2012 1/2

«День открытия театра будет большим праздником культуры нашего народа» (О первых годах деятельности Татарского академического государственного театра оперы и балета им. М. Джалиля)

Строящееся здание Татарского государственного оперного театра. 1953 г. НА РТ, гр. 0, № 741.

Одним из самых ярких событий в культурной жизни Казани конца 1930-хначала 1940 гг. было открытие Татарского государственного оперного театра. В фондах Национального архива РТ хранится комплекс документов об открытии театра и его деятельности в первые годы существования.
В 1933 г. при Московской государственной консерватории была создана Татарская оперная студияI, в которой велась подготовка кадров для будущего театра. В сентябре 1938 г. занятия в студии были завершены, учащиеся прошли полный курс обучения1.
28 октября 1938 г. Совет народных комиссаров ТАССР издал постановление, где было сказано: «Ввиду окончания срока учебных занятий Татарской оперной студии в Московской государственной консерватории организовать в г. Казани с 10 октября 1938 г.II татарский национальный оперный театр, присвоив ему название Татарский государственный оперный театр»2.
Перед руководством театра стояли три основные задачи: строительство здания театра, формирование полноценного профессионального коллектива, подготовка репертуара, в первую очередь татарских национальных опер.
Технический проект театра был утвержден приказами Комитета по делам искусств при СНК СССР от 28 мая 1936 г. и 3 октября 1937 г., генеральная смета к нему — 13 сентября 1938 г.3 Строительство здания театра по проекту московского архитектора Н. Скворцова4 началось в 1936 г. Предполагалось, что оно завершится в 1941 г., однако в связи с начавшейся войной строительство затянулось на 20 лет и было завершено только к середине 1950-х гг.5

 Г. М. Кайбицкая. НА РТ, оп. 2, № 9409.

С января по апрель 1939 г. репетиционные работы театра проводились в помещениях клубов Казани не более трех дней в неделю. С 1 апреля 1939 г. коллектив театра разделил помещение с Татарским государственным академическим театром им. Г. Камала, где появилась возможность для проведения полноценных репетиций и открытия театрального сезона 17 июня 1939 г.6 Основу творческого коллектива театра составили солисты, хор, оркестр и балетная труппа. Приказом Управления по делам искусств при СНК ТАССР от 17 мая 1939 г. для театра были установлены следующие штаты: хор — 50, оркестр — 50, балет — 25 человек7. Состав солистов в 40 человек был утвержден ранее приказом директора театра от 1 февраля 1939 г.8 Подавляющее большинство солистов были выпускниками Татарской оперной студии. Среди них Г. М. Кайбицкая, А. С. Измайлова, С. Г. Садыкова, М. М. Рахманкулова, Л. С. Верниковский, Т. Н. Ростовцев, Л. С. Маев, М. З. Алеев и др.9
Одной из задач, которые стояли перед творческим коллективом первого национального оперного театра, было профессиональное овладение литературным татарским языком. Достаточно сказать, что 40 % солистов и 80 % артистов хора были русскоязычными10. В театре проводились занятия по изучению татарского языка, одним из преподавателей был А. Кутуй11.
В фонде Татарского государственного оперного театра Национального архива РТ (ф. Р-6663) сохранился приказ по театру от 23 мая 1939 г., в котором говорится: «Борьба за чистоту изучаемого татарского языка на данном ответственном этапе формирования оперного театра заслуженно считается активной борьбой за создание национальной оперы, за качественное открытие театра в срок. Но, несмотря на это, состояние культуры языка в нашем театре еще не находится на должной высоте. Совершенно мало уделяется внимания коллективному изучению основ фонетики, не систематизировано преподавание языка, сказывается отсутствие руководящего ответственного лица над общей языковой культурой пения, налицо разобщенность методов преподавания фонетики и имеют место нарушения общего литературного языка»12.
Персональная ответственность за соблюдение чистоты литературного языка и установление систематического контроля за ним были возложены на заведующего литературной частью М. М. Залилова. Ему же было поручено ликвидировать существующий разнобой в исполнении оперных партий солистами, установив единый текст клавира13.
М. Джалиль, как заведующий литературной частью, играл заметную роль при создании репертуара театра. В газете «Красная Татария» от 15 июня 1939 г. он писал: «Вопрос о создании национального и переводного оперного репертуара стал с первых же дней организации татарской оперной студии при Московской консерватории. Были привлечены в качестве либреттистов и переводчиков известные татарские писатели: А. Файзи, А. Ерикеев, М. Максуд, Ф. Бурнаш, З. Камал… Татарские композиторы, повышавшие свою квалификацию, знакомились с готовыми либретто и приступали к созданию оригинальных опер…
Одними из первых выполнили свои заказы поэт А. Файзи и композитор Н. Жиганов. Они работали над оперой Качкын с вдохновением, им помогал весь коллектив студии, в особенности заслуженный артист РСФСР Ф. Н. Каверин и профессор Московской консерватории Г. И. Литинский.
Одновременно поступили в студию либретто А. Ерикеева по классической пьесе М[ир]хайдара Файзи Галиябану (музыку пишет композитор М. Музафаров), М. Джалиля на тему, взятую из татарского народного эпоса Алтынчеч (музыку написал народный артист РСФСР В. Б. Асафьев)…
В портфеле театра имеются следующие переводы текста классических и советских опер на татарский язык: Фауст Ш. Гуно (перевод М. Максудова), Свадьба Фигаро Моцарта (в переводе М. Джалиля), Евгений Онегин П. Чайковского (два перевода Х. Туфана и М. Максуда), Кармен Бизе (перевод А. Ерикеева), В бурю Хренникова (перевод А. Ерикеева и М. Максудова), Мать Жалобинского (перевод А. Файзи и М. Джалиля), Чио-Чио-сан (перевод М. Максуда)»14.
Первая постановка оперного театра состоялась на сцене Татарского государственного академического театра им. Г. Камала 17 июня 1939 г. премьерой оперы «Качкын» (Беглец) (композитор Н. Жиганов, либретто А. Файзи). В НА РТ сохранился приказ по театру об утверждении основного состава солистов, занятых в опере. На премьере основные партии исполняли Г. М. Кайбицкая, А. С. Измайлова, А. И. Артемов, З. Х. Бичурин, Ф. Х. Насретдинов, А. М. Пустоцветов и др.15
Открытие театра вызвало большой резонанс. Сохранились приветственные телеграммы коллективу театра от обкома ВКП(б), СНК ТАССР, Президиума Верховного Совета ТАССР, Всесоюзного комитета по делам искусств при СНК СССР, Государственного академического Большого театра и других театров СССР16.
 

Обложка программы оперы Н. Жиганова «Ирек» сезона 1939-1940 гг. НА РТ, ф. Р-6663, оп. 5, д. 7, л. 102.

В 1939 г. театр представил на суд зрителей оперу Ш. Гуно «Фауст» на татарском и русском языках и балет «Тщетная предосторожность», который стал преддверием большой работы молодой балетной труппы театра над первым татарским балетом «Шурале»17.
В феврале 1940 г. состоялась премьера второй национальной оперы композитора Н. Жиганова «Ирек» (Свобода) (либретто З. В. Сафина). В фонде театра сохранилась программа этой оперы сезона 1939-1940 гг. В вводной статье главный дирижер театра, заслуженный деятель искусств ТАССР С. С. Бергольц отмечал: «Опера Ирек— следующий этап в творческом развитии композитора. Это новое произведение Н. Жиганова явится, несомненно, большой победой на фронте музыкальной культуры Татарии»18.
В 1940 г. театр поставил еще одну оригинальную татарскую оперу «Галиябану» на тему положения татарской женщины до Октябрьской революции (композитор М. Музафаров, либретто А. Ерикеева), оперы «Риголетто» Дж. Верди и «Евгений Онегин» П. Чайковского19.
В 1941 г. общая творческая линия театра осталась прежней — максимально возможное насыщение репертуара татарскими произведениями. В июне была поставлена опера «Алтынчәч» (композитор Н. Жиганов, либретто М. Джалиль), в июле — опера «Ходжа Насреддин» (композитор Дж. Файзи, либретто Н. Исанбет)20.
В 1941 г. в жизни театра произошло важное событие: постановлением Совета народных комиссаров ТАССР от 10 февраля 1941 г. Татарский государственный оперный театр был переименован в Татарский государственный театр оперы и балета21. Переименование было обусловлено успешной работой балетной труппы под руководством балетмейстера Г. Х. Тагирова по хореографическому оформлению оперных постановок театра и постановке самостоятельных балетных спектаклей «Тщетная предосторожность» (1939) и «Жизель» (1940), а также подготовкой первого национального балета на музыку Ф. Яруллина «Шурале».
Впервые музыка к балету «Шурале» была представлена музыкальной и литературной общественности в мае 1939 г. Ей была дана положительная оценка. Приказом по Татарскому государственному оперному театру от 10 мая 1939 г. была объявлена благодарность членам творческой группы: профессору Московской государственной консерватории Г. И. Литинскому, композитору Ф. Яруллину и либреттисту А. Файзи. Дирекция театра выразила твердую уверенность, что творческая группа создателей балета «Шурале» «доведет до конца начатую работу над балетом, который должен явиться ценным вкладом в татарскую музыкальную культуру и положить начало созданию национального балетного спектакля»22. Приказом Управления по делам искусств при СНК ТАССР от 24 апреля 1941 г. был утвержден состав постановочной группы по балету. Постановщиком-балетмейстером стал Л. В. Якобсон (с 1942 г. балетмейстер Ленинградского государственного театра оперы и балета им. С. М. Кирова), ассистентами балетмейстера — Г. Тагиров и Х. Шамсутдинов23. Однако Великая Отечественная война внесла свои коррективы, и премьера балета состоялась только в марте 1945 г.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. НА РТ, ф. Р-6663, оп. 1, д. 2, л. 7.
2. Там же, ф. Р-128, оп. 1, д. 2867, л. 440.
3. Там же, ф. Р-6663, оп. 1-4, д. 92, л. 1.
4. Там же, д. 34, л. 1, 2.
5. Там же, оп. 1, д. 2, л. 7.
6. Там же, д. 17, л. 25.
7. Там же, д. 8, л. 40.
8. Там же, д. 11, л. 36.
9. Там же, д. 22, л. 55, 56.
10. Там же, л. 55-59.
11. Там же, д. 9, л. 47.
12. Там же, д. 12, л. 267.
13. Там же.
14. Красная Татария. – 1939. – № 135. – 15 июня.
15. НА РТ, ф. Р-6663, оп. 1, д. 12, л. 372.
16. Там же, д. 15, л. 1-25.
17. Там же, д. 17, л. 26.
18. Там же, оп. 5, д. 7, л. 112.
19. Там же, оп. 1, д. 30, л. 66 об.
20. Там же, д. 43, л. 1.
21. Там же, ф. Р-128, оп. 1, д. 3492, л. 65.
22. Там же, ф. Р-6663, оп. 1, д. 12, л. 178.
23. Там же, д. 35, л. 128 об.
Наталья Нерозникова,
заместитель директора НА РТ


I. Татарская оперная студия работала в 1934-1938 гг. при Московской консерватории. Предназначалась для обучения специалистов для будущего Татарского оперного театра, в том числе кадров художественного руководства и исполнительного коллектива (см.: Татарская энциклопедия. – Казань, 2010. – Т. 5. – С. 536).
II. Имеется несоответствие даты выхода постановления СНК ТАССР и даты организации театра, так в документе (прим. ред.).