2001 3/4

Незабытая история татар

Период Золотой Орды, на наш взгляд, — ключевой этап истории татарского народа. Наши предки подарили миру необычайную цивилизацию, не изучив которую нельзя понять ни тюркский мир, ни Россию, ни Европу. Однако история Золотой Орды еще не полностью осмыслена и ждет своих кропотливых исследователей.
После известного постановления ЦК ВКП(б) от 9 августа 1944 года "О состоянии и мерах улучшения массово-политической и идеологической работы в Татарской партийной организации" изучение истории Золотой Орды стало крайне нежелательным. Все работы по истории этого государства отличались однобокостью и субъективностью подачи материала. Поэтому сегодня перед историками, занимающимися этим периодом, стоит все еще нерешенная проблема—написать полновесный труд по истории Золотой Орды.
Параллельно с отечественными историками историей Золотой Орды занимались и иностранные исследователи, прежде всего европейские. В 1943 году в Лейпциге вышла книга Бертольда Шпулера "Золотая Орда: монголы в России в 1223-1502 гг.", которая была вновь переиздана самим автором в 1965 году в Виесбадене2. Этот значительный труд до сих пор не был переведен ни на русский, ни на татарский языки. Более того, книга была отнесена советских энциклопедиях. Авторы общеизвестной монографии "Золотая Орда и ее падение"2 писали, что книга Шпулера "написана с привлечением большого материала, снабжена подробными ссылками на источники... По форме своей академическая, книга Шпулера является, по существу, не научной, так как она извращает ход русской истории и борьбы русского народа с татарами"3. М.Г.Сафаргалиев в свою очередь даже назвал Шпулера "фашиствующим историком"4 и обвинил его в "чрезмерном приукрашивании отдельных сторон материальной культуры кочевников, особенно в области торговли и ремесла"5. Шпулер при написании своего труда опирался не только на работы русских и советских ученых, таких как В.В.Бартольд, БДГреков, А.Ю.Якубовский, но и на известную работу Езефа фон Хаммера-Пургшталя "История Золотой Орды"6 (тоже, кстати, не изданную в России), работы М. le Baron С. Д'Оссона, Г. Больфа, Х. Ховарса, Л. Когена и других зарубежных историков.
Почему же эту работу не приняли советские историки? При внимательном ее прочтении становится ясно, что автор пытался поставить в центре проблему истории самой Золотой Орды. Этого ему не удалось сделать из-за того, что он широко использовал работы русских ученых, в частности, работы В.В.Бартольда, зачастую принимая без изменения многие их утверждения. Но несмотря на эти недостатки и на то, что многие утверждения уже устарели, работа Шпулера не потеряла свою ценность и сегодня. Это, без сомнения, одна из лучших работ иностранных историков, которые писали о Золотой Орде.
Книга разбита на параграфы, охватывающие времена правления великих ханов, что отразилось в их названии (Джанибек, Тохтамыш). Вниманию читателей предлагается перевод параграфа "Идегей"7.
Идегей — трагическая личность, судьба которого перекликается с судьбой татарского народа. Период временщика Идегея — это, с одной стороны, попытка возрождения мощи Золотой Орды, сломленной Тамерланом, а с другой — неумолимое разрушение великого средневекового татарского государства. Поэтому выбор нами данного параграфа для перевода не случаен. Надеемся, что он будет полезен всем, кто интересуется средневековой историей татарского народа.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Spuler В. Die Goldene Horde: die Mongolen in Russland. 1223-1502.-Wiesbaden: Otto Harrassowitz,1965.-XHI.-638 s.
  2. Греков Б.Д., Якубовский А.Ю. Золотая Орда и ее падение.-М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1950.-479 с.
  3. Там же.-С.9-10.
  4. Сафаргалиев М.Г. Распад Золотой Орды // На стыке континентов и цивилизаций... (из опыта образования и распада империй X-XVI вв.).-М.:Инсан,1996.-С282.
  5. Там же.-С283.
  6. Hammer-Purgstall von. Geschichte der Goldenen Horde in Kiptschak, Das ist: Die Mongolen in Russland. Pesth. C.A.Hartlebens Verlag. 1840.-686 s.+ II Stammtafel.
  7. Spuler B. Die Goldene Horde...-S.136-154.

Миргалеев Ильнур,

аспирант АНТ

ИДЕГЕЙ

После поражения Тохтамыша (1396 г.-И.М.) в Орде не было частой смены ханов, а был эмир Едигу (по-русски — Идегей. — И.М.), влиятельнейшая личность, положение которой было похоже на положение Ногая, политика которого не всегда соответствовала политике ханов. Принципиальное различие состояло в том, что Идегей никогда не пытался образовать обособленное государство, благодаря чему он был в оппозиции к центральной власти. Кроме того, ни один хан не обладал энергией Тохты и не противостоял ему.
Против этого эмира выступил только Витольд, чтобы сдержать слово, данное Тохтамышу. Он договорился со своим зятем, Великим князем Московским Василием II, и привел Киев в состояние обороны. Кроме того Тохтамыш при своем бегстве привел с собой татар, которых Витольд поселил на Вильне и Троки, потомки которых до сих пор там живут. Также Витольд мог использовать их в борьбе на юго-востоке своей империи. Притом молдавский господарь Стефан уже в январе 1395 года обещал свою помощь тюркам (татарам) в их борьбе. Так, Витольд в 1397 году предпринял первую разведку на Дон, а в 1398 году — по oбеим берегам Днепра. При этом он, вероятно, дошел до Крыма и захватил замок Св. Иоханеса (Св. Яна), как форпост против татар. Идегей едва ли противопоставил этим попыткам должный отпор. Это легко понять, если вспомнить, что у эмира в 1396-97 годах была серьезная стычка с генуэзцами в Каффе, которая полностью заняла его внимание.
После успеха в 1397 и 1398 годах Витольд должен был быть уверен, что решающий удар удастся нанести без особо больших усилий. Многое для него зависело от исхода военного похода: надежда на господство в России, а также авторитетное влияние в Золотой Орде и вместе с тем, как косвенный фактор, выход к Черному морю. Поэтому было ясно: если Тохтамыш будет посажен снова на трон с помощью литовской силы, то такая энергичная личность, как Витольд, не захочет уйти оттуда. Для Орды и Идегея на карту была поставлена государственная независимость, которая и так вследствие внутренней борьбы была сомнительной.
Великий князь Литовский начал длительную подготовку: пришел к соглашению с немецким Орденом, в котором ему были представлены шамаиты (шмуиды, самогиты). В знак благодарности Витольда поддержали резервные отряды Комтура Рагнитского и Маркварта Сульзбахского. Участвовали также отряды Тохтамыша и молдавские резервные части. Ягайло Польский добивался у папы Бонифация IX (1389-1404) крестового похода против "неверных", указ о котором фактически был подписан 4 мая 1399 года, но не принес воинам большой выгоды, так как они узнали о нем только в пути. Несмотря на все старания Витольда, Василий Московский занял выжидательную позицию, хотя сам он сражался непосредственно с татарскими войсками и, следовательно, ослабление мощи этого народа должно было быть для него желательным. Но только притязания Литвы на Россию оказали решающее влияние на его позицию.
Новый хан Тимур Кутлуг требовал от Витольда выдачи Тохтамыша и предлагал переговоры. Великий князь отклонил его требование, и его войска, усиленные молдавскими резервными частями, в июле двинулись в путь. Они двигались маршем вдоль Днепра, который перешли у Киева, и в начале августа достигли его левого притока Ворсклы. Хан, по инициативе Идегея, снова провел переговоры, но, вероятно, не с целью избежать битвы, а скорее надеясь выиграть время для лучшего расположения своих войск. Спытек Мельштинский, литовский посредник, настоятельно отговаривал от столкновений; несмотря на это, Витольд и Тохтамыш настаивали на том, чтобы разрешить спор с кипчаками военным путем. Таким образом, после пятидневного выжидания, lz августа 1399 года во второй половине дня произошла решающая битва на Ворскле. Вначале успех сопутствовал литовцам, но потом Тохтамыш обратился в бегство и увел с собой большую часть войск. Витольд также скоро увидел безнадежность дальнейшей борьбы и отступил. Спытек и большое число других рыцарей, не покинувших поля боя, погибли.
Значение битвы было огромно. Юго-восточная политика усиливающегося Литовского государства потерпела неудачу, что задерживало покорение магометанского врага и не давало выход к морю на юге. Орда удержалась как независимое государство, она доказала, что как и прежде осталась опасным противником.
Татары, преследуя врага, рассеялись, проникая вглубь страны. С Киева и с монастырей взяли откуп и, продолжая грабить, дошли до Луцка. Дальнейшему продвижению помешала только зима и отсутствие пастбищ для скота.
В самой Орде битва на Ворскле не оказала никакого непосредственного влияния. Благодаря успеху власть Йдегея еще больше укрепилась. Несмотря на это, номинальное господство продолжало оставаться у хана Тимур Кутлуга, на место которого, после его смерти от ран в битве 1400 или 1401 годов, претендовал Бег. Ему удалось победить Тохтамыша и этим окончательно устранить исходящую от него угрозу целостности Орды. Зимой 1406-07 года он остановил Тохтамыша у Тюмени в Сибири и убил его. Однако этот успех не спас Шади Бега, уже в 1407 году он стал жертвой внутренних беспорядков, которые стоили ему власти и вынудили его бежать на Кавказ, где он еще находился долгих три года. На трон империи вступил его брат Болод (Пулад) хан. При нем последовала попытка египтян (с помощью отправки письма) в 1409-10 годах возобновить столетние отношения с Ордой, благодаря которому дела шли успешно. После смерти Тимура Хромого в 1405 году прекратились угрозы от последнего Орде и мамлюкам (в Сирии). Теперь этого противника не существовало, и поэтому возобновился явно бесполезный контакт со старыми друзьями на Ниле.
Важными стали также цели, которые Идегей осуществил на севере против России. Большим преимуществом перед свержением Тохтамыша в 1395 году было взятие Москвы. В противоположность Литве, Россия на 12 лет была оставлена в покое от татарского нашествия. Происходили только незначительные военные столкновения: Великий князь Олег Иванович Рязанский в 1400 году изгнал татарский отряд между Хопром и Доном и взял их предводителя в плен. Нападение на Рязань в 1404 году также потерпело неудачу. Рискованной была попытка князя Семена Дмитриевича Суздальского, который, находясь на службе у татар, захватил с их помощью Нижний Новгород, но затем был изгнан на молдавские земли. Только после долгих усилий Великому князю Московскому удалось захватить его с семьей и сослать его на Вятку, где вскоре (20 января 1404 года) он умер. Семен находился на службе у татар о лет и присягал в верности четырем ханам: Тохтамышу, Тимуру Хромому, Тимур Кутлугу и Шади Бегу.
Наиболее важным в этих событиях было, во-первых, то, что татары все больше помогали русским и вообще другим князьям. Это явление усилилось в XV веке в возрастающем порядке и позволило татарам проявить себя на иностранной службе только в качестве вспомогательной силы или наемников. Когда Семен Суздальский поступил на татарскую службу, он сделал этот шаг в конечном счете только потому, чтобы как можно больше использовать помощь Орды в своих интересах. Вследствие этого татары оказывались в различных регионах Востока, что не могло не повлиять на их политическую позицию. Они перестали быть самостоятельно действующим центром, в дела Орды стали вмешиваться многие другие государства, вследствие чего она теряла былое значение. Все это способствовало иностранному вмешательству, которое должно было вскоре произойти. Во-вторых, Великий князь Московский Василий, между тем прекративший татарские злоупотребления, представлялся защитником русских интересов и начал проводить свою линию в качестве "собирателя русских земель". Это проявилось в том, что он отказался выплачивать дань татарам и не представлялся быстро сменяющимся ханам, не отправлял к ним своих курьеров. Этим Василий отличался от тверского князя, своего опасного соперника. До своей смерти в 1399 году князь Михаил, с которым Василий в последний раз заключил оборонительный союз против татар, послал к хану своего сына Ивана, чтобы утвердить его в праве наследования, желание которого Шади Бег охотно исполнил. Когда позднее двоюродный брат Ивана Юрий Всеволодович Холмский домогался Твери, Иван должен был вторично поехать в Орду, чтобы защитить свои владения. Таким образом Федор Олегович Рязанский в 1402 году попросил Шади Бега подтвердить свое наследство.
Поведение Великого князя Московского, конечно, не могло остаться в Орде незамеченным. Когда Идегей, в некоторой степени укрепив свое положение, решил пойти на Москву, Василий вмешался в урегулирование татарами пограничных споров между Рязанью и Пронском и, несмотря на кажущуюся поддержку татарского кандидата, очевидно путем тайных переговоров, наконец заставил пронского князя отказаться. Его поддержал татарский резервный отряд в столкновении с Великим князем Литовским Витольдом, его тестем. Все же, по-видимому, именно этот отряд мог быть использован Идегеем при подготовке к нападению. Очень правдоподобно, что татары в Москве были одновременно и разведчиками. Фактически ранней весной 1408 года Идегей нанес удар по России, захватил многие города, такие как Переяславль, Дмитров и Нижний Новгород, и остановился 5 декабря 1408 года у Москвы. Причиной для нападения было якобы неуважение, проявленное Василием к татарскому послу и прием сына Тохтамыша. Великий князь, передав защиту города своему дяде, бежал так, что татары не смогли его догнать. Войска Идегея сразу же взяли в осаду Кремль, но в Орде на Болод хана напал другой принц, и поэтому Болод хан просил немедленную помощь. Защитники Москвы, не знавшие этого, заплатили 3000 рублей золотом, после получения которых 20 декабря татары немедленно отошли.
Это нападение на Москву не осталось единственной операцией татар против России. В июле 1410 года войска принца Талыча, подстрекаемые русским князем, выступили против Владимира и покорили его. Уже в сентябре того же года последовало нападение на Рязань. От новой активности татар пострадали также другие территории. В 1409 году предпринятое боярином Анфылом (Анфал) Никитичем Вятским нападение на Булгар на Волге потерпело неудачу, а сам Анфыл попал в плен. Надежды на успешные действия против угнетателей России снова угасли.
При этих обстоятельствах Василий Московский 1 августа 1412 года снова должен был отправиться в Орду с богатыми подарками к хану Джелал-ад-Дину, чтобы подтвердить свое великое княжение. Джелал-ад-Дин, сын Тохтамыша, в том же году принял Василия Михайловича III Кашинского (1399-1426), а также Ивана Тверского и хотел использовать силу этих князей против Москвы. Возможно, в качестве союзника против вновь возросшей силы Василия выступил Нижний Новгород. Эта антимосковская позиция хана определялась отношениями Золотой Орды с Литвой, что вообще является ключом к пониманию следующих десятилетий.
Битва на Ворскле не осложнила военную обстановку, хотя Папа Бонифаций IX (1389-1404 гг.) 19 января 1400 года поручил бреславскому епископу представить в распоряжение Ягайло Польского, двоюродного брата Витольда, ежегодную десятину в Гнедской епархии за участие в борьбе против татар, а также обещал помощь великого магистра Немецкого Ордена на следующий год, если это потребуется. Но эти меры предосторожности оказались ненужными, так как новых вооруженных конфликтов не было. Новый хан 11Ь ли Бег не воспользовался результатами победы на Ворскле. Так Литва несколько лет жила в мире, а действия Идегея против Москвы в 1408 году могли осуществляться без угрозы со стороны Витольда. Литва без участия хана добилась у архиепископа Циприана (Киприана. — И.М.) Киевского низложения епископа Антона Туровского. Дело в том, что Антон намеревался отделить Красную Русь от Литвы с помощью татар.
Поход против Москвы навел Идегея на мысль, что он должен попытаться найти в Витольде союзника против Москвы. Но Витольд отверг это предложение эмира, разумеется, при этом не поддержав своего московского зятя. Предложение Идегея о союзе все же доказало, что татары не могут начать наступление на литовские земли, а тот факт, что сын Тимур Кутлуга — Тимур — выступил против Болод хана, вследствие чего Идегей был вынужден отойти от Москвы, укрепил безопасность Литвы. Таким образом, Витольд мог без риска объединиться с Ягайло и выступить против Немецкого рыцарского Ордена, который он разбил 15 июля 1410 года при Танненберге (Грюнвальдская битва. — И.М.). В этой битве на польской стороне вместе с другими народами сражались и татары. Это были сторонники Тохтамыша, которые вместе с ним прибыли в Литву. Объединение поляков и литовцев с "неверными" против христианского войска порицалось Немецким Орденом. На Константинопольском соборе (1414-1418 гг.) был высказан серьезный упрек, против чего они (поляки, литовцы. — И.М.) могли лишь слабо защищаться. Они доказывали при этом, что Немецкий Орден сам объединился со схизматиками (ортодоксами) в борьбе против Польши, и что Ягайло и Витольд уже давно находились в ссоре с татарами. Это было совершенно верно. Речь идет о противниках Тохтамыша или его сыновьях, против которых Ягайло уже в 1411 году просил Папу Иоанна XXIII (1410-1415, 1419 гг.) объявить крестовый поход. В Константинополе не знали сторонников среди татар, которые стали союзниками литовцев (а также поляков) при А анненберге. Иоанн XXIII из Константинополя, несмотря на появившиеся там трудности, разрешил Ягайло использовать половину церковных доходов на нужды военных походов против татар. Вследствие этого татары, поселившиеся при Троки, не прекратили сотрудничество с Ягайло и в 1426 и 1431 годах. Сложная политическая обстановка в Восточной Европе не допускала принятия других решений.
Внутренние распри среди татар облегчали Витольду возобновление своей политики на юго-востоке после успехов на севере. Свержение Болод хана благодаря Тимуру (сын Тимур Кутлуга. — И.М.) дало возможность послать в Орду Джелал-ад-Дина, сына Тохтамыша, в качестве претендента на ханский престол. Первоначально последний со своими братьями прибыл в Москву к Василию II, а затем, очевидно, после успешного похода Идегея в 1408 году, переселился в окрестности Киева, где ему разрешил остановиться Витольд. Оттуда Джелал-ад-Дин попал в Троки к Витольду. Скорее всего, ему была обещана помощь, которую он ждал до окончания борьбы с Орденом в 1410 году. В 1411 году Великий князь Литовский приступил к реализации своих планов. Хотя Папа Иоанн XXIII и отменил выше-упомянутое предложение об объявлении крестового похода, так как это действовало бы уже против неапольского короля. При этом могли быть и другие политические | соображения: возможно, Папе стало известно то, что поход должен был состояться в интересах "язычника" Джелал-ад-Дина. Зимой 1410-11 года власть Тимура укрепилась так, что хотя Джелал-ад-Дин первыми ударами осенью 1411 года разбил несколько Орд (Улусов), но не смог окончательно победить своих противников. Весной 1412 года Джелал-ад-Дин, очевидно, при существенной поддержке Витольда, смог стать ханом. Летом того же года польского короля Владислава II (Ягайло) посетил посол нового хана, который проинформировал его о событиях, происходивших в Орде и пообещал татарскую помощь его предприятию. Что это были за выгоды, которые были обещаны Витольду, неизвестно. Джелал-ад-Дин после своей победы приобрел много противников в Орде, что было вовсе не удивительно при тогдашней ситуации в этом государстве. Следовательно, он должен был опереться на большую силу, и этой силой могла быть только Литва. Вследствие этого Витольд приобрел авторитетное влияние на правящего хана, который в свою очередь мог успешно выполнить его желания. Таким образом, власть Витольда условно простиралась по меньшей мере до Черного моря, где он смог построить даже крепости и рыночные площади. Кроме того в его распоряжении против врагов находились значительные вооруженные силы татар, и он использовал эту мощь против России. Россия еще находилась под татарским господством, и поэтому Витольд обладал там влиянием. Конечно, московские великие князья отдавали себе отчет в опасности такого положения и поэтому стремились посадить на трон в Орде дружественного русским или, по крайней мере, независимого кандидата. Это в различное время удавалось. Таким образом, Орда, несмотря на ее победу на Ворскле, перестала быть суверенным государством, которое само определяло бы направление своих действий. Было объявлено о полном прекращении государственных дел в этой стране и казалось, что теперь в Европе не будет больше такого ненавистного и опасного государства-поработителя, которое теперь быстро исчезало. Теперь Орда была только лишь фактором политических военных игр для других государств. Ее имя могло зажать в тиски опасных и сильных противников. Теперь эту мощь часто использовали и другие государства, где Орда выступала без усмотрения собственных выгод. Это было очень выгодно ее противникам.
Только так объясняется то, что Золотая Орда при поддержке Литвы и Москвы продержалась еще сто лет, и что последняя из ее действующих частей, Крымская Орда, прекратила свое существование только в 1783 году при Екатерине II.
Не удивительно, что при неустойчивой внутренней структуре Орды господство Джелал-ад-Дина было недолгим. Уже в августе 1412 года он был принесен в жертву интригам Москвы, подстрекаемыми Идегеем. Его брат Керим Верди проводил враждебную Литве политику. Ссора между ним и Идегеем пригодилась Витольду. Уже в конце 1413 — начале 14l4 годов Великий князь Литовский смог с помощью Ягайло посадить на трон третьего сына Тохтамыша, которого польские источники (на латинском языке) называют "Бетсабут", которым, вероятно, является Кибяк хан. Новый хан поддерживал Витольда в его борьбе с Немецким Орденом в 1414 году, но уже в июле 1415 года должен был просить помощи для сохранения своей власти. Идегей отреагировал на нападение Витольда уходом в степь. Идегей еще в 1415 году опустошил город Елец в России. Теперь он пытался приобрести в качестве союзника против Литвы Василия II Московского. Летом 1416 года, когда Витольд воевал с Немецким Орденом, Идегей вместе с Керимом Берди, с которым он к этому времени помирился, напал на пограничные области Литвы, взял Киев и сжег Киево-Печерскую лавру. Идегей выступал против любого иностранного вмешательства, доказав, что может случиться то же самое со всеми противниками. Поход Идегея нанес огромные убытки Литве, оставив после себя разорение. Кибяк хан (Бетсабут) впоследствии тоже был разбит; по меньшей мере в источниках он не упоминается еще долгое время. Довольно странным выглядит то, что значительные военные успехи татар, враждующих между собой на бескрайних просторах Восточной Европы, всегда были временными.
Битвы на Дону в 1380 году и Ворскле в 1399 году долго не могли изменить отношение России и Литвы к Орде. Взятие Киева в 1416 году вовсе не означало, что положение на юго-востоке государства Литовского было аналогично положению господина Идегея на юго-востоке Орды. Проявилось то, что Орда больше не была в состоянии сыграть такую роль.
Витольд осенью 1416 года под видом угрозы своей стране и ввиду допустимой договоренности Идегея с Москвой объединился со своим двоюродным братом Ягайло, договорившись с ним выставить в Орде против Керима Берди нового кандидата — четвертого сына Тохтамыша Ерим Берди, польские источники его называют "Ерем-ферден" (Ефим-Берди (Джаббар Берди). — И.М.). Этот новый кандидат сначала пришел в Подолию, где разбил небольшое воинское соединение Идегея. Летом 1417 года он окончательно победил своего брата Керима Берди, который погиб в битве. Ерим-Берди поздней осенью 1417 года окончательно захватил власть и победил остатки оппозиции в южнорусских степях, так что Идегей весной 1418 года вынужден был бежать в Крым, где попросил у Витольда, державшего в своих руках обе стороны, мира. Очередной хан Чегре (Чекри (Чингис-оглан) — И.М.), очевидно, не имел в истории никакого значения.
При таких обстоятельствах казалось, что в Орде наступит мирное время, так как теперь Витольд больше не был заинтересован во внутренних столкновениях. Он добился того, что в феврале 1418 года татарская делегация прибыла на Константинопольский Собор, где скорее всего должна была выступить против обвинений Витольда Немецким Орденом в протатарской политике.
Мир, который Идегей в начале 1419 года заключил с Витольдом, означал для эмира облегчение, поскольку этим он избавился от мести Витольда за тяжелые удары, нанесенные Литве. Вскоре после этого, в 1419 году Идегей умер.

Перевод с немецкого
Ильнура Миргалеева
и Ильнура Миннуллина