2001 1/2

Новые фотографии членов Мусульманской фракции Государственной думы

В Центральном государственном архиве кинофотофонодокументов г.Санкт-Петербурга (ЦГАКФФД СПб.) сосредоточена богатейшая коллекция фотографий, связанных с историей Государственной думы России. Ее можно условно разделить на несколько групп. Прежде всего, это общие виды здания Таврического дворца, ставшего резиденцией российского парламента, фотографии зала заседаний и фойе, сада и окрестностей. Во-вторых, богатое собрание составляют индивидуальные фотографии депутатов. В-третьих, интересны различного рода групповые снимки: отдельных депутатских групп, фракций, объединений на основе партийной, региональной или же иной общности. Последнюю группу, составляют, условно говоря, "сюжетные" фотографии: приезд народных представителей к Таврическому дворцу, зарисовки общих заседаний Думы, Териоки, где собрались депутаты Думы первого созыва для составления знаменитого "Выборгского воззвания" и т.д. Наконец, даже прибытие ряда депутатов в знаменитую тюрьму "Кресты", где им предстояло отбывать трехмесячное заключение за составление и распространение данного воззвания, было запечатлено фотографами достаточно подробно.

Из четырех Дум наибольшее количество фотографий, безусловно, осталось после деятельности первых двух. Наряду с многочисленными сочинениями и воспоминаниями, этот факт является яркой иллюстрацией того, что перводумцы, как, пожалуй, и все общество, были убеждены в том, что именно здесь и сейчас рождается новая эпоха всемирной истории; и мы можем сказать — мы были причастны к этому"2. И потому стремились запечатлеть буквально каждый шаг рождения "новой жизни". Ощущение исторической важности происходящих событий буквально пронизывает многие фотоснимки того времени.

После того, как были разогнаны первые две Думы и начала работать третья, самая "работоспособная", но и самая "скучная", по мере того, как ослабевали страсти, общественный подъем и состояние эйфории сменились апатией и равнодушием к тому, что творилось в стенах Таврического дворца. Эта смена настроений проявилась и в значительном уменьшении внимания к депутатам со стороны фотографов. Возможно, именно по этой причине от Дум третьего и последнего четвертого созывов осталось гораздо меньше групповых и "ситуативных" снимков, чем от первых двух3.

Обращаясь к фотосвидетельствам ' прошлого, следует отметить не только эстетическую составляющую фотографий, но и богатую информационно-смысловую нагрузку, которую несет на себе данный вид исторического источника. Бесценная коллекция фотопортретов депутатов позволяет нам не просто оживить сухой книжный материал, но и "прикоснуться" к истории, почувствовать настроение, дух, аромат времени. Рассматривая фотографии, можно почерпнуть много дополнительной информации, то, что осталось "за код-ром".

Очевидно, например, что многие депутаты стремились своим внешним видом, одеждой — национальной, профессиональной или иной — подчеркнуть свою идентичность. Особенно часто фотографировались в национальных костюмах депутаты, приехавшие с окраин. Это было характерно, прежде всего, для поляков, среднеазиатских мусульман, представителей горских народов. Но при этом выбор одежды, подчеркивающей национальную или же территориальную принадлежность того или иного депутата, напрямую зависел от степени его образованности, образа жизни или рода деятельности. Например, ни среди поляков, ни среди мусульман нет ни одного депутата с высшим светским (университетским) образованием, запечатлевшегося в национальной одежде или же в национальном головном уборе. И наоборот, для крестьян с низшим или домашним образованием национальная одежда была своего рода визитной карточкой.

Весьма информативны групповые фотографии. По ним мы можем судить, каким образом и по какому принципу происходило объединение депутатов. Много региональных фотографий: кроме снимков естественных объединений по губерниям, встречаются также групповые фотографии депутатов от западных губерний и Царства Польского, от Сибири и Степного края (косвенное подтверждение "витавшей в воздухе", но нереализованной идеи создания отдельной сибирской фракции), от Туркестана и пр.

Наконец, самым естественным казалось бы наличие групповых фотографий отдельных партийных фракций. Но их почти нет, или, точнее, их количество неадекватно роли, которую играли партийные объединения в Думе. Примечательно, что наиболее часто роль визитной карточки, своего рода партийного значка выполняла газета, которую демонстративно держал в своих руках позирующий перед объективом депутат. Газета также могла служить и показателем национальной или территориальной принадлежности депутата.

Это лишь некоторые наблюдения, вынесенные из просмотра фотографий, сохранившихся в ЦГАКФФД и относящихся к истории Государственной думы. Думается, что исследователям следует чаще обращаться к ним не только как к иллюстрациям, но и как к дополнительному источнику.

Конечно, нельзя сказать, что фотоиллюстративный материал по истории российской Думы абсолютно игнорировался современниками и остается невостребованным и поныне. Первая и последняя Думы были удостоены отдельных больших альбомов с фотографиями и биографиями большинства депутатов4. Здесь кроме нескольких групповых снимков представлены индивидуальные фотографии депутатов по партийным фракциям (кадеты, трудовики, октябристы, "автономисты" и пр.). Подбор и порядок расположения фотографий, текст вводной статьи и содержание биографических очерков — все свидетельствует о том, что данный альбом был безусловно "кадетским проектом".

Думам второго и третьего созывов были посвящены еще два издание Первое — небольшие, карманного формата книжки с биографиями депутатов и фотографиями, была составлена и издана М.Боиовичем5. В 1909-1914 годах думской канцелярией был составлен и издан в семи выпусках специальный "Справочник", содержащий сведения биографического плана и фотографии депутатов6. Кроме того, периодическая печать, в частности газета "Киевская мысль", в своем специальном иллюстративном приложении из номера в номер помещала как индивидуальные, так и коллективные снимки думцев.

В современных исследованиях перепечатываются, как правило, уже опубликованные ранее фотографии. В основном, это виды Таврического дворца и индивидуальные портреты наиболее видных думских деятелей7. Тогда как групповые или сюжетные фотографии, наиболее информативные и интересные, можно встретить гораздо реже.

Среди многочисленных фотореликвий прошлого, на наш взгляд, совершенно незаслуженно обойдены вниманием фотографии мусульманских депутатов8. Несмотря на то, что за последнее десятилетие интерес к Государственной думе в целом и ее мусульманским представителям необычайно возрос, в плане издания фотонаследия сделано еще очень мало. Впервые, и практически единственный раз, коллективная фотография группы депутатов-мусульман второй Государственной думы была опубликована в специальном приложении к газете "Вакыт" в 1907 году9.

В январе-феврале 1909 года увидела свет брошюра Ф.Туктарова (под псевдонимом М.-Ф.Усал), в которой, наряду с биографическими очерками, были представлены фотографии большинства мусульманских депутатов I-III Дум10. Практически единственный "прижизненный" обзор биографий и оценка деятельности депутатов-мусульман, высказанная Ф.Туктаровым, наделали в свое время много шума11. Написанная в обычной для публициста критичной манере, брошюра вызвала самые разные отклики. И хотя в устах одних она получила презрительное прозвище "гайбэтнамэ" (книга сплетен), были и более благожелательные мнения. По словам Сагита Рамеева, чья положительная рецензия была помещена в газете "Бэянелхак", в руках почти всех татар-казанцев можно увидеть эту книгу: "...Ее держат даже те, кто давно забыл само понятие татарская книга"12.

Сам автор, Фуад Туктаров, неудачно баллотировавшийся в первую Думу, был близок ко второй Думе — состоял секретарем мусульманской фракции, став одним из организаторов "Мусульманской трудовой группы". Он знал многих депутатов лично, мог судить о них не по чужим словам и оценкам. Именно эти биографические очерки, в которых проявляется весь острый, критичный ум Ф.Туктарова, порой очень плохо скрываемое личное отношение автора к конкретному человеку, представляют наибольший интерес при чтении. Они превращают депутатов в живых людей с их взглядами, достоинствами и недостатками. Значительным украшением издания стали фотографии депутатов.

При детальном просмотре думской коллекции фотографий ЦГАКФФД Санкт-Петербурга удалось обнаружить около двух десятков групповых и 52 индивидуальные фотографии депутатов-мусульман13. Безусловно, дальнейшие поиски в архивах страны могут принести новые интересные находки. Например, в личных делах депутатов из фонда № 1278 Российского государственного исторического архива (РГИА, Санкт-Петербург) имеются фотографии ряда мусульман, отсутствующие в коллекции ЦГАКФФД СПб.

В данной публикации представлены четыре фотографии депутатов-мусульман Государственной думы второго созыва. В дальнейшем в журнале планируется продолжить публикацию редких фотоснимков из истории Государственной думы России.

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Работа выполнена в рамках исследовательского проекта "Ethnic and Religious Identity in the Imperial Parliament: Non-Party Groups in the Russian State Duma, 1906-1917" (грант RSS № 995/2000).
  2. Эти слова Гете были использованы Александром Цитроном в качестве эпиграфа к зарисовкам из жизни Думы первого созыва. См.: Цитрон А. 72 дня первого русского парламента.-СПб.,1907.
  3. Хотя возможно, что подобное неравномерное соотношение количества фотографий первой-второй и третьей-четвертой Дум связано просто с особенностями формирования архивной коллекции. Например, с тем, что в Думе в разное время работали различные фотографы — известно, в частности, что многих перводумцев фотографировал известнейший петербургский фотограф Булла — и их коллекции в силу ряда причин сохранились с разной степенью полноты.
  4. Первая Российская Государственная дума / Литературно-художественное издание под ред. Н.Пружанского.-СПб.,1906.-156 с; Четвертый созыв Государственной думы. Портреты. Биографии. 1912-1917 / Альбом.-СПб.: Изд. Н.Ольшанского,1913.
  5. Боиович М.М. Члены Государственной думы. Портреты и биографии. Созыв 1-4.-М.,1906-1913.
  6. Государственная дума. Справочник / Под редакцией В.Н.Карташевского.-СПб.,1909-1914 гг. (7 выпусков).
  7. См.: Демин В.А. Государственная дума России (1906-1917): механизм функционирования.-М.,1996.-216 с; Смирнов А.Ф. Государственная дума Российской Империи 1906-1917 гг.: историко-правовой очерк.-М., 1998.-624 сидр.
  8. Мусульманская фракция долгое время находилась в "забвении" и стала предметом пристального внимания исследователей только в последнее десятилетие, о чем свидетельствует ряд статей и монографий, посвященных ее деятельности (в хронологическом порядке): Фахрутдинов P.P. Программные документы "Иттифак эл-муслимин" и мусульманские фракции в Государственной думе // Материалы и документы по истории общественно-политического движения среди татар (1905-1917 гг.).-Казань,1992.-С.З-12; Анохина З.Н. Уральские депутаты-мусульмане в I и П Государственных думах // Россия и Восток: проблемы взаимодействия. 4.1.-Челябинск,1995.-С.153-155; Усманова Д.М. Деятельность мусульманских фракций IIV Государственных дум // Интеллигенция Татарстана в период реформ и революций первой трети XX в. Материалы республиканской научной конференции, посвященной 100-летию Галимджана Шарафа. 3-4 декабря 1996 г.-Казань,1997.-С.30-31; Циунчук Р.А. Развитие политической жизни мусульманских народов Российской империи и деятельность мусульманской фракции в Государственной думе 1916-1917 гг. // Имперский строй России в региональном измерении (ХIХ-начало XX века) / Сборник научных статей.-М.,1997.-С.176-223; Usmanova D. The activity of the Muslim faction of the State Duma and its significance in the formation of a political culture among the muslim peopls of Russia (1906-1917). Muslim Culture in Russia and Central Asia from the 18th to the Early 20th Centuries. Vol.2: Inter-Regional and Inter-Etnic Relations / Islamkundliche Untersuchungen. Band 216. Klaus Schwarz Verlag.-Berlin,1998.-P.417-455; Мусульманские депутаты Государственной думы России. 1906-1917 гг. Сборник документов и материалов. / Сост. Л.А.Ямаева.-Уфа,1998.-384 с; Усманова Д.М. Мусульманская фракция и проблемы "свободы совести" в Государственной думе России (1906-1917).-Казань,1999.-164 с.
  9. Один экземпляр такого газетного фотоотпечатка хранится в ОРРК НБЛ КГУ. Данная фотография воспроизведена на обложке книги: Усманова Д.М. Мусульманская фракция и проблемы «свободы совести» Государственной думы России (1906-1917).-Казань,1999.-164 с.
  10. См. анонс в газете "Беянелхак".-1909.-№ 432, 17 февраля.
  11. Усал М.-Ф. Беренче, икенче вэ вченче Думала меселман депутатлар Ьэм аларныц кылган эшлвре.-Казан,1909.- 240 6.
  12. Беянелхак.-1909.-№ 448, 29 март.
  13. В Государственную думу всего было избрано 78 депутатов-мусульман: 25 — в I, 36 — в П, 10 — в Ш и 7 — в IV Думы. Некоторые депутаты избирались несколько раз, а всего за все время существования в Российском парламен те интересы мусульманского населения страны представляли 67 персон.

Публикацию подготовила
Диляра Усманова,
кандидат исторических наук