2003 1/2

Перелистывая историю султаната мамлюков

«История мамлюков в Египте и Сирии» — под таким названием в 1998 г. в Бейруте вышла книга Мухаммада Сахиля ТаккушаI. Это описательная работа, в ней отсутствует критический обзор, анализ и сопоставление источников, что в целом характерно всем арабским исследованиям. Вместе с тем в ней имеются интересные рассуждения, основанные на источниках, не переведенных на русский язык и не доступных нашим исследователям. Особенно большой интерес вызывает летопись Джа-маль ад-дина Абуль Махасин Юсуфа ибн Тагрибирди, которая упоминается в труде В. Г. Тизенгаузена «Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Извлечения из сочинений арабских. Том I».

Работа Мухаммада Сахиля Таккуша посвящена всему периоду существования Каирского султаната мамлюков. Список использованной литературы состоит из 153 наименований, из которых 112 — работы арабских исследователей и 41 европейских. Среди них есть и известные авторы. Это Хаммер, Рене Груссе, Сандер, Стивенсон, Картин, Д'Оссон, Ховорс, Лэм, Островски, Васильев, Лэн-Пуль и др. Мухаммад Сахиль так же, как и другие арабские историки, Золотую Орду называет Магул-Кыпчак, а Иран — Магул-Фарис. Иногда, применительно к золотоордынцам, употребляет и термин «кыпчакские монголы». Хотя такие термины и не применяются отечественными исследователями и являются не историческими названиями, а результатом простого технического соединения известных терминов, все же они не сильно искажают действительность.

Несколько слов о тех утверждениях Мухаммада Сахиля, которые привлекли наше внимание. Мухаммад Сахиль, описывая сближения мамлюков с Золотой Ордой, наряду с политическим отмечает культурное сближение, а также сближение в сфере зодчества. К числу факторов способствовавших данному процессу, кроме наличия общего врага в лице Хулагуидского Ирана, автор относит стремление мамлюков содействовать внедрению ислама в Золотой Орде, особенно среди правящей верхушки. Через это политическое сотрудничество, как полагает Таккуш, мамлюки и пытались обеспечить свое будущее, увеличивая приток кыпчаков в свою армию.

Как известно, вопрос о том, был ли антитимуровский золотоордынско-мамлюкский союз реальностью или нет, остается открытым. Мы считаем, что такой союз был создан к началу 1395 г., и не начал действовать только потому, что инициативу первого удара перехватил Тимур. Стратегия Аксак Тимура была хотя и не оригинальна, но крайне результативна. Своих врагов он уничтожал по одному. Об этом союзе пишет и Мухаммад Сахиль. Он считает, что Тимур нанес первый удар по татарам из-за того, что Золотая Орда находилась далеко от своих союзников, и что после разгрома татар остальные союзники испугались и перестали сотрудничать, заботясь только об охране своих границ от Тимура.

Мухаммад Сахиль, опираясь на летопись ибн Тагрибирди, говорит о том, что правитель османов Баязид направил 200 тысяч солдат в помощь мамлюкам. Хотя этот факт и не подтверждается другими письменными источниками, но как нам кажется, это сообщение ибн Тагрибирди соответствует действительности, и что здесь говорится о таких договоренностях. Значит, в антитимуровскую коалицию Баязид должен был направить 200 тысяч солдат. Благодаря ибн Тагрибирди, мы можем расширить круг тех правителей, которые участвовали в антитимуровской коалиции. Кроме известных нам Токтамыша, Баязида, мамлюкского султана Баркука и правителя Сивасского эмирата Ахмеда Кадыя Бурханеддина, ибн Тагрибирди добавляет еще четверых правителей. Это Джелаирид Ахмед, правители области Мардина, Туркменского эмирата и государства Каракоюнлу.

 I Книга была предоставлена Марселем Ибрагимовичем Ахметзяновым, ведущим научным сотрудником отдела рукописей и текстологии ИЯЛИ им. Г. Ибрагимова.

 Фрагменты из книги Мухаммада Сахиля Таккуша

"История мамлюков в Египте и Сирии. 1250-1517 / 648-923 г. х." о дипломатических связях государства мамлюков с Магул-Кыпчаком

[С.110] [...] Перед смертью Чингиз-хан поделил свою империю между четырьмя сыновьями: Джучи, Джагатай (Чагатай. — И. М.), Уктай (Угедей. — И. М.) и Тулуй. Самому старшему из них, Джучи, досталась территория между рекой Иртыш и южным побережьем Каспийского моря. Подавляющее большинство, проживающее на этой территории, были турки (тюрки. — И. М.) и туркмены. Их принято обобщать в единое племя сынов Джучи или же Золотое Племя (Орда. — Л. Н), названное так в связи с тем, что шатры в их военном лагере были окрашены в золотой цвет (Аль Макризи. Пути к познанию государства мамлюков.-Каир, Б.Г.-Т.1.-Ч.1, 2, III раздел Ч.З.-С.394-395).

Джучи умер еще при жизни Чингиз-хана, и тогда Чингиз повелел своему внуку Батыю, сыну Джучи, управлять этой территорией. Религия Ислам быстро распространилась по этой монгольской линии, особенно после того, как Берке-хан, сын Джучи, принял это вероисповедание. Этот поступок повлек за собой два серьезных последствия.

Первое: расширение взаимосвязей между Магул-Кыпчак и исламскими государствами на востоке, в частности, с молодым государством бахритских мамлюков1.

Второе: разрастание вражды между Магул-Кыпчак и языческими монгольскими племенами, в частности, Магул-Фарис.

Бейбарс2 поспешил извлечь пользу из сложившейся ситуации и предложил союз предводителю Магул-Кыпчака Берке-хану. Вполне естественно, монгольский предводитель-мусульманин ответил положительно на предложение Бейбарса. Принятие монголами ислама подтолкнуло их на политический союз против общего врага - Хулагу и его семьи.

Стараясь укрепить религиозные позиции Берке-хана, Бейбарс прибегал к различным методам.

Однажды в своем письме он «призвал уничтожить общего врага Хулагу и подчеркивал, что всячески будет поддерживать его в этом». Так же он с большим почетом принимал делегации от Магул-Кыпчак. В 1262 г. / 661 г.х. в Египет прибыли послы Берке-хана и привезли письмо, адресованное Аз-Захиру Бейбарсу, где говорилось: «Пусть знает султан, что я сражался с Хулагу, с которым мы одной крови и плоти, для возвышения Великого Слова Божьего, пусть он знает о моей бескрайней любви к Исламу. Я сражался с Хулагу. потому что он вершит несправедливость, а те, кто делают это, являются неверными Аллаху и его Пророку...» (Ан Нувейри Шихабеддин Ахмад ибн Абдул Ваххаб. Последняя цель в искусстве литературы.-Каир,1963.-Т.30.-С87; Аль Айни. Связки жемчужин.-Б.м., Б.Г.-Т.1.-С.361).

Также он просил Бейбарса, чтобы тот выслал вооруженные силы к переправам через Евфрат, чтобы отрезать любые пути для Хулагу.

На это Бейбарс откликнулся длинным посланием, где он «призвал его к джихаду, чтобы он не щадил ни сил, ни жизни на пути Аллаха, возвеличивал деяния Берке-хана, высказывал всяческую симпатию по отношению к нему, распорядился, чтобы отправили большое количество солдат со всех концов Египта ...» (Ибн Абд Аз-Захир Мухитдин. Знаменательные дни и столетия в биографии правителя Мансура.-Каир,1961.-С172). [...]

[С.112] Также он приказал, чтобы в молитвах, звучавших с минбаров Мекки, Медины, Иерусалима и Каира, после халифа и султана непременно упоминалось бы имя Берке-хана. Он направил своих послов с множеством подарков, среди которых был даже жираф (Ибн Абд Аз-Захир Мухитдин...-С.172).

Во дворце правителя Магул-Кыпчак послы Бейбарса были радушно встречены. После возвращения они отметили, что на протяжении всего пути они видели, как сильно распространился Ислам среди Магул-Кыпчак, во дворце каждого правителя был свой муэдзин и свой имам, в школах дети с усердием заучивали Коран.

Результатом этих прекрасных дипломатических отношений стало заключение договора между двумя сторонами, направленного против общего врага (хулагуидов. — И. М.). Бейбарс извлек две крупные пользы от этого соглашения:

Первая: это гарантия того, что будет продолжаться приток мамлюков из кыпчакских племен для пополнения армии.

Вторая: сосредоточивание внимания Хулагу на сражение с Берке-ханом на границе Кавказа и отвлечение его от мысли об атаке на государства Сирии в отместку за поражение в Айн Джалуте3. Очевидно, что сотрудничество не ограничилось лишь этим соглашением, напротив, очень скоро к ним присоединился император Византии Михаил Палео-лог. А с присоединением к ним Иззеддина Кейкауса, одного из правителей сельджуков в Анатолии, этот союз стал называться союзом четверых. (Подобный союз был установлен Могулом (Берке ханом. — И. М.) и Кылыч Арсланом. Берке хан рассчитывал получить влияние в Анатолии, чтобы обеспечить прочную связь с мамлюками в Сирии, опередить Илханђт Фарис (Персию. — И. М.) на пути к морю (Черному. — И. М.), а также завязать отношения со странами Западной Европы. (A. A. Vasiliev. History of the Byzantine Empire.-Wiscounsin,1971.-P.601).

В итоге, Бейбарс заручился поддержкой сильных союзников для обеспечения безопасности тыла со стороны Магул-Фариса и предстал перед крестоносцами в виде сильного противника. [...]

[С. 176] Во времена правления султана Калауна дипломатические отношения мамлюков с Магул-Кыпчак активно продолжались. Они были охарактеризованы сближением сторон, обменом послами и бессчетного количества подарков. И в июле 1283 г. / джумада аль-ахир 682 г. х. в Каир прибыла делегация от правителя кыпчаков - Туда-Менгу, чтобы уведомить султана, «чтобы он принял Ислам и взошел на трон, для возведения законов Ислама в своей стране, также просил султана, чтобы тот одарил его каким-нибудь именем, достойным мусульманина, и вручил ему знамя халифа и знамя султана, а также барабаны для того, чтобы он мог по пути приветствовать своих братьев по вере» (Ибн Абд Аз-Захир, Мухиддин Ташрифуль Айам фи сирати аль Малик Аз-Захир (Золотой период в биографии аль-Малика Аз-Захира).-Каир,1961.-T.I.-C.46).

Султан Калаун позаботился о пребывании делегации, направил их в Мекку, снабдил всем необходимым для свершения хаджа, и по возвращении выполнил все просьбы, о которых упоминал их правитель, а также постарался угодить всем членам делегации. Так что, возвратясь домой, они были переполнены радости.

Желая помочь в распространении ислама в кыпчакской стороне (т. е. в Золотой Орде. — И. М.) и заложению прочных основ религии, султан выслал материальную помощь с целью возведения там мечети. [...]

[С. 177] Помощь эта представляла собой дорогие подарки для правителя Магул-Кыпчак и 1 000 динаров, на которых было изображено здание соборной мечети (Аль Макри-ЗИ...-Т.1.-С.738). Также султан хотел, чтобы на стенах мечети были высечены все его титулы, и послал специально обученных этому делу резчиков (Аль Хаджи Хаяту Насыр. Отношения между государством мамлюков и государством кыпчакских монголов с 1260 по 1341 г.-Кувейт,1981.-С15).

Несомненно, что результатом крепких связей между двумя государствами стал активный обмен в культурном и архитектурном отношении. [...]

[С.277] Дружелюбные отношения между мамлюкским султаном и кыпчакскими монголами (золотоордынцами. - И. М.) складывались наилучшим образом. Они одинаково враждебно были настроены против Магул-Фарис. Одной из причин того, что Магул-Кыпчак пошел на союз с мамлюками, стало то, что им требовалась сильная поддержка в войне с потомками Чингиза в Персии. Магул-Кыпчак манипулировали тем, что они одной веры с мамлюками и пытались подтолкнуть их к столкновению со своими врагами. Они устраивали многочисленные встречи, на которых подтверждали, что между кыпчаками и мамлюками царит прочный мир. [...]

[С.278] В 1304 г. / 704 г. х. кыпчакский предводитель Токтакия отправил делегацию в Каир и с ней множество подарков, а также письмо султану, в котором говорилось, что егс войска находятся в полной готовности для участия в битве против Газана, ильхана Ма гул-Фарис. На что султан ответил, что Аллах пока миловал от нападений Газана и помо щи пока не надо, также он сообщил, что его брат Улджайту (брат Газан-хана. — И. М.) заключил с ним перемирие4 (Аль Макризи...-Т.П.-С7).

По всей видимости, Токтакия испытывал сильное давление со стороны Магул-Фарис, и это подтолкнуло его к отправке второго письма по прошествии двух лет, в котором он сообщал о своем желании выслать войска для совместного участия с мамлюкским войском в захвате Персии, дабы обеспечить спокойствие и себе, и мамлюкам.

Также очевидно, что предводитель кыпчаков не случайно упорствовал в том, чтобы подтолкнуть мамлюков к сражению с Магул-Фарис. Тем самым он планировал облегчить давление на северный фронт (т. е. на свою территорию. —Л. Н.). Однако позиции Мухам-мада по отношению к Магул-Фарис, возможно, противоречили позициям Магул-Кыпчак. По всему видно, что принятие предложения было не в интересах его государства, и он отверг предложение Токтакия, сославшись на то, что он заключил мир с Улджайту и ему не выгодно расторгать его. «Ситуация требует именно такого положения дел», - таков был примерный ответ на предложение кыпчаков (Сурур Мухаммад Джамаль ад-Дин. Государство династии Калаун в Египте.-Каир, Б.г-С.218).

Однако отношения между государствами складывались неплохим образом. После смерти Токтакия к власти в Магул-Кыпчаке пришел Узбек (1313-1340). Годы его правления ознаменовались продвижением Ислама как государственной идеологии. Отношения между кыпчаками и мамлюками еще сильнее упрочнились. Результатом переписки глав двух государств стала их родственная связь. Султан мамлюков женился на дочери кыпчакского правителя5 (Аль Макризи...-Т.И.-С.204-205).

Этим фактом воспользовался Узбек и подтолкнул мамлюков сразиться со своим врагом Абу Саидом, правителем Магул-Фарис. Предложение Узбека было принято султаном безоговорочно, так как он уже давно затаил вражду к Магул-Фарис. Но Абу Сайд активизировал свою политику в мирном русле по отношению к мамлюкам, и они заключили между собой перемирие. Все трения, которые были между ними, исчезли. Султан отклонил поддержку Узбека против Абу Сайда, пояснив, что тот, наконец, принял Ислам, и это прекратило вражду между двумя государствами.

Именно так складывались крепкие отношения между султаном мамлюков в Египте и государством Магул-Кыпчак. [...]

[С.382] Отношения Баркука и Тамерлана.

[...] Тамерлан был поглощен сражениями с Токтамыш-ханом. Ареной сражений были территории Поволжья и Керчи (Крым. - И. М.). После этих сражений в 1393 г. / 795 г. х. Тимур возвратился в Сирию и послал письмо в Тебриз и правителю Мардина Маджудди-ну Иса, в котором предлагал покориться и перейти на его сторону. Правитель Мардина, почувствовав опасность, приближающуюся на его сторону, отправил письмо в Каир, в котором оповещал Баркук-хана о планах Тамерлана. Вторя ему, и правитель Ирака Ахмад ибн Увейс Аль Джелаири отправил аналогичное письмо, призывая султана быть бдительным (Ибн Тагрибирди Джамаль ад-Дин Абуль Махасин Юсуф. Цветущие звезды во владениях Египта и Каира.-Б.м., Б.Г.-Т.М.-С.277).

В ответ мамлюки не предприняли каких-либо серьезных мер для сопротивления Тамерлану, так как султан Баркук вполне был доволен тем, что Маджуддин Иса по-прежнему предан ему, и даже хочет породниться. [...]

[С.383] После того как войска кыпчаков в схватке с Тамерланом в 1391 г. 793 г. х. потерпела неудачу, Токтамыш-хан решает выступить еще с одним походом против него (Аксак Тимура — И. М.). Он начинает укреплять связи с государством мамлюков для создания союза, направленного против Тамерлана, делегирует своих послов в Каир для переговоров с Баркуком, с целью осуществления задачи, направленной против Тамерлана. [...]

[С.384] Правитель мамлюков принял послов в Дамаске в марте 1394 г. (Аль Макри-ЗИ...-Т.Ш.-С.813).

Османский правитель Баязид поступил аналогично, послав делегацию для создания союза против тамерлановских сил. Он также направил 200 тыс. солдат для помощи в этой битве. Правительство Туркменского эмирата, расположенное севернее мамлюков, также объявило о своей покорности султану (Ибн Тагрибирди. Цветущие звезды.-Т.ХИ.-С58-59).

Что касается Кадыя Бурханаддина Ахмада, то он написал письмо Баркуку, в котором сообщал о своем уважении к султану, и о том, что он надеется быть под его покровительством (Ибн Ияс.-Б.м., Б.Г.-Т.1.-Ч.2.-С.476). Предводитель войск Каракоюнлу Кара Юсуф выразил свою готовность войти в этот союз.

Политика Баркук-хана шла именно в таком русле. Хотя внешне его силы превосходили силы Тамерлана, он продолжал отслеживать его движения. И когда опасность нападения исчезла, он, укрепив крепости в Сирии и оставив там необходимое количество солдат для поддержки спокойствия, возвратился в Каир (Аль Макризи...-Т.Ш.-С82).

Очевидно, что Тамерлан не хотел думать о походах на земли кыпчаков и Индии. Его больше заботило то, что господство мамлюков по-прежнему ему не подвластно. В ноябре 1393 г. / мухаррам 796 г. х. он отправляет послов с требованием отпустить Атламиша (сторонника Тимура. — И. М.). Послов допустили лишь до границы. Письмо, которое они везли, было отправлено в Египет. Баркук понимал, что Атламиш является своего рода гарантией, и подговорил его, чтобы он написал Тамерлану письмо, в котором говорил, что живет на египетских землях в мире и согласии. Баркук отправил письмо Атламиша и ответ на требование, где говорил, что отпустит приближенного Тамерлана, если Тамерлан отпустит его приближенных (История Ибн аль-Фурата.-Б.м., Б.Г.-Т.1Х.-Ч.2.-С.476). [...]

[С.389] По всей видимости, Тамерлан боялся противостояния Баркука в сражении Макшуфа. Он ввел коррективы в свои планы и вместо того, чтобы, как он предполагал, направить свои войска в Сирию, он повел их на север, дабы наказать Токтамыша за его нападения на территорию Мавераннахра. Он напал на него неожиданно и быстро, что явилось предпосылкой успеха в схватке. Тамерлан убивал и крушил территории Керчи и земли кыпчаков в ожидании возможности взять реванш у Сирии.

Существовало несколько фактов, в связи с которыми столкновение между мамлюками и Тамерланом переносилось на неопределенный период.

Во-первых, Тамерлан сам не желал этого, так как был занят наведением порядков у себя в стране;

во-вторых, он был в курсе о сближении, произошедшем между Баркуком, Баязидом и ханом кыпчаков (Токтамышем. - И. М.). Его страшила мысль о том, что Баязид может выступить с мощной силой в поддержку Сирии, так как территория Анатолии была смежной с территорией Сирии, и это не представляло большого труда для Баязида;

в-третьих, стратегия Тамерлана была такова, что он уничтожал своих врагов по одному- И начал он с хана кыпчаков, который находился далеко от своих союзников. [...]

[С.390] Что касается Баркука, то, услышав о том, что Тамерлан вышел в поход, он направил свои войска на восточные и северо-восточные границы страны, чтобы отразить любое внезапное нападение.

Тамерлан своими походами навел ужас на западные территории Азии, и результатом этого явилось то, что соседствующие союзные государства перестали сотрудничать в создании средств отражения опасности с его стороны.

Находясь в Дамаске, султан Баркук принял послов Токтамыша, который отступил под натиском Тамерлана к границам государства мамлюков. Они прибыли для заключения оборонительного договора, направленного против нападения Тамерлана (Аль Макри-ЗИ...-Т.Ш.-С.813). Вслед за ним, султан Баязид также направил своих послов для того, чтобы выразить готовность вступить в этот союз (История ибн Фурата.-Т.1Х.-Ч.2.-С381). Султан Баркук ограничился лишь благодарностью за проявленное доверие, но не дал ход созданию этого договора ни с одним, ни с другим из правителей. В его планах было взять под защиту Багдад и встретить атаку Тамерлана, он хотел, чтобы лавры победы достались лишь государству мамлюков.

 ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Бахр (араб.) — море, река. Тюрки-кыпчаки, база которых находилось в крепости, на одном из островов в дельте Нила.
  2. Бейбарс — первый султан мамлюков, по происхождению кыпчак.
  3. Айн Джалут — местечко в Палестине, где монголы под предводительством Кутбуга-нойона 3 сентября 1260 г. были разбиты мамлюками.
  4. Газан-хан умер в 1304 г. Новым ильханом стал его брат Улджайту-хан Мухаммед Худабэндэ.
  5. На самом деле речь идет о родственнице, см.: Салих Закиров. Дипломатические отношения Золотой Орды с Египтом (XIII-VIV вв.).-М.,1966.-С79.

Вступительную статью и
примечания подготовил
кандидат исторических наук
Ильнур Миргалеев,
перевод с арабского языка осуществил
Ленар Нуранеев