2003 1/2

Кизический монастырь и его некрополь

«В трех верстах от Казани возвышаются стены Кизического монастыря. Вот место, которое питает мою меланхолию, вот куда я часто прихожу грустить и проливать слезы!.. Иногда сижу под тенью его башен, рассматриваю картину окрестности и погружаюсь в томную, унылую задумчивость. В прекраснейшей перспективе виден весь город, по правую сторону несколько селений, а полевую, к самым стенам монастыря, примыкает сосновая роща; она ни зимою, ни летом не переменяет виду своего, и белеющиеся башни придают нечто печальное мрачной ее зелени...». Такое романтическое описание монастырской обители оставил нам казанский поэт Гаврила Петрович Каменев (1772-180З)1. Он любил проводить время в сосновой роще на кладбище Кизического монастыря, называя это место Хижицы2.

Теперь мало что напоминает виденную поэтом картину. Из всего монастырского комплекса остались только Владимирская церковь и корпус келий. По части бывшего некрополя, занимавшего обширную территорию почти до нынешнего Дворца культуры химиков, проложены трамвайные пути.

Основные строения Кизического монастыря пострадали в 30-е гг. XX в. Их разобрали с тем, чтобы использовать монастырский кирпич на нужды жилищного и коммунального строительства Заречья. Был утрачен главный храм обители - Введенская церковь с приделом кизических мучеников, построенная в конце XVII в. и являвшаяся ярким образцом русского барокко. Разрушению подверглась монастырская четырехъярусная колокольня высотой 56 метров, построенная в 1835-1837 гг. по проекту казанского губернского архитектора Ф. И. Петонди на пожертвования купеческой семьи Котеловых. Была снесена зимняя Успенская церковь, воздвигнутая в 1882 г. на пожертвования купца Н. И. Вениаминова-Башарина. Нет и кирпичных стен, окружавших монастырский комплекс, в который входили также хозяйственные постройки, плодоносящий сад, живописный пруд, колодец. Оставшиеся помещения были переданы в ведение районного военного комиссариата, под жилье, склады и гаражи. Напоминанием о некогда шумевшем вокруг святой обители могучем боре служит небольшая сосновая рощица.

27 декабря 2001 г. Глава администрации г. Казани К. Ш. Исхаков подписал постановление о передаче комплекса Кизического монастыря Казанской епархии Русской православной церкви. Вскоре начались реставрационные работы, продолжающиеся и по сей день.

Возрождение обители невольно пробуждает интерес к ее истории. И здесь незаменимым источником являются подробнейшие описания Кизического монастыря и его некрополя, сделанные епископом Никанором3. Епископ опубликовал свои записки в 1891-1892 гг., к 200-летию основания монастыря4. Рукопись его разысканий объемом в 52 страницы хранится в фондах Национального архива Республики Татарстан5.

Основание монастыря в 1688 г. в литературе связывают с попытками избавить жителей приказанских сел от лихорадки, или как ее тогда называли — «трясовичной болезни». Места за Казанкой были болотистыми, низкими, самое раздолье для малярийных комаров. А вот сосновый бор располагался на возвышенности. Больные приходили сюда молиться и, по преданию, получали исцеление.

Тогдашний казанский митрополит Адриан6 вспомнил о девяти святых мучениках, подвизавшихся в г. Кизике7 и обладавших, по преданию, даром исцелять людей от лихорадки. Он обратился с предложением к общему городскому совету поставить церковь на известном нам месте, там, где проводилась с 1654 г. встреча крестного хода из Седмиозерной пустыни с чудотворной иконой Седмиозерной Смоленской Божьей Матери. Предложение это было поддержано, и с 1687 г. началось строительство деревянного храма, завершенное в 1688 г. Как раз к тому времени совершенно прекратилась вспыхнувшая в городе и его окрестностях год назад эпидемия малярии.

Монастырь.стал местом массового паломничества. В 1692 г. состоялось его официальное открытие, а на следующий год по распоряжению патриарха Адриана сюда были перенесены мощи девяти кизических мучеников (их мощи были привезены в Россию в 1654 г.). Хранившиеся в ковчеге мощи стали главной святыней монастыря, и ежегодно их носили по городу вместе с чудотворной Седмиозерной иконой. Как чудотворные почитались и две хранившиеся в главном храме монастыря иконы — Кизической Божьей Матери и Виленской Божьей Матери.

В 1693-1698 гг. Кизический монастырь служил летней резиденцией Казанского митрополита Маркела. Основные доходы обитель получала от паломников, приходивших к мощам кизических мучеников, и особенно от крестного хода. Монастырь владел пахотными землями и сенокосными угодьями, мукомольней, на р. Волге имел заводь для рыбной ловли.

До 1917 г. при Кизическом монастыре действовали школа псаломщиков и церковно-приходская школа с приютом. В приюте содержались в основном дети марийцев, которые по традиции относились к этому монастырю с большим уважением8.

Для казанцев Кизический монастырь был одним из излюбленных мест загородных экскурсий. Как отмечал Н. П. Загоскин, этому способствовали его близость к городу и прекрасная сосновая роща, примыкавшая к обители9.

Из работ епископа Никанора мы узнаем также ценные сведения об истории монастырского некрополя, его захоронениях. Кладбище состояло из пяти участков (или частей). Самым ранним по времени был первый участок (захоронения производились с 1772 по 1889 г.), а самым поздним -пятый (захоронения производились с 1825 по 1892 г.)10. Наши подсчеты показывают, что на пяти участках было 738 захоронений. Однако в списках епископа Никанора отсутствуют сведения обо всех захоронениях с конца XVII в. вплоть до 1772 г. (старинные записи XVIII в., хранившиеся в библиотеке Кизического монастыря, были утрачены). По некоторым данным, на этом кладбище хоронили казанцев, умерших от бубонной чумы, свирепствовавшей в крае в 1654-1656 гг. Имеются отрывочные сведения, согласно которым на монастырском погосте захоронения производились до начала первой мировой войны и даже после нее. В целом есть основания полагать, что здесь нашли свой последний приют не менее трех тысяч человек.

Кого принимал к себе некрополь Кизического монастыря? Поначалу на монастырском погосте хоронили иноков. Свое место имел и Казанско-Богородицкий женский монастырь. Со временем кладбище сильно разрослось и стало одним из почитаемых в городе. На нем было немало дворянских и купеческих захоронений, такие фамилии, как Дрябловы, Каменевы, Желтухины, Хворовы, Котеловы, Мергасовы, Вениаминовы, Башарины, Апехтины, Осокины, Чертовы, Горталовы, Чемесовы, Поспеловы.

 Из Дрябловых следует упомянуть купца, заводчика, первого в истории Казани городского голову Ивана Федоровича Дряблова (1727-1774); из Каменевых - Петра Григорьевича Каменева (1740-1776), Гаврилу Петровича Каменева (1772-1803) и Анну Петровну Каменеву (в замужестве Апехтину), т. е. отца, сына и дочь. П. Г. Каменев, происходивший из татарского рода Мокуловых, был купцом 1-й гильдии, бургомистром городского магистрата, затем городским головой. Г. П. Каменев известен как заметный представитель предромантизма, автор поэм «Громобой», «Громвал». Похоронен был Гаврила Петрович на территории монастыря к востоку от колокольни11. Заметим, что у стен Кизического монастыря завершил свой земной путь друг поэта Г. П. Каменева литератор С. А. Москотильников (1768(?)-1852). Дочерью А. П. Каменевой была А. А. Фукс, состоявшая в замужестве за профессором Казанского университета К. Ф. Фуксом. Здесь были могилы бывшего правителя Казанского и Вятского наместничеств Ф. Ф. Желтухина (1740-1817), его сына П. Ф. Желтухина (1778-1829) -генерал-лейтенанта, ревизора Казанского университета; наместника Казанского наместничества СМ. Баратаева (1745-1799), его жены, детей и внуков; именитого купца, городского головы Ф. И. Хворова (1759(?)-1830 г.). В Казани между улицами Георгиевской (Свердлова) и Ново-Горшечной (Бутлерова) существовал Хворовский переулок, где находился пивоваренный завод Хворова. Небезызвестными личностями были купец 1-й гильдии, владелец кожевенного завода в Ягодной слободе И. Н. Котелов (1789-1860); дворянин, участник заграничных походов А. В. Суворова, казанский долгожитель, проживший 105 лет, А. А. Чертов (1762-1867 г.).

На территории Кизического монастыря похоронены известные казанские губернаторы. Среди них — Б. А. Мансуров (1754-1814) и граф И. А. Толстой (1757-1820), дед писателя Л. Н. Толстого. Могила И. А. Толстого находилась в нескольких метрах к востоку от монастырской колокольни. Судя по дореволюционным фотографиям, памятник представлял собой стилизованную вазу, покоящуюся на трех плитах, нижняя из которых чудом сохранилась до наших дней12. Имеются сведения, что будущего студента Казанского императорского университета Льва Толстого часто видели у могилы своего именитого деда, в роще и на берегу монастырского пруда13.

Среди монастырских могил нередки были захоронения казанских ученых, просветителей, лиц, потрудившихся на ниве народного образования. Предпочли быть погребенными на погосте Кизического монастыря историк, экономист, профессор Казанского университета П. С. Кондырев (1789-1823), известный и тем, что он был редактором газеты «Казанские известия»; историк, директор I Казанской гимназии, ректор Казанского университета И. Ф. Яковкин (1764-1836); астроном, член-корреспондент Петербургской академии наук, ректор, профессор Казанского университета, участник экспедиции, открывшей Антарктиду, И. М. Симонов (1794-1855)14; тайный советник, попечитель Казанского учебного округа, товарищ Г. Р. Державина и С, Т. Аксакова Е. А. Грубер (1791(?)-1859 г.); математик, член Петербургской академии наук, ученик Н. И. Лобачевского, принявший от учителя кафедру математики, А. Ф. Попов (1816-1879); протоиерей, известный казанский историк, настоятель храма в Спасской башне Казанского кремля П. Е. Заринский (1830-1881); доктор медицины, основатель казанской школы физиологии, профессор, ректор Казанского университета Н. О. Ковалевский (1840-1891).

В некрополе Кизического монастыря обрели последний покой сотни людей - известных, малоизвестных и совсем неизвестных. Все они были частью нашей общей истории. Проявить уважение к упокоившимся, восстановить порушенные могильные камни — значит исполнить долг памяти. Как мудро заметил великий поэт

Два чувства дивно близки нам,

В них сердце обретает пищу:

Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам.

  ПРИМЕЧАНИЯ:

1. И. Карпов. В трех верстах от Казани // Казань, 1997.-№ 5-6.-С.123-125.

2. По воспоминаниям старожилов, название «Хижицы» в прошлом было довольно распространено. См.: И. Гольдшмидт. Под парусами волжской бригантины.-Казань,1996.-№ 3-4.-С.77.

3. Никанор (Каменский Никифор Тимофеевич) (1847-1910) — религиозный деятель, богослов, историк-краевед. С 1870 г. — преподаватель Казанской учительской семинарии, с 1879 г. — ректор Казанской духовной семинарии. В 1889-1893 гг. — епископ Чебоксарский, одновременно руководил церковно-учебными заведениями Казанской епархии. С 4908 г. — архиепископ Казанский и Свияжский. Написал труды по догматическому и нравственному богословию, истории Казани и Казанской губернии. См.: Татарский энциклопедический словарь.-Казань,1999.-С399.

4. Никанор (Каменский). Казанский Кизический монастырь. Исторический очерк его двухсотлетнего существования.-Казань,1891; Кладбище Кизического монастыря. История его описания.-Казань, 1892; Известия по Казанской епархии, издаваемые по Казанской Духовной академии за 1891 год.-Казань,1891.-С.429-442; Известия по Казанской епархии, издаваемые по Казанской Духовной академии за 1892 год.-Казань,1892.-С.362-367, 392-400, 457-464, 519-527, 686; Известия по Казанской епархии, издаваемые по Казанской Духовной академии за 1893 год.-Казань,1894.- С.154-159.

5. НА РТ, ф.141, оп.87, д.ЗЗ, л.1-52.

6. Адриан (в миру Андрей) (1627-1700), религиозный деятель. В 1686-1690 гг. — митрополит Казанский и Свияжский. Основал Кизический монастырь. В 1690-1700 гг. — патриарх Московский и всея Руси. Пытался противостоять реформам Петра I в церковных делах и нововведениях в быту. См.: Татарский энциклопедический словарь.-Казань,1999.-СЛ6.

7. Кизик — город в Малой Азии на берегу Мраморного моря. Кизические мученики — христиане, умерщвленных римлянами в конце III в. от Р. Хр. Кизические мученики почитаются греческой и русской православными церквами.

8. Р. Бикбулатов, Р. Мустафин. Казань и ее слободы.-Казань,2001.-С. 177.

9. Н. П. Загоскин. Спутник по Казани.-Казань,1895.-С248.

10. Никанор (Каменский). Кладбище Кизического монастыря. История его описания.-Казань,1892.- С.7.

11. Место захоронения установлено настоятелем Кизического монастыря архимандритом Даниилом и казанским краеведом Г. А. Миллером.

12. С достаточной долей достоверности место захоронения И. А. Толстого установлено настоятелем Кизического монастыря архимандритом Даниилом и казанским краеведом Г. А. Миллером. Ими же обнаружена плита, на которой был установлен памятник.

13. Н. Н. Гусев. Жизнь Льва Толстого. Молодой Толстой (1828-1862) // Труды Толстовского музея.-М.,1927.-С.Ю5-106.

14. И. М. Симонов был похоронен на территории монастырской обители рядом с женой Марфой Петровной (урожденной Максимович) к востоку от монастырской кодокольни. Место захоронения И. М. Симонова определено архимандритом Даниилом и казанским краеведом Г. А. Миллером.

 Постановление Президиума Центрального Исполнительного Комитета Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов ТССР

6 февраля 1930 г.

Учитывая ходатайства ряда рабочих организаций о закрытии Кизической церкви и принимая во внимание: а) что верующие, фактически пользующиеся церковью, договор на нее не заключили, б) что НКВДеломI установлено использование части церкви не по назначению, в) что независимо от этого вблизи Кизической церкви находится другая (в Козьей слободе), могущая обслужить верующих как Кизической, так и Козьей слободы, г) что ввиду острого недостатка в строительных материалах необходимо использовать здание церкви как материал для коммунального и жилищного строительства Заречья, - Президиум ЦИК постановляет:

1) Кизическую церковь закрыть, с передачей здания Заречному Райсовету для сноса, с использованием материалов на коммунальные и жилищные нужды Заречья.

2) Предложить Райсовету согласовать с НКФиномII (Госфонд) вопрос о приобретении строительного материала разбираемой церкви.

3) Наблюдение за проведением в жизнь настоящего постановления возложить на НКВДелIII и Райсовет, с соблюдением 44 ст. постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929 г.

Секретарь ЦИК ТССР

НА РТ, ф.Р-4530, оп.4, д.1, л.1.

I Так в документе.
II Так в документе.
III Так в документе.

Анатолий Елдашев,
историк-краевед