2001 1/2

Бригадный генерал Константин Кричиньский

Одним из первых польско-литовских татар, получивших высокое звание генерал-лейтенанта российской армии, был Константин Кричиньский (1847-1924). Он являлся выходцем из знаменитого княжеского рода с Виленщизны, потомки которого прославили себя в ратном деле. Следуя семейным традициям, Кричиньский закончил военное училище и с 1868 года начал свою карьеру в российской пехоте. На его долю пришлось две войны: русско-турецкая (1877-1878) и русско-японская (1904-1905).

В данном очерке речь пойдет об участии Кричиньского, его дивизии и бригады, которой он командовал, в войне с Японией. Основным источником послужили сборники приказов, исследования военно-исторической комиссии по описанию русско-японской войны, доклады, сделанные в Николаевской академии Генерального штаба, ежемесячный журнал "Военный сборник" за 1904-1905 годы, различного рода мемуары и т.д.

К сожалению, даже по ним невозможно до конца проследить боевой путь генерала, ибо на протяжении всей войны в российской армии царила страшная неразбериха, в том числе и в управлении войсками. Чтобы не показаться предвзятыми, приведем донесение командира корпуса генерала Соболева генералу Сахарову: "...генерал Церпицкий в последних боях не имел под своей командой ни одной части своего корпуса. Многие начальники ездили с одним конвоем. Ибо части их были рассыпаны по полкам, батальонами и даже ротами по разным отрядам. Шли толпы, составленные из разных армий, корпусов и дивизий. За все время войны я одни сутки, и то неполные, не имел в своих руках корпус в полном составе..."1 Под этими словами мог бы смело подписаться и генерал-лейтенант К. Кричиньский.

Как свидетельствуют документы, он в качестве командира бригады на войне оказался практически с ее начала. Уже с 22 февраля 1904 года его воинское подразделение входило в 6-ю Восточно-Сибирскую стрелковую дивизию2.

Летом 1904 года генерал Кричиньский принимал участие в боях в составе Восточного отряда под командованием Келлера3. В середине июня подчиненные ему подразделения входили в авангард, которому предписывалось производить разведку противника мелкими партиями.

В первой половине июля, находясь на Янзелинском перевале, Кричиньский временно вступает в должность командира 6-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизии вместо отправленного в госпиталь генерала Романова4. 11 июля в 23.00 Келлер шлет ему телеграмму, в которой требует как можно "скорее привести в исполнение постройку 3-х или 4-х укреплений на левом фланге"5. Речь шла о срочном усилении Тхавуанской позиции. Кроме того, ему предписывалось "отвести 4-ю батарею 6-й артбригады с занимаемых позиций и отправить ее за Янзелинский перевал"6.

Последующие дни ушли на выполнение этих распоряжений. В ночь с 17 на 18 июля исполняющий должность командира 6-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизии генерал-майор Кричиньский отдал приказ о занятии его подразделениями обозначенных позиций7, ибо японцы активизировались и начали наступление, причем там, где стояли полки его бригады. В отражении атак противника особенно отличался 21-й полк, показав доблесть и храбрость8. Хуже дела обстояли в 23-м полку (командир полковник Волков). В полдень 18 июля Кричиньский получил сообщение от подполковника Покатило (командир 3-ей батареи) об отступлении двух рот этого полка. Комдив сразу же отреагировал полевой запиской: "Полковнику Волкову. 1 час 35 минут... Начальник отряда приказал держаться на позициях во что бы то ни стало. Окопы, которые вы освободили, займите во что бы то ни стало". Через пять минут последовала вторая записка, где Кричиньский добавляет: "Начальник артиллерии доносит, что Вы очистили передовые окопы. Что это за окопы? Если это на Тхавуанской позиции, то немедленно занять обратно. Жду донесений"9.

Волков дал соответствующее распоряжение командирам рот, а Кричиньскому сообщил следующее: "Окопы были очищены для укрытия от продольного артогня. Они вновь заняты нашими стрелками, батарее приказано держаться на месте". На этой записке Волкова Кричиньский надписал: "За сообщение благодарю. Жму Вашу руку. Надеюсь на Ваше мужество"10.

Бой тем временем продолжался. 23-й полк отступил и оставил Тхавуанскую позицию. Кричиньский, еще не зная об этом, полагал возможным к вечеру перейти в наступление. Когда же до него дошло это неприятное сообщение, он приказал командиру 24-го Восточно-Сибирского стрелкового полка полковнику Лечицкому вновь овладеть позициями, оставленными 23-м полком. Но предпринятая попытка не удалась11.

Вечером 18 июля состоялся Военный совет по вопросу действий на следующий день. Кричиньскому для задержки противника было приказано занять участок укрепленной позиции влево от 24-го полка. Для этого в его распоряжение передали 23-й Восточно-Сибирский стрелковый полк и 6-ю Восточно-Сибирскую артбри-гаду12.

В начале августа подразделения под командованием генерал-майора Кричиньского находились на правом фланге и в центре Лензанской позиции. Ситуация была относительно спокойной13. Лишь 10 августа в деревне Чипертунь отдается диспозиция для боя его частями и подразделениями14. Однако силы были не равны. Поэтому 13 августа он получил приказ об отступлении к Ляояну на Цафиньтунские позиции15.

Именно здесь 17 августа японцы бросили свои гвардейские части против бригады Кричиньского. Первые удары приняли на себя 23-й и 24-й Восточно-Сибирские стрелковые полки. 21-й полк вскоре пришел им на помощь. В целом части генерала Кричиньского отразили все атаки 10-й японской дивизии16.

Однако 18 августа в 8 часов вечера был получен приказ об оставлении занятых позиций и отходе к Мукдену17.

За бои под Ляояном генерал Кричиньский был отмечен лично командующим 3-м Сибирским армейским корпусом генерал-лейтенантом Ивановым18.

15 сентября 1904 года был издан приказ № 8 по Маньчжурской армии, из которого следует, что 3-й Сибирский армейский корпус, куда входила дивизия Кричиньского, был включен в Восточный отряд под командованием генерал-лейтенанта Штакельберга для участия в наступательной операции на реке Шахэ (22 сен-тября-3 октября 1904 г.)19. И вновь части генерал-майора Кричиньского показали себя с лучшей стороны.

Во время Мукденского сражения (6-27 февраля 1905 г.) 2-я бригада находилась на левом фланге 1-й Маньчжурской армии. Лично генерал Кричиньский командовал войсками, которые занимали Тюпинтайскую позицию20.

Важно отметить, что командир бригады нес основную ответственность за ведение боя. Бригадные генералы могли потребовать от войск величайшего проявления энергии, не будучи обремененными хозяйственными заботами и перепиской. Они составляли подавляющее большинство среди раненых и убитых генералов21.

В данном контексте очевидно, что генерал-майор К.Кричиньский был не только храбрым, мужественным, но и авторитетным командиром, которому доверяли проведение сложных операций на фронте.

 ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Русско-японская война 1904-1905 гг. Сборник приказов.-М.,1941.-С471.
  2. Там же.-С514.
  3. Там же.-С116.
  4. Русско-японская война 1904-1905 гг. Работа военно-исторической комиссии по описанию русско-японской войны.Т.З.Ч. 1,2,-СПб., 1907.-С. 167.
  5. Там же.-С175.
  6. Там же.
  7. Там же.-С172.
  8. Там же.-С.180.
  9. Там же.-С181.
  10. Там же.
  11. Там же.
  12. Русско-японская война 1904-1905 гг. Сборник.. -С.119.
  13. Русско-японская война в сообщениях Николаевской академии Генштаба.Ч.1, 2.-СПб.,1906.-С.102.
  14. Военный сборник.-1905.-№6.-С233.
  15. Русско-японская война 1904-1905 гг. Работа... (Приложение).-С48.
  16. Там же.
  17. Русско-японская война 1904-1905 гг. Сборник...-С.172.
  18. Военный сборник.-1905.-№6.-С241.
  19. Русско-японская война 1904-1905 гг. Сборник...-С.212.
  20. Русско-японская война 1904-1905 гг. Работа... Т.4.-С.132, 141.
  21. Русско-японская война в сообщениях...-С.75-76.

Публикацию подготовили
Яков Гришин,
доктор исторических наук,
Дамир Шарафутдинов,
кандидат исторических наук