2015 3/4

Декрет «О свободе совести…» или «Об отделении церкви…» (1918 г.)

Одной из существенных проблем современной исторической науки, на наш взгляд, является мало еще осознаваемый большинством специалистов вопрос датировки первых законодательных актов Советской России, причем проблема актуализируется именно в настоящее время, когда в ученом сообществе господствует плюрализм и полная свобода самовыражения.

Одним из показательных примеров многовариативного подхода является декрет СНК РСФСР от 23 января 1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». Под таким названием он был опубликован в издаваемом Народным комиссариатом юстиции «Собрании узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского правительства» (СУ РСФСР) и в настоящее время наиболее известен1. Однако в проекте, первых публикациях и разосланных в регионы вариантах он назывался «О свободе совести, церковных и религиозных обществах»2. Как видим, уже при рождении данный документ превратился в своеобразного двуликого Януса.

Декрет СНК РСФСР от 23 января 1918г. "Об отделении церкви от госуларства и школы от церкви"// СУ РСФСР. - 1918. № 18. - Ст.263

Декрет был разработан специальной комиссией в составе наркома юстиции РСФСР П. И. Стучки, наркома просвещения РСФСР А. В. Луначарского, члена коллегии Народного комиссариата юстиции П. А. Красикова, профессора права Петербургского университета М. А. Рейснера и петроградского священника-расстриги М. В. Галкина. Основополагающий тезис декрета и отдельные его положения ранее были включены в программные документы РСДРП3, рассмотрены в ряде статей В. И. Ленина и других видных большевиков4, зафиксированы в законодательных актах советского правительства5. Декрет определил отделение церкви от государства, объявил ведение актов гражданского состояния исключительной прерогативой гражданской власти. Было запрещено издание местных законов, ограничивающих свободу совести или устанавливающих преимущества или привилегии на основании вероисповедной принадлежности граждан. За каждым гражданином признавалась возможность исповедовать любую религию или не исповедовать никакой. Школа была отделена от церкви; вводился запрет на преподавание религиозных вероучений во всех государственных, общественных и частных учебных заведениях и устанавливался частный порядок «обучать и обучаться религии»; предусматривались лишение церковных и религиозных обществ прав юридического лица и национализация имуществ церковных и религиозных обществ6.

Факт приведенного выше разночтения повлиял на трактовку названия декрета и его датировку. В силу актуальности вопроса (по причине все возрастающего интереса к истории Русской православной церкви) считаем важным остановиться на нем подробнее. В советской историографии декрет преимущественно датировался 23 января 1918 г. и назывался «Об отделении церкви от государства и школы от церкви»7, лишь в отдельных изданиях с сохранением данного названия он приводился с датировкой 21 января 1918 г.8 или, датируясь 20 января 1918 г., назывался декретом «О свободе совести, церковных и религиозных обществах»9. В современной историографии сохраняются прежние датировка — 23 января — и название10. Однако наиболее употребимым как в светской, так и в церковной историографии становится указание на декрет СНК РСФСР от 20 января 1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от церкви»11. Эта комбинация «дата — название» воспроизведена даже на подготовленном компанией «Гарант» проектном «Сайте Конституции Российской Федерации», причем с пометкой «распубликован в № 15 “Газеты Временного Рабочего и Крестьянского правительства” от 5 февраля (28 января) 1918 г.» (курсив наш. — Ф. К.) и отсылкой к публикации текста декрета в СУ РСФСР как «1918, № 18, ст. 269 (курсив наш. — Ф. К.)»12. На самом же деле ст. 269 — это декрет СНК РСФСР «О прекращении отпуска кредита на содержание канцелярии бывшего Учредительного собрания»*. Встречается и другая вариация: декрет СНК РСФСР от 20 января 1918 г. «О свободе совести, церковных и религиозных обществах»13. Часть авторов предлагает говорить о декрете как принятом 20 января 1918 г. под названием «О свободе совести, церковных и религиозных обществах» и опубликованном 23 января под названием «Об отделении церкви от государства и школы от церкви»14.

Учитывая охарактеризованную выше поливариативность точек зрения, считаем важным поставить вопрос датировки и названия декрета в фокус практического исследовательского интереса. Возможно, что наша публикация предостережет некоторых из коллег от копирования не всегда верных новомодных трендов, а других, уверенных в своей правоте, подвигнет к конструктивной дискуссии.

Как правило, подавляющее большинство авторов, опирающихся в своей источниковой базе на декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» или «О свободе совести, церковных и религиозных обществах», довольствуется самим текстом (содержательной стороной), не акцентируя внимание на вопросе точности воспроизводимых даты и названия. До настоящего времени единственное обоснование «правильности» датировки декрета 20 января (т. е. необходимости смены устоявшегося формата) предложил еще в 1987 г. доктор юридических наук М. Г. Кириченко, в первых же строках своей статьи подчеркнувший, что «десятки лет в официальных документах, в различной литературе, посвященной отношениям социалистического государства и церкви, первый важнейший законодательный акт в этой области именуется так: “Декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви”. И датой его принятия указывается 23 января (5 февраля) 1918 г. Однако тщательное изучение первоисточников показывает, что вначале декрет имел другое название и был принят Совнаркомом не 23-го, а 20 января (2 февраля)»15.

Отметим некоторой штриховкой основную доказательную логическую линию подобного утверждения: «Вечером 20 января (2 февраля) 1918 г. на заседании Совнаркома рассматривался подготовленный комиссией законопроект под названием “Декрет о свободе совести, церковных и религиозных обществах”. Ленин внес в текст ряд важных поправок и дополнений… Но название будущего декрета Ленин не изменял. В этом можно убедиться, обратившись к подлиннику проекта, подписанному ленинской рукой. В тот же день, 20 января, Совнарком утвердил законопроект в ленинской редакции и под тем же названием… На следующий день его опубликовали газеты “Правда” и “Известия”, а через два дня официальный правительственный орган — “Газета Рабочего и Крестьянского правительства”. Спустя еще несколько дней — 26 января (8 февраля) вышел 18-й номер “Собрания узаконений РСФСР”, и вот здесь-то декрет был напечатан под иным названием: “Об отделении церкви от государства и школы от церкви”. Никаких официальных решений о переименовании декрета исследователями не обнаружено. По всей видимости, название было переиначено редакцией “Собрания узаконений”… В “Собрании узаконений” декрет помечен 23 января. Но это дата не его принятия (как уже сказано, он был принят 20 января) и даже не первого обнародования (21 января), а день публикации в “Газете Рабочего и Крестьянского Правительства”. Отсюда и пошла ошибочная датировка декрета»16.

Конструктивно логика обоснования выдвинутого тезиса у М. Г. Кириченко вроде бы выглядит безупречно. Действительно, проект, согласно штампу на архивном источнике, поступил в Управление делами Крестьянского и Рабочего правительства Республики Россия 19 января 1918 г., рассматривался и был одобрен СНК РСФСР на заседании 20 января 1918 г., в номере «Известий Центрального исполнительного комитета Советов крестьянских, рабочих и солдатских депутатов и Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов» от 21 января 1918 г. опубликован как декрет от 20 января (2 февраля) 1918 г. «О свободе совести, церковных и религиозных обществах»17. Но тогда сразу возникает вопрос: почему М. Г. Кириченко не обозначил как проблему уточнение названия декрета, а только задался целью внести соответствующие изменения в его датировку? По крайней мере, в своей публикации как об «ошибке» он заявляет именно о последнем факте. Разве смена названия является менее существенной проблемой? Тем более что автор прямо подчеркивает факт: «Никаких официальных решений о переименовании декрета исследователями не обнаружено».

Совет Народных Комиссаров. Слева направо: И.З. Штейнберг, И.И. Скворцов-Степанов, Б.Д. Камков, В.Д. Бонч-Бруевич, В.Е. Трутовский, А.Г. Шляпников, П.П. Прошьян, В.И. Ленин, И.В. Сталин, А.М. Коллонтай, П.Е. Дыбенко, Е.К. Кокшарова, Н.И. Подвойский, Н.П. Горбунов, В.И. Невский, А.В. Шотман, Г.В. Чичерин. Декабрь 1917г. - январь 1918г.
Фото электронного ресурса, режим доступа: http://www.rusarchives.ru/statehood/oktjabrskaja-revoljucija-sovetskoe-gosudarstvo.shtml

Между тем порядку утверждения и вступления в силу законодательных актов Советская власть уделяла самое пристальное внимание. Так, декретом СНК РСФСР «О порядке утверждения и опубликования законов», изданном не позднее 29 октября (11 ноября) 1917 г., было закреплено, что «каждый законопроект поступает на рассмотрение Правительства… После утверждения Правительством состоявшееся постановление в окончательной редакции подписывается именем Российской Республики Председателем Совета Народных Комиссаров… Днем вступления постановления (речь идет обо всех законодательных актах. — Ф. К.) в законную силу считается день опубликования его в официальной “Газете Временного Рабочего и Крестьянского правительства”»18. Аналогичную норму содержал и декрет от 17 (30) ноября 1917 г. «О времени вступления в силу узаконений и распоряжений Правительства»19. Помимо того, декретом «О порядке утверждения и опубликования законов» в обязанность отдела законодательных предположений при СНК РСФСР вменялось «издание периодических сборников “узаконений и распоряжений Правительства, имеющих силу закона”»20.

Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929г. "О религиозных объединениях"// СУ РСФСР. - 1929. - №35. - Ст.353.

Важно также понимать, что вступление в силу нормативного правового акта всегда напрямую зависело от процедуры его официального (выделено нами. — Ф. К.) опубликования. И это — максима юридической практики. Причем следует различать обнародование (охватывающее собой все известные формы «доведения до народа» официальной правовой информации) и собственно опубликование (обязательный элемент в порядке вступления в законную силу, легитимизирующий данный акт в глазах общественности)21. Круг именно официальных публикаторов законодательных и иных нормативно-правовых актов режима был четко очерчен и выше нами назван. Поэтому публикация текста декрета в СУ РСФСР сопровождалась примечанием: «Распубликовано в № 15-м Газеты Рабочего и Крестьянского правительства от 23 января 1918 г.» В последующем, кстати, ссылались уже на само СУ РСФСР22. Как видим, ни «Известия», ни «Правда» официальными публикаторами правовых актов на момент принятия декрета «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» не являлись («Известия ВЦИК» были включены в число официальных публикаторов только декретом СНК РСФСР от 19 ноября 1918 г. «О порядке опубликования законов, постановлений и распоряжений центральных и местных властей»23), поэтому пусть редко, но встречавшаяся нам датировка декрета 21 января 1918 г. неправомерна ни при каком раскладе. Гораздо сложнее с вопросом датировать декрет 20 (датой подписания) или 23 (датой официального опубликования) января?

Считаем необходимым обратить внимание еще на одно ключевое обстоятельство. В современном российском законодательстве четко регламентирована дата принятия федерального закона. Согласно ст. 2 Федерального закона от 14 июня 1994 г. № 5-ФЗ «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания» датой принятия федерального закона считается день принятия его Государственной думой в окончательной редакции24. При этом дата, которая впоследствии отражается во фразе «Федеральный закон от…», зависит от времени подписания документа Президентом Российской Федерации25. Фактически, ссылаясь в последующем на тот или иной федеральный закон, мы говорим не о дате его принятия, а о дате подписания. В юридической практике первых лет Советской власти декретированно был установлен порядок утверждения, опубликования и вступления в законную силу.

При этом еще в 1939 г. историк, архивист и археограф С. Н. Валк проанализировал практику опубликования первых советских декретов в СУ РСФСР. Его выводы сводятся к следующему. Все акты, включаемые в «Собрание узаконений», были уже ранее опубликованы в «Газете» или в «Известиях». Можно было бы поэтому предположить, что «Собрание узаконений» дает печатаемые им акты в строгом, как это обычно принято, порядке. А между тем текст, например, декрета об организации Красной армии в том виде, в каком он был утвержден Советом Народных Комиссаров, был воспроизведен в центральных правительственных и партийных органах, в том же виде вошел в законную силу и лишь впоследствии был перередактирован в Народном комиссариате юстиции при внесении декрета в «Собрание узаконений»: редакция «Собрания узаконений» изъяла его разъяснительную и оставила лишь собственно правовую часть. Мы можем насчитать немало случаев такой же переработки текстов других декретов, сравнивая текст «Собрания узаконений» с первопечатными газетными текстами. Редактированию подвергался и сам текст декрета, в котором иногда изменялись отдельные слова, а иногда и целые предложения и абзацы. Как заключил в своих рассуждениях С. Н. Валк, «необходимо, настоятельно необходимо поэтому иметь научное издание декретов, подобно тому как мы имеем научное издание ряда других первостепенных по важности наших исторических документов. Это научное издание дало бы нам на основе всех имеющихся источников текста критически установленный правильный текст декретов»26.

Увидевшие свет в СУ РСФСР тексты декретов отнюдь не безупречны с юридической точки зрения. Их отредактированные версии могут существенно отличаться от принятых ВЦИК и СНК РСФСР и опубликованных в периодических изданиях. В рассматриваемом нами примере текст декрета особым правкам не подвергался, зато (по логической линии М. Г. Кириченко) кардинальным образом изменилось название. О причинах «творцы», естественно, сообщить не удосужились. Это приводит нас к постановке в качестве первоочередного вопроса не о датировке декрета, а о точности его названия. На наш взгляд, датировка является производным от названия декрета.

Обратим внимание, что в осуществлявшемся с 1957 г. научном издании «Декреты Советской власти» декрет однозначно назван «О свободе совести, церковных и религиозных обществах». Название «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» не упоминается вообще. В предисловии присутствует знаковая фраза: «так как в тот период заголовки актов часто давались газетами произвольно, в настоящем издании газетные заголовки опущены и оставлены заголовки, которые имелись в подлинниках»27. Речь о заголовках в СУ РСФСР во вступительной статье не идет, но, видимо, опущены и они. По крайней мере, составители проигнорировали наиболее часто применяемое в научной и научно-популярной литературе название находящегося в фокусе нашего внимания декрета даже несмотря на имеющееся указание о публикации декрета: «“Газета” № 15 [от] 23 января» и «“Собрание узаконений” № 18, ст. 263»28. Логически замыкая все вышесказанное, надо вернуть декрету и его первоначальное название?! С другой стороны, насколько корректно отказываться от введенного в научный оборот и используемого уже несколькими поколениями историков и юристов названия, тем более что оно все-таки закреплено как название декрета одним из официальных публикаторов советских законодательных актов?

Вообще «откуда есть пошло» название декрета в «Собрании узаконений»? Выскажем некоторые свои предположения. Как вспоминал священник М. Галкин, «тотчас же после Октябрьской революции, прочтя в газетах призыв тов. Троцкого к участию к работе с Советской властью, отправляюсь в Смольный, к тов. Ленину и прошу его бросить меня на работу, где угодно и кем угодно, в любой канцелярии, брошенной разбежавшейся интеллигенцией. Владимир Ильич, после 10-минутной беседы, в которой, как казалось это мне, испытывал мои убеждения, рекомендует от канцелярской работы пока что воздержаться, а лучше написать статью в “Правду” по вопросу об отделении церкви от государства. Для дальнейшего он направляет меня к В. Д. Бонч-Бруевичу»29. Вскоре «Правда» поместила статью М. Галкина «Первые шаги на пути отделения церкви от государства». В протоколе заседания СНК РСФСР от 20 января 1918 г. вопрос в повестке дня был обозначен как «Об отделении церкви от государства. Проект декрета, выработанный особой комиссией и единогласно ею принятый»30. Не будем и забывать, что в разосланной 22 января 1918 г. радиограмме В. И. Ленин также сообщил о декрете, не приводя его прежнего названия, а назвав декретом «О полном отделении церкви от государства и о конфискации всех церковных имуществ»31. Возможно, предложенный Народным комиссариатом юстиции первоначальный вариант названия не совсем устраивал вождя и он уже после подписания документа «пробовал» подобрать другое, более звучное и понятное народу название? Меньше всего он тогда задумывался о возникающих для исторической и юридической наук проблемах. И, наконец, под названием «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» декрет публикует «Газета Временного Рабочего и Крестьянского правительства» в номере от 23 января 1918 г.32

Таким образом, публикаторы декрета в «Собрании узаконений» дали название неспроста. При этом важно помнить, что первые декреты должны были не только создать некую нормативно-правовую базу. Как констатирует Т. Н. Ильина, в это время законодательные акты большевистского правительства отличались пропагандистской направленностью, лаконичностью и свободной формой изложения. Их основной целью было донести до населения информацию о победе социалистической революции, а также выполнить программные обещания, пусть даже в декларативной форме33. Многие юридические аспекты в тот момент воспринимались как формальности, и на некоторые из них зачастую не обращалось должного внимания. Название, данное разработчиками, — юридически грамотно, название в «Газете Временного Рабочего и Крестьянского правительства» и СУ РСФСР — тоже грамотно и при этом более понятно широким массам.

Возможно, в «Газете Временного Рабочего и Крестьянского правительства» и СУ РСФСР декрет опубликован под названием, полностью устроившим В. И. Ленина. Ведь, как отмечает И. Б. Стерник, В. И. Ленин «внимательно следил за работой отдела, созданного для выполнения этого задания (речь идет об издании «Собрания узаконений». — Ф. К.) в составе НКЮ»34. Значит, ошибочно пройти какое-либо название не могло. И если название все-таки появилось в измененном варианте, значит, было санкционировано, пусть и не зафиксировано протокольно или иным образом. Видимо, именно поэтому со стороны вождя не последовало никаких одергиваний или иных мер по отношению к редакциям «Газеты» и СУ РСФСР. По крайней мере, личный архив В. И. Ленина, десятилетиями собиравшийся работниками бывшего Института марксизма-ленинизма и находящийся ныне в Российском государственном архиве социально-политической истории, не содержит информации подобного рода. А собиралось ведь все и даже составлялись перечни необнаруженных ленинских документов и записей. Конечно, юридически подобное объяснение можно посчитать ничтожным, но, с другой стороны, обратим внимание, что В. И. Ленин очень скрупулезно подходил к законотворчеству. Всего один факт: по подсчетам Э. Б. Генкиной, вождь мирового пролетариата в ноябре-декабре 1917 г. написал или отредактировал 42, в 1918 г. — 172 декрета из 480, изданных СНК РСФСР в течение первого года революции35.

В современных декрету церковных документах и публикациях он назывался «Об отделении Церкви от государства»36.

Обратим внимание на одно словосочетание во фразе научного сотрудника Санкт-Петербургского института истории РАН П. Г. Рогозного: «Именно так — “О свободе совести” — назывался до кодификации (выделено нами. — Ф. К.) знаменитый декрет, вошедший в историю под названием “Декрет об отделении церкви от государства”»37.

В юридических словарях значение термина «кодификация» определяется внешне несколько вариативно, но содержательно однопланово:

— один из видов законодательной деятельности, состоящей из издания законов, систематизирующих по определенному плану отдельную отрасль или иную часть права государства. В процессе кодификации отбрасывается часть устаревшего нормативно-правового материала, внутренне увязываются и рубрицируются части нормативно-правовых актов, формируется структура кодифицированного акта со своим специфическим содержанием38;

— наиболее сложная и совершенная форма систематизации нормативных правовых актов, предполагающая упорядочение правовых норм, которая сопровождается переработкой их содержания и отменой одних и принятием других норм права39;

— упорядочение юридических норм в процессе правотворческой деятельности, издание на этой основе единого, юридически и логически цельного кодифицированного акта (основ, кодекса, устава, положения и др.). Современное понимание кодификации отлично от его понимания в римском праве, где это понятие охватывало собрание всех законов, окончательно регулирующих право или одну какую-нибудь его отрасль40.

Собственно говоря, при публикации декрета в СУ РСФСР кодификации (исходя из приведенных выше формулировок) как таковой не произошло. Видимо, поэтому в другом, более позднем издании практически того же текста вышеупомянутый П. Г. Рогозный выразился несколько иначе: «Именно так первоначально назывался знаменитый декрет, вошедший в историю под названием “Декрет об отделении церкви от государства”»41.

Отрасль советского права, регулировавшая отделение Церкви от государства, подверглась не кодификации, а простой систематизации. Так, в 1920 г. увидел свет «Систематический сборник важнейших декретов. 1917-1920 гг.», где данному вопросу был посвящен отдельный раздел, в котором декрет опубликован под названием «Об отделении церкви от государства и школы от церкви»42. Значительная систематизация этой области законодательства была проведена консультантом Наркомата юстиции РСФСР П. В. Гидуляновым**. В увидевшем свет в 1923 г. сборнике узаконений и распоряжений с разъяснениями V отдела Наркомата юстиции РСФСР «Церковь и государство по законодательству РСФСР» П. В. Гидулянов представил декрет под названием «Об отделении церкви от государства и школы от церкви»43. В подготовленном им же издании «Отделение церкви от государства в СССР. Полный сборник декретов, ведомственных распоряжений и определений Верховного суда РСФСР и др. Советских Социалистических Республик» декрет в основной части назывался в сокращенной формулировке «Об отделении церкви от государства»44, но в приложении дан в полном названии «Об отделении церкви от государства и школы от церкви»45. Причем последнее издание выходило под редакцией прокурора Верховного суда СССР П. А. Красикова (напомним, одного из разработчиков проекта данного декрета). И у последнего ни при одной из публикаций декрета в систематизированных изданиях под названием «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» не возникло сомнений в подлинности и верности такого названия. Более того, он, как и многие другие государственные и партийные деятели, пользовался им в своих статьях46. Не возникло подобного вопроса и у многих поколений советских юристов. Так, подготовленный в 1977 г. второй том «Систематического собрания действующего законодательства РСФСР» опубликовал декрет как декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви»474.

П.А. Красиков.
Фото электронного ресурса, режим доступа: http://www.pokazuha.ru/view/topic.cfm?key_or=1196604&lenta_type=4

Не по указанной ли причине М. Г. Кириченко, спустя 70 лет с момента появления декрета, задавшись целью исправить ошибку в датировке, не отметил как ошибку изменение его названия? Более того, почему-то М. Г. Кириченко в своей статье ни словом не обмолвился об имевшей место публикации декрета с нужной ему датой в неоднократно нами уже упоминавшемся издании «Декреты Советской власти». Может, потому что там другое название? Но это уже пресловутая политика двойных стандартов.

Тогда, если мы принимаем вариант с сохранением существующего названия, логически верно и датировать его по первой публикации с таким названием. А она была осуществлена в «Газете Рабочего и Крестьянского правительства» 23 января 1918 г. И во всех вышерассмотренных случаях систематизации и упоминания в статьях государственно-партийных деятелей декрет датировался 23 января 1918 г.48 Кроме того, все вышедшие вслед за декретом нормативно-правовые акты употребляли именно название «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» в связке с датой 23 января 1918 г. Например, постановление Народного комиссариата юстиции от 24 августа 1918 г., утвердившее инструкцию «О порядке проведения в жизнь декрета “Об отделении церкви от государства и школы от церкви”», или Положение об уездных советах и уездных исполнительных комитетах от 16 октября 1924 г., предусматривавшее за ними обязанность «принимать мероприятия к осуществлению декрета об отделении Церкви от государства и школы от Церкви», или постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929 г. «О религиозных объединениях»49. Даже постановление Верховного Совета РСФСР от 25 октября 1990 г. «О порядке введения в действие Закона РСФСР “О свободе вероисповеданий”» признало утратившим силу именно декрет СНК РСФСР от 23 января 1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от церкви»50. Как декрет от 23 января 1918 г. назван он и в выдержавшем несколько переизданий учебнике для вузов «Конституционное право Российской Федерации»51. Точка зрения М. Г. Кириченко так и осталась для юридического сообщества (по крайней мере той его части, которая ответственна за разработку и принятие нормативно-правовых актов) частным мнением.

С учетом вышеизложенной аргументации считаем необходимым сохранить в качестве применяемого название декрета «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» и его датировку 23 января 1918 г. Использование названия «О свободе совести, церковных и религиозных обществах» обязывает датировать его только 20 января 1918 г. — по дате подписанного подлинника. Именно так его и воспроизвели составители «Декретов Советской власти». Но тогда возникает коллизия одновременного наличия у одного и того же документа двух дат и двух названий.

На наш взгляд, научный приоритет должен быть отдан первой из обозначенных связок «название — дата». Сказать, что предлагаемый нами вариант — единственно верный, мы не смеем. Данная статья, повторимся, написана в дискуссионном порядке. Представляется, что окончательный результат должен быть получен в ходе конструктивного диалога, обсуждения проблемы научным сообществом историков и юристов, поскольку поднятый вопрос является комплексным и касается всех обозначенных категорий специалистов. В целом понятно одно: вопрос датировки декретов первых лет Советской власти довольно сложный и в то же время важный. Нами рассмотрен один из декретов, но аналогичная проблема присутствует и при использовании других законодательных актов того периода.

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви: декрет СНК РСФСР от 23 января 1918 г. // Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского правительства (далее — СУ РСФСР). – 1918. – № 18. – Ст. 263.
  2. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ), ф. 2, оп. 1, д. 5212, л. 1; Государственный архив Республики Марий Эл, ф. Р-38, оп. 1, д. 35, л. 228.
  3. Программа Российской социал-демократической рабочей партии: принята на II съезде партии в 1903 г. // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК: в 15 т. Т. 1. 1898-1917: 9-е изд., испр. и доп. – М., 1983. – С. 62.
  4. Бонч-Бруевич В. Д. Отделение церкви от государства // Деятели Октября о религии и церкви. – М., 1968. – С. 12-13; Коллонтай А. М. Попы еще работают // Деятели Октября о религии… – С. 62-65; Ленин В. И. К деревенской бедноте // Ленин В. И. Полное собрание сочинений (далее — ПСС): 5-е изд. – М., 1959-1967. – Т. 7. – С. 129-203; Он же. Социализм и религия // ПСС. – Т. 12. – С. 142-147; Он же. Об отношении рабочей партии к религии // ПСС. – Т. 17. – С. 415-326.
  5. О передаче дела воспитания и образования из духовного ведомства в ведение Народного комиссариата по просвещению: постановление Народного комиссариата по просвещению от 11 (24) декабря 1917 г. // Декреты Советской власти: в 17 т. – М., 1957. – Т. 1. – С. 210-211; О расторжении брака: Декрет ВЦИК и СНК от 16 (29) декабря 1917 г. // СУ РСФСР. – 1917. – № 10. – Ст. 152; О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния: декрет ВЦИК и СНК от 18 (31) декабря 1917 г. // Декреты Советской власти… – Т. 1. – С. 247-249; Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве // Систематический сборник важнейших декретов 1917-1920 гг. – М., 1920. – С. 219-233.
  6. Об отделении церкви от государства и школы от церкви: декрет СНК РСФСР от 23 января 1918 г. // СУ РСФСР. – 1918. – № 18. – Ст. 263.
  7. ХХ-летие отделения церкви от государства. – М., 1938. – С. 3, 10, 25, 36; Альмяшева Л. Н. На путях к духовной свободе. – Саранск, 1983. – С. 21; Денисов П. В. Религия и атеизм чувашского народа. – Чебоксары, 1972. – С. 163; Крупская Н. К. Антирелигиозное воспитание в школе при Советской власти // Крупская Н. К. Педагогические сочинения: в 10 т. Т. 3. Обучение и воспитание в школе. – М., 1959. – С. 378.
  8. Степанов Н. С. Очерк истории чувашской советской школы. – Чебоксары, 1959. – С. 31, 36.
  9. Константинов Н. А., Медынский Е. Н., Шабаева М. Ф. История педагогики. – М., 1982. – С. 335; Лукин Н. М. Революция и церковь // Деятели Октября о религии… – С. 157 (далее по тексту (с. 164, 166) он говорит уже о декрете об отделении церкви от государства).
  10. Киреева Н. А. Русская православная церковь и советское государство с октября 1917 по 1928 год (на материалах Уфимской губернии — Башкирской АССР): автореф. дис. … канд. ист. наук. – Оренбург, 2009. – С. 18; Козлов Ф. Н. Отделение школы от церкви в Чувашском крае (1918-1919 годы): итоги и последствия // Вестник Челябинского государственного университета. – 2011. – №
  11. – Серия: История. – Вып. 44. – С. 44-51; Он же. Декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви»: организационно-пропагандистская работа и общественная реакция (По материалам Чувашии и Марий Эл) // Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. – 2012. – № 1. – С. 68; Мордовия в 1917-1953 годах: Курс истории: учеб. пособие / Т. Д. Надькин, А. П. Солдаткин, Ю. И. Сальников и др. – Саранск, 2005. – С. 78.
  12. Поспеловский Д. В. Русская православная церковь в ХХ веке. – М., 1995. – С. 50; Цыпин В. История Русской Церкви. 1917-1997. – М., 1997. – С. 49.
  13. Сайт Конституции Российской Федерации. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://constitution.garant.ru/history/act1600-1918/5325/#sub_para_N_1.
  14. Басова Н. А. Русская Православная Церковь в Карелии в 1918-1941 гг.: автореф. дис. … канд. ист. наук. – Петрозаводск, 2006. – С. 6; Слезин А. А. За «новую веру»: государственная политика в отношении религии и политический контроль среди молодежи РСФСР (1918-1929 гг.). – М., 2009. – С. 11.
  15. Крапивин М. Ю., Далгатов А. Г., Макаров Ю. Н. Внутриконфессиональные конфликты и проблемы межконфессионального общения в условиях советской действительности (октябрь 1917 — конец 1930-х гг.). – СПб., 2005. – С. 30.
  16. Кириченко М. Г. Государство и церковь. К истории ленинского декрета // Наука и религия. – 1987. – № 4. – С. 2.
  17. Там же.
  18. РГАСПИ, ф. 2, оп. 1, д. 5212, л. 1; Известия Центрального исполнительного комитета Советов крестьянских, рабочих и солдатских депутатов и Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. – 1918. – 21 января.
  19. СУ РСФСР. – 1917. – № 1. – Ст. 12; Декреты Советской власти… – Т. 1. – С. 29-30.
  20. СУ РСФСР. – 1917. – № 3. – Ст. 40; Декреты Советской власти… – Т. 1. – С. 103.
  21. СУ РСФСР. – 1917. – № 1. – Ст. 12; Декреты Советской власти… – Т. 1. – С. 30.
  22. Ильина Т. Н. Нормотворчество органов власти советского государства в первые послереволюционные годы // Историко-правовые проблемы: новый ракурс: Электронное научное издание. Вып. 6. Курск, 2013. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://ipp.kursksu.ru/pdf/004-010.pdf.
  23. О религиозных объединениях: постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929 г. // СУ РСФСР. – 1929. – № 35. – Ст. 353.
  24. О порядке опубликования законов, постановлений и распоряжений центральных и местных властей: декрет СНК РСФСР от 19 ноября 1918 г. // СУ РСФСР. – 1918. – № 86. – Ст. 902.
  25. Собрание законодательства Российской Федерации (далее — СЗ РФ). – 1994. – № 8. – Ст. 801.
  26. Об охране окружающей среды: Федеральный закон от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ: принят Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 20 декабря 2001 г. // СЗ РФ. – 2002. – № 2. – Ст. 133; Об архивном деле в Российской Федерации: Федеральный закон от 22 октября 2004 г. № 125-ФЗ: принят Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 1 октября 2004 г. // СЗ РФ. – 2004. – № 43. – Ст. 4169.
  27. Валк С. Н. О тексте декретов Октябрьской социалистической революции и о необходимости научного их издания // Избранные труды по археографии. – СПб., 1991. – С. 132-151.
  28. Декреты Советской власти... – Т. 1. – С. Х.
  29. Там же. – С. 371.
  30. Крапивин М. Ю., Макаров Ю. Н. «Незаменим для работы в области проведения декрета отделения церкви от государства»: документальный портрет М. В. Галкина (1885-1948) // Былые годы. – 2014. – № 34 (4). – С. 646.
  31. Луначарский А. В. Почему нельзя верить в бога? – М., 1965. – С. 225.
  32. Ленин В. И. ПСС. – Т. 35. – С. 322.
  33. Деятели Октября о религии… – С. 157; Красиков П. А. Избранные атеистические произведения. – М., 1970. – С. 249.
  34. Ильина Т. Н. Указ. соч.
  35. Стерник И. Б. Ленинский опыт использования права в интересах революции (Отдельные стороны и аспекты). – Ташкент, 1979. – С. 158.
  36. Там же. – С. 159-160.
  37. Соборное постановление по поводу декрета Совета народных комиссаров об отделении церкви от государства от 25 января (7 февраля) 1918 г. // Церковные ведомости. – 1918. – № 3-4. – С. 20-22; Декрет об отделении церкви от государства // Прибавления к «Церковным ведомостям». – 1918. – № 2. – 20 января 1918 г. – С. 95; Декреты о церкви // Прибавления к «Церковным ведомостям». – 1918. – № 2. – С. 97-98; Применение декрета об отделении церкви от государства в епархиях // Прибавления к «Церковным ведомостям». – 1918. – № 5. – 7 (20) февраля. – С. 207-208.
  38. Рогозный П. Октябрь уж наступил. Большевики наступают на церковь // Дело: аналитический еженедельник. – 2008. – 27 октября.
  39. Российская юридическая энциклопедия / Гл. ред. А. Я. Сухарев. – М., 1999. – С. 432.
  40. Тихомирова Л. В., Тихомиров М. Ю. Юридическая энциклопедия. 5-е изд. – М., 2001. – С. 410.
  41. Элементарные начала общей теории права // Словари и энциклопедии на Академике. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://elementary_law.academic.ru/ /170/Кодификация.
  42. Рогозный П. Российская церковь и «красная смута» // Нева. – 2011. – № 2. – С. 161.
  43. Систематический сборник важнейших… – С. 19.
  44. Гидулянов П. В. Церковь и государство по законодательству РСФСР: сб. узаконений и распоряжений с разъяснениями V Отд. НКЮ. – М., 1923. – С. 5.
  45. Он же. Отделение церкви от государства в СССР: Полный сборник декретов, ведомственных распоряжений и определений Верховного Суда РСФСР и других Советских Социалистических республик. – М., 1926. – С. 32, 229, 361, 362, 393.
  46. Там же. – С. 615.
  47. Деятели Октября о религии… – С. 73; ХХ-летие отделения церкви… – С. 3, 10, 25, 36; Красиков П. А. Указ. соч. – С. 11, 26.
  48. Систематическое собрание действующего законодательства РСФСР: в 50 т. – М., 1977. – Т. 2. – Раздел I. – Кн. 2. – С. 460.
  49. Гидулянов П. В. Церковь и государство… – С. 5; Он же. Отделение Церкви от государства… – С. 3, 21 32; Деятели Октября о религии… – С. 114; Красиков П. А. Указ. соч. – С. 14-15, 26; Систематический сборник важнейших… – С. 19; Систематическое собрание действующего… – С. 460.
  50. СУ РСФСР. – 1918. – № 62. – Ст. 685; 1924. – № 82. – Ст. 825; 1929. – № 35. – Ст. 353.
  51. О порядке введения в действие Закона РСФСР «О свободе вероисповеданий»: постановление Верховного Совета РСФСР от 25 октября 1990 г. № 268-1 // Ведомости Верховного Совета РСФСР. – 1990. – № 21. – Ст. 241.
  52. Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации: учеб. для вузов. 6-е изд., изм. и доп. – М., 2007. – С. 63.

Фёдор Козлов,
кандидат исторических наук


*При этом вопрос с датировкой данного декрета полностью повторяет проблему датировки рассматриваемого нами декрета «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» («О свободе совести, церковных и религиозных обществах»).

**Гидулянов Павел Васильевич (1874-1937) — выпускник юридического факультета Московского университета (1898), доктор церковного права (1907), с 1913 г. — декан юридического факультета Московского университета, в 1917-1920 гг. — профессор 1-го МГУ.