2012 1/2

«До тех пор ничего у нас не выйдет, пока все коммунисты не станут христианами» (Дело евангельских христиан братьев Николая и Афанасия Крысовых)

            После окончания Первой мировой и Гражданской войн в течение двадцати лет среди населения ряда деревень Пановской волости Арского (ныне Тюлячинский район РТ): Кибечи, Ковали, Урвыкино, Козловка, Тенишевка, Пановка, Янцевары, и Рыбнослободского районов (Пестречинский район РТ): Кряш-Серда, Иксуар действовала группа евангельских христиан (евангелисты). Евангельские христиане в противоположность другим протестантским организациям (баптисты, пятидесятники, меннониты, методисты, адвентисты, Свидетели Иеговы и др.) придавали исключительное значение проповеди Евангелия (Новый Завет) и полностью отрицали обрядность. Община евангелистов была основана в России в 1870-х гг. английским аристократом Редстоком. Вначале члены общины назывались редстокистами, затем — пашковцами. В 1944 г. евангельские христиане и баптисты образовали единую организацию, возглавляемую Всесоюзным советом евангельских христиан-баптистов (ВСЕХБ). В 1945 г. к ним присоединилась часть пятидесятников, в 1963 г. — братские меннониты.
Евангелисты фактически отрицали православную церковь, не признавали многие христианские таинства, иконы и обосновывали это тем, что при жизни основателя христианского учения — Иисуса Христа церквей и церковных служащих со сложной системой иерархии и разветвленной системой многочисленных обрядов не было. Они считали, что необходимо вернуться к первоистокам, к основным заветам Христа. Евангелисты детей в церкви не крестили, крещение совершали над совершеннолетними взрослыми людьми только по их доброй воле, в открытых водоемах, сознательно соблюдая принцип «свободы совести». В своих проповедях призывали и своим личным поведением показывали, что человек должен жить, чтобы творить добро по примеру Спасителя. Помечали, что обижать, а тем более убивать людей, даже на войне — самый великий грех и отказывались брать в руки оружие. Поэтому это учение, безусловно, не могло уживаться с коммунистической доктриной, нацеленной на установление диктатуры пролетариата внутри страны и во всем мире с помощью оружия и насилия.
Жители перечисленных деревень, потомки так называемых «старокрещеных» кряшен, на протяжении более чем десяти поколений (с 1560-х гг.) состояли в официальном православном христианстве и были приписаны к церкви Преображения Господня в с. Серда (Русская Серда), к церкви Благовещения Пресвятыя Богородицы в с. Казыли, а также к церквам в с. Ковали и Янцевары. Фактическим инициативным центром движения евангелистов с самого начала стала д. Кибечи. Первым проповедником необычного для этих краев удивительного учения стал коренной 27-летний житель этой деревни Николай Иванович Крысов, вернувшийся с фронтов Первой мировой и Гражданской войн.
И к тому времени Н. И. Крысов ужебылчленом организации евангельских христиан Казанской общины, организованной в 1910-х гг. Он и стал активным, достаточно опытным проповедником.
Движение евангелистов очень активно развивалось и через два-три года в общине уже состояло более 15 самостоятельных проповедников и более 60 сторонников-членов. Проповедниками стали обычные, простые сельские мужики-крестьяне, имевшие в лучшем случае 4-х классное образование. Членами организации обычно становились, как правило, и жены проповедников.
Неформальным руководителем общины был Н. И. Крысов, личным примером и достойным поведением подтвердивший возможность практической жизни по заветам Христа. Он родился в 1895 г. в с. Кибечи в семье «старокрещена» Ивана Фёдоровича и его жены Марии Тимофеевны. В семье было десять детей. Николай окончил в родном селе 4 класса земской школы и до 1915 г. работал в семейном хозяйстве, с 15 лет начал вместе с братьями плотничать.
В 1915 г. был призван в армию. Служил во Владивостоке, участвовал в Первой мировой войне. С января 1916 по декабрь 1917 г. был на фронте под Двинском и в Бессарабии.
Предположительно, в этот период службы под впечатлением фронтовых условий и ужасов братоубийства он от фронтовиков-сослуживцев узнал о заветах Христа и принял их, в том числе и основной завет «Не убий». Воображение деревенского парня поразило несоответствие действий православного государства и его солдат-христиан таким простым и понятным требованиям Нагорной проповеди. Это было такое потрясение, что нравственного заряда от него ему хватило до конца его короткой, достойно прожитой и безвременно завершенной жизни.
В декабре 1917 г. он был демобилизован и до осени 1918 г. жил в с. Кибечи, занимаясь крестьянским трудом и работая вместе с братьями плотником, пильщиком. В феврале 1918 г. женился.
Осенью 1918 г. снова был призван и служил по 1921 г. в Красной Армии, в г. Казани в 21-м кавалерийском полку. В составе полка был на Колчаковском фронте на р. Вятке.
В марте 1919 г. во время службы в Красной Армии «в силу своих убеждений» отказался брать в руки оружие. Из-за этого при отправке на Колчаковский фронт был назначен санитаром. В октябре 1919 г. стал членом Казанской организации евангелистов.
Во время службы отказался изучать и петь «Интернационал» из-за фразы «никто не даст нам избавления — ни бог, ни царь и ни герой», с которой был категорически не согласен и считал, что избавление людям даст только бог. В период службы и сам начал проповедовать Евангелие среди красноармейцев. В результате его проповедей уверовал командир взвода Галкин и (отделком) Алексей Абрамов, красноармейцы — Иван и Алексей. Вскоре к ним присоединился еще один красноармеец — Сергей Митюков.
Во время службы поддерживал связь сначала с Казанской организацией евангелистов, затем Уфимской и Витебской общинами. Связь с ними была установлена через старых сослуживцев.
В 1921 г. снова был демобилизован, приехал в с. Кибечи и через полтора месяца «ввиду неурожая» уехал на заработки в Пермскую губернию. Работал по найму разнорабочим, плотником, пильщиком, связи с общиной не имел.
В июне 1922 г. Н. И. Крысов вернулся домой, где сразу же начал проповедовать Евангелие. В 1925 г. в общину вступили одиннадцать человек. Ко времени первого ареста Н. Крысова число членов организации в с. Кибечи увеличилось до 30 человек.
С 1926 г. ему начали помогать проповедовать вновь приобщенные К. В. Медведев, А. И. Крысов (родной брат), М. Н. Тлитов, С. Н. Золин, И. А. Елыткеев и Ф. А. Тимофеев. До вступления в общину Афанасий Крысов некоторое время состоял членом ВЛКСМ.
В эти годы Николай Крысов поддерживал постоянную «живую» и письменную связь с казанской общиной. Нередко получал литературу из ленинградской общины. На трех съездах казанской общины участвовал с правом решающего голоса.
В июле 1928 г. кибечинская община была зарегистрирована государством. Евангелисты начали устраивать собрания и проповеди в окружающих населенных пунктах. Собрания организовывали без разрешения властей. Поддержка евангелистов со стороны населения начала серьезно беспокоить представителей власти. 9 января 1929 г. в газете «Красная Татария» вышла подборка статей под общей рубрикой «Кулак готовит в Советы своих людей». Среди них была и статья «Христовы братишки» со следующим содержанием: «Заполучить в свои сети и нейтрализовать середняка на время перевыборов стараются также и братцы во Христе. Из деревни Кряшенская Серда сообщают о периодическом появлениитам сектантов-евангелистов, проповедующих населению невозможность создания коммунистического общества без веры в Христа.Христос учил жить коммуной. До тех пор ничего у нас с коммунистами не выйдет, — нашептывают крестьянам христовы братцы, — пока все коммунисты не станут христианами, и вы также, братие. Характерно то, что ни местный сельизбирком, ни сельсовет пропаганде христовых братишек не противопоставляют разъяснительную антирелигиозную работу на месте действию братцев. А не мешало бы, право не мешало, местным Советским организациям и антирелигиозникам Рыбной Слободы взять христовых братьев в ежовые рукавицы материалистического мировоззрения и разъяснить населению всю вздорность и контрреволюционную сущность их предвыборной пропаганды»1.
12 марта 1929 г. братья Крысовы в первый раз были арестованы как проповедники и руководители общины евангельских христиан в д. Кибечи. Возникло «дело № 110 по обвинению Крысова Николая Ивановича и Крысова Афанасия Ивановича в преступлении, предусмотренном ст. 58/10 УК». Мера пресечения — содержание под стражей.
Поводом для ареста послужила записка уроженца с. Ковали З. Т. Иванова уполномоченному Татотдела ОГПУ по Арскому кантону Лобанову следующего содержания: «Тов. Лобанов! В пределах Пановской и Тюлячинской волостей ходят евангелисты и проповедуют и вербуют членов. В начале марта прибыли в с. Янцевары руководители евангелистов Крысов Николай Иванович, Тлитов Михаил и одна женщина, происходящие из граждан деревни Кибячи Пановской волости. Созвали без ведома сельсовета собрание граждан и проводили беседу. К концу собрания прибыл и я, где я сам слышал, где он говорил так: меня вызывали в ГПУ, нас притесняют, но мы за веру умрем. Пусть нас стреляют и др. Вообще много других примеров. Нужно принять меры. Зав. ШКМ Иванов»2.
Меры были приняты оперативно. 12 марта фигуранты уже были под стражей доставлены в г. Казань в распоряжение Особого совещания при коллегии ОГПУ.
На допросе в 1929 г. Н. И. Крысов заявил, что если будет на свободе, то продолжит проповедовать, «не считаясь с местом». Такие же заявления сделали во время допроса его брат Афанасий и другие собратья по вере. Н. И. Крысов считал себя законопослушным гражданином, за исключением того, что считал нарушением «свободы совести» со стороны Советской власти. Но, тем не менее, полагал, что Советская власть «от бога» и установится во всем мире. Но вслед за ней придет Христос и устроит суд, сначала живым, потом мертвым. Как убежденный последователь христианства всех не исповедовавших учения Иисуса Христа и его гонителей считал антихристами во плоти.
При расследовании автор доноса Иванов показал, что 2-3 марта 1929 г. в с. Янцевары приехал руководитель Кибечинской группы евангелистов христиан Н. Крысов, который в беседе на собрании крестьян говорил: «Коммунисты — это продажные двуличные люди, способные народу в глаза льстить, но за глаза творить пакости и злодеяния, пьянствуют, воруют и т. д. Христос говорил, что люди на землю пришли творить добрые дела, жить в братстве, а не убивать друг друга в войне, поэтому мы как истинные последователи Христа и его учения всякую войну с кем бы то ни было считаем грехом, воевать мы не пойдем, и каждый, кто хочет спасти свою душу, должен идти за нами и отказаться от братоубийственной войны»3. Кроме нашего села Крысовы еженедельно бывают и ведут подобные беседы также в селах Ковали, Урывкино, Козловке, Тенишевке и других. Свидетели Докучаев, Мышев и Иванов, комсомольские активисты из д. Кибечи, показали, что евангелисты разлагающе действовали на активистов и мешали работе комсомольской организации своим учением. Евангелисты говорили, что коммунисты — ставленники антихриста, они уничтожают веру в бога, посылают в народ проповедовать безбожие, платя за это золотом и другими вещами. Строят учреждения, где учат людей безбожию, но это не помогает, тогда они хотят уничтожить имя Христа, всех, кто прославляет его, уничтожают книги его, бросают в тюрьмы всех, кто идет по его заветам и кто не сменяет ее на их соблазны…
В свою очередь «допрошенные по существу дела» братья Крысовы открыто показали, что являются проповедниками и руководителями общины евангельских христиан в д. Кибечи. В проповедях указывали, что Советская власть, ВКП(б) и их руководители не признают Христа, плохи, а поэтому являются ставленниками антихриста и все, что делается по повелению власти, есть угодие не богу, а антихристу…
Вот слова Афанасия Ивановича Крысова, которые завершают его показания на допросе: «Я сейчас арестован и считаю себя мучеником за веру Христову, но это меня нисколько не устрашает, и даже пытки не смогут меня заставить отказаться от своих убеждений, и если меня освободят, я опять буду проповедовать Слово Божье, не считаясь с местом и преградами»4.
Особое совещание при коллегии ОГПУ от 26 июня 1929 г., заслушав дело «75220 по обвинению гр. Крысова Николая Ивановича и Крысова Афанасия Ивановича по 58/10 ст. УК постановили: Крысова Николая Ивановича и Крысова Афанасия Ивановича заключить в концлагерь сроком на три года, считая срок с 16/3-29 г.»5.
Отбыв полный срок заключения, в феврале месяце 1932 г. братья Крысовы вернулись домой и, как и заявляли открыто на всех допросах, снова начали свои проповеди. Через два месяца после освобождения Н. И. Крысов, как «лишенец», был взят в трудармию (Казань), где пробыл до июня 1933 г. Затем снова вернулся в д. Кибечи и прожил на родине до июля 1936 г., когда начал работать на Казанском заводе № 137. В 1938 г. снова возвратился в д. Кибечи и поступил в колхоз, где проработал до ареста.

Н. И. Крысов. 1941 г. Из личного архива автора.

Сигналы о контрреволюционной клеветнической агитации против Советской власти, ВКП(б), вождей партии, Конституции СССР Н. И. Крысова в органы НКГБ ТАССР продолжали поступать. Снова было заведено дело (№ 16494). Оно начато с постановления об аресте. Постановление утверждено лично наркомом госбезопасности ТАССР капитаном безопасности Е. М. Морозовым 30 апреля 1941 г. В тот же день арест санкционировал заместитель прокурора ТАССР.
Ввиду важности документа, содержание приводится полностью: в дальнейшем, в ходе процесса, все эти формулировки будут повторяться слово в слово.
«Г. Казань, 1941, апреля 26 дня я, оперуполномоченный 4-го отдела СПО НКГБ ТАССР мл[адший] лейтенант госбезопасности т. Мурадымов, рассмотрев поступившие в НКГБ ТАССР материалы о преступной деятельности Крысова Николая Ивановича, 1895 г. рождения, уроженца дер. Кибячи, Тюлячинского р[айо]на ТАССР, происходит из крестьян-середняков, единоличник, татарин, б[ес]партийный, активный сектант евангелистов, гр[аждани]н СССР, в 1929 году за контрреволюционную деятельность судим к 3 годам концлагеря, наказание отбыл, грамотный, проживает в деревне Кибячи Тюлячинского р[айо]на ТАССР, нашел:
Крысов Николай Иванович, будучи враждебно настроенным к ВКП(б) и Соввласти среди населения дер. Кибячи Тюлячинского р[айо]на ТАССР проводит антисоветскую провокационную агитацию, направленную против мероприятий ВКП(б) и Соввласти.
Так, например:
10/II 1939 г. в беседе с гр[аждани]ном Пучковым А. Н. Крысов высказывал злобную клевету по адресу Соввласти, он говорил:
Советская власть пишет в газетах, что колхозы стали большевистскими, а колхозники зажиточными. Все это вранье и ложь, так как колхозники работают день и ночь, а хлеба им не дают, весь хлеб отбирают государству, товаров совершенно нет. Разве это жизнь. Она не может быть в дальнейшем терпима. Большевики это есть антихристы. С печатями у массы затуманивают глаза, правильности ничего нет — все ложь.
24/II 1939 г. в беседе с гражданином Пучковым Крысов вел антисоветскую агитацию о якобы гибели Соввласти. Он говорил:
Коммунисты это есть антихристы, что они будут существовать 48 месяцев, потом Соввласти не будет.
28/III 1939 г. в беседе с гражданином Пучковым Крысов вел злобную клевету по адресу ВКП(б) и Соввласти, он говорил:
Мне никакие тюрьмы и угрозы со стороны Соввласти не страшны, я буду говорить и бороться против Соввласти и компартии до конца, потому что Соввласть обманывает массы, обещает то и другое, а на факте у них ничего нет. В Советском государстве с одного конца строят, а с другого конца разваливается. Сталин стал пешком ходить.
10 мая 1939 года в присутствии Медведева Крысов восхвалял монархический строй, он говорил:
Раньше при царе народам была свобода, религию никто не трогал, а теперь жизнь стала тяжелая, ликвидирована религия.
В мае месяце 1939 года в беседе с гр[аждани]ном Хайруллиным Крысов пытался дискредитировать Соввласть, он говорил:
Вот эта Советская власть, хотя она говорит, что народам дана свобода слова и другие, а фактически народу никакой свободы нет, так как даже не разрешают о старой жизни вспомнить.
Допрошенные в качестве свидетелей Хайруллин С., Медведев П. Ю. и Пучков А. Н. антисоветскую агитацию Крысова так же подтвердили, а поэтому постановил:
Крысова Николая Ивановича, проживающего в дер. Кибячи, Тюлячинского р[айо]на ТАССР подвергнуть аресту и обыску.
Оперуполномоченный 4 отд[ела] СПО НКГБ ТР мл[адший] лейтенант госбезопасности Мурадымов. Согласеннач[альник] следственной части НКГБ ТР ст[арший] лейтенант госбезопасности Баскаков»6.
26 апреля 1941 г. оперуполномоченный Арского МРО НКГБ ТАССР младший лейтенант госбезопасности, рассмотрев следственные материалы по обвинению Н. И. Крысова, вынес постановление о мере пресечения — содержание под стражей.
14 мая того же года после обыска Н. И. Крысов был арестован и отправлен в «Домзак» Арского МРО НКГБ ТАССР.
Начались допросы. Они мало что добавили к обстоятельствам.
Н. Крысова перевели во внутреннюю тюрьму НКГБ в Казани.
3 июня допрос провел начальник следственной части НКГБ ТАССР старший лейтенант госбезопасности Качалов. Все вопросы следуют с самого начала: биография, жизнь, активная деятельность и т. д. и ставятся по новой. Во время допроса он признает, что вел только религиозную пропаганду, агитировал за отказ брать оружие при призыве в Красную Армию.
Второй допрос проводится 20 июня 1941 г. Задаются вопросы о его связях с другими евангелистами г. Казани. Он эти связи не отрицает.
2 июля 1941 г. составлен протокол о предъявлении следственных материалов и окончании следствия по делу № 16494.
Обвинительное заключение гласило, что бывший организатор и руководитель группы сектантов-евангелистов в д. Кибечи Тюлячинского района ТАССР Н. И. Крысов на протяжении ряда лет систематически вел антисоветскую агитацию, распространял контрреволюционные клеветнические измышления по адресу Соввласти и ВКП(б). «Произведенным по делу расследованием установлено: в 1933-34 гг. Крысов среди населения вел антисоветскую агитацию за отказ от вооруженной борьбы против врагов СССР в случае войны; в 1935 г. среди населения вел агитацию, пытаясь вызвать у окружающих неверие к Соввласти; в феврале и марте 1939 г., будучи в д. Тюлячи, в квартире Пучкова неоднократно вел антисоветскую пораженческую агитацию, при этом возводил клевету на Советскую власть; 28 апреля 1939 г. в своем доме в присутствии Пляшкина снова вел агитацию против колхозного строя, сопровождая это клеветническими выпадами; в мае 1939 г. в д. Тюлячи в квартире Шамкова в присутствии Медведева и других вел антисоветскую агитацию, при этом восхвалял старый-монархический строй; в декабре 1939 г. во время коллективной беседы колхозников д. Кибечи о значении выборов в местные советы возводил клевету на компартию; в ноябре 1940 г. в д. Тюлячи в квартире Дружковой вел антисоветскую агитацию, при этом выражал свою симпатию к германскому фашизму»7.
Н. И. Крысов виновным себя по предъявленным ему пунктам обвинения полностью не отрицал.
14 июля обвинительное заключение было утверждено на заседании судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда ТАССР. Дело решили заслушать на закрытом судебном заседании, с вызовом всех свидетелей.
Из протокола судебного заседания по делу № 626 от 29 июля 1941 г.:
«Обвиняемый Крысов Николай Иванович, 1895 года рождения, происхождением из д. Кибечи, Тюлячинского р[айо]на ТАССР, из середняков, б[ес]п[артийный], образование низшее. Ранее судим Тройкой НКВД на три года, наказание отбыл.
Обвиняемый Крысов Н. И. — Виновным себя признаю, но не полностью, а именно в том, что я, будучи активным религиозником, говорил антисоветские разговоры, и по своему убеждению в случае войны отказался брать в руки оружие. Так же призывал не брать оружие в руки и других. Но это с моей стороны не было систематическим, это было еще в 1933-34 годах.
На одном из съездов евангелистов действительно было признано драться с врагами с оружием в руках.
Наша организация признавала всякую власть, но мое личное непризнание власти, веры только в одного бога могла быть по личной моей враждебности к власти. Я сейчас не помню, может быть, я и призывал верить только в одного бога»8.
Приговором Верховного суда ТАССР от 29 июля 1941 г. Н. И. Крысов был приговорен к лишению свободы сроком на 10 лет «по совокупности» с поражением в избирательных правах на три года.
Осужденный Н. И. Крысов содержался в ИТК-1 УИТЛК НКВД ТАССР (Казань) и умер там же 19 мая 1942 г., в результате голодовки. Как написано в ответе МВД РТ от 6 июня 2002 г. № 51/1275, «причина смерти — истощение, антероколит». Ему было неполных 46 лет. Похоронен, предположительно, на Архангельском кладбище г. Казани в общей могиле. Точное место захоронения не известно. Реабилитирован 31 января 1994 г.
Брат Николая Ивановича Афанасий был участником Великой Отечественной войны, вернулся инвалидом без одной руки. Реабилитирован 20 октября 1993 г.
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Красная Татария. – 1929. – 9 января.
2. Архив УФСБ РФ по РТ, архивно-следственное дело № 2-8614, т. 1.
3. Там же.
4. Там же.
5. Там же, л. 80.
6. Там же, архивно-следственное дело № 2-17998, т. 1, л. 3-16.
7. Там же.
8. Там же.
Николай Петров-Текин,
соискатель Института истории им. Ш. Марджани АН РТ