2002 1/2

Личность ученого в контексте эпохи

Историк среди историков.

Сборник воспоминаний и статей. Казань: Изд-во Казанского математического общества,2001 .-347 с.

 

В декабре 2001 года общественность Казанского университета чествова­ла одного из наиболее видных пред­ставителей исторической науки в его сте­нах — профессора, доктора исторических наук, заслуженного деятеля науки Респуб­лики Татарстан и Российской Федерации, лауреата Государственной премии РТ Алтера Львовича Литвина. К памятному со­бытию был подготовлен сборник воспоми­наний и статей.

Эта книга заслуживает специального рассмотрения, ибо ее издание в силу ряда характерных обстоятельств, является весь­ма существенным историографическим фактом. В традициях отечественной науки и университетского преподавания второй половины ХГХ-начала XX века было при­нято отмечать юбилеи крупных ученых и любимых профессоров изданием сборни­ков статей. В подобных книгах обрели на­учную жизнь многие серьезные исследо­вания. Нередко именно труды, издаваемые к памятной дате, наглядно определяли ме­сто и роль ученого в процессе историчес­кого познания, круг его сторонников и пос­ледователей, фиксировали тенденции раз­вития науки. Они становились зачастую отправными точками историографической рефлексии, с одной стороны, выявляя дос­тигнутое, с другой — намечая перспекти­вы дальнейших поисков исторической ис­тины.

Подобная практика была характерна и для Казанского университета. Достаточно упомянуть об объемистом и часто цитиру­емом до сих пор сборнике в честь юбилея профессора русской истории Д. А. Корса­кова, опубликованном в 1913 году, в кото­ром приняли участие многие крупные уче­ные начала XX столетия.

В советское время издания подобного типа практически сошли на нет. Последние полтора десятка лет происходит возрожде­ние традиции публикации юбилейных сборников. Отрадно, что первое издание такого типа на историческом факультете Казанского университета соответствует лучшим образцам дореволюционных пуб­ликаций.

Прежде всего, обращает на себя вни­мание культура полиграфического и оформительского решения книги. Взвешенный, академичный стиль обложки, удобочитае­мый шрифт, хорошая бумага и добротный переплет — все это свидетельствует о том, что редакционная коллегия памятовала не только о содержании, но и о форме подачи материала. С полным основанием можно говорить об очень высокой планке изда­тельского мастерства, задаваемой рецензи­руемой книгой, для будущих публикаций.

 Следует признать продуманной схему расположения материала: вступительная статья с биографическими сведениями, воспоминания о различных этапах жизнен­ного и творческого пути юбиляра, научные статьи и сообщения, библиография трудов А. Л. Литвина и краткие сведения об авто­рах публикаций. Практически все потреб­ности читателя в информации удовлетво­рены. Небольшое замечание можно выска­зать только в связи с отсутствием списка сокращений, хотя в обширных примечани­ях ко многим статьям сокращения активно используются, но нигде не раскрываются.

 Книгу интересно читать: различия в стилистике, особенностях подачи матери­ала, тематическое разнообразие статей исподволь вовлекают читателя в познание личности историка, оттеняемой события­ми прошлого и настоящего, пересечения­ми судеб и научных изысканий. Человечес­кое измерение прошлого представляется важным фактором, объединяющим авторов сборника. Личность всегда интересна, и глубокий смысл видится в том, что боль­шая часть статей, посвященных неординар­ным персоналиям отечественной истории, перекликается с воспоминаниями о юби­ляре, перипетии судьбы которого отрази­ли тернистый путь России в минувшем сто­летии.

Историк Литвин и человек Литвин предстают в неразрывной целостности лич­ности, вызывающей уважение коллег и друзей. Предрасположенность юбиляра к диалогу, открытость в восприятии нового отразились и в разнообразии научных ста­тей.

Помещенная в начале сборника био­графическая статья С. Малышевой и М. Могильнер не только излагает жизнен­ную, научно-исследовательскую и препо­давательскую канву жизни А. Л. Литвина, но и привносит ярко выраженную авторс­кую тональность в размышления о его творчестве. Перед нами предстает квали­фицированный источниковед, эрудирован­ный историограф, дотошный историк, уме­ющий ставить и разрешать сложнейшие научные проблемы. Интересной представ­ляется попытка авторов провести «декон­струкцию» исторического мировоззрения ученого, «просвещенческая вера» которого создает своеобразную школу, воспитыва­ет в новых поколениях историков стрем­ление искать правду-истину.

Мемуарный раздел открывается «вос­поминаниями старого профессора об Алек­сее (Алтере) Литвине и не только о нем», принадлежащими перу старейшины ис­торического факультета Г. Н. Вульфсона. В них наглядно, глазами учителя и стар­шего коллеги, представлено начало пути талантливого юноши в университете. Вы­рисовывается целеустремленная, гордая и самостоятельная фигура, достойно инкор­порированная в среду однокурсников, едва ли не самый остепененный, впоследствии, поток студенчества начала 1950-х годов.

Дополняют картину становления лич­ности историка живо и ярко описанные сюжеты, сохранившиеся в памяти друга детства и юности С. М. Каштанова. Поэти­ческое восприятие далеко не поэтического времени сочетается в них с точностью деталей, реальностью человеческих обра­зов и элегической грустью о былом.

Воспоминания людей, сталкивавших­ся с Алтером Львовичем в различных жиз­ненных коллизиях (А. М. Гилязов, Р. Б. Тагиров, Я. И. Заботин, В. И. Крылов, Л. Н. Титов) представляют феномен Лит­вина как единение увлеченности, творчес­кой импульсивности, душевного обаяния и неугомонности. Для него характерно стремление жить во всю широту дарован­ных и благоприобретенных способностей, что выражается в десятках разнообразных дел: в написании художественной прозы, поиске и публикации свидетельств про­шлого, организации первой в истории Ка­занского университета кафедры источни­коведения и историографии.

Емкая зарисовка Л. М. Овруцкого о «человеке, который устал боятся», с одной стороны, — взгляд ученика на учителя, а с другой — колоритная интерпретация мо­ментов жизни Литвина, выявляющая внут­ренние, глубинные особенности характера и мировосприятия.

Самый значительный по объему раздел публикации составляют статьи и сооб­щения, более тридцати российских и зару­бежных авторов, представляющих различ­ные научные направления и школы, разные поколения исследователей. Различие про­блематики преломляется в единстве под­хода; поиске правды-истины. Через призму интересов авторов работ отчетливо видны приоритеты юбиляра — человеческая судь­ба в эпоху перемен, причудливые и пара­доксальные пересечения частного и обще­ственного в историческом процессе, власть и свобода, взаимовлияние исторического познания и общественного сознания, ис­точник и его прочтение.

Метаморфозы общественного созна­ния рассматриваются в статье С. В. Кудря-шова о влиянии мировых войн на российс­кое общество, воздействии рациональном и эмоциональном, директивно насаждае­мом и вызревающем, формирующимся в самом народе. Развитие общественного сознания стало контекстом разноплановых штудий ряда других авторов сборника: Дж. Кипа — о взаимодействии государства, общества и средств массовой информации; И. В. Герасимова — о российской сельс­кохозяйственной периодике начала XX века как индикаторе общественного инте­реса к проблемам сельского хозяйства. Частное, личностное восприятие текста в ста­тье М. Б. Могильнер предстает как элемент идентификации индивида в интеллектуаль­ном сообществе. В. М. Бухараев пишет о «магическом вопросе» российской науки и культуры — мещанстве, анализируя его как феномен социальной жизни общества и дефиниционном идейно-конъюнктурном ярлыке. На множестве примеров он просле­живает развитие мифа о мещанстве от по­реформенной эпохи до сегодняшнего дня.

Значимые вопросы исторического по­знания в сфере национальной политики сформулированы в статье И. А. Гилязова о малоизученных аспектах истории второй мировой войны — сотрудничестве нацис­тской Германии с представителями разных народов СССР (на примере РОА генерала Власова). Б. Ф. Султанбеков подробно прослеживает на основе обширного архи­вного материала сталинскую нацио­нальную политику в 1925-1930 годах, ха­рактеризуя ее как «подготовку великого перелома». Концептуально насыщенными представляются размышления автора о роли национального фактора в платформах партийной оппозиции, не сумевшей разыг­рать «национальную карту», и действиях Сталина, умело использовавшего обвине­ния в национализме в качестве про­пагандистского прикрытия операций ОГПУ по удалению наиболее видных и самостоятельных представителей респуб­ликанских элит.

Источниковедческие разыскания пред­ставлены в книге статьями, выносящими на обсуждение проблемы понятийного ап­парата археографии на примере первых публикаций «Слова о полку Игореве» (В. П. Козлов), терминологического изуче­ния немецких источников по истории сред­невековой Руси (С. М. Каштанов), методи­ки источниковедческого разоблачения фальсификаций документов о событиях 1917-1918 годов в России (Г. Л. Соболев).

Историографические сюжеты нашли отражение в нескольких разноплановых публикациях. Традиционная, в лучшем смысле слова, биобиблиографическая ра­бота о творческом наследии историка Г. Губайдуллина (Д. М. Галиуллина); ис­следование С. Ю. Малышевой о спорных проблемах историографии корниловского выступления лета 1917 года, построенное на привлечении значительного числа ис­точников, что позволяет автору поверять историографические конструкции реалиями изучаемого исторического времени. Статья А. А. Сальниковой ставит актуаль­ные методологические вопросы соотноше­ния автобиографии и автобиоисториогра-фии на примерах трудов видных предста­вителей зарубежной исторической науки, привнося новый, «полипарадигмальный», поворот в историческую персоналистику.

Традиционный для творчества А. Л. Литвина интерес к истории полити­ческих партий и движений нашел своеоб­разный отклик в статье В. В. Шелохаева о проблеме собственности в программах по­литических партий России начала XX века. А. А. Литвин пишет о дореволюционной историографии политического движения в Среднем Поволжье начала прошлого сто­летия, формулируя важные выводы о раз­нохарактерной и партийно-пристрастной литературе этого времени, по сути являю­щейся источником для изучения полити­ческой истории. 3. Галили на примере соб­ственного опыта анализирует особеннос­ти публикации источников по истории партии меньшевиков в 1917 году.

История Казанского университета в XIX столетии объединяет исследования Р. М. Валеева о развитии монголоведения и китаеведения в его стенах и Е. А. Виш-ленковой, посвященное проблеме идентич­ности университетской профессуры. Пред­стоящее 200-летие университета и мысли А. Л. Литвина по поводу написания его истории стали отправными точками для интересных умозаключений о личностной составляющей университетской корпора­ции. Логическим продолжением этих ра­бот является богатая фактическим матери­алом статья Ф. А. Литвиной и Н. С. Чугу-новой о выпускниках университета — де­ятелях земской медицины, настоящих ин­теллигентах и подвижниках.

Личность в ситуациях героических и трагических, в момент борьбы и испыта­ний, высшего напряжения сил стала пред­метом рассмотрения в статьях А. П. Нена-рокова о И. Г. Церетели, И. X. Урилова — о Ю. О. Мартове, Д. Р. Шарафутдинова — о И. И. Тальковском, И. Гетцлера — о Н. А. Суханове, И. Р. Тагирова — о А. Яса-ви, А. Рабиновича — о М. Урицком и ра­боте самого юбиляра о Якове Оссовском, базирующейся на архивных поисках. Ха­рактерной особенностью этих работ явля­ется взвешенный подход, ориентирован­ный на объективное рассмотрение челове­ческой судьбы в неразрывной связи с обстоятельствами времени. Объединяет их и стремление к максимально полному при­влечению источников, прежде всего нео­публикованных и малоизвестных, высокая культура источникового поиска и анализа, реконструкции и интерпретации.

Тематическая широта научных интере­сов юбиляра простирается от седой древ­ности (в студенческие годы хотевшего по­святить себя изучению средневековой ис­тории) до истории современности (о чем свидетельствует его публицистика). Есте­ственным проявлением этого стали публи­кация работы А. Нагорски об археологи­ческих раскопках на территории современ­ного Израиля и мемуарного эскиза X. X. Шамсутдинова о становлении газе­ты «Вечерняя Казань», который вполне можно отнести к источникам современной политической истории. Статья продолжа­теля научной династии Литвиных — Алек­сея Литвина — обращена к животрепещу­щей проблеме современности — между­народной правовой помощи в расследова­нии уголовных дел.

Книга «Историк среди историков», многое объясняя в личности и творчестве профессора А. Л. Литвина, дает зримое представление о достижениях, проблемах и перспективах научного поиска в самых разных областях исторического познания.

 

Альберт Мухамадеев,

кандидат исторических наук