2011 1/2

«Вам… шлет татарский народ свой пламенный салям!» (О некоторых особенностях создания и публикации «Письма татарского народа фронтовикам-татарам»)

«Письмо татарского народа фронтовикам-татарам» появилось в ряду других коллективных писем-наказов, написанных от имени разных народов СССР1. Издавались эти письма схожим образом: сперва публикация в центральных газетах («Правде» и «Известиях»), затем — в республиканских изданиях и фронтовых газетах. Нам не удалось найти документ, инициировавший написание «Письма татарского народа», но то, что такой документ был и исходил из Центра, представляется несомненным.
История подготовки и публикации рассматриваемого документа дает ряд небезынтересных штрихов, характеризующих эпоху. Речь идет в первую очередь о практике использования национального фактора. В документе описываются подвиги татар совместно с другими народами СССР1 на фронтах Великой Отечественной войны. Характеризуется многовековая совместная мирная жизнь русских и татар. Русский народ при этом предстает подлинным старшим братом татарского народа, первопричиной всех его современных достижений. В «Письме» цитируется фрагмент известного стихотворения Тукая «Китмибез!» («Не уйдем!»), приводятся татарские народные пословицы и поговорки. В более ранних редакциях «Письма» приводились цитаты из татарских баитов и песен о русско-французской войне 1812-1814 гг.I и Первой мировой войне, а также о зверствах фашистов в отношении татар на оккупированных территориях. В заключение «Письмо» призывает бойцов беспощадно бить фашистовII. Труженики тыла (т. е. «татарский народ») в свою очередь обязуются увеличить выпуск вооружения и боеприпасов, сдавать государству во все возрастающем количестве продукцию сельского хозяйства.
По воспоминаниям писателя Г. Баширова, составление «Письма татарского народа» было поручено Татарским обкомом ВКП(б) Институту языка, литературы и истории при СНК ТАССР. Там же собирались необходимые материалы. Посовещавшись, сотрудники института и писатели решили доверить написание текста писателю Кави Наджми. Помогали ему литературовед Гази Кашшаф (во время написания «Письма» — член правления Союза советских писателей ТАССР) и фольклорист Хамит Ярми (Х. Х. Ярмухаметов). При составлении «Письма» были использованы различные справки, газетные публикации, энциклопедии, письма и другие материалы. По свидетельству Х. Ярми, после завершения работы над текстом, «Письмо» было зачитано членам обкома ВКП(б)2. Авторы воспоминаний не указывают времени завершения подготовки «Письма». Самая ранняя редакция относится к декабрю 1942 г. и подстрочного перевода на русский язык не имеет. В последующем текст подвергся весьма существенной редакторской правке.
Подстрочный перевод «Письма» на русский язык был подготовлен писательницей и переводчицей Сарвар АдгамовойIII, стилистическую обработку перевода осуществил Константин Федин3. Окончательная версия была опубликована на татарском и русском языках в виде листка и разослана по районам и городам республики для сбора подписей. Очевидно, публикацию «Письма» в виде листка следует датировать январем — началом февраля 1943 г. К 3 марта «Письмо» подписало 1 511 137 человекIV. 5 марта 1943 г. «Письмо» было опубликовано в «Правде» и «Известиях», 6 марта — в республиканских газетах «Кызыл Татарстан» и «Красная Татария», затем — во фронтовых газетах. «Письмо» было зачитано и по радио. Русский текст читал Ю. Левитан, татарский — Х. Ярми4.
Обращение к фронтовикам-татарам вызвало большой патриотический подъем среди солдат и офицеров. На него своими письмами отвечали воины целых фронтов и воинских подразделений5.
Существует несколько редакций документа. Рукописных беловиков или черновиков нам выявить не удалось. Письмо было составлено на татарском языке. Самая ранняя известная нам редакция татарского текста «Письма» относится к концу 1942 г.6 Следующая редакция датируется февралем 1943 г.7 Ее текст практически совпадает с текстом «Письма», опубликованным в виде листовки.
Первоначально составители «Письма» пытались показать хана Шах-Али в качестве положительного героя татарской и российской истории (это первая и единственная известная нам в новейшей истории попытка). «В эпоху Ливонской войны 1558-1582 годов самые большие походы трехсоттысячной русской армии были осуществлены под предводительством прославленного татарского полководца Шах-Али. Шах-Али и татарские воины, участвовавшие вместе с ним в Ливонской войне, глубоко осознавали, что будущность их народа заключается в совместной жизни и братском единении с великим русским народом. Они заронили в сердца предков нынешних фашистов страх, передающийся из поколения в поколение»8. В этом же экземпляре данный абзац был отредактирован следующим образом: «В эпоху Ливонской войны 1558-1582 годов в походах русской армии против немцев принимало участие много татарских джигитов. Татарские воины, глубоко осознававшие, что будущность их народа заключается в совместной жизни и братском единении с великим русским народом, заронили в сердца предков нынешних фашистов страх, передающийся из поколения в поколение»9. Видятся две причины таких существенных правок. Во-первых, по понятиям того времени, татарский полководец не мог возглавлять походы русской армии: упоминание об этом преуменьшило бы роль русского народа, как «старшего брата» других народов СССР, и отдавало бы «татарским национализмом». Второй причиной изъятия имени Шах-Али (кстати, названного «татарским полководцем», а не ханом), на наш взгляд, было то, что в потенции это могло породить в татарском национальном сознании представление о татарах как самостоятельной силе, способной иметь своего лидера.
Возможно, та же причина привела к следующей правке. Предложение «объединение татарского народа в единый боевой лагерь вокруг великого полководца Сталина заронило в сердца немецких оккупантов невиданный ужас»10 было исправлено на «объединение в единый боевой лагерь вокруг великого полководца Сталина татарского народа заронило в сердца немецких оккупантов невиданный ужас»11.
В последующие редакции«Письма» были добавлены примеры жестокого обращения немецких фашистов с татарским населением оккупированных территорий СССР (Украины, Белоруссии, Прибалтики, Сталинградской области РСФСР)v.
В опубликованных татарском и русском текстах имеются незначительные расхождения по содержанию.
«Письмо татарского народа» полностью публиковалось несколько раз в 1943 г. и один раз в 1946 г.12 За период публикации татарский текст пять раз, а его русский перевод — трижды претерпели правки по содержанию. В первой официальной публикации татарского текста в газете «Кызыл Татарстан» от 6 марта 1943 г. имелось предложение: «На землях Крыма и Кавказа рекой льется кровь наших братьев и слезы наших сестер». Под «братьями и сестрами» здесь имелись в виду этнически родственные татарам народы Северного Кавказа и крымско-татарский народ. Во втором издании «Письма», вышедшем отдельной брошюрой в том же 1943 г., слова о родстве татар с народами Кавказа уже отсутствуютVI. Наконец, из последней полной публикации письма (1946 г.) исключено упоминание и о «наших братьях, проливающих слезы в Крыму». Эта фраза была исключена и из публикации русского перевода письма в издании 1946 г. Причиной удаления были выдвинутые советскими властями обвинения крымских татар в массовом предательстве и депортация крымско-татарского народа в 1944 г. Из татарского текста письма в 1946 г. было исключено даже безобидное предложение о том, что «в прошлом татарский народ сумел сберечь свою культуру» (во всех публикациях русского текста оно было оставлено).
Несколько слов об особенностях сбора подписей под «Письмом». Кампания по сбору подписей, как и само написание «Письма», была организована партийными органами (в обкоме этим занимался отдел пропаганды и агитации). Обнаружить документы о сборе подписей на промышленных предприятиях и вообще в городах республики нам не удалось. На селе значительная часть подписей была собрана путем проведения «районных собраний трудящихся», «митингов-совещаний районного актива» с участием представителей колхозов, предприятий и учреждений (обычно это были председатели колхозов, сельсоветов, секретари первичных парторганизаций, стахановцы, районный и местный актив). Участники мероприятий подписывали «Письмо» от имени своих односельчан и сослуживцевVII. В некоторые районы для обсуждения и подписания «Письма» были направлены представители обкома, Казанского горисполкома. Во многих докладных записках, представленных этими уполномоченными и райкомами ВКП(б) в Татарский обком партии, сказано о проведении таких мероприятий 15 февраля 1943 г.13 Вероятно, дата проведения собраний быланазначена обкомом.Часть подписей собиралась на местах — в колхозах, МТС и других учреждениях. Были случаи, когда по каким-то причинам «Письмо» подписывали не все участники собрания14. Обком требовал у райкомов предоставления подлинников подписейVIII.
При подготовке «Письма» к официальной публикации в обкоме был составлен список из 48 подписантов, достойных быть упомянутыми поименно. В него вошли представители промышленности, сельского хозяйства, науки, культуры, партийного и государственного аппарата, герои войны из татар и представителей других национальностей15.
Письменные данные о количестве подписавших «Письмо» из отдельных районов поступали в обком уже после его официальной публикации16. Таким образом, вопрос о степени достоверности указанной в публикациях «Письма» цифры в 1 511 137 человек остается открытымIX. Но он не имеет принципиального значения: люди под этим документом, несомненно, подписывались искренне, желая скорейшего и победоносного завершения войны, возвращения домой родных и близких. Здесь чаяния людей совпали с интересами режима. Свою роль сыграл и талантливо написанный текст «Письма». Его сильное эмоциональное воздействие на слушателей и читателей подтверждается воспоминаниями и свидетельствами очевидцев17.
В последнем полном издании «Письма» на русском и татарском языках (1946 г.) из числа подписантов было исключено имя Ф. Б. Бадретдинова. Ко времени первой публикации письма он являлся третьим секретарем Татарского обкома ВКП(б). Причиной исключения его имени, несомненно, был вынесенный ему решением бюро обкома от 11 октября 1945 г. строгий выговор «за антигосударственную практику в проведении хлебозаготовок»18. Вина Ф. Б. Бадретдинова, в 1943-1945 гг. занимавшего пост первого секретаря Куйбышевского райкома ВКП(б), заключалась в стремлении смягчить условия поставок хлеба государству, чтобы облегчить экономическое положение жителей подведомственного района.
И еще одно наблюдение. В «Письме» для обозначения татарской Отчизны был использован образ «Идел-йорт» (в русских изданиях это выражение переведено как «родная Волга»). Эти слова были заимствованы авторами документа из татарского народного дастана «Идегей»X и оставлены даже в последнем полном издании «Письма» на татарском языке (1946 г.), хотя после постановления ЦК ВКП(б) от 9 августа 1944 г. «О состоянии и мерах улучшения массово-политической и идеологической работы в Татарской партийной организации» даже упоминание этого эпоса фактически было запрещено.
Можно предположить, что непосредственной причиной, побудившей власти прибегнуть к практике публикации подобных писем, было критическое положение на южных фронтах, сложившееся к осени 1942 г., а также осуществление в ноябре 1942 — феврале 1943 гг. судьбоносной для страны Сталинградской стратегической наступательной операции. В этих условиях правительство было вынуждено использовать все возможные ресурсы для мобилизации населенияXI. Когда исход войны окончательно определился в пользу Советского Союза, идеологический контроль и давление на национальную культуру немедленно усилились19. Это нашло отражение и в изменениях, вносившихся в текст «Письма татарского народа фронтовикам-татарам» при его подготовке и публикации в 1942-1946 гг.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Об этих письмах см.: Лихоманов М. И. «Правда» в борьбе за мобилизацию советского народа на помощь фронту в первый период Великой Отечественной войны // Вестник Ленинградского университета. – 1958. – № 8. – С. 81.
2. Бәширов Г. Тормыш юлында. – Казан, 1986. – Б. 145-146. См. также: Татар әдәбияты тарихы. – Казан, 1989. – Т. 5. – Б. 18.
3. Бәширов Г. Күрс. хез. – Б. 146-147; Гильманов З. И. Татарская АССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. – Казань, 1977. – С. 269.
4. Бәширов Г. Күрс. хез. – Б. 147.
5. Татария в период Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.): Сб. документов и материалов / Сост. А. М. Залялов, Ю. И. Смыков, Н. А. Субаев. – Казань, 1963. – С. 347, примеч. 55; Татар әдәбияты тарихы. – Т. 5. – Казан, 1989. – Б. 18-19; Кабирова А. Ш. Влияние властных структур на массовое сознание населения в Татарстане в годы Великой Отечественной войны (1941-1945) // Научный Татарстан. – 2009. – № 2. – С. 162-163. Публикацию некоторых ответных писем и отрывков из них см.: Совет Ватаны өчен сугышларда (Фронтлардан килгән хатлар җыентыгы). – Казан, 1946. – Б. 22-24; В боях за нашу Советскую Родину (Сборник документов Великой Отечественной войны). – Казань, 1946. – С. 20-23; Книга героев. – Т. I. – Казань, 1946. – С. 14-17; Татария в период Великой… – С. 284-286.
6. ЦГА ИПД РТ, ф. 15, оп. 5, д. 893, л. 3-23. В этом машинописном экземпляре документа есть датированная 24 декабря 1942 г. резолюция помощника секретаря Татарского обкома ВКП(б) З. С. Яхина о направлении документа заведующему сектором печати Татарского обкома ВКП(б) И. Х. Сабитову.
7. Там же, д. 892, л. 18-35.
8. Там же, д. 893, л. 11-12. В оригинале: «1558-1582нче еллардагы Ливон сугышы чорында өч йөз мең кешелек рус армиясенең иң зур походлары атаклы татар полководецы Шаһгали җитәкчелегендә үткәрелә. Үз халкының яшәү таянычын фәкать бөек рус халкы белән бердәм тормыш коруда, иң якын туганнарча аерылмый гомер сөрүдә икәнлеген тирәнтен аңлаган Шаһгали һәм аның белән бергә Ливон сугышларына катнашкан татар гаскәрләре хәзерге фашистларның бабаларының йөрәгенә нәселдән нәселгә күчеп сөйләнерлек курку салганнар».
9. Там же, л. 11-12. В оригинале: «1558-1582нче еллардагы Ливон сугышы чорында рус армиясенең немецләргә каршы походларында күп кенә татар егетләре катнашалар. Үз халкының яшәү таянычын фәкать бөек рус халкы белән бердәм тормыш коруда, иң якын туганнарча аерылмый гомер сөрүдә икәнлеген тирәнтен аңлаган татар гаскәрләре хәзерге фашистларның бабаларының йөрәгенә нәселдән нәселгә күчеп сөйләнерлек курку салганнар».
10. Там же, л. 16. В оригинале: «Татар халкының бөек полководец Сталин тирәсендә бердәм сугышчан лагерь булып туплануы немец оккупантлары йөрәгенә моңарчы күрелмәгән дәрәҗәдә дәһшәтле курку салды».
11. Там же. В оригинале: «Бөек полководец Сталин тирәсендә татар халкының бердәм сугышчан лагерь булып туплануы немец оккупантлары йөрәгенә моңарчы күрелмәгән дәрәҗәдә дәһшәтле курку салды».
12. Публикации на русском языке: Правда. – 1943. – 5 марта; Известия. – 1943. – 5 марта; Красная Татария. – 1943. – 6 марта; В боях за нашу Советскую Родину (Сборник документов Великой Отечественной войны). – Казань, 1946. – С. 10-19; на татарском языке: Кызыл Татарстан. – 1943. – 6 март; Фронтовик татарларга татар халкыннан сәлам хат. – Казан, 1943. – 15 б.; Совет Ватаны өчен сугышларда (Фронтлардан килгән хатлар җыентыгы). – Казан, 1946. – Б. 11-21.
13. См., например: ЦГА ИПД РТ, ф. 15, оп. 5, д. 900, л. 3, 30, 32, 91.
14. См., например: ЦГА ИПД РТ, ф. 15, оп. 5, д. 891, л. 13.
15. ЦГА ИПД РТ, ф. 15, оп. 5, д. 893, л. 42, 44, 45. Имеется статистическая выкладка по национальности, полу и социальному положению этих 48 человек: «а) татар — 36; б) женщин — 21; в) представителей колхозов, совхозов и МТС — 21; г) представителей промышленности — 7; д) представителей науки — 3; е) представителей культуры и искусства — 7; ж) парт[ийных,] комсом[ольских,] советск[их] работников — 9» (там же, л. 43).
16. См., например: ЦГА ИПД РТ, ф. 15, оп. 5, д. 891, л. 6, 7, 9-14.
17. См., например: Бәширов Г. Күрс. хез. – Б. 146; Гильманов З. И. Указ. соч. – С. 269.
18. ЦГА ИПД РТ, ф. 15, оп. 61л, д. 200, л. 157-158.
19. Кабирова А. Ш. Указ. соч. – С. 162.
Ильяс Мустакимов,
заведующий сектором Главного архивного управления при КМ РТ
Гузель Фаезова,
начальник отдела ЦГА ИПД РТ


I.  Этот фрагмент не вошел в последующие редакции «Письма», что, по-видимому, было обусловлено причинами как технического (желанием сократить объем текста), так и политического характера: часть французов воевала в рядах Красной Армии (эскадрилья «Нормандия»).
II. Здесь ярко прослеживается влияние на составителей «Письма» статьи И. Эренбурга «Убей!», опубликованной в «Красной Звезде» 24 июля 1942 г.
III. По другим сведениям, переводчиком письма на русский язык был поэт Бруно Зернит (Шамова А. Письмо татарского народа фронтовикам-татарам // Казанцы — Победе. Вахитовский район. – Казань, 2005. – С. 5). Однако свидетельства человека, принимавшего непосредственное участие в составлении «Письма» (каковым являлся Х. Ярми), представляются нам более весомыми.
IV. Цифра из текста телеграммы секретаря Татарского ОК ВКП(б) С. Ш. Гафарова директору Института языка, литературы и истории при СНК ТАССР Х. Ярмухаметову (ЦГА ИПД РТ, ф. 15, оп. 5, д. 760, л. 15). Указанная цифра фигурирует во всех публикациях «Письма».
V.Выяснение достоверности приведенных в письме примеров не относится к задачам настоящей статьи.
VI. Возможно, упоминание о родстве татар с народами Кавказа было удалено из письма в связи с началом депортации ряда народов Кавказа, начавшейся изданием Указа Президиума Верховного Совета СССР от 12 октября 1943 г. о выселении карачаевцев из Карачаевской автономной области «в связи с тем, что в период оккупации многие карачаевцы вели себя предательски» (Бугай Н. Депортация народов // Война и общество, 1941-1945. Книга вторая. – М., 2004 // Журнал «Скепсис» www.scepsis.ru [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://scepsis.ru/library/id_1237.html). В таком случае данное издание «Письма» следует относить к периоду после 12 октября 1943 г.
VII. Так, в собрании трудящихся Арского района приняло участие 246 человек от 29 сельсоветов. Участники собрания подписали письмо от имени 11 671 человека (ЦГА ИПД РТ, ф. 15, оп. 5, д. 891, л. 6).
VIII. См. характерную резолюцию секретаря Татарского ОК ВКП(б) по пропаганде и агитации С. Ш. Гафарова на докладной заведующей отделом пропаганды и агитации Бавлинского РК ВКП(б) (ЦГА ИПД РТ, ф. 15, оп. 5, д. 891, л. 7).
IX. В одном недатированном, но, судя по всему, близком ко времени официальной публикации «Письма» документе упоминается цифра в 1 109 463 подписавшихся (ЦГА ИПД РТ, ф. 15, оп. 5, д. 891, л. 19), в другом — 1 209 463 подписавшихся (ЦГА ИПД РТ, ф. 15, оп. 5, д. 893, л. 41).
X. В самой ранней редакции «Письма» приводится и пространная цитата из этого эпоса (ЦГА ИПД РТ, ф. 15, оп. 5, д. 893, л. 22).
XI.Таким же вынужденным шагом со стороны власти в годы войны было использование религиозного фактора (см.: Мальцев В. Священная война // НГ-Религии. – 19 мая 2010 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://religion.ng.ru/history/2010-05-19/7_holywar.html).