2001 1/2

«Оное же село Алексеевское, что за Камою, строится вновь»

Село Алексеевское расположено на левом берегу Камы в 108 км от Казани. До 1920 года оно входило в состав Лаишевского уезда Казанской губернии. Публикуемый нами документ свидетельствует о том, что его основателем в 1712-1713 годах был первый казанский губернатор Петр Матвеевич Апраксин. Возникшее селение получило название по имени храмового святого — митрополита Московского Алексия. В июле 1712 года началось строительство церкви.

С самого начала своего существования село было очень велико, и для обработки всей земли в «новозаводной» вотчине крепостных не хватало, а потому управляющие принимали беглых солдат, крестьян, каторжников и других приходящих, кем бы они ни были. «Всех приютила Алексеевская вотчина и всех обращала в крепостных апраксинских крестьян, чем значительно увеличивалось село, а вместе с тем увеличивалась и рабочая сила», — писал современник. По одному из преданий, владелец принял на жительство целую ватагу разбойников во главе с атаманом Кочеем. Кое-как отбывая днем барщину, вчерашние каторжники по ночам занимались разбойническим промыслом, на что вотчинное начальство предпочитало закрывать глаза. Это продолжалось около ста лет и было искоренено помещиком А.И.Сахаровым в первой половине XIX века.

После Апраксина помещиками были известные владельцы уральских и сибирских заводов Акинфий Никитич Демидов и его сын Прокопий Акинфиевич. Новые хозяева продолжали прием в Алексеевскую вотчину вольных людей не только из крестьян, но и из дворянского и духовного сословий, а также иностранцев. Большинство из них становились пахарями, но некоторые работали ремесленниками, торговцами и даже управляющими.

В конце 1760-х годов П.А.Демидов попал в опалу и обратился к придворному Екатерины II Александру Игнатьевичу Сахарову с просьбой заступиться перед императрицей. Сахаров согласился ходатайствовать за Прокопия Акинфиевича с тем условием, что в случае успеха последний уступит ему все Алексеевское за полцены. Сделка состоялась, и с 1769 года имение перешло в руки Сахаровых, за которыми и оставалось вплоть до 1917 года.

Действительный статский советник А.И.Сахаров (1732-1799) был очень богатым помещиком, владевшим, кроме Алексеевского (из-за которого, кстати, лишился места камердинера императрицы), многими землями в разных губерниях России. Получив здешнее имение, он значительно увеличил его площадь прирезкой нескольких тысяч десятин земли казенных крестьян села Куркуль, превратив Алексеевское в одно из лучших и цветущих поместий в крае. Действительно, левобережье Камы — это чернозем, пойменные луга, со множеством озер, изобилующих рыбой, густые леса. Обладая предприимчивостью и значительными денежными средствами, Сахаров решил стать заводопромышленником. По его распоряжению началась подготовка мастеровых из алексеевских крепостных людей, которых посылали на обучение в Казань. В селе начали строить кирпичные заводы. В результате крестьяне-земледельцы превратились в специалистов-каменщиков, печников и штукатуров. По приказу Сахарова в Алексеевском были выстроены около десятка каменных зданий, винокуренный и конный заводы, разведены тысячные стада испанских овец, открыта суконная фабрика, поставлявшая в начале XIX века в казну более 100 тыс. аршин солдатского сукна. В это же время возросли обороты хлебной торговли, занимались которой чистопольские, казанские, нижегородские и рыбинские купцы. В конце XIX — начале XX веков алексеевская пристань была в несколько раз значительнее чистопольской. Здесь каждую весну загружалось хлебом до 300 мелких судов. В таком положении торговля находилась до самой смерти Александра Ингатьевича, а затем быстро пришла в упадок главным образом из-за того, что назначенный от опеки управляющий стал стеснять купцов непосильными поборами и отбил у них охоту приезжать сюда.

Живя в Петербурге и получая большие доходы с Алексеевского, А.И.Сахаров думал, что местные крестьяне благоденствуют. Однако реальное положение было иным. Пахотной земли действительно было много, но пахарей мало, так как многие крестьяне стали заводскими мастеровыми. В результате барщина стала непосильной и крепостные очень страдали от притеснений. В конце концов владелец вынужден был лично прибыть в имение и навести порядок, облегчив их участь.

После смерти А.И.Сахарова все наследство перешло его сыну Ивану, который уже значительное время жил в Алексеевском, женился на местной дворянке Елагиной, располагавшей собственным капиталом. Он не успел при жизни пристроить своих детей, и после смерти помещика алексеевское владение оказалось разделенным на шесть частей. Однако имение объединил в одних руках Алексей Иванович Сахаров, выкупивший или наследовавший доли у своих сестер. Он силой прекратил разбои и навел порядок в округе. Позже его дети вновь разделили наследство, раздробив недвижимую собственность на несколько частей. Между тем торгово-промышленная деятельность села продолжала развиваться. В 1850-х годах местная суконная фабрика вырабатывала для армии в год до 30 500 штукI темно-зеленого и синего сукна на 25 250 рублей. Многие жители ткали белье, скатерти, салфетки и холсты, а из шерсти тонкорунных овец — шали и сукно.

После освобождения крестьян от крепостной зависимости в 1861 году фабрики и заводы дворян Сахаровых прекратили существование. На рубеже веков в Алексеевском из 570 семей работали на земле только 270, а остальные 300 занимались разными ремеслами, промыслами и предпринимательством. Жители села продолжали разводить овец, обрабатывать пряжу и шерсть, сбывая ее для продажи в Казань, Пермь, Бугульму. Прядильщицы зарабатывали в год до 100 руб. Село Алексеевское до 1917 года являлось главным пунктом сосредоточения этого промысла в Казанской губернии. Кроме того здесь был развит штукатурный и печной промысел, которым занималось до 100 семей, около 200 человек. Зимой подрядчики разъезжали по городам и заключали сделки. С наступлением весны, набрав из своих односельчан-штукатуров артель, они отправлялись на работы. Лучшие мастера получали за сезон 100 руб., средние — 60 руб., подростки — 10-30 руб. и содержание. Собственными промыслами являлись плотницкий, сапожный, столярный, кузнечный, веревочный, шапочный, кровельный, малярный. Много было в селе и разных купцов, особенно краснорядцев и хлеботорговцев. Зажиточное население отправляло свои зерновые продукты на камскую пристань Мурзиху. Имело хлебную пристань и Алексеевское, куда весной подходили баржи для разгрузки. В начале XX века здесь насчитывалось 4 чайных и 5 постоялых дворов, 5 магазинов, 45 мелочных, 1 винная и 2 пивных лавки, 10 кузниц, водяная, паровая и 16 ветряных мельниц, 5 сушилок и несколько кожевенных заводов. Значительную площадь занимали торговые ряды, хлебный и сенной базары, амбары.

С 1861 года на селе было открыто волостное правление, с 1868 года существовала почтовая станция, с 1884 года — почто-во-телеграфное отделение, в начале XX века открылся переговорный пункт и сельский банк. В 1884 году в Алексеевском появились сначала земский врачебный участок с врачом, фельдшером, акушеркой и аптекой, а впоследствии и земская больница.

Исследователи XIX века выявили большое количество грамотного населения Алексеевского еще при крепостном праве, а на рубеже веков почти все молодое поколение села было грамотнымII.

Уже в 1862 году управляющим М.М.Гавриловым здесь было открыто сельское училище, для которого он с помощью общества выстроил отдельное деревянное здание. В 1875 году оно перешло в ведение земства, а с 1885 года разделилось на мужское и женское. В начале XX века на селе существовали одно городское четырехклассное, три начальных училища и церковноприходская школа.

По переписи 1897 года в Алексеевском проживало 3827 человек (1874 мужчины и 1953 женщины), в 1908 — 3551, в 1913 — почти 5000. Село насчитывало 590 дворов, общая площадь надельной земли составляла 4577 десятин.

После 1917 года Алексеевское остается сначала в составе Лаишевского уезда и кантона, а в 1930 году становится центром Алексеевского района (в 1963-1964 гг. входило в состав Чистопольского района). С 1965 года село преобразовано в поселок городского типа. В 1993 году здесь проживало 8,9 тыс. жителей, в том числе 76,3 % русских, 16,9 % татар, 4,1 % мордвы, 1,9 % чуваш. В поселке располагаются молочно-консервный комбинат, фабрика художественного творчества, кирпичный завод; работают две средние и музыкальная школы, профессионально-техническое училище. Вблизи поселка находится паромная переправа через реку Каму.

У Алексеевского славное прошлое и, надеемся, будущее. Здесь живут и трудятся замечательные люди, преумножающие славу своих предков.

I Штука – кусок сукна, холста определенной длины, свернутый в рулон.
II Износков И.А. Список населенных мест Казанской губернии с кратким их описанием. Лаишевский уезд.Вып.1.-Казань,1893. Летопись Воскресенской церкви села Алексеевского Лаишевского уезда // Известия по Казанской епархии.-1893.-№10.-С.350; Спасский Н.А. Очерки по родиноведению. Казанская губерния. 2-е изд., испр. и доп.-Казань,1913.

Указ митрополита Казанского и Свияжского Тихона III о построении храма в селе Алексеевском

15 июля 1712 г.

г.Казань

Божиею милостию великий господин Преосвященнейший Тихон митрополит Казанский и Свияжский. В нынешнем 1712 году июля в 14-й день бил челом нам, Преосвященнейшему митрополиту, Ближнего вояринд казанского и астраханского губернатора Петра Матвеевича Апраксина, новозаводной его вотчины Казанского уезда села Алексеевского, что за Камою, приказной его человек Петр Басов, оное же село Алексеевское вотчины его благородия, Ближнего боярина и губернатора Петра Матвеевича Апраксина, строится вновь, и крестьяне из разных вотчин переведены и для приходу и всякого для крестьянского духовного исправления, в той вотчине имеет его пречестность намерение построить церковь во имя Воскресения Христова, да в пределах Святых Николая Чудотворца, до Алексея митрополита Московского, и земли его пречестное благородие к той церкви священником и диакону с причетники, в той своей вотчине, как настоит великого государя указ, отвести повелит, дабы нам Преосвященнейшему митрополиту благословити и повелети, в той его превосходительнейшего господина новозаводной вотчине в селе Алексеевском, что за Камою, по намерению его строить церковь Божию с приделы и о строении тоя церкви и приделов дати нам архиерейскую благословенную грамоту, и мы великий господин, Преосвященнейший Тихон митрополит Казанский и Свияжский, слушав того его челобитчика Благословили и повелели в новозаводной его Ближнего боярина казанского и астраханского губернатора Петра Матвеевича Апраксина за Камою рекою вотчине, в селе Алексеевском построить вновь церковь Божию во имя Живоносного Христова Воскресения, да в приделах иже во Святых отец наших Николая архиепископа Мирликийского Чудотворца, да Алексея митрополита Московского и всея России Чудотворца деревянную и о строении тоя церкви и приделов дати нашу Архиерейскую благословенную грамоту почать ему тое церковь и приделы строить, а в начале на основании тоя церкви и приделов быти иерею, крест воздрузити, и молебен пели, и святом водою кропити, и выстроити по чину, как о том напечатано в новоисправленном большом требнике, и строити бы тое церковь и приделы по чину правильного и уставного законоположения, как о сем правила и устав церковный повелевают, о единой, или о трех, пяти главах, а шатровых церквей отнюдь не строити, давы с западного церковью не выть согласным, и чтобы алтарь был просторен и светел с прирувными пятистенными стенами; престол учинить о четырех столбцах, а запрестольный образ поставить одаль престола, чтобы во время иерейского служения иерею в хождении меж престола и запрестольного образа пройти выло свободно, а во святый алтарь и в церкви учинить трои двери: царские, северные и южные; в церковь учинить трои ж двери: северные, южные и западные; пред западными дверьми учинить паперть, л в начале на десной стороне царских дверей поставить образ настоящего храма Живоносного Христова Воскресения, подле храмового образа поставить прочие образа, какие надлежит по обращению; на левой стране царских дверей поставить образ Пресвятыя Богородицы с предвечным младенцем и прочие образа по чину, тако ж де и вверху иконостасах поставить образа по чину же, а приделы построить за церковными стенами, и в них учинить тако ж, что и в настоящей главной церкви; и к той церкви священнослужителями справить церковная земля и сенные покосы по указу великого государя, и под тое новопостроенную церковь отвесть под кладбище, и священником и диакону с причетники подле селитьвы земли длиннику и поперечнику по семидесяти сажен, а пашенную землю и сенные покосы в церковные земли отвесть, сверх того к усаду в ближних местах сряду, а не в розни сполна и приписать тое землю и записать в писцовой книге в церкву в церковные земли и обмежевать, и как та церковь и приделы совершены и со всем церковным украшением к освящению изготовлены, и к той церкви священнослужителям церковная земля и сенные покосы, против указу великого государя, справлена и под тое новопостроенную церковь под кладбище и священнослужителям подле селитьвы земли длиннику и поперечнику по семидесяти сажен отведено будет, и о том нам, Преосвященнейшему митрополиту, учинить ведомо, и по нынешнему указу о освящении тоя церкви и приделов указ, освященные антиминсы ко освящению посланы будут. А что от того церковного строения останется лесу и щеп, и тот лес скласть особо, и никому того лесу на строение мирских домов не держать, кроме церковного строения, а щепы отдать просвирнице и велеть теми щепами топить печь, в которой имут пещися просвиры, и все учинить по вышеописанному нашему архиерейскому указу. Писася в нашем митрополичьем доме при кафедральном хрлме Благовещания Пресвятые Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марин.

Вступительную статью и документ
к публикации подготовил
кандидат исторических наук
Евгений Долгов