2008 1

«…В ряде детских учреждений не созданы условия для правильного развития детей и сохранения их здоровья» (О состоянии детских домов в Татарстане в послевоенные годы)

В настоящее время российское общество поворачивается лицом к проблеме детства. Создаются различные благотворительные организации и негосударственные фонды, оказывающие помощь детям-сиротам; впервые поставлен вопрос о необходимости социальной адаптации и психологической реабилитации подростков; принимаются меры по улучшению воспитания, обучения и материального положения детдомовцев. Разработана программа, по которой в течение пяти — шести лет в России детдома и интернаты для сирот могут быть упразднены. На смену им должны прийти специальные учреждения, готовящие приемных родителей и занимающиеся их социальным и юридическим сопровождением. В 2007 г. в Татарстане в рамках проводимого в республике Года благотворительности сотни детей начали жить в семьях. Это является залогом того, что такие социальные явления, как детская безнадзорность, беспризорность, сиротство, уйдут в прошлое.
Для послевоенных лет эти явления были массовыми. Несмотря на принимаемые меры, детей-сирот не становилось меньше, а состояние детских учреждений было катастрофическим.
Тяжелое положение с детскими домами сложилось и в Татарской АССР. За годы войны их число значительно увеличилось. Если в 1940 г. в республике насчитывалось 17 детских домов, в которых воспитывались 2 250 детей, то на начало 1945 г. функционировало уже 113 детских домов с контингентом 11 686 человек1.
В послевоенный период продолжало расти число детей в детских домах, достигнув, по официальным данным, своего максимума к 1947-1948 гг. Увеличение во многом произошло за счет младенцев, сданных в дома ребенка матерями-одиночками. Рост внебрачных рождений стал следствием особой демографической ситуации, сложившейся после окончания войны. Именно тогда увеличилось количество подкидышей2. Показательно, что только в одном из домов ребенка г. Казани дети-подкидыши составляли 18 %. Это большая цифра, особенно если учесть то, что за полтора месяца из 13 поступивших детей шестеро являлись подкидышами3.
Другой причиной роста детской беспризорности и сиротства была волна репрессий по отношению к их родителям. После 1945 г. в стране с новой силой развернулись незаконные аресты и высылки. Число воспитанников домов ребенка, чьи матери находились в заключении, в 1947-1948 гг. увеличилось в несколько раз. Из 12 детей, поступивших за пять месяцев 1947 г. в Кукморский дом ребенка, девять были детьми заключенных матерей, прибывшие из исправительно-трудовой колонии № 5 Свияжска4.
В целом состояние дел по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью в республике характеризовалось следующими данными: с 1 января по 1 декабря 1947 г. всего по республике было задержано 12 635 детей, из них беспризорных — 1 426, безнадзорных — 11 2095.
В исторической литературе разница между этими дефинициями определяется следующим образом. Детская безнадзорность — это ослабление или отсутствие наблюдения за детьми и подростками (их поведением и занятиями) и воспитательного воздействия на них со стороны родителей или лиц, их заменяющих. Детская беспризорность — это отсутствие у детей и подростков постоянного места жительства, определенных занятий, семейного или государственного попечения и систематического воспитательного воздействия в результате потери родителей, ухода из семьи, бегства из воспитательного учреждения и по другим причинам6.
На переднем плане борьбы с беспризорностью и безнадзорностью оказалась милиция, проводившая рейды в местах массового скопления людей. При отделениях милиции были созданы детские комнаты, куда временно помещали задержанных. Если родители, родственники или желающие усыновить ребенка не находились, то детей от 3 до 14 лет направляли в детские дома, подростков постарше устраивали на работу на производство, в школы ФЗО и ремесленные училища. Правонарушителей отправляли в трудовые колонии.
К 1947 г. в ТАССР насчитывалось 100 детских домов7. Кроме того, детдома были организованы при заводах № 40, 22, 237 и строительном тресте № 148. Однако мест в детских учреждениях совершенно не хватало. Многие из них размещались в тесных непригодных помещениях. Дети ютились в комнатах, в которых площадь на одного ребенка была в два раза меньше нормативной. Весьма часто в помещениях не соблюдались санитарные нормы: одна и та же комната являлась игровой, спальней и столовой. В таком положении, например, находились детдома Кукморского, Бондюжского, Буденновского, Муслюмовского и других районов республики9.
Отсутствие необходимой жилой площади в детских учреждениях являлось лишь одной стороной проблемы. Неприглядная картина реальных условий жизни в детдомах открывается на страницах официальных источников — справок, докладных записок о результатах проверок, проведенных в 1946-1948 гг. Во многих детских учреждениях не были созданы необходимые условия для правильного физического развития детей и сохранения их здоровья.
В республике наблюдалось увеличение процента смертности среди детей в домах ребенка. Так, в Зеленодольском доме ребенка в 1946 г. умерло 35 детей, в Кукморском в 1947 г. — 1010. Всего же за 1947 г. по Татарской АССР умерло 200 детей раннего возраста, при этом процент смертности составил 20 %.
Руководство республики обязало все исполкомы и министерства, связанные с организацией детского питания, проживания и образования, реализовать целый комплекс мер по исправлению ситуации. Проведенные властью мероприятия дали положительный эффект. Уже в 1948 г. смертность детей в домах ребенка ТАССР снизилась до 15 %11.
В крайне неудовлетворительном состоянии содержались и дети более старшего возраста. Во многих детских домах царила антисанитария, не было умывальников, бань, специальных учебно-производственных помещений, не хватало посуды, коек и белья. Дети были вынуждены спать по двое в маленьких кроватках, лишены возможности бывать на свежем воздухе в зимнее время из-за недостатка теплой одежды и валенок. «Дети… грязные. Белье на них грязное, не по размеру и не по сезону, ни у одного на одежде нет пуговиц, ребята вшивые… 15 детей болеют заразной болезнью — парша», — говорится в докладной записке по детдому № 2 Аксубаевского района12.
Нерешенным оставался вопрос обеспечения детских домов продовольствием. Наряды на продукты отпускались с большим опозданием. Из-за задержек и перебоев в снабжении продуктами питания Сорок-Сайдаковский, Дюсюмовский, Кадышевский детдома только в четвертом квартале 1946 г. недополучили 538 кг мяса, 237 кг жиров, 10 018 литров молока, 32 979 штук яиц. Вместо положенных 500 граммов хлеба в день выдавали 350, а иногда и 200. Это тяжело отражалось на здоровье детей. Из 14 больных воспитанников Кукморского детдома восемь находились в состоянии тяжелой атрофии. Дети постарше вынуждены были «воровать на колхозных огородах или выпрашивать кусочки хлеба у посетителей городских столовых»13.
Повсеместным явлением было мелкое воровство персонала детских домов. Воспитанники детдома № 48 с. Урманчеева Кзыл-Юлдузского района в своем письме на имя заведующего отделом школ Татарского обкома ВКП(б) писали, что «продукты расходятся между сотрудниками»14. Из-за голода и отсутствия должного внимания дети уходили из детдомов, их поиском практически никто не занимался.
Большинство детских учреждений могло рассчитывать только на средства из местного бюджета, а также на эпизодическую помощь шефских организаций. Местные предприятия, вузы, а иногда и частные лица становились попечителями детдомов. Они пытались хоть как-то улучшить положение детей-сирот, помогая как материально, так и морально. Но и эта помощь доходила не всегда и не до всех15.
Плохо была поставлена воспитательная работа. Воспитателей в детских домах повсеместно не хватало, а работающие зачастую не имели специального педагогического образования. Кадры подбирались случайно, без знания и опыта. Все, кто не подходил для работы в школе, направлялись в детдом. В качестве наказания воспитатели применяли такие методы, как избиение, лишение пищи, заключение в холодные комнаты, раздевание донага16. Нехватка квалифицированных воспитателей объяснялась отсутствием в республике специального учебного заведения, которое бы готовило кадры для детдомов. Положение несколько улучшилось в 1948 г., когда министерством просвещения было принято решение о преобразовании Куйбышевского педагогического училища в русско-татарское педучилище по подготовке воспитателей детских домов17.

ПРИМЕЧАНИЯ:
1. 25 лет Татарской АССР. – Казань, 1945. – С. 86-87.
2. Зезина М. Без семьи: сироты послевоенной поры // Родина. – 2001. – № 9. – С. 82.
3. ЦГА ИПД РТ, ф. 15, оп. 6, д. 890, л. 45.
4. Там же, л. 64.
5. Там же, д. 756, л. 38.
6. Романович С. В. Борьба с детской безнадзорностью и беспризорностью на Южном Урале в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.): Автореф. дис. … канд. ист. наук. – Оренбург, 2006. – С. 3-4.
7. ЦГА ИПД РТ, ф. 15, оп. 6, д. 756, л. 2.
8. Там же, л. 39.
9. Там же, д. 890, л. 58.
10. Там же, л. 54, 56.
11. НА РТ, ф. Р-1296, оп. 18, д. 556, л. 20.
12. ЦГА ИПД РТ, ф. 15, оп. 6, д. 924, л. 110.
13. Там же, д. 756, л. 6, 7.
14. Там же, д. 924, л. 139.
15. Каплин В. О них заботится Родина (О шефской помощи детям погибших воинов). – М., 1947. – С. 56.
16. ЦГА ИПД РТ, ф. 15, оп. 6, д. 756, л. 4.
17. Там же, д. 1381, л. 91.
 
 
№ 1. Из докладной записки уполномоченного Компартконтроля при ЦК ВКП(б) по Татарской АССР Жуйкова заместителю председателя Компартконтроля при ЦК ВКП(б) М. Ф. Шкирятову, секретарю Татарского обкома ВКП(б) З. И. Муратову о состоянии детских домов по Татарской республике
17 марта 1947 г.
По заданию Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) нами проведена проверка состояния детдомов и других детских учреждений в Бугульминском, Апастовском, Буденновском, Дрожжановском, Сармановском, Карнауховском, Верхнеуслонском, Мензелинском, Большетархановском районах и городе Казани.
Из имеющихся в республике 100 детдомов с количеством детей 10 028 человек против утвержденного контингента 9 598 человек, трех домов ребенка и трех детприемников нами проверено 37 детских учреждений, в том числе 31 детдом, в которых находится 2 690 детей.
Кроме того, в феврале и марте текущего года по указанию областного комитета ВКП(б) проводилась проверка детских домов райкома партии.
Проверка показала, что местные партийные и советские органы, а также министерства — просвещения, здравоохранения и торговли Татарской АССР — не уделяют должного внимания детским домам, вследствие чего бытовое и медицинское обслуживание детей, питание и учебно-воспитательная работа во многих детских домах поставлены неудовлетворительно.
Некоторые детские дома размещены в тесных помещениях, требующих ремонта, многие детдома недостаточно обеспечены жестким и мягким инвентарем, одеждой и обувью, ряд домов плохо снабжается продуктами питания.
Так, проверенный нами в Буденновском районе (секретарь РК ВКП(б) — т. Ибрагимов, председатель райсовета — т. Мухаметшин) Сорок-Сайдаковский детдом (директор — т. Малышев) размещен в неподготовленном к зиме помещении, двери не отеплены, рамы в окнах одинарные, подвезенных дров не имеется, в результате этого в спальнях холодно, а в комнатах, где проводится подготовка детей к урокам, — температура в день проверки была ниже нуля. Занимаемое детдомом помещение крайне недостаточно — 68 детей размещены в 3-х комнатах размером 60 кв. метров. Из-за недостатка коек и постельных принадлежностей дети спят по несколько человек вместе, укрывшись летними одеялами и верхней одеждой. Помещение детдома содержится в антисанитарном состоянии. Несмотря на то что среди воспитанников имеется 20 человек, страдающих недержанием мочи, в спальнях ночные дежурства нянь не организованы, дети мочатся под себя и на пол. Постельное и нательное белье грязное, в бане дети бывают редко, имеет место завшивленность.
Большинство детей этого детдома не обеспечены одеждой и обувью, так, 40 человек не имеют зимних пальто, 34 — валенок, поэтому дети часто простужаются и болеют. Только в январе текущего года болело 22 человека, из них большинство простудными заболеваниями. Имеют место факты обмораживания детей, например, воспитанник Архипов из-за того, что ходил в худых валенках, отморозил пальцы ног, Сабиятуллин Ильдус обморозил обе ноги и сейчас не может посещать школу.
Учебно-воспитательная работа организована плохо. Из 68 воспитанников учатся на «отлично» и «хорошо» только 15, на «посредственно» 37, не успевают 17 или 25 %. Дополнительные занятия с отстающими не проводятся.
Комсомольская организация, состоящая из 10 человек, не оказывает влияния на работу детского дома.
Воспитанники в общественную работу не вовлечены. Детсовет не работает, культурно-бытовые, санитарные и учебно-трудовые комиссии не организованы. Трудовое обучение детей, несмотря на имеющиеся сапожную и швейную мастерские, отсутствует.
Воспитатели над повышением своей деловой квалификации и политического образования не работают, газеты и журналы не читают.
Директор Малышев применяет недопустимые методы в воспитании детей, например, он заставлял воспитанника Рамзина в течение нескольких минут переставлять табуретку с одного места на другое и стоять на месте с поднятой в руках табуреткой.
Подобное отношение к детям имеет место и в Старобурундуковском детдоме этого района. Воспитательница Затягина Л. И. в январе 1947 года избила ремнем мальчика Шишлова, воспитательница Денисова заперла в спальне воспитанника Бондарева, предварительно сняв с него одежду и обувь, и продержала его под замком целый день.
В Бугульминском районе (секретарь райкома — т. Матвеев, председатель исполкома райсовета — т. Кузнецов) Салоязский детдом размещен в негодном для жилья, сыром помещении. При этом из-за отсутствия дров комнаты отапливаются плохо, и температура в них не превышает 3-5 градусов.
Дети живут в большой скученности: 126 воспитанников помещаются в 6 комнатах общим размером 150 кв. метров.
Детдом жестким и мягким инвентарем обеспечен недостаточно. В комнате № 1 площадью 25 кв. метров, где живут 26 мальчиков в возрасте 7-8 лет, имеется всего 7 коек. Поэтому большинство детей спит на полу в верхней одежде и обуви.
Имеет место большая заболеваемость детей. Из 120 воспитанников, прошедших медосмотр, выявлено 46 человек с болезнями простудного характер (грипп, ангина, бронхит, фурункулез), 17 человек, болеющих конъю[н]ктивитом глаз, до 50 % детей истощенных и малокровных с наклонностью к туберкулезным заболеваниям.
Не лучше обстоит дело и в проверенных нами некоторых домах Мензелинского, Сармановского, Большетархановского, Дрожжановского и других районах. […]I
Уполномоченный КПК при ЦК ВКП(б) по ТАССР Жуйков (подпись).
ЦГА ИПД РТ, ф. 15, оп. 6, д. 756, л. 2-5.
 
 
№ 2. Из докладной записки инструктора отдела кадров ОК ВКП(б) Филатовой
секретарю Татарского обкома ВКП(б) З. И. Муратову о работе детских учреждений
системы Министерства здравоохранения Татарской АССР
Не ранее июля 1947 г.II
В Татарской АССР имеется большая сеть детских учреждений системы Министерства здравоохранения Татарской АССР, куда входят 185 детских яслей, 99 консультаций, 71 молочная кухня, 12 домов ребенка, 10 санаториев, 6 детских больниц и 26 детских амбулаторий.
После опубликования Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8/VII-1944 г. «Об увеличении государственной помощи многодетным, одиноким матерям и беременным женщинам» по Татарской АССР только за 1945 г. вновь открыто [13]III детских яслей, [8] консультаций, [16] молочных кухонь, [7] домов ребенка и т. д.
В результате проведенных мероприятий по охране материнства и младенчества в 1946 г. по республике значительно снизилась детская смертность. Однако в первом полугодии 1947 г. заболеваемость и смертность детей несколько увеличились.
В ряде детских учреждений не созданы условия для правильного развития детей и сохранения их здоровья. Не организован надлежащий уход за детьми раннего возраста и не обеспечен правильный режим питания этих детей.
Так, в Зеленодольском доме ребенка в 1946 г. умерло 35 детей (дом ребенка на 50 чел.), из них 26 детей умерло от воспаления легких. На январь месяц 1947 г. в этом доме ребенка 50 % детей были с пониженным весом, причем 11 детей были в состоянии тяжелого истощения. […]IV
В Бондюжском доме ребенка в мае месяце с[его] г[ода] была допущена высокая заболеваемость и смертность детей. […] Среди заболевших была диагностирована корь, дизентерия и брюшной тиф. В этом доме ребенка в санитарном отношении имелись большие нарушения, что в основном и послужило причиной возникновения кишечной инфекции. Помещение, которое занимает дом ребенка, ни в какой мере не соответствует требованиям, предъявляемым к детским учреждениям. […]
В Кукморском доме ребенка обслуживание детей и до настоящего времени поставлено плохо. Из поступивших в 1947 г. в этот дом ребенка 24 детей — 10 умерло, среди остальных на 13/VI-1947 г. только 1 ребенок прибавил в весе, 2 ребенка сохранили прежний вес, а 11 детей убавили вес, и среди них 8 детей находятся в состоянии тяжелого истощения, тогда как при поступлении среди этих детей только два ребенка были в ослабленном состоянии.
Директором Кукморского дома ребенка работает медицинская сестра, врач обслуживает детей по совместительству. По контингенту детей в этом доме ребенка должны работать 10 сестер-воспитательниц и 12 санитарок, а работает 5 санитарок и 5 сестер-воспитательниц, не имеющих никакого образования и мало чем отличающихся от санитарок. В феврале месяце министерством здравоохранения проверялась работа Кукморского дома ребенка, где было отмечено тяжелое положение с кадрами. В июне месяце с[его] г[ода] этот же дом ребенка вторично был обследован министерством здравоохранения, но, несмотря на это, положение с кадрами там до сих пор не изменилось. Состояние с кадрами и в ряде других детских учреждений крайне неудовлетворительное.
В текущем году детские учреждения испытывали большие затруднения в снабжении топливом. В помещениях детских учреждений допускалась низкая температура (8-10 градусов). […]V
Большие затруднения до настоящего времени испытывают детские учреждения в снабжении продуктами питания. Наряды на продукты министерством торговли отпускаются с запозданием. В отоваривании продуктами допускаются заменители: вместо манной крупы отпускается горох, вместо сахара — кондитерские изделия, вместо мяса — рыба, колбаса, молоко заменяется сухим молоком, творогом, сметаной и т. д.
Так, Кукморский дом ребенка в течение 14 месяцев, т. е. с февраля 1946 г. по апрель 1947 г., ни разу не получал манной крупы. За 5 месяцев 1947 г. этот дом ребенка недополучил 1 500 литров молока. Бондюжский дом ребенка наряд на молоко получал с большим опозданием, в результате полностью молоко не выбрал. Такое положение с продуктами особенно тяжело отражалось на состоянии здоровья детей первого года жизни.
Плохо оборудованы дома ребенка жестким и мягким инвентарем. Из-за недостатка теплой одежды и валенок дети лишены возможности бывать на свежем воздухе в зимнее время.
Некоторые детские учреждения размещены не в специальных, а приспособленных помещениях (например, Кукморский, Бондюжский и др. дома ребенка размещены в зданиях бывших школ), причем санитарные нормы жилплощади не соблюдаются: вместо 4 кв. метров по норме в наличии 2–2,5 метра на ребенка. В ряде случаев детские учреждения (дома ребенка и детские ясли) не имеют веранды, изолятора, комнаты для карантина вновь поступающих детей, групповые комнаты служат спальней, столовой и «игралкой». […]VI
Инструктор отдела кадров ОК ВКП(б) Филатова (подпись).
ЦГА ИПД РТ, ф. 15, оп. 6, д. 890, л. 54-58.
 
 
№ 3. Из справки секретаря Татарского обкома ВКП(б) З. И. Муратова
в секретариат Оргбюро ЦК ВКП(б) о детской беспризорности и безнадзорности в Татарской АССР
Секретно
30 декабря 1947 г.
Состояние дел по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью в республике характеризуется следующими данными:
С 1 января по 1 декабря 1947 г. всего по республике задержано детей 12 635, из них беспризорных — 1 426, безнадзорных — 11 209.
В первом полугодии 1947 г. было задержано 7 581, из них беспризорных — 856, безнадзорных — 6 725. За 5 месяцев — с 1 июля по 1 декабря — задержано 5 054, в том числе беспризорных 570 и безнадзорных 4 484.
В числе задержанных оказалось школьников — 10 407, неучащихся — 1 574, самовольно ушедших из школ ФЗО и ремесленных училищ — 169, ушедших из детских домов — 272, бежавших с работы с предприятий — 213. В числе задержанных детей до 10-летнего возраста — 3 113 человек.
В период с 1 января по 15 декабря принято в детские дома 2 536 беспризорных детей, устроено на работу на производство — 1 177, передано в школы ФЗО и ремесленные училища — 240, передано на патронирование, усыновлено — 611, устроено в трудовые колонии — 143 и возвращено родителям — 1 384 человека.
Для устройства беспризорных детей в республике имеется 104 детских дома с установленным контингентом на 10 780 детей. По данным Министерства просвещения Татарской АССР фактическое наличие детей по состоянию на 15 декабря 10 780 человек.
Кроме того, организованы детские дома при заводах №№ 40, 22, 237, строительном тресте № 14, всего в заводских детских домах воспитывается 200 детей.
Из вышеприведенного видно, что детские дома наполнены полностью против установленного контингента.
При этом необходимо отметить, что детские дома испытывают недостаток жилплощади. Во всех детских домах пригодная к жилью площадь составляет лишь 25 тыс. квадратных метров против установленной нормы 32 340 кв. метров (из расчета 3 кв. метра на одного ребенка).
Детские дома недостаточно обеспечены учебно-производственными помещениями и оборудованием. Только в 46 детских домах имеются мастерские по трудовому обучению воспитанников. […]VII
Секретарь обкома ВКП(б) З. Муратов.
ЦГА ИПД РТ, ф. 15, оп. 6, д. 756, л. 38-39.
 
 
№ 4. Из докладной записки заместителя начальника Статистического управления
Татарской АССР Мартынова заместителю начальника Центрального
статистического управления СССР И. Ю. Писареву
об итогах единовременного учета домов ребенка
25 марта 1949 г.
           Копия: Заместителю начальника Статистического управления РСФСР тов. Карасеву С. В.
           Всего в Татарской АССР имеется 12 домов ребенка с общим количеством детей в них по состоянию на 1/I –1949 г. 661 чел[овек].
Из 12 домов 3 находятся в г. Казани, 7 — в городах и рабочих поселках республики и 2 — в сельской местности.
Наиболее благоустроенными домами являются казанские дома ребенка; из районных наиболее благоустроенные в г. Зеленодольске и р. п. Бондюге.
Другие дома расположены в плохо приспособленных и тесных помещениях, имеют ветхие здания, нуждающиеся в капитальном ремонте.
В среднем на 1 сметную койку приходится полезной площади от 3-х до 4-х кв. метров.
Особенно непригодные здания имеют дома ребенка в Кукморе, Бугульме, Чистополе, Муслюмове и в д. Мальцево Елабужского района.
В Кукморе здание настолько ветхое, что второй этаж его не заселен и требует капитального ремонта; тепло в помещении совершенно не держится, углы, стены и пол промерзают, выбитые стекла в окнах заменены фанерой.
В Бугульме помещение сырое и полутемное, также требует капитального ремонта; очень тесное помещение спальной комнаты.
В Чистополе в одном здании с домом ребенка помещаются детские ясли, в силу чего в доме ребенка теснота и скученность. Изолятор дома ребенка был занят под квартиру заведующего детяслями и лишь в ноябре 1948 г. был освобожден.
Помещение, занятое домом ребенка в с. Муслюмове, настолько тесное, что нет ни карантинной комнаты, ни изолятора, ни специальной горшечной комнаты, ни специальной столовой, игральной и спальной комнат. […]VIII
В соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 23/VIII-1948 г. № 3185 на заседании Совета Министров Татарской АССР было заслушано сообщение Министра здравоохранения Татарской АССР о работе домов ребенка и 10 сентября 1948 года за № 562 было издано Постановление Совета Министров Татарской АССР «О мерах по улучшению обслуживания детей в домах ребенка».
Совет Министров Татарской АССР отметил, что вследствие отсутствия должного руководства и контроля со стороны Министерства здравоохранения Татарской АССР и его местных органов многие дома ребенка находятся в неудовлетворительном состоянии.
Исполнительные комитеты районных советов депутатов трудящихся не оказывают должной помощи отделам здравоохранения в обеспечении домов ребенка соответствующими помещениями, необходимым ремонтом и топливом (Челнинский, Чистопольский, Муслюмовский, Кукморский районы).
Далее совет министров отмечает неукомплектованность домов ребенка руководящими врачебными кадрами. До сих пор должности заведующих домами ребенка замещены не врачами (в Бондюге, Муслюмове, Челнах и Зеленодольске).
Был отмечен слабый контроль за снабжением продуктами питания домов ребенка со стороны Министерства торговли Татарской АССР и Татсоюза.
Дома ребенка в Кукморе, Муслюмове, Челнах, Бондюге, Чистополе, Зеленодольске с перебоями и не полностью снабжались молоком, молочными продуктами и крупами. […]IX
Одним из главнейших показателей работы домов ребенка является степень заболеваемости и смертности детей в них.
Всего за 1948 год умерло в домах ребенка 94 человека, из них в возрасте 1-6 месяцев — 28 человек, 6-12 месяцев — 34 человека, 1-2 лет — 26 человек, 2-3 года — 5 человек и свыше 3-х лет — 1 чел[овек]. Процент смертности составляет 15 %X.
В 1947 году умерло всего детей 200 человек, и процент смертности был равен 20 %. […] XI
Заместитель начальника Статистического управления Татарской АССР Мартынов.
НА РТ, ф. Р-1296, оп. 18, д. 556, л. 17-20.

I Далее опущена часть документа с аналогичными фактами (здесь и далее подстрочные примечания авторов вступительной статьи).
II Определено по содержанию документа.
III Здесь и далее цифры, заключенные в квадратные скобки, дописаны карандашом от руки.
IV Далее опущены части документа о халатности врачей.
V Далее опущена часть документа о затруднении в снабжении топливом Кукморского и Зеленодольского домов ребенка.
VI Далее опущена часть документа о недостаточной работе органов здравоохранения.
VII Далее опущена часть документа об улучшении работы детских домов.
VIII Далее опущена часть документа с аналогичными фактами.
IX Далее опущена часть документа об улучшении работы детских домов.
X Здесь и далее выделения чертой соответствует выделению в документе.
XI Далее опущена часть документа о выполнении постановлений Совета Министров и Министерства здравоохранения ТАССР.
 
Публикацию подготовили
          
Айсылу Кабирова,
           
кандидат исторических наук,
Эльвира Багманова,
аспирантка Института истории им. Ш. Марджани АН РТ