Объявляется о переходе власти в руки Советов. Выступление ораторов. (Момент Октябрьской революции).

Вся власть Советам.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. КЭМСТ - Конструктивно-экспериментальная мастерская современного театра, организованная в 1920 г. режиссером Б.Симолиным, просуществовала 5 сезонов.

2. РАБПРОС — профсоюз работников просвещения.

3. РЛКСМ — Российский ленинский коммунистический Союз молодежи, название комсомола в 1924-1926 гг.