2001 3/4

Архив рода Нагириных

Данная статья предваряет серию публикаций документов по истории казанского дворянства XVI-начала ХVIII веков, выявленных нами в Отделе рукописей и редких книг Научной библиотеки Казанского университета (ОРРК НБЛ), Национальном архиве Республики Татарстан (НА РТ), Российском государственном архиве древних актов (РГАДА). Необходимость и актуальность введения подобных источников в научный оборот вызваны тем, что вопрос о формировании и функционировании служилого сословия в Среднем Поволжье XVI-XVIII веков хотя и является одной из интересных проблем истории России, но изученность его оставляет желать много лучшего. Этому во многом способствовали установившиеся в отечественной историографии приоритеты, нацеливавшие ученых на освещение прежде всего истории народных масс и оставлявшие в тени господствующие слои и, в особенности, отдельные роды и фамилии. Эпизодически разгоравшийся интерес к дворянским семьям затрагивал очень именитых и богатых из них, к числу которых провинциальное дворянство, конечно же, не относилось. В последние годы такая однобокость стала понемногу изживаться, но назвать достаточным существующее к указанной проблеме внимание пока еще трудно1.
Удаленность эпохи во времени, узость источниковой базы и слабая доступность рукописей, в свою очередь, офаничивали и продолжают офаничивать возможности исследователей.
Предлагаемые вниманию читателей документы условно можно назвать частным архивом рода Нагириных, выходцев из Муромского уезда. Правда, накоплением большей их части мы обязаны практически одному из представителей семьи - комиссару Конторы крепостных дел г. Казани Ивану Григорьевичу. Однако все выявленные документы (104 единицы хранения), затрагивающие данную фамилию, опубликовать в журнале не представляется возможным. Поэтому мы вынуждены предложить вниманию читателей тексты рукописей, на наш взгляд, наиболее информативно насыщенных и ценных, предварительно прибегнув к обзору всего комплекса в целом2.
Следует подчеркнуть, что подавляющая часть уцелевших документов отложилась в ОРРК НБЛ и может быть отнесена к актовым материалам публично-правового и частного характера, а также к делопроизводственным, частным и частно-публичным документам.
Публично-правовых актов немного, они представлены всего четырьмя единицами хранения: указными грамотами из Приказа Казанского дворца к местной администрации с распоряжениями о произведении сыска для возможного земельного пожалования и о регистрации произведенных прибавок к окладу И.Г.Нагирина; ввозной грамотой на поместье, указом о заготовке хлеба, адресованным тому же Нагирину (ед.хр. 600, 2876, 3232, 3196). К числу частных актов относятся 27 единиц хранения: меновые (ед.хр. 576,581,3187), отступные или поступные на землю (ед.хр. 3180, 3093, 607, 612, 3179, 2905/2), поступные на крестьян (ед.хр. •589,604/2,2871,2902,2910,3046,3057,3193, 3052), поступная на крестьянский двор (ед.хр. 2878), отпускная и память на крестьянок (ед.хр. 578, 613), рядная (ед.хр. 3178), заемная (ед.хр. 577), записи, договоры о трудовом найме (ед.хр. 590, 2779), о сдаче в наем угодий (ед.хр. 2890, 3166).
Довольно малочисленны и делопроизводственные документы, их всего восемь: три памяти (ед.хр. 2843, 2883/1, 2883/2), два наказа (ед.хр. 596, 3176), доездная межевая запись (ед.хр. 2713), распика-отпись (ед.хр. 2834) и донесение (ед.хр. 2833). Частных документов еще меньше - это два письма (ед.хр. 2893, 3044) и мировая полюбовная запись (ед.хр. 2887).
Наибольший удельный вес в комплексе занимают частно-публичные документы просительного и просительно-апелляционного характера - это челобитные (43 единицы хранения), к их числу мы отнесли и роспись (список) беглых, составленную помещиком села Чепчуги Федором Борисовым, вероятно, в надежде на выявление принадлежавших ему крестьян в ходе производимого Нагириным сыска. Эту роспись можно квалифицировать и как письмо. Сомнения же в видовой принадлежности рукописи вызваны отсутствием ее начала.
В рассматриваемом частном архиве уцелели также материалы кадастрового и учетного характера - это две выписи из переписных книг (ед.хр. 2873, 2897), выпись с окладов жалованья (ед.хр. 2861), выпись из писцовых книг на подгородные сенные покосы (ед.хр. 588), выпись из дела о крестьянине (ед.хр. 593), об отдаче новокрещенских земель (ед.хр. 2862). К этой же группе примыкают и отказные книги, отложившиеся в РГАДА (Ф.1209. Кн.6481. Л.394-398). Кроме названных документов удостоверительного характера сохранились: роспись дворовых людей в селе Троицком (ед.хр. 3189), семь сказок (старосты и самого помещика И.Нагирина) о зависимых людях и владениях (ед.хр. 579, 586, 587, 598, 609), две - о службе (ед.хр. 2839, 2852) и отпускная со службы (ед.хр. 3192).
Как видно из перечисленного выше, более трети дошедших до нас источниковых материалов - челобитные. Три из них явочного характера (ед.хр. 2886, 3168, 3188), то есть составлены с целью извещения местной администрации о побеге крестьян, дворовых людей и краже имущества (лошадей), 20 прошений были составлены с целью умножения или последующего нотариального закрепления владений и оброчного держания (ед.хр. 599, 603, 2836, 2864, 2865, 2872, 2879/1-5, 2884, 2885, 2892, 2899/1, 2905/1, 2909, 3190, 3199, 3201). Появление 13-ти из них было связано с необходимостью или возврата сбежавших людей, или выяснения принадлежности отдельных крестьян, ставших объектом спора с другими помещиками, а также закрепления за собой кабального холопа (едлр. 580, 604Л, 606, 601, 608, 2877, 2880, 2894,2896,3042,3169,3171). Среди челобитных особый интерес вызывают четыре жалобы, три из которых написал И.Г.Нагирин (связи с невыполнением своих обязательств подрядчиком-крестьянином; из-за возникших претензий на купленный в Казани двор со стороны родственников продавца; вследствие назначения брата - Афанасия - сотенным знаменосцем). Четвертую жалобу составили ясачные люди, на земли которых наряду с другими помещиками претендовал и И.Г.Нагирин (ед.хр. 585, 605, 610, 2874).
Наконец, два прошения были поданы в связи с судебными процессами (ед.хр. 597, 2881).
Таким образом, даже предельно сжатая классификационная характеристика интересующего нас частного архива свидетельствует о его богатых информационных возможностях. Отложившиеся документы внимательным читателем могут быть эффективно использованы при рассмотрении особенностей политики царского правительства в Среднем Поволжье в рассматриваемый период, сложения и развития поместной и вотчинной форм частной земельной собственности, формирования и состава дворянской корпорации, истории населенных пунктов, социальных категорий населения в целом и социальных противоречий (в особенности побегов и миграции населения), государственного регулирования административно-хозяйственной жизни и податного обложения, а также в определенной степени помочь в генеалогических изысканиях.
Среднее и Нижнее Поволжье, именовавшиеся в официальных документах второй половины XVI-XVII веков "Низой" или "понизовьем", после ликвидации Казанского ханства стали окраиной России, куда переводились дворяне из внутренних уездов для постоянного местожительства и несения службы. Судьба российского дворянства была подчинена дальновидной и взвешенной политике царского правительства, через переселение на присоединенные окраины различных слоев населения - в особенности служилых людей - добивавшегося не просто закрепления приобретенных территорий за собой и ограждения их от внешней опасности, а расщепления и распыления недовольной и потому взрывоопасной части общества, то есть ликвидации возможной угрозы власти в самом зародыше. Вряд ли подобные перемещения вызывали восторг у переселенцев. Остроту потерь и разлук, непредвиденной смены привычно-традиционного уклада жизни притупляли два фактора: материальная заинтересованность и идеологическая обработка.
За большинством семей русских служилых, людей сохранялись земельные владения по старому месту испомещения, называвшиеся "верховыми поместьями". Верстание "низовыми поместьями" достигших совершеннолетия детей боярских, с одной стороны, помогало сохранять за семьей помещика имеющиеся владения без дробления, обеспечивая подраставших детей земельной собственностью, с другой стороны, умножало ряды служилых. Все это в конечном итоге расширяло и укрепляло социальную опору правительства и обуславливало утверждение в регионе мелкопоместного землевладения. Включение в состав служилых людей новых представителей делало, в свою очередь, актуальным дальнейшую колонизацию окраинных областей и соседствующих земель. Ожидаемые деяния и действия служилых освящала православная церковь, признавая острой необходимостью борьбу с "безбожными агарянами" и "несение света", доступного якобы лишь только через православное мировоззрение.
По имеющимся в нашем распоряжении источникам можно заключить об испомещении в Казанском уезде представителей двух ветвей семьи Нагириных, ведущих свое начало, очевидно, от родных братьев: Семена и Григория.
Отказные книги 1644 года зафиксировали передачу в поместье сыну Семена Михаилу почти 100 десятин угодий в три поля в селе Большая Шахазда на реке Суле по Зюрейской дороге (ныне село Шихазда Пестречинского района РТ), сенных покосов в пустоши Янтык и семи жилых и одного пустого крестьянских дворов. Ранее эти земли находились в поместном же владении Василия Ивановича Якшина, в момент совершения этой акции еще здравствовавшего. Трудно назвать точную причину изъятия у Якшина всей его собственности и зависимых людей и передачи их Нагирину. Между тем регистрационные записи Семена Волынского "с товарищи", описывавших Казанский уезд в 1647-1656 годы, убеждают нас в том, что ничего необычного в перераспределении земель между помещиками не было. В междуречье Кильны и Киртели (ныне Тетюшский район РТ) в совместном владении М.С.Нагирина и В.И.Якшина было записано 378 десятин земли. В селе же Большая Шахазда располагались, оказывается, земли одиннадцати помещиков, и некоторым из них, в том числе и Михаилу Семеновичу, пришлось столкнуться с конфискацией определенной доли старых дач и последующей юридической констатацией произведенных в середине XVII века валовым писцом изменений в дачах. Так, владения Михаила в названном селе сократились на 10 десятин в одно поле, но зато "потеря" была компенсирована пустующей дачей вдовы Кузьмы Якшина - Фетиньи: в пустоши Якшина за ним было закреплено 31,5 десятин сенных покосов. Думается, что перераспределение земель вызывалось апелляцией той части помещиков, реальные площади жеребьев которых не достигали размеров дач. В таких случаях отвести им землю могли даже "с прибылью", то есть несколько превышая установленные размеры дачи. Перераспределение в какой-то мере приводило к уравниванию дач и, следовательно, и к уравниванию экономического благосостояния служилых, при этом административные структуры не позволяли забывать об условности поместных держаний. Государство в З0-70-е годы остро нуждалось в боеспособных служилых людях. Потребность эта удовлетворялась как за счет прибора в службу людей из числа зависимых, так и за счет верстания поспевших в службу сыновей служилых.
Появление известного нам первого Нагирина в Казанском уезде, видимо, и было связано с претворением в жизнь указа 1641 года о верстании новиков - детей боярских, новокрещен и татар. Напомним читателю о событиях, вызвавших к жизни данный указ. Как известно, по условиям Деулинского перемирия (1618 г.) Речь Посполитая удержала за собой смоленские и чернигово-северские земли. Данное обстоятельство заставляло Россию после заключения перемирия вести дипломатическую, военную и финансовую подготовку реванша. Наконец, в июне 1632 года Земский собор высказался за войну с Польшей, но началась она в сентябре из-за военных операций против крымских татар. Несмотря на 14-летнюю эскалацию, Россия оказалась плохо подготовленной к войне. Целый ряд взаимосвязанных факторов: удручающее после Смутного времени и польско-шведской интервенции состояние экономики огромного государства, заметно поредевшее и в той или иной мере деморализованное население, природные катаклизмы, голод, эпидемии, нехватка сведущих в военном искусстве людей и отсутствие времени для их подготовки, учащение набегов крымских татар, бегство с театра военных действий служилых людей, казаков, холопов, неумелое руководство войсками и неоправданные жертвы - мало способствовали удачному для России исходу сражений. В конце концов в 1634 году был заключен Поляновский мир. Боярская Дума определила виновных в неудачной войне.
После расправы с главными "виновниками" правительство приступило к выявлению и наказанию "нетчиков", то есть лиц, не явившихся на службу. У таких "изменников" отбирали поместья некоторых заключали в тюрьмы и даже казнили. Такие своеобразные чистки рядов служилых, наряду с потерями в ходе военных операций, требовали восполнения контингента служилых. Эта острая потребность в служилых и вызвала к жизни рассматриваемый указ. В числе "новиков", отделенных от отца и поверстанных в "отвод" поместьем в Казанском уезде, оказался и Михаил Семенович Нагирин.
Верстание в Казанском уезде второго известного нам представителя семьи Нагириных - Ивана Григорьевича состоялось в 1663-1664 годах по грамоте Федора Алексеевича. Было ему в ту пору 28-29 лет. Службу он нес сначала полковую, ас 1711 года и до полной отставки, произведенной по решению вице-губернатора Н.А.Кудрявцева в 1714-1715 годах, - приказную. Поместный его оклад с первоначальных 300 четвертей земли и 10 рублей денежного жалованья в результате трех последующих придач к 1677 году достиг 500 четвертей при денежной субсидии в 30 рублей. Испомещен он был в деревне "Венета, Троицкое то ж" (ныне Венета Арского района), где кроме него имели жеребьи Афанасий, Богдан и Алексей Бедаревы, вдова Ивана Бедарева - Федосья Дмитриева дочь с детьми, Василий Чувашев сын, Тимофей, Яков, Василий Абросимов сын Андреяновы, Иван Щумков, Аврам Давыдов. Используя самые различные методы и способы (женитьба на вдове, мена, под которой скрывалась купля-продажа, самовольный захват), Иван Григорьевич к концу XVII столетия сумел вытеснить из деревни и ее округи практически всех феодалов, за исключением вдовы Ивана Бедарева. Правда, сын Ивана и Федосьи - Владимир Бедарев - в 1700 году был вынужден продать доставшийся ему жеребий вместе с крестьянами за 20 рублей ему же... Объем владений Ивана Нагирина достиг 413 четвертей в одно поле, располагались они помимо села Венеты на пустошах Куюк Кучук, Нурьма, Мааметь, Поповка то ж, Кучук, Енабекова полянка, Кармыш, в д. Нурьма, Тарловка то ж, за ним также имелись сенные покосы под г. Казанью. Кроме того он владел колесной мельницей на р. Нурьма, которую сдавал в оброк, а в г. Казани имел не менее двух домов. Зависимых людей за ним было немного: в 1705 году в общей сложности ему принадлежало 18 дворов крестьян, бобылей и задворных людей, в числе которых два двора были пустыми, один двор "курировался" им временно, так как принадлежал брату Афанасию. На фоне других дворян, довольствовавшихся 18-42 десятинами, Иван Григорьевич, конечно, был весьма состоятельным. Он относился к высшему разряду провинциального дворянства, был выборным дворянином. Ему пришлось участвовать в дальних походах и акциях, требовавших и физической выносливости, и надлежащей боевой подготовленности, и материальной обеспеченности. Выезжал он на службу на коне, вооруженный карабином, саблей, парой пистолей, сопровождали его идентично экипированные два человека на коне и два пеших человека, вооруженные пищалями и бердышами, видимо, охранявшие обоз. Продвижение его по служебной лестнице назвать стремительным нельзя, но как организатор и военачальник он был достаточно востребован. Свидетельством тому - его назначение головой стрелецкого приказа в г. Казани в 1677 году, в качестве такового он прослужил до конца 1683 года, то есть служил более чем два срока. После отставки же от полковой службы оказался в гуще административно-хозяйственной жизни уезда. Являясь комиссаром Крепостной конторы, он совершал до-езды с целью сбора налогов и недоимок, по-видимому, нес ответственность за сбор хлеба в казну и надзирал за составлением ужимно-умолотных книг. Умер Иван бездетным не ранее февраля 1722 года.
В числе его наследников фигурируют три представителя третьего поколения семьи -родные племянники Трофим и Михаил Григорьевич и племянница Авдотья Григорьевна Нагирины. По свидетельству самого Ивана Григорьевича Нагирина, у него было три брата. Один - Григорий, видимо, старший из братьев, оставлен в Муромском уезде, двое других (Афанасий и тот, чье имя не названо ни в одной известной нам рукописи) были испомещены в Казанском уезде. Чьим сыном являлся Трофим, к сожалению, выяснить не удалось. Именно ему в 1708 году были переданы все поместные и вотчинные угодья И.Г.Нагирина. Однако владел Трофим этой собственностью недолго, ибо вскоре скончался, и все недвижимое имущество Ивана Григорьевича было оформлено за М.Г.Нагириным. Представляется небезынтересным, что последний в 1728 году продал поместные и вотчинные земли своего отца и дяди Афанасия в деревне Елхино и пустоши Перхино Куземского стана Муромского уезда и даже не стал вывозить крестьян. Причина, заставившая его заключить эту сделку, скрыта за трафаретной для подобных актов формулой "для своих нужд и расплаты долгов своих". Думается, что здесь не обошлось без определенного нажима со стороны покупателя - канцеляриста П.Ф.Синева. В отличие от своего дяди Михаил к хозяйствованию явно не был расположен, он был просто рьяным воякой, не знавшим даже грамоты, и поэтому уступил настойчивому представителю администрации свои владения. Сиюминутное обретение 150 рублей показалось ему более предпочтительным, чем мало гарантированное получение в будущем доходов с запущенного хозяйства. К тому же он стал владельцем более качественных - чем родовые в Муромском уезде - земель в Казанском уезде да и уследить за достаточно удаленными друг от друга владениями, пребывая в постоянных разъездах, было практически невозможно и даже убыточно.
Михаил был старше Трофима на 7-9 лет. Утверждая это, мы исходим из того, что, во-первых, в момент отставки по болезни 30-летний Трофим являлся солдатом Ревельского гарнизона Дерптского полка, и отпускной лист ему выдала Военная коллегия за подписью президента князя А. Д. Меньшикова (был назначен на указанную должность в декабре 1718 года), М.Вольского, секретаря С. Попова. Во-вторых, царь Петр I в отпускной фигурирует без титула "великий" и не назван императором (как известно, Сенат преподнес ему эти номинации 22 октября 1721 года). В третьих, окончание продолжительной Северной войны дало возможность отпустить с действительной службы престарелых, раненых и больных. И этот своеобразный "перебор" длился с начала 1720 по март 1721 года. Отсюда можно заключить, что Трофим родился не ранее 1689 - не позднее 1691 года. Год рождения Михаила Григорьевича же можно вычислить по его сказке о службе. Это 1682 год. Весьма возможно, что Трофим приходился младшим родным братом Михаила. Если старший из братьев, согласно указу 1714 года, унаследовал отцу, а младшего облагодетельствовал бездетный дядя3.
Заслуживает внимание и то обстоятельство, что и Трофим, и Михаил службу начали солдатами, первый умер рядовым, а второй прошел путь от солдата до поручика, то есть поднялся на вторую ступень офицерских чинов: в 22 года он стал прапорщиком, а в 1720-1728 годах - поручиком. На примере этих двух представителей рода мы убеждаемся в том, что указ 1719 года о непроизведении в офицерские чины дворян, не служивших солдатами, "работал" весьма эффективно.
Следующим после Михаила Григорьевича владельцем села Троицкое, Венета то ж, источники называют помещицу Авдотью Григорьеву - дочь Нагирина. Точное время перехода наследственных земель в ее собственность мы не знаем, но состоялось это не ранее февраля 1728 года и не позднее января 1732 года вследствие кончины Михаила Григорьевича и пресечения рода Нагириных по мужской линии.
Источники не сообщают, кто именно -Иван или Михаил - был единоутробным братом Авдотьи. Однако, будь она сестрой Ивана Григорьевича, выделение ей прожиточного жеребья из владений брата нашло бы отражение в его сказке, данной в 1722 году перед С.А.Колычевым. Это означает, что она была его племянницей и возможность (право) владения собственностью своего дяди получила лишь вследствие отсутствия других претендентов-мужчин в роду. Вероятно, Авдотья оказалась последней представительницей семьи Нагириных. Если допустить, что разница в возрасте между родными (?) братьями и сестрой не превышала пяти лет, то в 1738 году ей было не более 51-61 года. Женщиной она явно была обстоятельной и целеустремленной, не лишенной жажды обогащения. Да и деньги у нее водились, значит, и хозяйствовала она неплохо. Как только указ от 17 марта 1731 года убрал все ограничения предыдущего закона 1714 года о единонаследии, она купила в деревнях Б.Булгак, Рагозин то ж, и селе Икимень по Нагайской дороге у отставного прапорщика Барсукова в общей сложности более 25 десятин земли со всеми примыкающими угодьями и крестьянами, а также сенные покосы за р. Камой. Однако унаследовать накопленное состояние, видимо, было некому: с ее смертью род Нагириных угас.

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Отдельные вопросы истории дворянства казанского края рассмотрены в диссертационных исследованиях Е.В.Липакова, Э.И.Амерхановой и Г.А.Двоеносовой. См., например: Амерханова Э.И. Частный архив И.Г.Нагирина (последняя четверть XVII-начало XVIII вв.) // Музей в системе ценностей евразийской культуры: Материалы Всероссийской научно-практической конференции.-Казань,2000.-С. 159-160.
  2. Продолжение публикации планируется в следующем номере.
  3. Иван Григорьевич женился довольно поздно, в 39 лет. Он был женат на Ульяне Васильевне Андреяновой, вдове Тимофея Андреянова, своих детей не имел. Из трех падчериц (Фетинья, Пелагея и Татьяна) старшая была замужем за Афанасием Васильевичем Бутлеровым, но скончалась молодой, судьба двух других по документам не прослеживается.

№ 1

1644 (7152)г., февраля 2. – Отказные книги Н.Онучина на поместные земли М.Нагирина в с. Большие Шигазды Казанского уезда.

(л.394) Лета 7152-го февраля в 2 день.

По государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии указу и по наказной памяти стольника Михаила Петровича Пронского, Ивана Никитича Пушкина, дьяков Ивана Ларионова, Михаила Ключарева велено Микифору Онучину ехати в Казанской уезд по Зюре-искои дороге в Васильево поместье Якшина в село Большую Шихазду. А приехав в Васильево поместье Якшина в село Большую Шихазду, велено взять с собою сторонних людей: попов, дьяконов и старост, и целовальников // (л.394 об.) и крестьян, сколько человек пригоже, да при тех людях в том поместье переписать Васильев усад и дворы крестьянские и бобыльские, и во дворех людей по имяном, и пашню паханую и перелог и заросли и сено и лес и всякие угодья. А переписав, отказать в поместье Михаилу Нагирину со всеми угодьи и со крестьяны.
И Микифор Онучин, приехав в Васильеве поместье Якшина в село Большую Шихазду, взял с собою сторонних людей: священника тово села Больших Шихазды Антипа Ермолаева да Семенова крестьянина Ондреева сына Черникова — Еремка Ондреева сына, прозвище Чюка, да Савка Власьева // (л.395)— Яковлева крестьянина Ондреева сына Пыхачева, троицкого села Петрецов деревни Улановы крестьянина Митьку Яковлева, да Олексея Степанова сына Чемодурова крестьянина — Федьку Трофимова сына Чалбашева, да Кузьмы Вельмянинова крестьянина Мирошку Силуянова, да Степана Макарова крестьянина — Кирюшку Яковлева, да князь Ивана Васильева сына Волховского крестьянина — Терешка Кирилова, да вдовы Фетиньи Григорьевы дочери Семеновские жены Якшина крестьянина — Микитку Олексеева, да Семена Бобровского крестьянина — Серешку Фофанова, и при тех людях в том поместье // (л.395 об.) переписал Васильев усад и дворы крестьянские и бобыльские, и во дворех людей по имяном, и пашню паханую и перелог и заросли и сено и лес и всякие угодья, а переписав, отказал в поместье Михаилу Нагирину со всеми угодьи и со крестьяны.
А в том поместье крестьянских дворов: во дворе крестьянин Якунька Онофреев, прозвище Каибула, з женою, а сын у него Тимошка Яковлев з женою ж, а у Тимошки детей два сына Ивашко да Давыдко Тимофеевы; // (л.396) во дворе крестьянин Якунька Олексеев з женою, а детей у него два сына Стенька Яковлев з женою, а у Стеньки сын Стенька ж Степанов, а другой Якунькин сын — Серешка Яковлев; во дворе крестьянин Родька Яковлев сын з женою, а детей у него два сына Гришка да Васька Родионовы; во дворе крестьянин Ивашко Онофреев з женою, а у него Бориско Иванов з женою, а у Бориска сын Волотька Борисов; // (л.396об.) а во дворе крестьянин Кирюшка Прокофьев з женою, а детей у него два сына Якунька да Ванька Кириловы; во дворе крестьянин Стенька Левонтьев сын Долгой з женою, а детей у него два сына Ромашка Степанов з женою да сын Васька Степанов; во дворе крестьянин Ивашко Левонтьев сын Бутырин з женою, а детей у него два сына Купряшка да Бориско Ивановы. // (л.397) Да тут же пустое крестьянское дворовое место. Да пашни паханые землиI в том поместье в селе в Большой Шихазде и перелог и зарослей на тритцать на одну четь и полтора четверика и пол-полчетверика в поле, а в дву по тому ж, и со всякими угодьи и с сенными покосы. Да сенные ж покосы в пустоши Янтыке приданых Большой Шихазде.
А отказные книги писал Купряшка Борисов.
Лета 7152-го февраля в 2 день. // (л.398) 152-го февраля в 8 день подал Микифор Онучин.//
Скрепы: "К сем книгам вместо крестьянина своего Савы Власьева Яков Пыхачев руку приложил. К сем книгам вместо Микифора Онучина по ево веленью Алексеи Рамеиков руку приложил. К сем книгам поп Антипа Ермолаев вместо прихожан детей своих духовных по их веленью руку приложил".

РГАДА. Ф.1209. Ед.хр.6481. Л.394-398. Подл, на пяти листах книги, 136x193 мм.

Сохранность удовлетворительная, листы книги подвергнуты реставрации.
Помета XIX века на 394 л.: "№ 51". Публикаций и упоминаний не известно.

 I В рукописи слово "земли" написано над строкой.

№ 2

После 1673 (7181) г., августа. — Челобитная царю Алексею

Михайловичу казанца И.Г.Нагирина о ложности притязаний вдовы

М.Бреховой на поместное владение его и падчериц в д. Венета

Казанского уезда.

Царю государю и великому князю Алексею Михаиловичю [п.т.]I бьет челом холоп твои казанец Ивашко Григорьев сын Нагирин. В прошлом, государь, во 181-м году дано мне, холопу твоему, твое великого государя жалованья — прожиточное поместье жены моей после казанца Тимофея Андреянова в Казанском уезде по Зюреискои дороге в деревне Винете и пустошах на пятьдесят на одну четь с осьминою в поле, а дву по тому ж, с сенными покосы и со всеми угодьи и со крестьяны, да патчерицам моим девкам, а ево, Тимофеевым, дочерям Фетинье да Полагее да Татьяне. И в прошлом, государь, во 181-м году била челом тебе великому государю вдова Марфа, Микитинская жена Брехова. А в челобитье своем написала: в прошлых-де годех, как зговорил отец ее Смирной Андреянов замуж за казанца за Микиту Брехова, а написал-де бутто в рядной записи того ж поместья, что дано мне, холопу твоему, и патчерицам моим в Казанском уезде по Зюреискои дороге в деревне Винете и в пустошах. А Смирной Андреянов мужу ее, Марфину, Миките Брехову на то поместье заручныеII челобитной не давывал. И о справке того поместья не бивал челом. И в дачах и в писцовых книгах за Микитою Бреховым не написано. И суд о той поместной земле у меня, холопа твоего, с нею, Марфою, был.
А в суде слалися //на дачи, на восмь чети, и на писцовы книги, буде в той деревне есть дача на восмь чети и мужу ее Миките. А та, государь, поместная земля справлена была за Яковым да за Тимофеем Смирновыми детьми Андреянова. А после Тимофея Андреянова по приговору боярина и воевод князя Алексея Андреевича Голицына с товарыщиIII дано то поместье мне, холопу твоему. А она, Марфа, бъет челом тебе великому государю ложно. А мужу ее, Миките, в той деревне поместные дачи на восмь чети не дано.
Милосердый государь царь и великий князь Алексеи Михаилович [п.т.], пожалуй меня, холопа своего: не вели, государь, ее, Марфину, ложному челобитью поверить и против своего государева указу и боярскова приговору нарушить, и у меня, холопа твоего, из дач напрасно, государь, отнять не вели. И вели, государь, против нашего суднова дела ис поместных дач и с писцовых книг выписать. Сю мою челобитную вели, государь, взять к судному делу.
Царь государь, смилуйся, пожалуй.
I Данное сокращение является общеупотребительным в научной литературе и применяется для передачи полного царского титула "всеа великия и малыя и белыя Росии (Русии) самодержец", а краткий титул "всеа Русии" передается сокращением "к.т.".


 ОРРК НБЛ. Ед.хр. 3201. Подл, на двух листах. 155x381,155x305 мм. Сохранность хорошая.
Водяной знак - верхняя часть герба. См: Гераклитов А.А. Филиграни XVII века.- М.,1963.-С.92-93.
Пометы XX в., синим карандашом на лицевой стороне 1 листа: "1674 г.", а на обороте: "Ал. Мих."

Публикаций не известно, упоминание см.: Ермолаев И.П. Казанский край во второй половине XVI-XVII вв./Хронологический перечень документов.- Казань, 1980.-№ 1013.-C.149-150. В дальнейшем: Ермолаев.

№ 3

Не ранее 1676 г., января 30 — не позднее 1682 г., апреля 27. — Челобитная казанца И.Г.Нагирина на имя царя Федора Алексеевича с просьбой справить за ним подгородные сенные покосы.

Царю государю и великому князю Феодору Алексеевичю [п.т.] бъет челом холоп твои Ивашко Нагирин. Дано мне, холопу твоему, прожиточное поместье жены моей после перваго ея мужа, казанцаI Тимофея Андреянова, а казанские подгородные сенные покосы после ево, Тимофея Андреянова, за мною, холопом твоим, не справлены. А те, государь, сенные покосы вопче были у него, Тимофея Андреянова, с казанцом с Микитою Бреховым. И Микита Брехов умреII .
Милосердый государь царь и великий князь Феодор Алексеевич [п.т.], пожалуй меня, холопа своего, вели, государь, те сенные покосы справить за мною, холопом твоим. А на сколько копен тех сенных покосов будет, и то объявитца в выписке.
Царь государь, смилуйся.


I Буква "к" в слове "казанца" написана по букве "т".
II. Далее в тексте стоит знак примечания "крыж", и на обороте после такого же знака написано: "А за мною, холопом твоим, подгородных сенных покосов нет ни на единую копну". При этом слово "подгородных" вставлено в строку позднее основного текста.

ОРРК НБЛ. Ед.хр.603. Черн. на одном листе, 162x250 мм. Сохранность удовлетворительная.

Водяной знак не просматривается.
На обороте помета XX в., синим карандашом: "Фед. Ал."
Публикаций не известно, упоминание см.: Ермолаев-№ 1059.-С.156.

№4

Не ранее 1676 г., января 30 — не позднее 1682 г., апреля 27. — Челобитная казанца И.Г.Нагирина на имя царя Федора Алексеевича с просьбой отдать ему в поместье отписанную на государя землю в пустоши Маметеве Казанского уезда.

Царю государю и великому князю Феодору Алексеевичю [п.т.]бъет челом холоп твои казанец Ивашка Нагирин.
В прошлых, государь, годех писцы Семен Волынской с товарыщи отписали на тебя великого государя в Казанском уезде по Зюреискои дороге помесной земли у Тимофея да у Якова да у Василья Андреяновых в пустоше Мамете, а сколько четвертей и того в тех книгах не написано, и та отписная земля никому в поместье и на оброк никому не отдана. А будет тое отписные земли в той пустоше Маметеве за моею дачаю четвертей на десять и больше.
Милосердый государь царь и великий князь Феодор Алексеевич [п.т.], пожалуй меня, холопа своего, вели, государь, тое отписную землю отдать мне ж, холопу твоему, в поместье к прежним моим дачам.
Царь государь, смилуйся.

ОРРК НБЛ. Ед.хр. 599. Подл, на одном листе, 170x170 мм. Сохранность удовлетворительная. В верхней части листа с оборота проступает текст. Водяной знак - фрагмент верхней части изображения головы шута. На обороте помета XVII века: "Выписать"; XX в., синим карандашом: "Фед. Алекс". Публикаций не известно, упоминание см.: Ермолаев-№ 1058.-С.156.

№ 5

1677 (7186) г., декабря 21. — Сказка казанца И.Г.Нагирина о его земельных владениях в д. Венета Казанского уезда и о его службе.

186-го декабря в 21 день.

По государеву цареву и великого князя Феодора Алексеевича [п.т.] указу у розбору ст[ольнику] и воеводам Михаилу Львовичю Плещееву, Василью Лаврентьевичю Пушечникову, дьяком Ивану Родионову, Бор[-ису] Корелькину казанец Иван Григорьев сын Нагирин сказал по Святей Евонгельскои непорочнойI Христове заповеди еже ей ей. Верстан я в Казани по грамоте великого государя во 172-м году, а оклад мне учинен помесного триста чети, денег десеть рублев, и с тем денежным окладом пущен в четверть. Да за всемирную радость для объявления блаженные памяти благоверного государя царевича и великого князя Алексея Алексеевича [к.т.] приданоII помесного пятьдесят чети, денег в четверть пять рублев; да для объявления великого государя царя и великого князя Феодора Алексеевича [п.т.] помесного пятьдесят чети, денег в четверть пять рублев. Да из Астрахани за калмыцкую посылку помесного сто чети, денег в четверть десять рублев.
И служу великому государю по дворовому пожалованью за те ж службы, а поместья за мною в дачах в Казанском уезде, по Зюреискои дороге, в деревне ж ВенетеIII и в пустошах сто тритцать семь четвертей с осьминою в поле, а в дву по тому ж. Да в той же деревне Венете мельница колесная на реке Нурьме, берег один — ясашных. //А оброку я, Иван, с тое мельницы беру на год по пять рублев. А с лесов и с сенных покосов и с пустошей оброку никакова нет, а рыбных ловель за мною, Иваном, нет нигде.
А детей у меня нет. А свойственников у меня — три брата родных живут в Муромском уезде. Один служит великого государя верховую службу, а двум велено служить по грамоте великого государя по Казани.
Дворовых людей у меня — восмь человек, да два человека задворных людей, да пять человек задворных же людей выбежали з женами и з детьми. Крестьян за мною — шесть дворов. Да мои же бобыль живет в Казани во [двор] никах на моем городовом дворе.
А на службе великого государя буду на коне, ружья — карабин, пара пистолей, сабля; человек с простым конем на мерине, на простом коне, пара пистолей, у человека ружья — карабин да сабля; да человек з боем на мерине, ружья у него — сабля да карабин, пара пистолей; в кошу — два человека, ружья у них пищалем да по бердулу. То моя и скаска.

 Скаску писал казанские площеди подьячеи Петрушка ПахомовIV.
ОРРК НБЛ. Ед.хр.598. Список XVII века, современный оригиналу, на двух листах,
160x418,160x412 мм. Очень ветхий. Имеются разрывы, следы воздействия воды.
Начало и правое поле столбца подклеены на бумагу XX в.
Водяной знак - изображение головы шута с семью бубенцами на воротнике.
Подобный см: Гераклитов А.А. Указ.соч.-№ 1356. - С.201.
Публикаций не известно, упоминание см.: Ермолаев-№ 1095.-С.161.

I Слово "непорочной" вставлено в строку позднее основного текста.
II Слово "придано" вставлено в текст позднее основного текста.
III Далее в рукописи зачеркнуты слова: "мельница колесная на реке Нурьме"
IV Слово "подьячеи" вставлено в текст позднее основного текста.

№ 6

1678 г., сентября — 1679 (7187) г., августа. — Челобитная царю Федору Алексеевичу казанца И.Г.Нагирина на вдову М.Брехову из-за спорной крестьянской дочери Г.Семеновой.

Царю государю и великому князю Феодору Алексеевичи) [п.т.] бъет челом холоп твои Ивашка Нагирин.
В нынешнем во 187-м году был у меня холопа твоего суд с Микитинскою женою Брехова со вдовою Марфою о крестьянской дочери о Груньки Семеновы по помесным моим дачам. А в суде сказала она Марфа, что тое девку Груньку дал ей, Марфе, в приданые за нею отец ее, Марфин, Смирной Андреянов. А про рядную запись сказала, что утерялась, а в прежнем суде сказала про тое ж запись, что в пожарное время згорела, и явки-де были и челобитная явочная записано. И тою своею скаскою она, Марфа, про тое запись в обоих судах рознилась. А явочные, государь, челобитные1 в Приказной полате в записных книгах не сыскано и у судного стола о том к судному делу не прислано писмо2. Да она ж, Марфа, в суде сказала про того ж человека про Власка, что он старинной ее человек3, а после сказала в том же суде, что он родился не во дворе4.
И узнав она, Марфа, в скасках своих неправду свою про рядную запись и про явки и про старину того человека, и научила ево, Власка, бити челом тебе великому государю. И он, Власка, подал челобитную к судному делу. А в челобитье своем написал вольным себя человеком, женился бутто на той моей крестьянке на Груньке до твоего великого государя указу и до уложенья и до переписных книг. // И он, Власка, по жене по своей крепок мне, холопу твоему, во крестьянство. И женился он после твоего великого государя указу и уложенья и после переписных книг. Да в том же челобитье написал, бутто он, Власка опасен тое вдовы Марфы ответу ее Марфина. И то он, Власка, пишет по договору с нею, Марфою, хотя от меня от крестьянства отбыть.
Милосердый государь царь и великий князь Феодор Алексеевич [п.т.], пожалуй меня, холопа своего, вели, государь, из судных дел про ее, Марфины, ложные скаски и про рядную запись и про явочную челобитную выписать. А5 сю мою челобитную взять к ево, Власкову, челобитью, чтоб он, Власка, по ложному своему челобитью от меня не отбыл. И ево, Власка, дать на поруки до своего государева указу.
Царь государь, смилуйся, пожалуй.

1. В слове "челобитные" после буквы "т" твердый знак исправлен по написанному.
2. Далее в рукописи поставлен знак "крыж" и на обороте после такого же знака приведены слова "что и челобитня вакне(?) сыскано".
3. Далее зачеркнуты слова: "взят в малых летех".
4. Далее в рукописи помещен знак "крыж" и на обороте после такого же знака приведены слова "взя в малых летех"
 5. Далее в рукописи помещен знак "крыж" и на обороте после такого же знака приведены слова "на нем, Власке, по тому судному дела и по ево, Власкину, челобитью по помесным моем дачам по крестьянке моеи свои великого государя указ "

ОРРК НБЛ. Ед.хр. 601.Список XVII в. на двух листах, 153x364, 153x230 мм. Сохранность удовлетворительная. См. и ср.: ОРРК НБЛ., ед.хр. 606. Водяной знак - изображение герба в виде лилии на щите, поздняя форма (1670-80-е гг.) См.: Гераклитов А.А. Указ.соч.- С.75.

Помета XX в. на обороте синим карандашом: "1679".

Публикаций не известно, упоминание см.: Ермолаев-№ 1110.-С.163.

№ 7

1680 (7188) г., марта 7. — Поступная запись, данная казанцем

А.С.Бедаревым и его женой казанцу И.Г.Нагирину

на свой поместный жеребей в Казанском уезде.

Се яз, Алексеи Семенов сын Бедарев, казанец, з женою своею Ориною Григорьевою дочерью дали есмя сию запись в Казани казанцу Ивану Григорьеву сыну Нагирину в том. В нынешнем во сто осмьдесят осмом году марта в седмыи день поступилса я, Алексеи, з женою своею Ориною ему, Ивану, великаго государя жалованьеI, а свое поместье в Казанском уезде, по Зюреискои дороге, в деревне Венете на тритцать на деветьII чети бес полуосьмины в поле, а в дву по тому ж, с сенными покосы и со всеми угодьи и со крестьяны. А взяли мы, Алексеи з женою своею Ориною, у него, Ивана Нагирина, вместо того поместья двести рублев денег на долговые свои росплаты и на прокорм себе и в монастырь на вклад и на постригание. И о справке того поместья за него, Ивана, принести нам, Алексею з женоюIII своею Ориною, великому государю челобитную за руками в нынешнем же, во сто осмьдесят осмом году. И впредь нам, Алексею и жене моей Орине, о повороте того своего поместья на него, Ивана, и на жену ево и на детей и на родственников ево великому государю не битьIV челом и не вступатца и иному никому того поместья не здать // и не променить. А буде мы, Алексеи и жена моя Орина, впредь о повороте того поместья на него, Ивана Нагирина, и на жену ево и на детей и на родственников ево учнем великому государю бить челом и вступатца или иному кому то поместье и крестьян здадим, или променим, или кому поступимся мимо ево, Ивана, или за собою впредь справим, или челобитные за руками о справке того поместья за него, Ивана, великому государю не принесем и скаски у допросу о том не дадим, и ему, вану, и жене и детемV ево и родственником ево по сей записи взять на нас, Алексее и на жене моей Орине, взяточные деньги двести рублев и протори и убытки все сполна, по ево, Иванове, скаске.

И ся запись и впредь в запись же.

А на то послуси: казанские площадные подьячие Михаило Демьянов, Ананья Артемьев, Илья Лукоянов, Степан Володимеров, Степан Рощин, Левонтеи Петров.

Запись писал тое ж площади подьячеи Васка Андронников.

Лета 7188-го марта в 7 день.

На обороте:VI К сей записи села Ишерь ПредотеченскоиVII поп Федор Васильев, вместо детей своих духовных Алексея Семенова сына Бедарева и жены ево Ирины Григорьевы дочери по их велению руку приложил. Послух Мишка руку приложил. Послух Анашко руку приложил. Послух Илюшка руку приложил. Послух Стенька руку приложил. Послух Стенька руку приложил. Послух Левка руку приложил. ..к т'о.ц

ОРРК НБЛ. Ед.хр. 612. Подл, на двух листах, 616x415, 616x322 мм. Сохранность

хорошая. ОРРК НБЛ. Ед.хр. 607. Список конца XVII в. на двух листах, 163x402,

163x262 мм. Сохранность хорошая.

Водяной знак бумаги подлинной рукописи - верхняя часть изображения головы

шута, бумаги списка - изображение верхней и нижней частей герба Г.Амстердама.

См. подобный: Гераклитов А.А. Указ.соч.-№ 64.-С.40.

На обороте подлинника помета XX в., синим карандашом: "1680".

Публикаций не известно, упоминание см.: Ермолаев-№ 1131.-С.166

Разночтения: Список начинается фразой "Список з записи слово в слов[о]".

I. В списке: "жалование"..

II.  В списке: "девять".

III. В списке: "жоною".

IV.  В списке: "бити".

V. В списке: "детям".

VI. В списке фраза начинается со слов: "А назади у подлинной записи пишет:".

VII. В списке:"Предтеченскои".

№ 8

1681 (7189)г., марта ранее 3. — Челобитная царю Федору Алексеевичу казанца И.Г.Нагирина с просьбой выяснить, состоится ли разбирательство по иску казанца М.Попалитова против казанца А. Бедарева, который поручил вести его дело Нагирину.

Царю государю и великому князю Феодору Алексеевичу [п.т.] бьет челом холоп твои Ивашка Нагирин. В нынешнем, государь, во 189-м году приставил казанец Меньшей Попалитов х казанцу ж Алексею Бедареву и хотел искать людей. И Алексеи Бедарев бил челом тебе, великому государю, что отвечать за старостью не может и беспаметен, а вместо ево отвечать говорил мне, холопу твоему Ивашке. И я, холоп твои, к скаске руку приложил, что отвечать мне, холопу твоему. И он, Меньшей, не ищет многое время, а я, холоп твои, живу, затем и проедаюсь.

Милосердый государь царь и великий князь Феодор Алексеевич [п.т.], пожалуй меня, холопа своего, вели, государь, Меньшева допросить, искать ли ему против своего челобитья или нет. И сю мою челобитную вели, государь, взять г делу.

Царь государь, смилуйся, пожалуй.

ОРРК НБЛ. Ед.хр. 597. Подл, на одном листе, 162x225 мм. Сохранность хорошая, видны следы воздействия воды в верхней части листа

На обороте помета XVII в.: "189-го марта в 3 день. Допросить."

Водяной знак отсутствует.

Публикаций не известно, упоминание см.: Ермолаев-№ 1149.-С.169.

№ 9

1682 (7190) г., января 12. — Отпускная А.Г.Попалитова на крестьянку Д. Михайлову, выданную замуж за крестьянина

И.Г.Нагирина — А.Данилова.

190-го году генваря в 12 день.

Орина Григорьева дочь Попалитова, Алексеева жена Семеновича Бедарева, отпустила я, Орина, приданую свою девку Дарью Михайлову дочь замуж за Иванова человека Григорьевича Нагирина за Ондрея Данилова. И вывод я, Орина, у него Ивана за ту девку взяла пять рублев денег. И впредь мне, Орине, и ростственником1 моим до тое девки Дарьи дала2 нет и не вступатца никому. В том я, Орина, и отпусктную дала.

Отпусктную писал села Ишерь церкви Иоанна Предтечи дьячек Егорка Васильев.

ОРРК НБП. Ед.хр. 613. Подл, на одном листе, 162x175 мм. Сохранность хорошая. Водяной знак - изображение головы шута с семью бубенцами. На обороте помета XVII в.: "К сей отпускной памяти села Ишерь вместо дочери своей духовной Ирины3 Григорьевни Бедаревы поп Федор Васильев по ея челобитью руку приложил".; XX в., синим карандашом: "1682", "Фед.Ал.". Публикаций не известно, упоминание см.: Ермолаев-№ 1169.-С.172.

1. Так в рукописи.

2. Следует читать "дела".

3 Буква "ы" в слове "Ирины" исправлена по другой букве

№ 10

Не ранее 1682 г., мая 26 — не позднее 1696 г., января 29. —

Челобитная казанца И.Г.Нагирина на имя царей Ивана и Петра

Алексеевичей с просьбой отмежевать его поместные владения в

Казанском уезде.

Бъет челом холоп ваш казанец Ивашко Григорьев сын Нагирин. В прошлых, государи, годех дано мне, холопу вашему, поместье в Казанском уезде по Зюреискои дороге в деревне Венете и пустошах Куюк Кучюк и в Мамете, Поповка то ж, и с примерными землями да пустошь Кучюк. Да за рекою Мурьмою пустошь Нурьма была в опче с ыными помещики с казанцы ж, Терентьем да с Ондреем да с Овдокимом Яковлевыми Ондреянова. И в той пустоше Нурьме их жеребей поместья я, холоп ваш, выменял и с перехожими четвертми и та пустошь справлена вся за мною, холопом вашим, со всеми угодьи. А та пустошь Нурьма смежна с ясашною деревнею Тарловкою Арские дороги, а со мною холопом вашим, а со мною не розмежовано и в тех моих поместных дачах пустоши Нурьмы и деревни Венеты на реке на Мурьме поставлена мельница и тое деревни Тарловки ясашные татара владели и пустоши Нурьмы моих поместных дач и с сенными покосы по Нурьме реке и берег Нурьмы реки называли и своим. А я холоп ваш тое мельницу написал у розбору в скаске своей тот берег пустоши Мурьмы ясашных татар неведанием. Для того что те поместья даны мне были вновь. А в то число владели тое деревни Тарловки ясашные татара тою моею поместною землею и с сенными покосы и берег реки Нурьмы называли своим. А после того тое деревни Тарловки ясашные татара узнав, что та земля и сенные покосы и берег реки Нурьмы, где поставлена мельница моех поместных дач пустоши Нурьмы владеть покинули, и ныне владею я, холоп ваш. А в той деревне Тарловке ныне живут ясашные крестьяня русские люди.

Милосердые, пожалуйте меня, холопа своего, не велите, государи, по той моей скаске того берега реки Нурьмы поставить в утайку и велите, государи, послать на тое пустошь Нурьму межевчика. И велите, государи, тое пустошь по писцовым книгам Семена Волынского, как написано за прежними помещики, измерять и отмежевать от тоеI деревни Тарловки и грани поставить.

Великие государи, смилуитеся, пожалуйте.

I Слово исправлено по каким-то другим буквам.

ОРРК НБП. Ед.хр. 2872. Список XVII в. на 1 листе, 159x410 мм.
Сохранность хорошая.

Водяной знак - изображение верхней части герба г. Амстердама.

На обороте помета XX в., синим карандашом: "И и П А-чи".

Публикаций не известно, упоминание см: Ермолаев-№ 1178.-С.174.


№ 11

После 1683 (7191) г., августа. — Челобитная казанца

И.Г.Нагирина царям Ивану и Петру Алексеевичам о привлечении

к ответственности И.А Глухова и сестер Бутлеровых, продавших

Нагирину двор в Казани, на который претендуют казанцы

Афанасий и Алексей Бутлеровы.

Царем государем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю [п.т.] бъет челом холоп ваш Ивашко Нагирин.

В прошлом, государи, во 191-го году продали мне, холопу вашему, в Казани в деревяном городе городовой двор в приходе у Вознесения Христова казанец Иван Андрееев сын Глухов да Ографена да Окулина Микитины дочери Бутлерова. А в купчей написали тотI двор в городьбе с вороты и с огородам и на дворе хоромное строенье и с кемII в межах тот двор и в урочищах то написали. А взяли у меня, холопа вашего, за тот двор тритцать три рубли и купчую дали. А в купчей написали, хто станет за тот двор вступатца, им продавцам тот двор очищать-проторей и убытков не доставить.

А ныне, государи, о том моем дворе бьют челом вам великим государем казанцы Офонасеи да Алексеи Бутлеровы и называют то дворовоеIII место своем местом.

Пожалуйте меня, холопа своего, велите, государи, тех продавцовIV и в той дворцовой очиске допросить.

Смилуитеся.

I. Слово "тот" вставлено в строку позднее.

II. В слове "кем" буква "к" написана по другой букве.

III. Слово "дворовое" написано над строкой.

IV.Далее в рукописи зачеркнуты слова: "поставить в Приказнои полате"

ОРРК НБП. Ед.хр. 2874. Подл, на одном листе, 167х425мм. Сохранность

удовлетворительная, в начале листа имеются истлевшие места, начало

подклеено на бумагу XX в., видны следы воздействия воды.

Водяной знак - нижняя часть изображения герба г. Амстердама.

На лицевой стороне листа помета XX в., красным карандашом: "1684 г.".

Публикаций не известно, упоминание см.: Ермолаев-№ 1218.-С.180.

№12

1683 (7192) г., декабря. — Поступная запись казанца А.Я.Андреянова на крестьянина П.Михайлова с женою,

данная казанцу А.Г.Нагирину.

Се аз, казанец Андреи Яковлев сын Андреянов, дал есми в в Казани сию запись казанцу Афонасью Григорьеву сыну Нагирину в том.

В прошлых годех бежали от него, Афонасья, старинные ево дворовые люди Муромского уезду ис помесной ево деревни Елхина Захарко Петров з женою Устюшкою Федоровой) дочерью, а в бегах жили за мною, Андреем, в Казанском уезде по Зюреискои дороге в помесной моей деревни Венете во крестьянех. И тот ево, Афанасьев, человек1 из-за меня Андрея бежал и учинился безвесно и он, Афанасеи, о том своем беглом человеке, о Захарке Петрова и о жене ево, и об зажилых денгах и об надаточных крестьянех и об отвозных подводах хотел на меня, Андрея, великим государем бити челом.

И в нынешнем во 192-м году декабря в — день я, Андреи, не дожидаясь на себя от него, Афонасья2, великим государем челобитья и не ходя в суд и к допросу, договорясь помирился, вместо того ево, Афонасьева, беглого человека Захарка Петрова и жены ево Устюшки и за зажилые денги и за надаточные крестьяня и за отвозные подводы поступился я, Андреи, ему, Афонасью, старинного своего помесного крестьянского сына Казанского уезду Зюреискои дороги деревни Веняты Петрушку Михайлова з женою Наташкою Анисимовою дочерью. И впредь мне, Андрею, и жене моей и детям и родственником моим на него, Афонасья, и на жену ево и на детей и на родственников ево, о том поступном крестьянском сыне о Петрушке Михайлове и о жене ево Наташке // великим государем не бити челом и не вступатца. А хто за того моего крестьянского сына3 за Петрушу Михайлова и за жену ево в холопстве или во крестьянстве станет вступатца или хто по каким крепостям возмет, и мне, Андрее, и жене моей и детям ево, Афонасья, и жену ево и детей и родствеников ево очищать, проторей и убытков не учинить. А буде я, Андреи или жена моя и дети и родственики впредь станем на него, Афонасья, и на жену ево и на детей и на родствеников ево о том поступном своем крестьянском сыне4 о Петрушке Михайлове и о жене ево великим государем бити челом или хто станет в холопстве и во крестьянстве стороны вступатца и по каким крепостям возьмут, и я, Андреи, или жена моя и дети ево, Афонасья, и жену ево и детей и родствеников ево в том крестьянском сыне5 Петрушке и жены ево Наташкою6 не очистим, и ему, Афонасью, и жене ево и детям и родствеником ево взять на мне, Андрее, и на жене моей и на детях по сей записи завесные головы против указу великих государей и за зажилые годы и за наддаточные крестьяня и за отвозные подводы и протори и убытки и проести и волокиты все сполна по ево, Афонасьеве7, сказке.

И впредь ся запись в запись же.

А на то послуси казанские площади подьячие Василеи Андронников, Ананья Артеев, Петр Левонтьев, Илья Лукоянов.

Запись писал тое ж площади подьячеи Ивашко Матвеев.

Лета в 7192-го году декабря в 25 день.

Скрепа: Дьяк Федор Мартинов.

На обороте: Смотрил Васка Стряпчев.

К сей записи вместо Андрея Яковлева Андреянова по ево веленью
Иван Иванов сын Языков руку- сстав — приложил.

Послух Васка руку приложил.

Послух Анашка руку приложил

Послух Петрушка руку приложил.

Послух Илюшка руку приложил.

ОРРК НБЛ. Ед.хр. 2871. Подл, на двух листах, 170x403,170x308 мм. Сохранность

хорошая. С левого края имеются следы воздействия воды.

Водяной знак - нижние фрагменты изображений головы шута (л.2) и герба г.

Амстердама (л.1).

На лицевой стороне помета XX в., красным карандашом: "1684 г.".

На обороте помета XVII в.: "Допрося записать в книгу".

"192-го году февраля в 19 день в Приказной полате перед боярином и воеводами, перед князем Володимером Дмитреевичем Долгоруково с товарыщи, казанец Андреи Яковлев сын Ондреянов допрашивай. А в допросе сказал казанцу ж – де Офонасью Григорьеву сыну Нагирину старинного своего помесного крестьянского сына Казанского уезду Зюреиские дороги деревни Веняты Петрушку Михайлова з женою Наташкою Анисимовою дочерью вместо ево, Офонасьевых, старинных беглых дворовых людей Захарки Петрова и жены ево Устюшки Федоровы и за зажилые деньги и за отвозные6 подводы поступился и такову поступную запись дал". "И ся запись в книги писана и пошлины по указу великих государей взяты";

XX в., синим карандашом: "1684 г.".

Публикаций не известно, упоминание см.: Ермолаев-№ 1223.-С.180.

1. Слово "человек" вставлено в строку позднее основного текста.

2. Буквы "Афо" исправлены по написанному.

3. Слова "крестьянского сына" исправлены по слову "крестьянина".

4. Первоначально было написано: крестьянине

5.Первоначально было написано: "крестьянине".

6. Слово написано по чищеному.

7. Буква "ф" в слове "Афонасьеве" исправлена по другой букве.

8. Слог "на" исправлен по написанному.

9. В рукописи слово "отвозные" написано дважды.

 № 13

1684 (7192) г., января 14. — Челобитная казанца И.Г.Нагирина о предоставлении ему выписи из переписных книг Б.Мякинина на

поместные его владения в Казанском уезде.

Царем государем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю [п.т.] бьет челом холоп ваш казанец Ивашка Григорьев сын Нагирин.

В прошлых, государи, годех бежали от меня, холопа вашего, Казанского уезду ис поместной моей деревни Венеты крестьяня и живут в розных местех, да в той же деревне Венете поступился мне, холопу вашему, казанец Алексеи Семенов сын Бедарев поместье свое и со крестьяны, а иные крестьяня тое дачи в бегах же, а из бегов имать не по чему: выписи ис переписных книг стольника Бахтеяра Мякинина мне, холопу вашему, на тех крестьян не дано.

Милосердые государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич [п.т.], пожалуйте меня, холопа своего, велите, государи, ис переписных книг стольника Бахтеяра Мякинина на тех крестьян дать мне, холопу вашему, выпись.

Цари государи, смилуитеся, пожалуйте.

ОРРКНБП. Ед.хр. 2896. Подл, на одном листе, 172x188 мм. Сохранность хорошая.

Водяной знак - нижняя часть изображения головы шута. См.: подобный:

Гераклитов А.А. Указ.соч. - С. 175.

На обороте помета XX в., синим карандашом: "И и П А-чи".

Публикаций не известно, упоминание см.: Ермолаев-№ 1224.-С.180.

№ 14

1684 (7192) г., февраля 21. — Выпись из переписных книг,

данная боярином и воеводой князем В.Д.Долгоруким казанцу

И.Г.Нагирину для сыска беглых крестьян его деревни

Венеты Казанского уезда.

[л.2] Лета 7192 -го году февраля в 21 день. По указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича [п.т.] боярин и воеводы князь Володимер Дмитреевич Долгоруков с товарыщи дали выпись казанцу Ивану Нагирину Казанского уезду Зю-реиские дороги поместной ево деревни Венеты на крестьян.

Для того в нынешнем во 192-м году генваря в 14 день бил челом великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю [п.т.] он, Иван. В прошлых-де годех поступился ему казанец Алексеи Семенов сын Бедарев и жена ево Орина поместье свое в Казанском уезде по Зюреискои дороге в деревне Венете и со крестьяны. А иные крестьяня тех помесных дач живут в бегах в розных местех, а выписи-де с переписных книг ему не дано и великие государи пожаловали б ево, велели на тех крестьян дать ему с переписных книг выпись. А в списке с переписных книг околничего Тимофея Федоровича Бутурлина да подьячего Алексея Грибоедова прошлого 154-го году, каков список дан на Москве писцом Семену // [л.З] Волынскому с товарыщи за приписью дьяка Пятова Спиридонова, написано: в Казанском уезде по Зюреискои дороге в деревне Венете сверх приправочных книг в поместье за Олексеем Семеновым сыном Бедаревым. А в ней на ево жеребей крестьянских дворов: во дворе Гаврилко Оксентьев с сыном с Ромашком, во дворе Ивашко Оксентьев с детьми с Трофимком да с Родькою, во дворе Ерем-ка Оксентьев з детми с Елкою да с Обрамком, во дворе Мокеико Кузмин з детьми с Офонькою да с Матюшкою, во дворе Лунка Поздеев, во дворе Ивашко Поздеев; дворы бобылские: во дворе Ларка Поздеев з детми с Ыващком да с Овдюшкою, во дворе Гаранка Поздеев.

Всего за ним, Алексеем, в той деревне шесть дворов крестьянских, а людей в них тринатцать человек, да два двора бобыльских, а людей в них четыре человека.

А по даче прошлого 188-го году по поступке Алексея Бедарева и жены ево поместье ево в Казанском уезде по Зюреискои дороге в деревне Венете тритцать семь с полуосминою за Иваном Нагириным и со крестьяны.

И в нынешнем во 192-м году генваря в 17 день по помете на выписке дьяка Федора Мартынова велено ему, Ивану, дать с переписных книг выпись. И ся выпись дана ему, Ивану, для сыску беглых крестьян.

Скрепа: Диак Федор Мартынов.

На обороте: Справил Володька Степанов.

На листе (166x136 мм.), приклеенном в начале столбца к данной выписи, помещен текст: "...беглая крестьянка Алексея Бедарева Капте-линка Антонова дочь Мостюшкина жена Мокеева, утаясь, вышла замуж за Истомина крестьянина Хвостова в Казанском уезде, по Зюреискои дороге в селе Кадунля [Кадынля]".

ОРРК НБЛ. Ед.хр. 2897. Подл, на двух листах, 166x317, 166x406 мм. Сохранность

хорошая.

Водяной знак - верхняя и нижняя части герба г. Амстердама.

Публикаций не известно, упоминание см.: Ермолаев-№ 1229.-С.181.

№ 15

1684 (7192) г., февраля. — Грамота царей Ивана и Петра

Алексеевичей казанскому воеводе князю В.Д.Долгорукому с

товарищи об отдаче в поместное владение казанцу И.Г.Нагирину

пустоши Кучук в Казанском уезде.

Список з государевы грамоты.

От царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича [п.т.] в нашу отчину в Казань боярину нашему и воеводам князю Володи -меру Дмитревичу Долгоруково с товарыщиI бил челом нам великим государем казанец Иван Григорьев сын Нагирин. Нашего великих государей жалованья по окладу велено за ним, поместья учинить на пятьсот четвертей, аII за ним-де поместья в казанском уезде двести восемьдесят семь четвертей с осьминою. И в прошлых-де годех дано ему наше великих государей жалованья поместья в Казанском уезде, по Зюреискои дороге, в деревне Венете да в пустошах Куюк Кучуке да в Мурьме да в Мамете, Поповка то ж, после казанца Тимофея Андреянова и иные розные дачи, здаточные поместья в той же деревне в Венете. И в тех же-де пустошах есть смежно блиско той ево помесной деревни Венеты по другую сторону речки Аметевки, а по прозванию-де называет тое речку Кучуговкою, и по той речке Кучуговке есть обводная земля с селищем // от устья той речкиIII Аметевки, а по прозванию Кучуговки, вверх да вверх же по реке Мурьме, а называют тое пустошь Кучуком. А в писцовых-деIV книгах Семена Волынского с товарыщи та обводная земля ни за кем за прежними помещики помесной даче неV написана. Да к той же-де пустоше Кучуке есть отхожая полянка сенные покосы, а по прозванию называют тое полянку Енабекова. Да к той же полянке есть иные малинькие полянки, сенные ж покосы до речки Бикши. И около-де тое пустоши Кучука и тех полянок раменнои лес и всякие угодья до речки Бикши. И нам великим государем пожаловати б ево, велеть тое пустошь Кучук и с тем полянками отдать ему в помесную дачу за пятьдесят четвертей в поле, а в дву по тому ж, с лесом и с сенными покосы и со всеми угодьи до речки Бикши.

И как к вам ся наша великих государей грамота придет, и ты б боярин наш и воеводы князь Володимер Дмитреевич с товарыщи на ту обводную землю на пустошь Кучук да на отхожую полянку Енабекаву, что сенные покосы и с маленкими полянки, послали кого пригож, а велели емуVI взять с собою тутошных и сторонних людей, старастVII и целовальников и крестьян, сколько человек пригожVIII. Да при тех сторонних людех велели ему про ту землю сыскать по нашему великих государей указу рускими по Святей непорочной Евангильскои заповеди господни, а иноверцы по их вере по шерти, та земля порозжа ль и не татарская и не мордовская ль, и ни х каким землям не приписана ль? Да будет в сыску обыскные многие люди скажут, что та земля порожжа и не татарская и не мордовская и ни х каким землям не приписана, и спору не будет, и ты б боярин и воеводы князь Володимер Дмитреевич тое землю велели измерять в десятины и положить в чети. А измеря в десятины и положа в чети, велели отказать казанцу Ивану Нагирину в поместье на пятьдесят четей в поле, а в дву по тому ж, с лесом и с сенными покосы и со всеми угодья к прежнему ево казанскому поместью к двумстам к осмидесят к семи четям с осьминою в ево оклад в верховую половину в пятьсот четвертей.

Да что емуIX, Ивану Нагирину, отказано будет, и то все велели написать в мерные и в отказные книги подлинно. Да о том к нам великим государем писали, и сыск и мерные и отказные книги за откащиковою и сторонних людей // за руками прислали и велели подать в Приказе Казанского дворца кравчему нашему князю Борису Алексеевичю Голицыну с товарыщи.

Писан на Москве. Лета 7192-го году февраля в — день.

Помета дьяка Артемона Афонасьева. Смотрил подьячеи Кузьма Ба-исалтанов.

I Буква "о" исправлена по другой букве.
II С этого места и до конца листа текст выполнен чернилами более бледного оттенка. Такими же чернилами написаны две фразы в конце рукописи.
III Буква "р" исправлена по другой букве.
IV Частице "де" вставлена в строку позднее основного текста.
V Частица " не" исправлена по ранее написанному.
VI Далее в рукописи зачеркнуть слово "сыскать".
VII Так в рукописи.
VIII В рукописи "прогож".
IX Над строкой подчищено 15-16 букв.

ОРРКНБЛ. Ед.хр. 2876. Список XVII в. на двух листах, 160x277,160x391, 160x160 мм. Сохранность удовлетворительная.

Водяной знак - нижняя часть изображения герба г. Амстердама.

На обороте помета XIX в.: "Приказание об отказе"; XX в., синим карандашом: "1684". Публикаций не известно, упоминание см.: Ермолаев-№ 1231.-С.181.

№ 16

После 1684 (7192) г., августа. — Список с челобитной казанца

И.Г.Нагирина с просьбой дать ему ввозную грамоту на поместья

по речке Аметевке и Нурьме в Казанском уезде.

Великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичи}, Петру Алексеевичи) и великой государыне, благоверной царевне и великой княжне Софии Алексеевне [п.т.] бьет челом холоп ваш Ивашко Григорьев сын Нагирин.

В прошлом, государи, во 192-м году по вашему великих.государей указу и по грамоте дано мне, холопу вашему, в поместье в Казанском уезде по Зюреискои дороге обводная земля к прежним моим поместьям по речке Аметевке, по прозванию Кучюговке, и по реке Мурьме с селищом пустошь Кучюк да полянка Янабекова и иные маленкие полянки на пятьдесят четей в поле, а в дву по тому ж. Да к той пустоше и полянкам сенные покосы и лес и всякие угодья до речки Бикши. А на тое пустошь Кучюк и на полянку Янабекову и с ыными полянками и со всякими угодьями ввозные грамоты мне, холопу вашему, не дано.

Милосердые великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич и великая государыня благоверная царевна и великая княжна София Алексеевна [п.т.], пожалуйте меня, холопа своего, велите государи на те1 поместья2 и с угодьи дать мне, холопу вашему, ввозную грамоту.

Великие государи, смилуитеся, пожалуйте.

На обороте: "Да я ж, холоп ваш, выменил в Казанском уезде по Зюреискои дороге3 в пустоше Нурьме у Терентья да у Ондрея да Увдокима Яковлевых детей Андреянова. И та выменная земля у меня, холопа вашего, с ними росписана и за мною справлена. А на сколько тое вымен-ные земли, и то объявитца в выписи".

ОРРК НБЛ. Ед.хр. 2836. Список XVII в. на одном листе, 172x265 мм. Сохранность удовлетворительная. С правой стороны имеются механические повреждения.См. также: ОРРК НБЛ. Ед.хр.2892. Вариант списка, современного оригиналу. Водяной знак - нижняя часть изображения герба г. Амстердама На лицевой стороне помета XX в., красным карандашом: "1685 г.". На обороте помета XX в., синим карандашом: "И и П А-чи". Публикаций не известно, упоминание см.: Ермолаев-№ 1241.-С.183.

1. Первоначально в рукописи было написано: "тое".

2. Слово "поместья" написано над строкой, над зачеркнутыми словами "пустошь и на полянки"

3. Далее в рукописи зачеркнуто: "п. Нурьме".

№ 17

1684 (7192) г., сентября. — Челобитная казанца И.Г.Нагирина с просьбой организовать допрос в Приказной палате его беглого крестьянина И.Зиновьева и мельника С.Софронеева, у которого он живет в бегах.

Царем государем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю [п.т.] бьет челом холоп ваш Ивашко Нагирин.

В нынешнем, государи, во 193-м году в сентябре месяце бежал от меня, холопа вашего, дворовой мои человек Ивашко Зиновьев, а в бегах живет в Свияжском уезде1 в ясашном2 селе Бурнашеве у ясашного крестьянина, у мельника у Серешки Софронеева.

Милосердые государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич [п.т.], пожалуйте меня, холопа своего, велите, государи, из Свияжска послать по него, Серешку Софронеева, и по человека моего Ивашку пристава и поставить в Приказной избе и распросить.

Цари государи, смилуитеся, пожалуйте.

ОРРК НБП. Ед.хр. 2877. Список XVII в. на одном листе, 170x220 мм. Сохранность

удовлетворительная, с правой стороны имеются механические повреждения.

Водяной знак - верхняя часть изображения герба г. Амстердама (?).

На обороте помета XVII в.: "Казанского уезду Зюреиские дороги деревни Венеты";

XX в., синим карандашом: "1685".

Публикаций не известно, упоминание см.: Ермолаев-№ 1246.-С.184.

1. Далее в рукописи зачеркнуты слова: "в вашей великих государей волости".

2. Слово "ясашном" приписано над строкой.

 № 18

1684 (7193) г., не позднее ноября 19. — Челобитная казанца

И.Г.Нагирина о выдаче крепости на вдову Марию Семенову дочь

с дочерьми и приговор казанского воеводы о предоставлении

воли указанной кабальной холопке.

[л.2]I Царем государем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю [п.т.] бьет челом холоп ваш казанец Ивашко Нагирин. В нынешнем, государи, во 193-го году пришла ко мне, холопу вашему, с отпускною послуживица казанца Григория Попалитова Манка Семенова дочь, чтоб ей Манке жити у меня, холопа вашего, во дворе и у жены моей, у детей и з дочерьми Степашкою да з Дашкою Михайловыми дочерми.

Милосердые государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич [п.т.], пожалуйте меня, холопа своего, велите, государи, тое ея отпускную записать в Приказной полате и на нея Манку и з детми дать крепости.

Цари государи, смилуитеся. //

[л.З] Лета 7193-го году ноября в 19 день. По указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича п.т.]7 боярин и воеводы князь Володимер Дмитреевич Долгоруково с товарыщи дали ис Приказные полаты отпускную казанца Григорьевской послуживице Попалитова вдове Манке Семенове з дочерми ее с Степа-нидкою да з Даркою. Для того в прошлом во 189-м году генваря в 8 день бил челом блаженные памяти великому государю царю и великому князю Феодору Алексеевичи) [п.т.] Меншои Григорьев сын Попалитов на казанца Алексея Бедарева: дворовых-де людей отца ево старинных крепос-ных жонку Манку Семенову з двумя дочерми с Степанидкою да з Дар-кою держит у себя насильством и вместо ево, Меншова, искал казанец Иван Садилов, а вместо ответчика Алексея Бедарева отвечал в суде казанец же Иван Нагирин. А сказал он, Иван Нагирин, дворовых-де людей жонку Манку Семенову дочь з детми // [л.4] с Степанидкою да з Даркою не отдает для того, дал-де ево, Меншова Попалитова, отец — Григореи Попалитов в надел ему, Алексею, и дочери своей. И тое-де, даную девку Манку выдал он ответчик замуж за дворового своего человека за Мишку Яковлева, а дочери-де ее родились у него во дворе, а отец-де их Мишка — в прошлых годех бежал, а болшая ево дочь — девка Степашка — выдана замуж за ево, Алексеева, крестьянина за Мишку ж. И крепость-де на тое жонку Манку была у него даная, а дала ему тое даную теща ево. И тое-де даную взял челобитчик Меншои Попалитов, как жил у него Алексея, и никакой крепостной Иван на тое жонку з детми не положил. А в челобитной ее, Манкине, написано: отец-де ее служил Григорью Попалитову в кабалном холопстве и он-де Григореи отдал ее зятю своему Алексею Бедареву за дочерью своею в приданых. А он-де, Алексеи, выдал ее у себя замуж за пришлого человека и прижила с ним детей, и та-де кабала, по которой он служил Григорью Попалитову, в Приказной полате записана.

А по справке в Приказной полате Григореи Попалитов служилую кабалу явил на Сенку Иванова // [л.5] прошлом во 127-м году. И в нынешнем во 193-м году ноября в 14 день по приговору боярина и воевод князя Володимера Дмитреевича Долгоруково с товарыщи челобитчику Меншому Попалитову в той жонке и в дочерях ее отказано потому, что он, Меншои, искал тое жонку з детми, назвав старинными людми отца свеого. А той жонки отец служил Меншова Попалитова отцу в кабалном холопстве, а не старинну и для того ей, Манке, з детми волю дать и велено.

Скрепа: Диак Левонтеи Меншов.

Справил Ивашко Степанов.

ОРРК НБЛ. Ед.хр. 2908. Подл, на четырех листах, 166x205, 66x414,166x268 мм.

Сохранность удовлетворительная.

Водяной знак - нижняя часть изображения герба г. Амстердама.

На лицевой стороне помета XX в., красным карандашом: "1685".

На обороте пометы XVII в.: "193-го году ноября в 20 день записать по указу, допрося бабу"; "193-го году ноября в 20 день в Приказной полате перед боярином и воеводами перед князем Володимером Дмитреевичем Долгоруково с товарыщи жонка Манка Семенова дочь в допросе сказала, такову-де отпускную Ивану Нагирину она дала и жить у него, Ивана, и у жены ево и у детей она, Манка, з дочерьми своими хочет. И такова отпускная и челобитная в книгу писаны и пошлины по указу взяты. Диак Артемеи Волков. Писал Федка Бахарев"; XX в., синим карандашом: "1685".

Публикаций не известно, упоминание см.: Ермолаев-№ 1251.-С.186.
I Первый лист в рукописи без записи, 166х203 мм., водяной знак - нижняя часть изображения головы шута.

Вступительную статью и документы к публикации

подготовила Дина Мустафина,

кандидат исторических наук

II. Слово "заручные" написано по чищеному.
III Буква "р" в слове "товарыщи" исправлена по другой букве