2012 1/2

«Ходатайствуем о награждении наших родителей, воспитавших десять детей» (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. об охране материнства и его исполнение в ТАССР)I

В ходе Великой Отечественной войны Советский Союз понес огромные людские потери. В этих условиях государство стремилось поддержать институт материнства и поощрять рождаемость. 8 июля 1944 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР, предусматривавший увеличение государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усиление охраны материнства и детства, установление почетного звания «Мать-героиня», учреждение ордена «Материнская слава» и медали «Медаль материнства». Орденом «Материнская слава» I степени награждались женщины, родившие и воспитавшие 9 детей, II степени — родившие и воспитавшие 8 детей, III степени — родившие и воспитавшие 7 детей; медалью «Медаль материнства» I степени награждались женщины, родившие и воспитавшие 6 детей, II степени — родившие и воспитавшие 5 детей; почетное звание «Мать-героиня» присваивалось матери, родившей и воспитавшей 10 и более детей1.
В республике к награждению были представлены 324 женщины2. В числе первых, удостоенных высшего звания «Мать-героиня», оказались колхозницы артели «Кызыл Байрак» Дубъязского района М. А. Биктимирова (10 детей) и артели «Верхний путь» Тетюшского района К. И. Зотова (13 детей)3. Орденами «Материнская слава» I степени были награждены колхозница колхоза «Красный Союз» Чистопольского района А. С. Проворнова (9 детей), колхозница колхоза «Ворошиловец» Заинского района А. Е. Архипова (9 детей); орденами «Материнская слава» II степени — колхозница колхоза «Герой» Сабинского района Х. З. Ахметшина, колхозница колхоза «Просвещение» Кайбицкого района Н. К. Ерамасова и др.4 В общей сложности в 1945 г. по республике орден «Материнская слава» был вручен 4 259 многодетным матерям, медаль «Медаль материнства» — 24 021 женщине5.
Вместе с тем в докладных записках, направляемых в Верховный Совет РСФСР, отмечалось, что работа по награждению женщин в Татарской АССР проводится недостаточно активно. Причиной было названо «несерьезное» отношение к делу местных административных работников. Предоставляемые материалы поступали с большим опозданием и являлись «качественно неполноценными». Так, из 939 присланных в 1945 г. в правительство республики дел 861 было возвращено обратно6.
Наиболее часто встречались следующие недоработки: неправильно или не полностью указывались имена, отчества и фамилии, автобиографические данные матерей и детей, искажалось количество детей, задерживались справки о нахождении детей в армии. В итоге многие матери не получали положенные им награды.
В соответствии с указом многодетные матери также начали получать пособие от государства. Кроме того, была увеличена продолжительность отпуска по беременности и родам работницам и женщинам-служащим. Дополнительные льготы устанавливались при оформлении детей в детские сады и ясли. К концу 1945 г. в ТАССР матерям было выплачено 3,5 млн рублей государственных пособий7.
В республиканской периодической печати публиковались многочисленные письма признательности женщин. Так, в заметке Е. Настиной (мать семерых детей) говорилось: «Я испытываю чувство гордости и глубокой благодарности советскому правительству… за заботы о матери и ребенке. Особенно приветствую такие меры по охране детства, как расширение сети детских учреждений: яслей, садов, консультаций. Это поможет нам, многодетным матерям, лучше воспитать ребят и самим участвовать на производстве и общественной жизни»8.
Однако в официальной отчетности отмечались и факты нарушений законодательных актов в части выплаты пособий. Например, в докладе начальника отдела по госпособиям многодетным и одиноким матерям при Народном комиссариате финансов ТАССР говорилось, что к началу 1945 г. в Буденновском, Дрожжановском и Кызыл-Юлдузском районах республики ни одна мать материальную помощь не получила. В Лаишевском, Алексеевском, Чистопольском районах были выявлены случаи незаконного расходования целевых средств, предусмотренных на выплату пособий матерям9. Некоторые районные отделы по госпособиям практически самоустранились от разъяснительной работы10.
Помимо денежной поддержки, указ вводил и другие виды помощи матерям. Одной из них должна была стать выдача так называемого «детского приданого». В справке о состоянии новорожденных и беременных в ТАССР от 14 сентября 1944 г. отмечалось, что в республике за полугодие (январь-июнь 1944 г.) родилось 13 280 детей и имеется 9 087 беременных, которые должны родить в ближайшее время. При этом из обещанных 3 400 комплектов детского приданого фактически поступило на реализацию менее половины! На местных базах годной ткани не оказалось, и Наркомторг ТАССР изготовил приданое из швейных отходов, детские комплекты были пошиты, согласно документу, из «грубого (портяночного) негигроскопического материала, не впитывающего влагу и вызывающего раздражение кожных покровов новорожденных»11.
Подготовленные для малышей комплекты оказались настолько удручающего качества, что корреспондент В. Манникова решила поделиться своими впечатлениями об этом с читателями газеты «Красная Татария». В заметке «Беспорядки в обслуживании многодетных матерей и беременных женщин» от 12 сентября 1944 г. она писала: «Немногие узнали, что на получение его (детского приданого. — Авт.) нужно разрешение Горздравотдела. Но и получившие покупку не были обрадованы. Пеленки сшиты из нескольких кусков грубой бязи. Распашонки настолько узкие, что одеть [их] на ребенка можно лишь с угрозой вывихнуть ручки и шейку. Видимо, кто шил это детское белье, никогда не видел новорожденных детей»12.
Указ предусматривал также увеличение норм дополнительного продовольственного пайка беременным женщинам в течение последних трех месяцев беременности, кормящим матерям в течение четырех месяцев кормления; особый режим труда (запрещалось привлекать беременных женщин на сверхурочные работы, начиная с 4-х месяцев беременности; имеющих грудных младенцев — к работам в ночное время на период кормления ребенка). Важную роль в профилактике заболеваний должно было сыграть расширение всех видов акушерско-гинекологической помощи, открытие женских консультаций, организация на предприятиях с массовым применением женского труда комнат для кормления грудных детей и комнат личной гигиены женщин и т. п.
Анализ архивных источников показал, что на многих предприятиях г. Казани положения указа не выполнялись. На швейной фабрике № 1, в тресте № 14, на кожзаводе и льнокомбинате не был организован учет беременных, кормящих, одиноких и многодетных матерей, не выдавалось дополнительное питание. На Казанском льнокомбинате были выявлены факты обсчета работниц при выдаче пособий. Некоторые беременные и кормящие работницы привлекались к сверхурочным, ночным работам и работам в выходные дни13. Нарушались сроки выдачи отпусков по беременности14.
Хотя отдельные предприятия республики являлись образцовыми в части исполнения законодательного акта. Так, на Казанском моторостроительном заводе № 16 были составлены списки всех беременных и кормящих матерей, поставлен вопрос о дополнительной выдаче продуктов из фондов подсобного хозяйства. При заводе действовали детский сад и ясли, причем, согласно источникам, в них было «не только уютно, но и красиво»15.
Но даже и здесь не были созданы комнаты личной гигиены и комнаты, предназначенные для кормления грудничковII. Судя по документам, они отсутствовали на прядильной фабрике льнокомбината, на большинстве швейных фабрик, в Управлении казанского трамвая. На промышленном предприятии № 1 г. Зеленодольска имелась «лишь одна комната гигиены, поэтому не проводился патронаж беременных и кормящих женщин, в результате увеличивался процент женских заболеваний». На заводе № 22 работающие матери «вынуждены были кормить детей в неприспособленных помещениях, где-нибудь в проходной будке»16. Встречались факты несоблюдения прав кормящих матерей17.
Особой задачей республиканских властей, согласно Указу от 8 июля 1944 г., должна была стать организация гинекологического и родовспомогательного обслуживания женщин. Но, как свидетельствуют источники, в массе своей «оказание гинекологической помощи было поставлено слабо». Не хватало коечных мест, нередко больные с различными патологиями лежали в родильных отделениях. Количество внебольничных абортов (аборты по закону 1936 г. были запрещены) только в г. Казани достигало 62 % к общему числу родов.
Происходило сокращение общего количества родильных врачебных и акушерских коек. За 1941-1945 гг. число мест для беременных женщин и рожениц в в республике сократилось с 1 778 до 1 50018. В 1,5 раза уменьшилось количество колхозных родильных домов19.
Особенно плохо родовспоможение было организовано в Казани. Даже при наличии родильных коек четвертая часть родов в 1944-1945 гг. происходила на дому. Детская смертность в 1944 г. по всем новорожденным составляла — 2,4 %, по недоношенным — 20,5 %20.
По районам республики квалифицированную медицинскую помощь получала лишь половина всех женщин21. Но и в случае обращения в специальное медицинское учреждение успешность течения родов не могла быть гарантирована. Так, к примеру, в роддоме № 3 г. Казани материнская смертность составляла 0,3 %22.
Мало соотносилось с установленными нормами и общее состояние роддомов. В некоторых из них температура в помещении не превышала 13 градусов вместо положенных 22. Не высока была также обеспеченность предметами ухода, медикаментами, перевязочным материалом23.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Ведомости Верховного Совета СССР. – 1944. – № 37. – 14 июля.
2. НА РТ, ф. Р-3610, оп. 1, д. 495, л. 73.
3. Красная Татария. – 1944. – 29 октября.
4. Кабирова А. Ш. Женщины Татарии на фронте и в тылу. – Казань, 1995. – С. 72-73.
5. НА РТ, ф. Р-3610, оп. 1, д. 495, л. 55.
6. Там же, д. 448, л. 1.
7. Народное хозяйство Татарской АССР: к 50-летию со дня образования: Стат. сб. – Казань, 1970. – С. 177.
8. Красная Татария. – 1944. – 12 июля.
9. НА РТ, ф. Р-607, оп. 2, д. 107, л. 9.
10. Багманова Э. З. Социальное положение женщин во второй половине 1940-х — середине 1960-х гг. (на материалах Татарской АССР): дис. … канд. ист. наук. – Казань, 2009. – С. 46.
11. НА РТ, ф. Р-3610, оп. 1, д. 425, л. 3 об.
12. Красная Татария. – 1944. – 12 сентября.
13. НА РТ, ф. Р-3959, оп. 1, д. 739, л. 19.
14. Там же.
15. Там же, л. 68.
16. Багманова Э. З. Указ. соч. – С. 133.
17. НА РТ, ф. Р-3959, оп. 1, д. 739, л. 19.
18. Народное хозяйство Татарской АССР… – С. 175.
19. Государственный архив Российской Федерации, ф. А-374, оп. 11, д. 130, л. 21; д. 314, л. 6 об.
20. НА РТ, ф. Р-326, оп. 1, д. 878, л. 20.
21. ЦГА ИПД РТ, ф. 15, оп. 15, д. 868, л. 82-83.
22. Там же.
23. История Казани в документах и материалах. ХХ век / Под ред. Р. У. Амирханова. – Казань, 2004. – С. 164; НА РТ, ф. Р-326, оп. 1, д. 878, л. 20-21.
 
№ 1. Заявление в Президиум Верховного Совета СССР и Президиум Верховного Совета ТАССР от граждан Г. В. Москвина, Д. В. Москвина, А. В. Москвина, М. В. Неподаевой, А. В. Старковой о награждении своих родителей как многодетных
26 июля 1944 г.III
Мы, дети наших родителей Василия Михайловича и Александры Васильевны Москвиных, ходатайствуем перед Президиумом Верховного Совета Союза ССР и Президиумом Верховного Совета Татарской АССР о награждении наших родителей, воспитавших десять детей:
1. Мать — Александру Васильевну МосквинуIV, родившую 15 детей, из которых десять нас живы до сих пор и воспитавшую нас, орденом «Мать —героиня», в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета от 8 июля 1944 года.
2. Отца — Василия Михайловича Москвина, воспитавшего нас и давшего нам образование, аналогичным орденом, который надлежит утвердить для таких отцов.
Не все из нас 10-ти имеют возможность подписать настоящее заявление, так как двое находятся на фронте и трое живут в других городах, но мы уверены, что и остальные пять из нас безусловно присоединятся к нашему заявлению.
Родители наши живут в г. Казани, Калугина Гора, [Хороводная ул., 53]V.
О Вашем решении просим поставить нас в известность по адресу: Москва, Сретенка, Ащеулов пер., 7, кв. 7 — Москвину Г. В., тел. — К. 4-43.51.
1. Москвин Григорий Васильевич, рождения 1901 г., инженер-строитель, работает в Наркомстрое. Адрес: Сретенка, Ащеулов, 7, кв. 7 (подпись). [11.VII.44 г.].
2. Москвин Дмитрий Васильевич, рождения 1906 г., инженер-химик, работает на Щелковском химическом з[аво]де НКХПVI. Адрес: Щелково, Московской обл., Химзавод (подпись). [13.VII. 44].
3. Москвин Анатолий Васильевич, рождения 1908 г., инженер-строитель, работает в Гипрозолоте Наркомцветмета. Адрес: Средняя Переславская, 21/2, кв. 8. [Демобилизован из армии в 1944 г. (подпись). 13.07.44].
4. Неподаева Мария Васильевна (урожд[енная] Москвина), рождения 1902 г., врач-дерматолог, адрес: Петрово Разумовское, Н.-Дмитровское шоссе, 2 (подпись). [16. VII].
5. Старкова Анна Васильевна (урожд[енная] Москвина), рожд[ения] 1905 г., педагог школ № 281 и 430. Адрес: Измайлово, пос. НКПС, № 14/1, кв. 16 (подпись). [14.VII].
Сообщаем данные об остальных своих родных братьях и сестрах:
6. Брат — Москвин Михаил Васильевич, рожд[ения] 1903 г. Инженер-путеец. Жил до войны в Ленинграде. Связь потеряна.
7. Брат — Москвин Геннадий Васильевич, рожд[ения] 1911 г., педагог. Ушел в 1941 году добровольцем на фронт. Связь потеряна.
8. Сестра — Закорлюк Варвара Васильевна (урожд[енная] Москвина), рожд[ения] 1914 г. — педагог.
Ашхабад, Узбекская ССР.
9. Сестра — Закорлюк Валентина Васильевна (урожд[енная] Москвина), рождения 1915 г., педагог. Адрес: Андижан, Узбекская ССР, ул. Шевченко, 22.
10. Сестра — Москвина Екатерина Васильевна, рожд[ения] 1918 года, врач-хирург. Казань, Калугина Гора, [Хороводная. Демобилизована из армии в 1944 г.]
НА РТ, ф. Р-3610, оп. 1, д. 386, л. 49-49 об.
 
№ 2. Распоряжение СНК ТАССР председателю исполкома Дубъязского райсовета депутатов трудящихся Надырову о вручении книжки на получение пособия многодетной матери Саттаровой Нафисе
12 октября 1944 г.
г. Казань.
№ 5722
Совет народных комиссаров ТАССР 29/XI-1944 г. назначил государственное пособие (пост[ановление] 494) многодетной матери Саттаровой Нафисе, прожив[ающей] в дер[евне] Б. Ковали, однако многодетной матери Саттаровой до сих пор не вручена личная книжка на получение назначенного ей пособия, с получением сего предлагаю немедленно вручить личную книжку гр[аждан]ке Саттаровой, а виновных привлечь к ответственности.
Об исполнении поставьте СНК ТАССР в известность [20]VII октября с. г.
Зам[еститель] председателя Совета народных комиссаров ТАССР Г. Семенов.
НА РТ, ф. Р-3610, оп. 1, д. 383, л. 229.
 
№ 3. Из доклада Наркомата здравоохранения ТАССР в бюро обкома ВКП(б) о динамике рождаемости и количестве детских яслей в республике
26 ноября 1944 г.
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8/VII-1944 г. возлагал на органы здравоохранения, в первую очередь, задачу расширения сети детских и родовспомогательных учреждений.
Планом на 1945 г. у нас в ТАССР намечалось открыть 20 новых детских яслей на 855 коек, из них в районах — 16 на 375 и в г. Казани — 4 на 480 коек.
На 15/XI из 16 детских яслей в районах открыто только 5 на 115 коек (Актаныш, Челны, Матвеево, Морты, Чурилино), не открыты детские ясли в Ворошиловском, Калининском, Кузнечихинском, Новошешминском, Подберезинском, Салтановском, Сармановском, Тельманском, Ямашевском, Шугуровском районах, а в г. Казани не только не построены и не открыты новые детские ясли, но даже существующие детские ясли сократились — так, 2 яслей на 150 коек превращены в дома ребенка и 1 детские ясли на 75 коек, помещавшиеся в здании Стоматологического института, закрыты, т[ак] к[ак] помещение дет[ских] яслей возвращено Институту для развертывания клиники.
Правда, отказа в приеме в детские ясли детей в г. Казани нет. Сейчас мест пока хватает. Но, как показывает статистика, начиная с апреля месяца 1945 г. в г. Казани увеличивается рождаемость детей.
Так, родилось в апреле 1944 г. — 477, в апреле 1945 г. — 483, в мае — 436, в мае — 510, в июне — 553, в июне — 618, в июле — 649, в июле — 833.
Несомненно, рождаемость будет увеличиваться и в дальнейшем, и в 1946 г. потребуется большое количество новых детских яслей.
Такая же потребность в ясельных местах будет и в сельской местности, где начиная с апреля месяца 1945 г. рождаемость также из месяца в месяц растет.
Так, в остальных городах и районах (кроме г. Казани) родилось:
в апреле 1944 г. — 830,
в июне 1944 г. — 1 880,
в июле [1944 г.] — 1 833,
в апреле 1945 г. — 964,
в июне 1945 г. — 1 643,
в июле [1945 г.] — 2 126.
В частности, в районах, не открывших в 1945 г. детских яслей, родилось — за 7 месяцев 1945 г.:
в Ворошиловском районе
в Калининском
в Кузнечихинском
в Новошешминском
в Подберезинском
в Салтановском
в Сармановском
в Тельмановском
в Ямашевском
в Шугуровском
— 116 детей
— 110
— 80
— 129
— 72
— 34
— 184
— 94
— 132
— 151
11VIII
0
6
12
9
3
26
2
7
6
Причины неоткрытия детских яслей — отсутствие помещений под детские ясли. […]
В заключение следует признать, что выполнение Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8/VII-1944 года у нас в Татарской АССР идет неудовлетворительно и в ближайшее время мы должны добиться устранения всех недостатков по его выполнению.
НА РТ, ф. Р-3959, оп. 1, д. 739, л. 1-13. Копия.
 
№ 4. Из докладной записки председателю Президиума Верховного Совета РСФСР Н. М. Швернику о ходе награждения и вручения многодетным матерям орденов «Материнская слава» и медалей «Медаль материнства» по Татарской АССР
28 мая 1945 г.
№ 01/98
С получением Вашего указания от 16 декабря 1944 года за № 720 и инструкции о порядке представления к присвоению почетного звания «Мать-героиня», к награждению орденами «Материнская слава» и медалями «Медаль материнства» нами эти инструкции, выписки из решения сельских советов и анкеты были переведены на татарский язык, размножены на обоих языках и разосланы на места. Проведены 5 кустовых совещаний с охватом всех секретарей исполкомов районных Советов депутатов трудящихся (в городах — Чистополе, Елабуге, Казани, Бугульме и Мензелинске) и Республиканское совещание председателей исполкомов райсоветов, приехавших на Пленум Обкома ВКП(б), также было использовано созванное Наркомфином совещание зав[едующих] отделами госпособий для разъяснения инструкции.
Кроме того, 8 работников аппарата Президиума Верховного Совета выезжали в районы для проведения инструктажа на местах.
Ваше телеграфное указание от 10 марта с. г. о недостаточном развертывании работы по награждению многодетных матерей орденами и медалями мы обсудили на заседании Президиума Верховного Совета Татарской АССР и наметили ряд конкретных мероприятий по усилению этой работы в республике. Рекомендовали исполкомам райсоветов оказывать повседневную помощь сельским, поселковым Советам в выявлении многодетных матерей и быстрейшего представления на них материалов к награждению.
Нами были сделаны запросы от райгорсоветов о представлении данных о персональном учете многодетных матерей.
По указанию Президиума Верховного Совета на заседании Секретариата были заслушаны два секретаря (г. Зеленодольска и Ютазинского района) и два председателя (Молотовского и Юдинского) исполкомов райсоветов депутатов трудящихся.
Несмотря на все эти проведенные нами мероприятия, ход награждения в республике остается все еще неудовлетворительным.
Особенно слабо развернута работа в Дрожжановском, Первомайском, Кзыл-Юлдузском, Салтанском, Тельманском, Шугуровском районах и г. Чистополе. Руководители этих районов к вопросу представления к награждению многодетных матерей подошли несерьезно, представляемые ими материалы поступают с большими опозданиями и качественно неполноценными. Из 939 дел, представленных ими, 861 дело (92 %) возвращено обратно, а всего по республике с января 1945 г. поступило 18 751 дело, из которых принято и награждено 10 401, в том числе орденами 1 743 и медалями 8 658 многодетных матерей, что составляет 55,5 % к поступившим из районов материалам. […]
Основными дефектами в оформлении материалов исполкомов райсоветов депутатов трудящихся являются: неправильно, не полностью указываются имена, отчества, фамилии, автобиографические данные, большое место занимают прочерки в перечислении отчества или места нахождения детей. Также искажают отчество матерей и детей, допускают даже такие ошибки, когда в анкете записывается одно количество детей, а в решении другое количество.
Имеется несерьезное отношение райвоенкоматов к представлению справок. Часто ими не указываются точно фамилии, искажаются имена, отчества матерей и призванных.
По предварительным данным, полученным из районов, подлежащих к награждению орденами «Материнская слава» и медалями «Медаль материнства» примерно 78 тысяч многодетных матерей и 324 человека — матерей, подлежащих к представлению присвоения почетного звания «Мать-героиня».
Председатель Президиума Верховного Совета ТАССР Г. Динмухаметов.
НА РТ, ф. Р-3610, оп. 1, д. 448, л. 1-1 об. Копия.
 
№ 5. Из доклада председателя Казанского горисполкома А. П. Якушева на XIV сессии Казанского горсовета депутатов трудящихся о недостатках в работе родовспомогательных учреждений города
11 июня 1945 г.
[] В работе родовспомогательных учреждений еще много недостатков:
1. При наличии большого количества родильных коек, 25 % родов в 1944 г. протекали на дому. Такое же положение мы наблюдаем и в 1945 г.
2. Высок процент детской смертности, который составил в 1944 г. по новорожденным: общая смертность — 2,4 %, по недоноскам — 20,5 %! Нигде не организованы палаты для недоносков со специальным оборудованием и уходом.
3. Крайне высок процент внебольничных абортов, дошедший до 47 % в 1944 г., что указывает на слабую разъяснительную и профилактическую работу этих учреждений. […]
4. Недостаточно обеспечены родовспомогательные учреждения предметами ухода, медикаментами и перевязочными материалами.
5. Чрезвычайно слабо поставлена в женских консультациях патронажная работа.
Председатель исполкома Казгорсовета депутатов трудящихся А. Якушев (подпись).
НА РТ, ф. Р-326, оп. 1, д. 878, л. 1-35.
 
№ 6. Сведения о награждении многодетных матерей орденами «Материнская слава» и медалями «Медаль материнства» по Татарской АССР за I-III квартал 1945 г.
Не позднее октября 1945 г.IX
Месяцы
Орденами
«Материнская слава»
Медалями
«Медаль материнства»
I ст.
II ст.
III ст.
Итого
I ст.
II ст.
III ст.
Итого
Январь
1
9
21
31
22
28
50
81
Февраль
23
69
225
317
354
859
1213
1530
Март
25
143
392
560
947
2033
2980
3540
Всего за I кв.
49
221
638
908
1323
2920
4243
5151
Апрель
34
103
364
501
774
1744
2518
3019
Май
54
175
577
806
1233
2606
3839
4645
Июнь
48
171
527
746
1118
2410
3528
4274
Всего за II кв.
136
449
1468
2053
3125
6760
9885
11938
Июль
21
79
253
353
617
1207
1824
2177
Август
33
124
382
539
719
1351
2070
2609
Сентябрь
34
98
274
406
550
1190
1740
2146
Всего за III кв.
88
301
909
1298
1886
3748
5634
6932
Всего за 3 квартала
273
971
3015
4259
6334
13428
19762
24021
 
Зав[едующий] группой по учету и регистрации награжденных при Секретариате Президиума Верховного Совета ТАССР Г. Кальметева (подпись).
НА РТ, ф. Р-3610, оп. 1, д. 495, л. 55.
 
Публикацию подготовили
Айслу Кабирова,
кандидат исторических наук,
Эльвира Багманова,
кандидат исторических наук


I. Работа выполнена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда, проект № 12-11-16012а/В/2012.
II. Вопрос о создании специализированных помещений для женщин поднимался не только в Указе от 8 июля 1944 г. Наркомздравом СССР еще 4 декабря 1942 г. была утверждена инструкция «Об организации и работе комнат личной гигиены женщин на предприятиях». 10 ноября 1944 г. СНК СССР принял специальное постановление о правилах организации комнат для кормления детей (см.: Кунгурова Н. И. Женщина в общественном производстве при социализме: экономико-демографический аспект. – М., 1983. – С. 114).
III. Датируется на основании резолюции (здесь и далее подстрочные примечания к документам авторов вступительной статьи).
IV. Здесь и далее выделения чертой соответствуют выделениям в документах.
V. Здесь и далее даты и адреса в квадратных скобках дописаны от руки.
VI. НХКП – Народный комиссариат химической промышленности.
VII.  Исправлено поверх машинописного текста вручную.
VIII. Вторым столбцом дано количество детей, поступивших в детские ясли.
IX. Датируется по содержанию предыдущих документов дела.