2005 1

«Праздник День Победы, никто не спит с двух часов ночи…»

Во многих семейных альбомах рядом с пожелтевшими от времени фотокарточками военных лет есть письма с фронта. Что может лучше и достовернее отразить настроения, мысли и надежды людей военного времени. Треугольничек серой бумаги с номером полевой почты или почтовая открытка с обязательным штампом «Проверено цензурой» расскажут нам гораздо больше, чем тома военных энциклопедий. В них: мысли о доме, о детях, о родных и друзьях, надежда на скорое возвращение, тяготы военного быта и вера в скорую Победу.
В преддверии празднования 60-летия Победы в Великой Отечественной войне мы обратились к письмам мая 1945 г. и предлагаем вниманию читателей письма из семейного архива, переданного недавно в ЦГА ИПД РТ, поэта, переводчика, баснописца Ахмета Исхака (1905-1991). Это его переписка с женой Зейнаб и сыновьями Иршатом и Иликом. Радость Победы в письмах переплетается с болью разлуки и надеждой на скорую встречу любящих друг друга людей. Это счастье не только отдельно взятой семьи, это счастье всего города, страны, всех, кто завоевал Победу тяжелым трудом.

№ 1. Письмо А. Исхака сыновьям
5 мая 1945 г.
Мои друзья! Дорогие мои, Иршат и Илик! Посылаю вам еще одну открытку с цветочками. У нас уже цветут абрикосы и вишни. Красиво в городке. Везде цветы, белые, как снег. Когда вы получите эту открытку, у вас тоже зацветут сады. Будут каникулы. Вы будите играть. Я очень рад, что вы здоровы, что Иршатик выздоровел и что у Илика нос остался целым. Вы пишете, что мама ходила в кино и театр. Вы ее не задерживайте. Ей нужно отдыхать. Она целыми днями работает, заботится о вас. Вы должны уважать ее, любить так, как любит она вас. Ваши письма получаю часто. Спасибо вам обоим. Они меня очень радуют. Уже скоро кончится война, и мы будем говорить не через письма, а сидя вместе где-нибудь в саду, среди вот таких же цветов. Любящий вас Ахмет.
ЦГА ИПД РТ, из новых поступлений.

№ 2. Письмо Зейнаб Исхаковой к мужу
5 часов утра 9-го мая 1945 г.
Мой родной, любимый, жданный I друг!
В самые радостные минуты думаю о тебе, о тебе, мой сердечный друг.
Как я волнуюсь, не знаю даже, как тебе писать, но все равно ты меня поймешь, ты поймешь свою Зейнаб. Скоро-скоро ты меня обнимешь и никогда не оставишь меня. Скоро-скоро мы с тобой поцелуемся крепко-крепко и забудемся в объятиях друг у друга. Ты жив, здоров, ты мой, ты мой.
Какой радостный день, хочется думать только о счастье. С каким глубоким чувством уваженья думаю я о самом дорогом человеке — о нашем любимом, несравнимом друге, о родном Сталине. Он будет жить долго-долго, очень долго и принесет много-много счастья всему человечеству. Мы твердо верили в эту Победу, но когда объявили об этом дне, что-то хочется сказать о нем, ему, Сталину, только нет слов, все кажется, что этого только — мало. Но есть чувства, которые я ощущаю, чувствую, я понимаю тебя, и ты поймешь меня.
Праздник День Победы, никто не спит с 2-х часов ночи, на улице шум, бегают дети. Иршат и Илик тоже не спят. Первая ко мне прибежала моя лучшая подруга Индия. Потом мы пошли на улицу. Я пошла к Газяр, с ней к маме. Потом я пошла к жене Гарифа Галеева, а с ней к Саре. Хорошо на улице. Восходит солнце. Я вспомнила детство, когда в большие праздники также вставали рано и выходили на улицу, бывало радостно-радостно на душе, мы тогда не думали, что за праздник, … его значения, только знали, что большой праздник, и должны радоваться, праздновать.
Наши дети радуются, празднуют и понимают II и понимают, что это за праздник.
Дорогой мой, радуйся, празднуй, веселись, как тебе хочется. Я знаю, что ты будешь думать обо мне. […] Радостно мне, я буду радоваться, […], петь, улыбаться всем-всем, любить детей, ласкать их и за тебя. Мыслями и чувствами буду с тобой. Я не хочу думать о том, что ты далеко. Нет, ты со мной, вот ты ласкаешь меня, ты любишь меня. О какое счастье, так безумно преданно любить своего родного мужа, свою жену. […] [С] этой любовью я с гордо поднятой головой перенесла все трудности.
Поздравляю с Победой. Целую, обнимаю и ласкаю тебя, чувствуй, мой друг. Твоя Зейнаб.
Все трое мы написали тебе. Я детям ничего не сказала, а они сами начали писать. Я только прочитала их письма, осталась довольна. Зейнаб III.

I Так в документе.
II Так в документе.
III Дописано внизу страницы.

ЦГА ИПД РТ, из новых поступлений.

№ 3. Письмо А. Исхака жене
20 мая 1945 г.
Дорогая моя, милая жена! Нет слов для того, чтобы передать ту радость, с которой я прочитал ваши письма! Получил сразу три письма с поздравлением по случаю Победы. От тебя, Иршатика и Илика. Так долго ждали все мы этого дня. И дождались. Хочется обнять всех, дорогих, любимых. Обнять тебя, обнять так, чтобы ты сказала: «Да, это ты! Моя светлая, моя долгожданная любовь». И этот день, Зейнаб, придет. […] Когда? Этого никто тебе, конечно, не скажет. Но он должен прийти скоро. Мы завоевали Победу. Мы завоюем и мир. Мы установим этот мир. Тогда приеду и я. Приеду нежданно, как во сне, ненаяву. Мы будем пощипывать друг друга, чтобы узнать, не сон ли это. Но это будет не сон, а явь. […] Держись еще немного. Крепись. Я тебя знаю. Знаю, какая крепкая духом. И поэтому уверен, что ты не склонишь голову, не скажешь: «Опять! Опять ждать!..» Ждать не нужно. Воодушевленная работа не даст томления. Этот день придет сам. Я не замечаю, как быстро проходит время. Вот сегодняшний день! Выходной. Ребята мои подымаются на час позже. Я встал по-будничному, в 6. Пошел в расположение. Рядом. Почти 3 шага. Занялся стенгазетой. В выходной она должна висеть на стене. Не успел я ее сделать вчера. Не было времени начать засветло. Так, позавтракав, ушел на партактив. Пробыл там до обеда. После обеда закончил стенгазету. Готовился к политзанятиям, к завтрашнему дню. Составил конспекты. Ужин. Готовил к занятиям своих сержантов. И — прошел весь день. Вот сейчас отдыхаю душой и телом. Разговариваю с тобой. Через 15 минут погаснет свет. Завтра начинается горячий, рабочий день. И он пройдет так же быстро, незаметно. Будут короткие, пятиминутные перерывы. Поговорим с друзьями, помечтаем. Будет весело. Вспомнишь тебя. Будет сердцу больно. Но работа не даст долго продолжаться этой боли. Сигнал! Встанешь и окунешься головой в работу. Когда вынырнешь, будет уже вечер. Кто-то скажет: Ложись, завтра на работу! Это — завтрашний день. Томиться некогда. Люди как-то находят время и гулять и скучать. А я нет. Или я не способен к этому, или не хочу. Даже я никогда не думал об этом. Бывает. Иногда и я оказываюсь за столом, за кружечкой вина. Со своими товарищами. Но это случается очень редко. И делается быстро, случайно. […] Как будто это делается на ходу, даже на бегу. Тогда я вспоминаю наши беседы с Гази. Бывало так, что всегда на этих беседах принимали участие, обязательно, ты и Газяр. Сиживали мы долго. […] Но и этот день придет. Посидим мы опять вчетвером. Не в воспоминаниях, а в действительности. А пока, до свиданья, моя дорогая! Спокойной ночи! Пора ложиться спать. Мысленно целую тебя и детей. Передай им горячий привет. Целуй за меня. Как я их хочу видеть. Это поймешь только ты. С приветом, твой Ахмет.
ЦГА ИПД РТ, из новых поступлений.

Публикация
Гульнары Рафиковой,
подборка документов
Любови Хузеевой,
заместителя директора ЦГА ИПД РТ