2002 3/4

Жизнь, отданная арабистике

Слово о профессоре А.Б.Халидове1

Выдающийся ученый-востоковед, арабист и исламовед, лучший знаток арабо-мусульманских рукописей и средневековой арабской культуры в России и Восточной Европе — Анас Бакиевич Халидов с 1999 года жил в Казани и был профессором Института востоковедения Казанского государственного университета. Возглавлявший более 30 лет Арабский кабинет, а затем сектор Ближнего Востока Санкт-Петербургского филиала Института востоковедения АН СССР, профессор А. Б. Халидов внес значительный вклад в дело возрождения казанского востоковедения, который еще предстоит по достоинству осознать и оценить.
А. Б. Халидов родился 25 февраля 1929 года в ауле Чирки-Кощаково (Казма) Буинского района РТ, а вырос в Казани и Ташкенте.
В 1946 году он стал студентом кафедры арабской филологии Восточного факультета Ленинградского государственного университета. Послевоеннный Востфак имел сильный состав преподавателей. Арабский язык и литературу преподавали всемирно известный ученый, академик И. Ю. Крачковский, будущие профессора В. И. Беляев и И. Н. Винников, которых А. Б. Халидов мальчишкой видел в Ташкенте в эвакуации, недавно вернувшийся из лагеря А. П. Ковалевский, знакомый нам как автор перевода «Записок» Ибн Фадлана2. Лекции читали такие выдающиеся представители отечественного классического востоковедения, как историк Древнего Египта В. В. Струве, историк Средней Азии А. Ю. Якубовский, иранист И. П. Петрушевский, многогранный специалист - лингвист В. М. Жирмунский. Способный и трудолюбивый студент Анас Халидов не затерялся среди своих сверстников и в 1951 году получил назначение в аспирантуру Института востоковедения АН СССР, от которого в Ленинграде тогда оставалась небольшая группа сотрудников при отделе рукописей3. В 1955 году, после защиты кандидатской диссертации, он был принят на работу в институт.
Свой путь ученого Анас Халидов начал с увлечения актуальной современностью и интересовался новейшей арабской художественной литературой. Его диссертация была посвящена художественной прозе египетского писателя Таха Хусайна. Он занимался переводами с арабского на русский язык, в частности, перевел новеллы Вали ад-дина Йекуна, Абд ал-Масиха Хаддада4 и др. К отдельным темам по современной арабской литературе Анас Бакиевич обращался и позже, но понял, что изучать предмет надо с глубоких корней, и перешел к средневековой литературе, более близкой ему по духу, поскольку интерес к ней пробудился еще в детстве под влиянием отца, большого знатока и ценителя традиционной мусульманской литературы и культуры. Главным для него стали арабские рукописи. Немалую роль в этом сыграл его руководитель — профессор Виктор Иванович Беляев, прекрасный знаток восточной рукописной книги, человек обширных знаний и величайшей научной добросовестности. Именно он привил молодому ученому умение работать с рукописями с необходимой для этого кропотливостью и дотошностью. Первыми большими публикациями А. Б. Халидова, выполненными под руководством В. И. Беляева, стали подробное описание рукописей арабской художественной прозы5, критический текст сочинения географа X века Абу Дулафа6 и перевод с английского языка общего обзора арабской литературы Хэмилтона Гибба7.
Едва утвердившись как ученый, Анас Бакиевич оказался перед необходимостью возглавить в 1961 году Арабский кабинет8 возрожденного Ленинградского отделения Института востоковедения, так как руководивший кабинетом В. И. Беляев должен был сосредоточиться на преподавательской работе в университете, и другого арабиста с соответствующим уровнем филологической подготовки в отделении не было. Возглавить кабинет, которым ранее руководил академик Игнатий Юлианович Крачковский, было не только честью, Анас Бакиевич воспринимал это как огромное моральное обязательство.
Постепенно Анасу Бакиевичу удалось собрать работоспособный и сильный коллектив. Делом чести этого коллектива он считал создание полного каталога арабских рукописей Института востоковедения. Эта работа шла трудно, приходилось быть не только ее координатором, но и проверять весь текст, каждое описание по отдельности, так как и руководителю, и составителям не хватало необходимой квалификации. Упорство было вознаграждено - каталог, ставший итогом работы нескольких поколений петербургских ориенталистов, наконец увидел свет9.
Это только один пример характерного для Анаса Бакиевича чувства личной ответственности перед наукой, заставляющей брать на себя завершение начатых важных научных предприятий. Именно это побудило его довести до издания «Историю новой арабской литературы» А. Е. Крымского10. Совместно с профессором Олегом Георгиевичем Большаковым он отредактировал и издал незаконченные В. И. Беляевым переводы сведений о Средней Азии из «Истории» ат-Табари11. Одной из последних прижизненных крупных публикаций Анаса Бакиевича стало критическое издание (на основе уникальной петербургской рукописи) одного из томов «Китаб ал-аврак» (Книга листков) ас-Сули с переводом на русский язык12, которое также не было доведено до конца его учителем.
Большим вкладом в изучение средневековой арабской культуры в СССР стал перевод «Индии» ал-Бируни, выдержавший два издания13.
Деятельность Анаса Бакиевича как издателя и переводчика охватывает уникальные и редкие рукописи из собрания ЛО ИВ АН СССР. Он подготовил факсимиле рукописей «Китаб ал-маназил ва-д-дийар» Усамы б. Мункиза14, «Бухарский вакф XIII в.»15, перевел на русский язык отрывки из двадцатитомной «Книги песен» (Китаб ал-агани) Абу ал-Фараджа ал-Исфахани16.
Арабская рукописная книга интересует Анаса Бакиевича не с чисто технической, материальной стороны, а скорее как ворота в обширный мир арабо-мусульманской культуры, как путь к пониманию психологии литературного труда средневековых авторов. Этот подход к исследованию арабской культуры, продемонстрированный сначала в 1982 году в одной из глав коллективных «Очерков истории арабской культуры V-XV вв.»17, дал великолепные плоды в прекрасной монографии «Арабские рукописи и арабская рукописная традиция»18, которая в 1984 году была защищена в качестве докторской диссертации.
Отдельное направление в исследованиях арабских рукописей профессором А. Б. Халидовым составляет изучение редких рукописей (описание или составление каталогов), хранящихся в библиотеках СССР и других стран. В результате он подготовил более тридцати статей, большая часть которых опубликована на английском, французском и арабском языках. Среди них отметим такие его работы, как «Собрание арабских рукописей Народно-Демократической Республики Йемен»19, «Рукописи трудов Ибн Сины на арабском языке в коллекции Ленинградского отделения Института востоковедения АН СССР»20, «Сборная арабская рукопись из библиотеки Казанского университета»21, «Рукописи библиотеки Мухаммада Парса»22, «Уникальная багдадская рукопись литературной антологии XIV в.»23, «Рукописи сочинений ал-Газали в Дагестане»24.
В целом же профессор А. Б. Халидов — автор более чем 120 публикаций, среди них — 17 монографий. А. Б. Халидов участвовал в подготовке к печати трудов В. В. Бартольда и И. Ю. Крачковского, входил в состав редколлегий коллективных трудов, серий и периодических органов (например, в серии «Памятники письменности Востока», а также в серии «Письменные памятники Востока, Ежегодник»), выступил ответственным редактором в целом ряде работ, которые стали заметным явлением в отечественном востоковедении25.
А. Б. Халидова приглашали читать лекции (курс «Введение в арабскую филологию», спецкурсы и др.) на кафедре Арабской филологии Восточного факультета Ленинградского университета, в 1987 году он получил звание профессора. Его ученики работают в С.-Петербурге, Казани, Украине, Казахстане, Сирии, Вьетнаме, США.
Эрудиция и научные заслуги А. Б. Халидова принесли ему международную известность, особенно в арабских странах. Достойным признанием его заслуг перед арабской культурой стало включение его в состав комиссии по присуждению Кувейтской премии по науке (изучение наследия) за 1988 год. А в 1993 году он был приглашен лично королем Марокко Хасаном Вторым на проводимый им семинар по актуальным проблемам ислама.
Еще одна сторона научных изысканий А. Б. Халидова была предопределена его происхождением. Он вырос и был воспитан под влиянием своего отца, Баки Халидова, любимого ученика знаменитого татарского богослова и философа начала XX века Мусы Бигиева. Баки Закирович Халидов (1905-1968 гг.) получил традиционное образование, хорошо освоил соответствующие науки, в том числе арабский и персидский языки, в то же время он увлекался и точными науками26. Б. 3. Халидов оказался у истоков становления востоковедной науки в Узбекистане, начав преподавание пушту и фарси, а затем и арабского языков в Ташкентском университете (с 1947 года)27. В память об отце А. Б. Халидов оформил в виде статей и опубликовал ряд материалов Б. 3. Халидова, основной научный интерес которого был связан с аз-Замахшари28. Два признанных ученых, отец и сын, не часто видевшиеся, при встречах обсуждали прошлое и будущее мусульманского наследия татар. В Ленинграде А. Б. Халидов продолжал эти беседы с профессором Абдрахманом Тагировичем Тагирджановым (1907-1983 гг.), преподавателем персидского языка и литературы Ленинградского университета (кафедра иранской филологии Восточного факультета), который так же, как и Баки Халидов, был одним из шакирдов Мусы Бигиева.
На протяжении всей своей научной деятельности А. Б. Халидов отслеживал новые факты (не пропуская даже самые мелкие) из арабских источников, имеющие отношение к истории татар. Одна из первых публикаций А. Б. Халидова, касающаяся Волжской Булгарии, была связана с путешествием Абу Хамида ал-Гарнати29. Позднее он подготовил статьи «Сообщение арабской хроники XII века о посольстве из Волжской Булгарии в Багдад»30, «Сведения арабских географов о Волжской Булгарии» и др. Как известно, выявление новых материалов из источников на арабском языке в дополнение к корпусу уже известных осложнено их рассеянностью в письменных памятниках, напрямую никак не связанных с историей тюрок. Уникальность А. Б. Халидова как специалиста в том и состояла, что он, обладая обширными и глубокими знаниями по средневековой арабо-мусульманской культуре, хорошо представлял и вклад тюрков в общеисламское наследие, и то, как выделить из этого наследия пласт материалов, важный для тюрко-татарской истории.
Начавшиеся в 1985 году в СССР перемены сняли ограничения на изучение ислама в России, и А. Б. Халидов принимает участие в подготовке справочника «Ислам на территории бывшей Российской империи». Ему принадлежат несколько статей: «Восточная Европа», «История ислама в Санкт-Петербурге»31, «Шихаб ад-дин Марджани»32 и др. Он выступает с докладами по истории ислама в России и Восточной Европе, истории мусульманского книгопечатания в России, истории востоковедения в России на международных конференциях в Дубае, Марокко, Финляндии и других странах.
Обратившись к теме издания книг на арабском языке в дореволюционной России, А. Б. Халидов подготовил две работы — «Каталог книг на арабском языке, изданных в России до 1917 года» и «Каталог изданий Корана в России до 1917 года», которые готовятся к изданию в Арабских Эмиратах.
В течение последних десяти лет (с 1992 г.) профессор А. Б. Халидов часто приезжал в Казань для участия в различных конференциях или как оппонент на защиту кандидатских и докторских диссертаций, а когда появилась возможность — читать лекции по арабской филологии и исламоведению в Казанском университете.
В это же время в Казани начались активные исследования по выявлению письменных источников по истории татар и Казани, в том числе и на арабском языке. Профессор А. Б. Халидов совместно со своим коллегой-единомышленником и другом, профессором КГУ М. А. Усмановым, оказался экспертом и основным участником нескольких проектов. Его компетентность и авторитет способствовали успешности научных поисков казанских ученых в библиотеках Турции, Кипра, Египта. Так, с задачей выявления сочинений булгаро-татарских мыслителей в зарубежных рукописных коллекциях Анас Бакиевич побывал в библиотеке Сулеймания в Стамбуле, где исследовал и сравнивал списки «Зухрат ар-рийад ва нузхат ал-кулуб ли-л-мирад» — сочинения ученого XIII века из Поволжья Сулеймана б. Дауда ас-Саксини ас-Сивари. В то время еще ни одного списка сочинения Сулеймана ас-Саксини в Казани не было обнаружено. Обращение всемирно известного ученого к исследованию наследия татарского народа подняло эти исследования на качественно новый уровень.
Выдающимся событием в изучении рукописей в Татарстане оценивается его публикация текста и русского перевода уникальной рукописи сочинения по фармакологии «Большой Тирйак» (Большое противоядие) Тадж ад-дина ал-Хасана б. Иунуса ал-Булгари33. В то время этот краткий трактат был единственным сохранившимся до наших дней сочинением автора из Волжской Булгарии домонгольского периода (продиктован автором Мухаммаду б. Усману б. Ахмаду ат-Тифлиси в 1220-1221 годах в Мосуле, сохранился в копии рубежа XVII-XVIII веков). Хотя о существовании этого списка сочинения Тадж ад-дина ал-Булгари было известно уже в 1979 году34, получить ксерокопию рукописи сочинения, хранящегося в библиотеке Исламского Совета (Китабхане-и Шура-и Ислами), стало возможным только в 1996 году во время официального визита Президента Татарстана М. Ш. Шаймиева в Иран.
Благодаря дальнейшим исследованиям А. Б. Халидову, который хорошо разбирался в специальной литературе по арабской медицине35, удалось найти еще один трактат по фармакологии "Мухтасар фи мари-фат ал-адвийа" Тадж ад-дина Абу Мухаммада Али б. ал-Хусайна ал-Булгари. Уникальная рукопись трактата (список 1222 года из Коньи) хранится в городе Маниса в Турции. При поддержке Главы администрации г. Казани ученому удалось побывать в библиотеке города Манисы и изучить рукопись. Последний год своей жизни А. Б. Халидов работал над подготовкой издания этого сочинения.
Однако основной задачей своей жизни А. Б. Халидов считал перевод Корана. Идею перевода он вынашивал всю жизнь, как ученый готовился к этой работе, и приступил к переводу много лет назад. Побудительным толчком, несомненно, оказались издание перевода Корана И. Ю. Крачковского и связанная с этим переводом последующая научная полемика36. Практические сложности работы заставили А. Б. Халидова много размышлять над выбором подходов и критериев, которым следовало придерживаться в этой работе. По собственному признанию Анаса Бакиевича, его перевод продолжает принятое в арабистике и исламоведении направление «научного» перевода Корана (в России его представлял И. Ю. Крачковский), которое позволяет приблизить понимание коранического текста к реалиям и категориям (понятиям) эпохи зарождения ислама. Свою задачу А. Б. Халидов видел в том, чтобы передать «текст Корана таким, каким он был продиктован пророку Мухаммаду и каким был собран его сподвижниками в 630-650 годах, не принимая во внимание более поздние толкования Корана»37. Реализовать такую трактовку смыслов Корана было возможно, только опираясь на итоги исследований сохранившихся источников доисламской и раннеисламской традиции, под которой понимаются прежде всего арабская доисламская и раннеисламская поэзия (как форма сохранения и передачи информации), а также дошедшие до наших дней редчайшие ранние тафсиры и сборники хадисов, созданные намного раньше тех, которыми многие столетия пользуются верующие. Во времена И. Ю. Крачковского для завершения перевода, основанного на таком понимании Корана, еще была недостаточно подведена научная база: не все памятники, аутентичные времени ниспослания Корана, были выявлены, и хотя, в конечном итоге, их оказалось не так много, еще меньше нашлось специалистов, имеющих соответствующий уровень подготовки для работы с текстами такой сложности. Эти исследования проводились по всему миру, в том числе и в секторе, который возглавлял и А. Б. Халидов. Увлеченный проблемами перевода Корана, А. Б. Халидов целенаправленно отслеживал литературу по этой теме, был в курсе самых последних отечественных и зарубежных публикаций, и всегда критически соотносил и сверял итоги своих изысканий с этими исследованиями.
Востребованность татарского перевода Корана ясно обозначила национально-культурное и религиозное возрождение у татар в контексте социально-экономических и политических перемен в России конца XX века. Тем не менее А. Б. Халидов не сразу решился переводить Коран на татарский язык. Сомневался он не в уровне владения татарским языком (хотя эта сторона его очень волновала), а в принципах перевода на татарский, в состоянии и возможностях самого языка. Как известно, на рубеже XIX-XX веков было предпринято несколько попыток перевести Коран на татарский язык. Тогда татарскими богословами и литераторами, придерживавшимся мнения, что Коран может быть переведен (в отличие от кадимистов, считавших, что произнесенное по-арабски «слово Аллаха» не может переводиться), бурно обсуждался вопрос о том, каким должен быть язык перевода. Ведь в татарский язык именно «через Коран перешел большой пласт арабских слов, вытеснив исконно татарские слова» . Итак, в конце XX века А. Б. Халидов столкнулся с проблемами, на которые в начале века татарские богословы не ответили: сохранять или не сохранять арабскую лексику татарского языка, насколько можно избавиться от арабских слов, ставших уже (особенно в восприятии религиозных текстов) неотъемлемой частью татарского языка.
А. Б. Халидов пошел по наиболее трудному пути: ему предстояло максимально «татаризовать» перевод Корана39, выработав татарскую терминологию и заменив ею уже привычную для татарского слуха арабскую религиозную терминологию.
Над окончательным оформлением текста перевода А. Б. Халидов сосредоточенно работал в течение 1997-2001 годов. Он завершил перевод текста Корана и подготовил арабско-татарский лексикон Корана, в задуманной им структуре работы незавершенной частью остался комментарий к переводам. Несмотря на это, готовящийся к изданию его перевод Корана, безусловно, составит этап в развитии арабистики и исламоведения не только Казани, но окажется явлением международного масштаба.
Начавшийся в Казани в последние годы чрезвычайно важный процесс возрождения востоковедения, прежде всего исламоведения и арабистики, был усилен именем всемирно известного и признанного ученого А. Б. Халидова. Он был приглашен Президентом и правительством республики, Главой администрации города жить и работать в Казани. С 2000 года профессор А. Б. Халидов начал преподавать в только что открытом Институте востоковедения Казанского университета.
Пожалуй, принадлежность А. Б. Халидова к «ленинградской школе» востоковедения хорошо известна (ее знают и столичные, и казанские его коллеги), как и то, что он это очень ценил и стремился быть ее достойной частью. Но существовала еще одна линия связи поколений, о которой мало кто знал даже в Казани - это преемственная смена поколений татарской исламской науки, которая к 60-70-м годам XX века почти полностью прекратилась. Эту связь поколений А. Б. Халидов чувствовал всю жизнь, и именно ощущение этой связи по мере роста его профессионализма настойчиво обращало его к материалам и темам, связанным с историей татар и историей ислама у татар. Причем он не ограничивался только академическими методами работы, но и, по велению времени, выступал с лекциями в татарской национально-культурной общине, писал научно-публицистические статьи, печатавшиеся в татарской периодической печати Петербурга40, участвовал в работе Первого Всемирного конгресса татар (1992 г.) и учредительного собрания Всемирной ассоциации татар-ученых (1994 г.). Об этом, наконец, свидетельствует и то, что в определении принципов для татарского перевода Корана, светский ученый, профессор А. Б. Халидов отталкивался от идей выдающихся татарских богословов начала XX века.
Все сказанное выше — только часть в многосторонней и плодотворной деятельности талантливого и честного ученого.
Редкое, не только для нашего времени, сочетание: отточенное мастерство академической арабистики и исламоведения, а также знание и продолжение традиций мусульманской образованности у татар, составившие суть уникальности А. Б. Халидова, дало хороший старт возрождаемому в Казани востоковедению.
...1 декабря 2001 года Анас Бакиевич Халидов ушел из жизни.
Ученый был полон идей и планов на будущее. Он думал о создании нового дополнительного и переработанного издания материалов арабских, персидских и тюркских источников по истории Золотой Орды,-материалов арабских географов о Восточной Европе, об издании текста и нового перевода «Рисали» (Записки) Ибн Фадлана, о подготовке к изданию словарей Исхака ал-Фараби и Махмуда ал-Кашгари и др. Теоретические и практические разработки профессора А. Б. Халидова в области археографии, книговедения и текстологии, а также коранистики и исламоведения станут платформой для исследований будущих поколений востоковедов России, в том числе и Казани.

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. При подготовке этой публикации были использованы материалы оставшейся неопубликованной статьи к 70-летию А. Б. Халидова, подготовленной О. Г. Большаковым, доктором исторических наук, профессором, главным научным сотрудником СПбФ ИВ РАН, заслуженным деятелем науки РФ. Также учитывались сведения следующих публикаций: Г. С. Шрон. Список основных научных трудов доктора филологических наук, профессора А. Б. Халидова // Народы Азии и Африки.-1989.-№5.- С.209-210; С. Д. Милибанд. Биобиблиографический словарь отечественных востоковедов с 1917 г.- М., 1995.-Т.2.-С.560-561; М. Каюмов. Тоска по целостному человеку (Интервью с профессором А. Б. Халидовым) // Нур.-СПб.,1998.-12 февраля; М. Госманов. Галимнен бәхәссез казанышлары // Мәдәни җомга.-1999.-26 февраля; M. Госманов. Каһирә очрашулары // Казан утлары.-1999.-№7.- Б.116-130; Татарский Энциклопедический словарь.-Казань,1999.-С552, 624; Хәмзә Бәдретдинов. Дөньялар тараймасын // Буа ягым - тау ягым (Буинские просторы).-Казань,2000.-Б.385-388; А. Шакиров. Моим предшественником был Крачковский (Последнее интервью выдающегося арабиста) // Восточный экспресс.-2001.-7-13 декабря.
  2. А. П. Ковалевский. Книга Ахмеда Ибн Фадлана о его путешествии на Волгу в 921-922 гг. Статьи, переводы и комментарии.-Харьков,1956.
  3. В те годы в Ленинграде был только отдел рукописей от находившегося в Москве Института востоковедения. В середине 50-х гг. отдел был преобразован в Институт народов Азии АН СССР, который вскоре снова был возвращен в состав Института востоковедения, но уже в качестве Ленинградского отделения.
  4. Вали ад-дин Иекун. Рабочие Оттоманской империи. Восхваление сверх меры... Фанатизм; Абд аль-Месих Хаддад. Статуя свободы. Живой труп. Надежда и страдание. Человек с длинной бородой // Арабская проза. Сборник переводов с арабского.-М.,1956.-С.21-33; 137-154.
  5. А. Б. Халидов. Художественная проза. Каталог арабских рукописей Института народов Азии Академии наук СССР. Вып. 1.-М., 1960.
  6. Вторая записка Абу Дулафа. Издание текста, перевод, введен, и коммент. П. Г. Булгакова и А. Б. Халидова.-М.,1960.
  7. X. А. Р. Гибб. Арабская литература. Классический период.-М.,1960 (Перевод с англ. А. Б. Халидова: С.5-6, 7-116, 168-170).
  8. Позднее, когда в конце 70-х годов структура Института была изменена и был создан сектор Ближнего Востока (частью которого стал Арабский кабинет), А. Б. Халидов возглавлял сектор в течение 1978 (конец)-2000 гг.
  9. Арабские рукописи Института востоковедения. Краткий каталог / Ред. А. Б. Халидов; Сост.: С. М. Бациева, А. С. Боголюбов, К. А. Бойко, О. Г. Большаков, П. А. Грязневич, А. И. Михайлова, Л. И. Николаева, С. Б. Певзнер, М. Б. Пиотровский, А. Б. Халидов, Т. А. Шумовский.-Ч. 1-2.-М.,1986.
  10. А. Е. Крымский. История новой арабской литературы. XIX - начало XX века / Подгот. к изд. По архивным материалам (совместно с Л. И. Николаевой), редактир., предисл. А. Б. Халидова.-М.,1971.
  11. История ат-Табари. Избранные отрывки / Перевод с арабского В. И. Беляева. Дополнения к переводу О. Г. Большакова и А. Б. Халидова.-Ташкент,1987.
  12. Абу Бакр Мухаммад б. Йахйа ас-Сули. Китаб ал-Аврак (Книга листов) / Критический текст и русский перевод В. И. Беляева и А. Б. Халидова; Предисл., примеч. и указат. А. Б. Халидова.-СПб., 1998.
  13. Абу Рейхан Бируни. Индия / Перевод А. Б. Халидова (Введение и гл. 1-46) и Ю. Н. Завадовского (гл. 47-80); Предисл., коммент., библиогр. и указат. А. Б. Халидова и В. Г. Эрмана / Абу Рейхан Бируни (973-1048). Избранные произведения.-Ташкент,1963; Абу Рейхан Бируни. Индия. Репринтное воспроизведение текста издания 1963 г.-М.,1995.-С.5-6.
  14. Усама ибн Мункиз. Китаб ал-маназил ва-д-дийар (Книга стоянок и жилищ) / Издание текста (факсимиле); Предисл. и указат. А. Б. Халидова.-М.,1961.
  15. Бухарский вакф XIII в. Факсимиле / Издание текста, перевод с арабского и персидского, введен, и коммент. А. К. Арендса, А. Б. Халидова, О. Д. Чехович.-М.,1979.
  16. Абу-ль-Фарадж аль-Исфахани. Книга песен / Перевод с араб. А. Б. Халидова, Б. Я. Шидфар; Предисл. А. Б. Халидова.-М.,1985.-С.5-16, 19-105.
  17. Очерки истории арабской культуры V-XV вв.-М.,1982. (А. Б. Халидовым подготовлены: Очерк первый: Арабский язык, С. 13-74; Очерк четвертый: Книжная культура, С. 215-310).
  18. Арабские рукописи и арабская рукописная традиция.-М.,1985.
  19. Собрание арабских рукописей Народной Демократической Республики Йемен / Памятники письменности Востока. 1973.-М.Д979.-С.203-212.
  20. Рукописи трудов Ибн Сины на арабском языке в коллекции ЛО ИВ АН СССР / Памятники письменности и проблемы истории культуры народов Востока. XV годичная научная сессия ЛО ИВ АН СССР. Ч.Ш. Доклады и сообщения о творчестве Ибн Сины.-М., 1981.-С.82-95.
  21. Сборная арабская рукопись из библиотеки Казанского университета / Петербургское востоковедение. Вып. 5.-СПб.,1994.-С.295-302.
  22. Рукописи из библиотеки Мухаммада Парса / Петербургское востоковедение. Вып. 6.-СП6.Д995.- С.506-519.
  23. A Unique 14th Century Literary Anthology Manuscript from Bagdad / Manuscripta Orientalia. \61.2, 1996.-№ 2.-P. 56-61.
  24. Manuscripts of al-Gazali's Works in Daghestan / Manuscripta Orientalia. \bl.3.-1997.-№ 2.-P. 5-8.
  25. По признанию авторов, участие А. Б. Халидова как редактора не было формальным и намного улучшило их работы. — Филыдтинский И. М. Арабская классическая литература.-М.,1965; Мухаммад ибн Абд ал-Карим аш-Шахрастани. Книга о религиях и сектах (Китаб ал-милал ва-н-нихал). Часть 1. Ислам.-М.,1984. (в серии «Памятники письменности Востока». LXXV); В. В. Полосин. «Фихрист» Ибн ан-Надима как историко-культурный памятник X в.-М.,1989; Archeographia Orientalis. Материалы Всесоюзного совещания по проблемам восточной археографии. Ленинрад 1-4 марта 1988 Г.-М.Д990; Д. В. Фролов. Классический арабский стих. История и теория аруда.-М.,1991; Угаритский эпос / Введение, перевод с угаритского и коммент. И. Ш. Шофмана.-М., 1993. (в серии «Памятники письменности Востока». CV); Вл. В. Полосин. Словарь поэтов племени 'абс.-М., 1995.
  26. После Октябрьской революции, окончив рабфак, Б. 3. Халидов стал студентом кафедры математики и физики Казанского университета. В декабре 1940 г. он окончил университет, получил распре деление на работу в Ташкент в астрономическую обсерваторию и в январе 1941 г. уже прибыл на место. В 1942 г. его призвали на фронт, но туда он так и не попал, его направили в Иран, где были нужны военные переводчики. После войны ему также не пришлось продолжать работу в обсерватории: в 1946 г. он еще продолжал служить в Туркестанском военном округе.
  27. Кандидатскую диссертацию, посвященную арабским заимствованиям в языке пушту (афгани), Б. 3. Халидов защитил на Восточном факультете ЛГУ. Б. 3. Халидов является автором «Учебника арабского языка», который и в наши дни стоит в ряду лучших учебных пособий.
  28. Б. 3. Халидов, А. Б. Халидов. Биография аз-Замахшари, составленная его современником ал-Андарасбани / Памятники письменности Востока. 1973.-М.Д979.-С.203-212.
  29. Әнәс Халидов. Эл-Гарнатыйның Болгарга сәяхәте // Казан утлары.-1976.-№ 6.-Б.148-157.
  30. Сообщение арабской хроники XII в. о посольстве Булгара в Багдад / Марджани: наследие и современность. Материалы международной научной конференции.-Казань,1998.-С.82-84.
  31. Ислам на территории бывшей Российской империи. Энциклопедический словарь. Вып. 1 .-М., 1998.- С.20-27; СПг.-С.86-88.
  32. Ислам на территории бывшей Российской империи. Энциклопедический словарь. Вып. 2.-М., 1999.-С.59-61.
  33. Таджаддин ал-Булгари. Большой тирйак (Большое противоядие) / Издание текста, перевод с арабского, предисл., коммент. А. Б. Халидова.-Казань,1997.
  34. Слово тирйак (иногда дирйак) означает лекарство сложного состава и широкого, почти универсального применения (С.8). Главное назначение тирйака - служить противоядием, лечить от укусов змей и других существ... Однако им лечили много разных недугов (С.9).
  35. Г. Таһирҗанов. Тарихтан — әдәбияткә.-Казан,1973.-Б.38-39.
  36. В общих справочниках по арабской литературе ни это сочинение, ни его автор не упоминаются. Коран / Перевод и коммент. И.Ю.Крачковского.-М., 1963. Как известно, перевод Корана (как и уже опубликованные материалы, связанные с арабской христианской литературой) не был включен в шеститомное «Собрание сочинений» И. Ю. Крачковского по идеологическим установкам того времени, согласно которым, все что было связано с религией не издавалось. В годы «оттепели» благодаря усилиям вдовы И. Ю. Крачковского Веры Александровны начатая, но незаконченная работа И. Ю. Крачковского над переводом Корана была издана как «архивные материалы» (Коран / Перевод..., СЮ; Коран / Перевод и коммент, И. Ю. Крачковского. 2-е изд.-М., 1990. См. Предисловие ко второму изданию. С.9).
  37. А. Шакиров. ...Последнее интервью...
  38. Там же.
  39. Там же.
  40. А. Б. Халидов. Мыслитель, публицист, реформатор. Памяти Мусы Бигиева, 1875-1949 // Нур,- № 1-2.-СП6.Д992.

 

Нурия Гараева,
ведущий библиограф ОРРК НБ КГУ