2012 1/2

Главлит на страже коммунистических ценностей (вторая половина 1960-х гг.)

В 1960-е гг. после короткого периода «оттепели» в общественно-политической жизни страны вновь постепенно наступили «заморозки». В Татарской республике творческих деятелей все чаще одергивали «за нездоровые суждения об ущемлении интересов татарского народа», требовали от них демонстративных проявлений приверженности коммунистической идеологии. Гуманитарная интеллигенция вновь вынуждена была работать в атмосфере двоедушия, конформизма.
В этот период в фазу активной социальной жизни вступало поколение, родившееся после революции, подрастала молодежь, не видевшая войны. Учитывая это, в идеологической работе власти особое внимание уделяли пафосным формам прославления роли большевиков в Октябрьской революции, Гражданской войне, советского народа — в Великой Отечественной войне. Целые «сериалы» помпезных мероприятий влекло за собой празднование круглых дат, связанных с Октябрьской революцией, Великой Отечественной войной. Широкое распространение получали общественно-политические чтения, кинолектории, вечера революционной, боевой и трудовой славы.
С особым пафосом и размахом отмечались юбилеи В. И. Ленина. В ТАССР было много исторических мест, связанных с его именем: дом-музей в Казани, в с. Ленино-Кокушкино, Ленинский мемориал в Казанском университете. В традицию вошло принимать здесь в пионеры, в комсомол, проводить конференции по ленинской тематике. В описании жизни В. И. Ленина, освещении Октябрьской революции идеологическая «рецептура» соблюдалась с особой скрупулезностью. Она не допускала даже малейших отклонений от обретшего ореол святости имени вождя революции, а также партии большевиков, проложившей путь «в светлое будущее». Как показывают публикуемые отчеты Главлита 1960-х гг., даже маститые ученые получали замечания от цензоров за незначительные «фальшивые нотки» в идеологическом звучании темы революции и ее героев.
Представленные ниже документы со всей очевидностью свидетельствуют также о том, что об альтернативных большевистской партии политических силах писать в диалогическом стиле считалось крамолой, их следовало лишь безоговорочно осуждать. Наиболее знаковым событием в этой связи явился запрет на публикацию книги А. Х. Бурганова «Крах теории и тактики меньшевиков и эсеров в Октябрьской революции». Главные претензии цензоров были связаны с тем, что автор пытался не клеймить небольшевиков, чтобы выигрышно оттенить последних.
В этом же контексте следует оценивать и интерпретацию в представленных отчетах татарского демократического движения. Так, цензоры заставили М. Гайнуллина внести исправления в книгу «Татарская литература начала ХХ века». От автора потребовали раскрыть реакционную сущность небольшевистских периодических изданий: «Вакыт», «Шура», «Казан мөхбире». В другом случае главлитовцы не пропустили статью Н. Фаттаха «Тукай и некоторые проблемы татарской литературы» и заставили исправить статью И. Нуруллина «На пути изучения творчества поэта» по причине того, что авторы неверно интерпретировали общественно-политическую ориентацию Г. Тукая, отмечая близость его взглядов к взглядам татарских эсеров.
Указанные нарекания касались и журнала «Казан утлары». Во второй половине 1960-х гг. среди периодических изданий этот журнал не случайно пользовался популярностью среди оппозиционно настроенной татарской общественности. Так, заметный общественный резонанс вызвала развернутая на страницах журнала дискуссия о происхождении башни Сююмбеки.
Стиль отчетов Главлита имел формализованно-схематичный характер. Если в 1950-е гг. в отчетах Главлита прямо указывалось, в чем суть той или иной политической ошибки, то во второй половине 1960-х гг. не высказывались претензии к авторам. Поэтому запреты выглядели как простая перестраховка не понимающих сути вещей цензоров.
 
№ 1. Из отчета Татарского управления Главлита за 1965 г.
[] 2. В газете «Комсомолец Татарии «было вычеркнуто выражение сталинский произвол».
[] 6. При предварительном контроле «Казан утлары» вызвал сомнение очерк Гази Кашшафа «Партийный работник» и поэма Салиха Баттала «На берегах Черемшана». Журнал в верстках был представлен [М. З.] ТутаевуI. Оба произведения были отклонены. В связи с этим обком партии принял решение: журналам «Казан утлары», «Чаян», «Ялкын» все рукописи показывать соответствующим отделам обкома.
ГА РФ, ф. 9425, оп. 1, д. 1225, л. 198.
 
№ 2. Из отчета Татарского управления Главлита за 1966 г.
[] По политическим соображениям сделаны следующие замечания:
1. В журнале «Казан утлары» в статье С. Сулеймановой выдвигалось несколько положений, ведущих к узко национальной ограниченности. Например, автор статьи предлагала открыть в Ленинграде клуб татарского населения, пересмотреть учебники по истории СССР (раздел о татаро-монгольском иге). Она предлагает либо снять, либо дать в младших классах в другой интерпретации. После обсуждения в обкоме КПСС эти положения в статье были сняты.
2. Из третьего номера журнала «Казан утлары» была снята статья Н. Фаттаха «Тукай и некоторые проблемы татарской литературы», в которой ошибочно трактовались вопросы, связанные с формированием демократических взглядов Тукая. Взамен этого была представлена статья Ибрагима Нуруллина «На пути изучения творчества поэта», из которой тоже после вмешательства обкома КПСС был убран целый абзац, где неправильно толковалось отношение Тукая к татарским эсерам. Нуруллин пытается доказать, что Тукай стоял близко к эсерам, поддерживал их и неоднократно печатался в их газетах, и что якобы личная связь и симпатия к одному из лидеров татарской национальной организации «Тан» Г. Исхаки сыграли направляющую роль в творчестве Тукая. После вмешательства это было убрано из статьи.
3. В книге Нуруллиной Р. «Всегда в строю» неправильно толковались факты участия татарского писателя А. Кутуя в организации «Джидигян», в сгущенных красках преподносился факт его обвинения, предъявленный ему в 1937 г.
4. В книге М. Гайнуллина «Татарская литература начала ХХ века» односторонне освещался ряд положений в татарской журналистике и литературной критике эпохи русской революции, не раскрывалась реакционная сущность буржуазных газет того времени «Вакыт», «Казан мухбире», «Шура». С учетом замечаний, сделанных в обкоме, автор внес необходимые замечания, после чего книга была подписана в печать. []
ГА РФ, ф. 9425, оп. 1, д. 1244, л. 202.
 
№ 3. Из отчета Татарского управления Главлита за 1967 г.
[] Вмешательства по вопросам политического характера:
1. Из книги стихов Анвара Давыдова было убрано стихотворение «9 мая».
Стихотворение слабое, упадническое. Автор показывает людей, которые пережили Великую Отечественную войну, что они преждевременно постарели, безнадежно больны, проводят время в очередях и больницах. Автор утверждает, что на долю этого поколения выпало так мало радости и умирают его герои, не отметив юбилеев, не построив дач с верандами.
2. Задержана книга «Выстрел», авторы Е. Зильберман, В. Холявин.
В книге неправомерно много места отводится личности [О. И.] КомиссароваII, как спасителя царя. Вместо портретов революционера, больше фотографий императора Александра Второго и Комиссарова. Книга перерабатывается.
3. В № 8 «Казан утлары» снята статья М. Магдеева «Одна ветвь истории». Статья содержит ряд неправильных положений по национальному вопросу. Он дает положительную оценку деятельности некоторых ученых и литераторов, как Гаяз Максудов, Ж. Валиди, Г. Мансуров, которые впоследствии оказались националистами.
4. При предварительном контроле книги А. [Х.] Бурганова «Крах теории и тактики меньшевиков и эсеров в Октябрьской революции» у редактора Шамсутдиновой возникли сомнения. Об этом было доложено секретарю обкома Валееву. По его указанию издательство направило книгу в ИМЛIII. []
ГА РФ, ф. 9425, оп. 1, д. 1271, л. 196.
 
№ 4. Из отчета Татарского управления Главлита за 1968 г.
[] В январе 1968 г. из ИМЛ получили отзыв на книгу А. [Х.] Бурганова, рецензия ленинградских историков Ю. С. Токарева и О. Н. Знаменского с заключением, что книга не может быть издана в этом виде, и было рекомендовано переделать монографию. Автор чрезмерно увлекается цитированием высказываний руководителей мелкобуржуазных партий, чувствуется тенденция противопоставления Февральской и Октябрьской революций.
Неуместно и даже двусмысленно даются ссылки на контрреволюционера [Л. Г.] Корнилова. В книге 2 больших раздела посвящены критическому разбору произведений Сталина.
Автор увлекается отрицательной характеристикой личности Сталина, что в своих суждениях идет вразрез с постановлением о последствиях культу личности Сталина. Делает неудачный экскурс к 1930 годам, репрессиям и подсчетам жертв. В связи с этим автор делает неосновательные ссылки на троцкиста А. В. Снегова, называя его воспоминания убедительными.
Учитывая серьезные замечания ИМЛ, издательство сняло с производства книгу [А. Х.] Бурганова. []
ГА РФ, ф. 9425, оп. 1, д. 1306, л. 207.
 
№ 5. Из справки начальника Управления по охране государственных тайн при СМ ТАССР Д. С. Шакирзяновой заведующему отделом науки и учебных заведений М. Х. Хасанову о недостатках в вузовских учебниках
1969 г.
[] «Из истории Татарии» под редакцией [А. Л.] Литвина были сделаны серьезные замечания.
[] «Из истории партийной организации» были сняты статьи [М. А.] Мулюкова и Бородина.
Некачественно была подготовлена брошюра «Прочитано Ильичем» под редакцией [А. Л.] Литвина. При предварительном контроле эта брошюра была послана в ИМЛ, оттуда в кремлевскую библиотеку, откуда были сделаны серьезные замечания автору. Только после учета их замечаний брошюра была пущена в печать.
Были сделаны серьезные замечания [Р. И.] Нафигову «Первый шаг в революцию» о казанском периоде жизни Ленина.
Из сборника КИЯЛИIV «Татария в период Великого Октября» под ред[акцией] [З. И.] Гильманова и [А. М.] Залялова нами были сняты ссылки на изъятые книги М. Сагидуллина «Татарские трудящиеся на путях Великого Октября», «К истории ваисовского движения», на неопубликованную книгу А. Х. Бурганова.
При подготовке книг по истории татарской литературы сотрудники КИЯЛИ нередко вносят путаницу при оценке творчества Дэрдменда, Гали Рахима, Ризы Фахретдин[а], неправильно восхваляя их творчество без критического партийного подхода к их деятельности после Октября.
ГА РФ, ф. 9425, оп. 1, д. 1376, л. 207-209.
 
Публикацию подготовила
Альфия Галлямова,
доктор исторических наук


I. Тутаев Мунавар Закирович (1924-1994), доктор исторических наук, в 1959-1966 гг. заведующий отделом пропаганды и агитации Татарского обкома КПСС, с 1960 г. секретарь по идеологии (здесь и далее подстрочные примечания редакции).
II. О. И. Комиссаров спас жизнь царя Александра II во время покушения 4 апреля 1866 г.
III. Институт марксизма-ленинизма.
IV. Казанский институт языка, литературы и истории.