2003 1/2

«Великий исход» казанских университариев в сентябре 1918г.

В ночь с 9 на 10 сентября 1918 г., накануне падения власти Комуча и взятия Казани красными частями, из города на восток, к Лаишеву, и далее на Уфу, ушла немалая часть населения. В литературе указывались разные данные: по одним сведениям, из Казани бежало 30 тысяч, по другим — 78 тысяч человек (если верить последней цифре, то это от 38% до 57% горожан!)1. По воспоминаниям очевидцев, от Казани до Лаишева тянулась непрерывная лента людей, повозок, телег. Если что-то падало с телеги на землю, то тут же затаптывалось сотнями ног.

Покидали город и казанские университарии — профессора, доценты, преподаватели, сотрудники, студенты, многие с семьями. Беглецы пытались уйти «из-под большевиков» по разным причинам: кто-то спасал себя и своих близких от голода, дороговизны и реквизиций, от постоянного страха насилия (об этом казанцы знали к тому времени не понаслышке); другие искали возможность свободно выражать свое мнение и взгляды; третьим могли угрожать преследования со стороны большевиков за отдельные «факты биографии». Так, значительная часть казанской интеллигенции имела все основания опасаться расправы за поддержку Комуча. 16 августа Совет Казанского университета, по предложению профессора Н. Д. Бушмакина, принял резолюцию в поддержку Комуча, заявив, что «готов принести все силы, средства и самую жизнь своих членов на пользу строительства нашей истерзанной родины»2. Через пять дней совместно с Народной армией Комуча интеллигенция города выпустила номер однодневной газеты «Народная Армия», в котором наряду с официальными обращениями чрезвычайного уполномоченного Комуча В. И. Лебедева и другими материалами комучевцев опубликовали свои статьи в поддержку новой власти профессора Казанского университета — Н. Н. Фирсов, М. В. Бречкевич, Н. Н. Парфентьев, П. Л. Драверт. Последний, кстати, редактировал газету и покинул город накануне его взятия красными. Опасения были не напрасны. Утром 11 сентября чекистами был арестован исправляющий должность ректора профессор Д. А. Гольдгаммер, допросили и настращали, вызвав в местную ЧК, и оставшихся в Казани профессоров-членов Совета университета и членов президиума студенческого Совета3.

Первоначально «беглые» казанские университарии прибыли в сентябре 1918г. в Уфу. Здесь многие выразили желание быть зачисленными в штат сибирских вузов и продолжить свою научную и преподавательскую работу. Трудно переоценить значение в развитии наук Сибири «десанта» казанских профессоров, доцентов и преподавателей. Так, в старейшем в Сибири Томском университете приступили к работе несколько десятков первоклассных казанских специалистов, видных ученых-профессоров — анатом Николай Дмитриевич Бушмакин, политэкономы Владислав Францевич Залеский и Борис Евгеньевич Будде, педиатр Виктор Константинович Меньшиков, офтальмолог Александр Григорьевич Агабабов, историк Михаил Михайлович Хвостов, терапевты Алексей Николаевич Казем-Бек, Витольд Францевич Орловский (правда, в том же 1918 г. Орловский переехал в Польшу и работал в Краковском университете), ставший позже первым профессором-медиком из татар Абубекир Батыр-Гиреевич Терегулов, акушер-гинеколог Александр Игнатьевич Тимофеев и многие другие. В Омском сельскохозяйственном институте с осени 1918 г. вели занятия профессор кафедры зоологии Казанского университета А. В. Завадский, преподаватели Казанского ветеринарного института А. И. Акаевский, А. В. Васильевский, М. П. Калмыков и др.4

Еще более значим был вклад казанских ученых в формирование Иркутского университета. В только что создававшийся университет в конце 1917 — начале 1918 гг. был избран (но прибыл позже, вместе с остальными казанцами) доцент Казанского университета, юрист Б. П. Иванов. Сразу после открытия Иркутского университета в конце 1918 г. штат двух имевшихся к тому времени в его составе факультетов состоял из 18 преподавателей, в том числе девяти профессоров. Семь преподавателей были казанскими профессорами — правовед Василий Павлович Доманжо (заведующий кафедрой гражданского права, первый декан юридического факультета, а в 1920 г. — и. о. ректора Иркутского госуниверситета), юрист Михаил Михайлович Агарков (позже — профессор Института им. Г. В. Плеханова), юрист и историк Сергей Петрович Покровский, филологи Петр Петрович Миндалев, Афанасий Матвеевич Селищев, Л. И. Пономарев, историк В. И. Огородников.

В конце 1919 г. в Иркутском университете были открыты физико-математический и медицинский факультеты. Казанские ученые, перебравшиеся в Иркутск из Томска и других городов, сыграли большую роль в организации этих факультетов и их подразделений. Так, в Иркутск переехал из Томска Н. Д. Бушмакин, здесь он заведовал кафедрой нормальной анатомии, создал Анатомический институт и Анатомический музей, в 1920-1929 гг. был ректором (первым советским ректором) Иркутского госуниверситета. Профессор-офтальмолог Василий Васильевич Чирковский участвовал в организации кафедры и клиники глазных болезней. Переехавший из Томска В. К. Меньшиков также активно участвовал в организации медицинского факультета, возглавлял детскую больницу Иркутского университета. В Иркутском университете работали казанский профессор-гистолог С. И. Тимофеев, профессор-физик Сергей Александрович Арцыбышев, преподаватель-метеоролог Иван Александрович Картиковский5.

В литературе редко указывается число покинувших Казань с комучевцами профессоров и преподавателей Казанского университета. К тому же многие «беглецы» вскоре вернулись в Казань, и факт их ухода с учредиловцами нередко «выпадал» из биографических справок и словарей. Например, в недавно вышедшем первом томе биобиблиографического словаря «Казанский университет (1804-1904)» (Казань, 2002) в справках на В. П. Доманжо, В. Ф. Залеского, В. К. Меньшикова просто указано, что с 1918 г. они работали, соответственно, в Иркутском и Томском университетах; в статьях о Н. Д. Бушмакине, A.Н. Казем-Беке, И. А. Картиковском, B.В. Чирковском годом «перемещения» в Сибирь указан 1919-й (дело в том, что ушедшие в Сибирь профессора и преподаватели были официально отчислены из университета только с 1 января 1919 г.); в статьях о ряде работавших в Сибири и затем вернувшихся в Казань профессорах и преподавателях — А. Г. Агабабове, А. А. Мелких, П. П. Миндалеве, Н. И. Миролюбове, Н. П. Музурове, П. И. Пичугине, Б. И. Смирницком, И. А. Соколове и других — ни их «перемещение» в Сибирь, ни возвращение не отмечены вовсе, как будто перерыва в их работе в Казанском университете не было.

Приводимые в литературе данные о количестве ушедших с комучевцами казанских профессоров и преподавателей сильно разнятся. Так, автор книги по истории Томского университета отмечал, что к Томскому университету было прикомандировано, соответственно, 8 и 19 преподавателей Казанского и Пермского университетов6 (заметим, что некоторые беглецы-преподаватели и профессора Казанского университета «по дороге» в Сибирь успевали поработать и в Пермском университете, и тогда нередко считались в сибирских вузах пермскими университариями, например, П. П. Миндалев и И. А. Соколов). Исследователь В. Л. Соскин полагает, что приезжих ученых (имея в виду не только казанцев, но и пермяков) было не менее ста. Он ссылается на несколько документов: список профессоров и преподавателей Казанского университета, находившихся в сентябре 1918 г. в Уфе (33 человека) и желавших быть прикомандированными к сибирским вузам; список 28 преподавателей (в том числе 9 профессоров), прикомандированных к различным сибирским вузам; список 20 преподавателей (в том числе 7 профессоров), прикомандированных к Томскому университету; наконец, список 43 профессоров и преподавателей Казанского университета, приехавших в Томск в ноябре 1918 г. (казанцы создали в Томске бюро для защиты своих интересов во главе с профессором Н. Д. Бушмакиным; документ этот — ходатайство об улучшении финансового положения приезжих ученых)7.

Нужно сказать, что подсчет количества казанских ученых в Сибири затруднен тем, что те, по различным обстоятельствам, нередко переезжали, меняли вузы. Наряду с этим, многие казанские университарии спустя некоторое время пожелали вернуться в Казань и в университет, и получили на то соответствующие разрешения от органов власти. Дело в том, что в результате «сентябрьского исхода» Казанский университет был сильно обескровлен. Так, на июль 1919 г. в Казани оставалось только десять профессоров, имевших ученую степень доктора (для сравнения: к 20 августа 1918 г. в Казанском университете работали 84 профессора и один профессор православного богословия)8. Правда, вскоре положение было «исправлено»: согласно декрету Совнаркома от 9 октября 1918 г. ученые степени были отменены, а все преподаватели, ведущие «самостоятельное преподавание», в частности, приват-доценты, преподававшие не менее трех лет, переводились в профессора. Так, к 20 августа 1919 г. число профессоров в университете было доведено до 86!9

Несмотря на значительность «нового подкрепления», власти все же пошли на «прощение» беглецов. И дело было не только в ходатайствах руководства университета и самих «эмигрантов». Власти — центральные и отчасти местные, — осознавая ценность этих научных кадров, руководствовались чисто практическими соображениями. Так, 26 апреля 1920 г. временно исполняющий обязанности начальника 2-й базы радиотелеграфных формирований в Казани Билевич-Станкевич и комиссар базы Ежов в самых любезных выражениях сообщали ректору университета о своем ходатайстве в отдел высших учебных заведений Наркомпроса РСФСР о переводе в Казанский университет из Томска чрезвычайно необходимых для «опытов по радиотелефонии» специалистов — профессора В. А. Ульянина и его ассистента И. А. Соколова и просили сообщить о наличии свободной кафедры, куда можно было бы назначить специалистов10. 30 апреля 1920 г. из Наркомпроса был дан «зеленый свет» возвращению казанских профессоров, правда, пока только наиболее крупной группе — медикам. В ректорат Казанского университета пришла телеграмма, разрешавшая «предоставить прежние должности профессорам-медикам, желающим вернуться [из] Сибири». Совет университета решил ходатайствовать и за других профессоров11. Начало возвращению было положено.

В наш город стали возвращаться не только «беглецы», но и преподаватели и профессора, оказавшиеся вне Казани по другим причинам и поводам (или представлявшие эти поводы в качестве доказательств своей лояльности советской власти). Так, 10 марта 1920 г. в ректорат Казанского университета пришло письмо из Томска от профессоров M. M. Хвостова и Б. Е. Будде, посланное 3 февраля, в котором они писали, что, находясь в командировке и отпуске в Самаре в сентябре 1918 г., были отрезаны от Казани линией фронта, а затем были прикомандированы к Томскому университету. Профессора просили разъяснить им свое нынешнее служебное положение. 13 марта Казанский университет сообщил в Томск, что профессор Б. Е. Будде вновь введен в его состав, и в сентябре Борис Евгеньевич вернулся в Казань (профессор Хвостов скончался 25 февраля, не дожив до возвращения)12. Почти сразу вернулись профессор А. Г. Агабабов, приват-доцент-эпидемиолог Александр Александрович Мелких, доцент-химик Николай Петрович Музуров, доцент-педиатр Павел Иванович Пичугин, доцент-физик Борис Иванович Смирницкий и некоторые другие.

Бегство с комучевцами практически не отразилось на судьбе большинства казанских ученых, их продвижении по службе. Практически все они получили работу в университете. Вернувшийся в 1923 г. И. А. Кортиковский заведовал метеорологическим бюро Татнаркомзема, вернувшийся в 1920 г. В. К. Меньшиков стал профессором кафедры детских болезней, а в 1921-1922 гг. был заместителем декана медфака, П. П. Миндалев в 1921 г. стал заместителем декана факультета общественных наук, а вернувшийся в 1922 г. В. В. Чирковский в течение трех лет был ректором Казанского университета (1923-1925), позже он руководил глазной клиникой и Трахоматозным научно-исследовательским институтом13.

Публикуемый документ — список 102 выбывших из Казанского университета в 1918г. профессоров, преподавателей и сотрудников, представленный руководством университета по запросу Казанской губернской чрезвычайной комиссии от 27 ноября 1919 г.14 Список написан от руки, зелеными чернилами (напротив фамилии Лаврентьева — «Тавр, губ.» — карандашом), судя по характерному почерку (специфическое написание букв), написан ректором университета Е. А. Болотовым. Цифры, стоящие рядом с фамилиями университариев, видимо, их штатные номера. Это, вероятно, один из наиболее полных известных списков. Не менее полные сведения (перечислены 100 профессоров, преподавателей, сотрудников, покинувших университет) дает отчет ректората о состоянии личного состава университета за 1918-1919 учебный год. Примечательно, что руководство университета смягчает формулировки причин оставления университета: «по обстоятельствам гражданской войны» многие профессора и преподаватели, «находившиеся в отпуску и командировках, не возвратились в Казань»13.

Не все профессора и преподаватели, поименованные и не поименованные в списке и в отчете ректора, покинули город вместе с комучевцами. Как мы, например, уже знаем, профессора Б. Е. Будде и М. М. Хвостов находились осенью 1918 г. в отпуске и командировке в Самаре; помощник прозектора Б. И. Лаврентьев и E. E. Егорова, согласно публикуемому списку, отбыли, соответственно, в Таврическую губернию и Петроград; в Петроградский университет в сентябре 1918 г. отбыл и профессор-математик Александр Васильевич Васильев; профессорские стипендиаты Г. А. Воскресенский, П. Н. Павленко выбыли летом 1918 г. на родину, соответственно, в Таврическую губернию и во Владивосток. Некоторые преподаватели скончались в 1918 г. в Казани: в октябре умерли профессор по кафедре астрономии и геодезии Д. И. Дубяго и приват-доцент по кафедре гистологии А. Г. Геберг, в конце года — заведовавший кафедрой психиатрии профессор Н. А. Вырубов. Однако в любом случае публикуемые документы свидетельствуют о том, что число ушедших в Сибирь перед взятием города красными частями профессоров и преподавателей Казанского университета значительно превышает данные, фигурирующие в литературе.

  Сведения о лицах, выбывших из Казанского университета в 1918 г., представленные ректором Е. А. Болотовым в Секретный отдел Казанской губернской чрезвычайной комиссии

3 декабря 1919 г.
г. Казань

Отчислены:

Агарков M. M. 123
Агабабов А. Г. 31
Аггеев А. А. 389
Алексеев Д. С. 340
Алексеев Е. С. 347
Андреев Г. В. 163
Аристов В. М. 332
Арцыбышев С. А. 114
Ашанин M. H. 412/4
Бажанов Б. Н. 252
Баклушинский И. Д. 316
Березин В. А. 223
Богданов В. П. 372
Болгарский В. В. 184
Болдырев В. Н. 48
Бурбо К. Э. 336
Бухалов Н. Н. 410
Бушмакин Н. Д. 53
Быков К. М. 243
Беляев А. А. 412
Васильев А. В. 11
проф. Вечтомов А. А. 360
Вильде В. А. 180
Вороняев А. П. 346
Вырубов Н. А. 70
Горизонтов Б. И. 109
Грабаи Мирослав 221
Гудков Г. Г. 353
Гурьянов В. В. 162
Денике Б. П. 89.155
Добросмыслов M. H. 370
Доманжо В. П. 111.231
Домрачев И. В. 373
Драверт П. Л. 195
Евстафиев П. Л. 349
Егорова E. E. 186 отч. с 15 сент. за отъезд. в Петроград
Елкин В. Л. 345
Ершов M. H. 78
Ефимов К. А. 339/а
Жилин И. Н. 338
Завадский А. М. 103.167
Залеский В. Ф. 25
Зарницын П. И. 276
Ивановский В. М. 376
Иванов И. И. 203
Игнатович Д. В. 288
Казем-Бек А. Н. 17
Казем-Бек В. А. 361
Калима Я. Г. 75
Карташев А. В. 178
Картиковский И. А. 159
Ключевский И. Р. 399
Князев И. Д. 327
Корелкин Д. Н. 272
Коробков Л. И. 344
Кочергин М. В. 329
Лаврентьев Б. И. 244 Тавр. губ.
Лаптев С. Н. 207.525
Лебедев Б. И. 394.254
Левицкий П. В. 375
Липин А. Н. 106.202
Лопатин И. Н. 350.299
Львов Н. А. 395
Малиновский М. С
Мелких А. А. 145.237
Меньшиков В. К. 62.28/2
Миндалев П. П. 69.28/3
Миролюбов Н. И. 120
Молчанов С. А. 342 Музуров Н. П.
Муравьев А. Г. 469
Огородников В. И. 85
Орловский В. Ф. 38
Петров Н. А. 463
Пичугин П. И. 150.294
Покровский С. П. 65
Поляков Е. Л. 402
Пономарев Л. И. 79
Романов М. А. 412/1
Ромодановский К. В. 242
Саранский Н. К. 401
Селищев А. М. 83.514
Серебряков Д. С. 312
Смирницкий Б. И. 158
Соколов И. А. 174
Сперанский А. Д. 413
Теплов И. Т. 350
Тейлоухов И. Т. 350
Терегулов А. Б. 263
Тимофеев А. И. 143/2.293
Тимофеев С. И. 104.168
Ульяницкий В. А. 124
Фини Ф. Г. 444
Фридланд М. О. 368
Цинк А. К. 265
Челноков А. Н. 255
Чердынцев В. А. 166
Черных Н. В. 381/1
Чирихин А. И. 374
Чирковский В. В. 140.267.63/2
Щербаков С. А. 236
Ясинский С. Я. 363

  НА РТ, ф.Р-1337, оп.1, д.26, л.13-14 об.

Из отчета о состоянии Казанского университета за 1918-1919 учебный год

г. Казань

[...] По обстоятельствам гражданской войны многие из профессоров и преподавателей Университета в сентябре 1918 г. выбыли из Казани, как многие из них, так и находившиеся в отпуску и командировках не возвратились в Казань, почему, согласно постановлению Совета Университета от 14 декабря 1918 г., считаются отчисленными с 1 января 1919 г.

1) По историко-филологическому ф[акульте]ту: профессора Миндалев П. П. по кафедре русского языка и литературы, Хвостов М. М. - всеобщей истории, Ивановский В. Н. – философии, Калима Я. Г. - угрофинских наречий, Ершов М. Н. - философии, Пономарев Л. И. - русского языка и литературы, Селищев А. М. - философии, Огородников В. И.– русской истории, Денике Б. П. - теории и истории искусств, преподаватель Любомудров С. И. - классической филологии. Итого 10.

2) По физ[ико]-математическому ф[акульте]ту: профессора Завадский А. М. и Тимофеев С. И. по кафедре зоологии, сравнительной анатомии и физиологии, Ульянин В. А. - физики и физической географии, Рабинович Ю. Г. - чистой математики, Горизонтов Б. И. – агрономии, Сементовский В. Н. - географии и этнографии, Хорват К. А. - физики, Смирнов В. И. - ботаники; преподаватели Липин А. Н. - зоологии, Арцыбышев С. А. - физики, Чердынцев В. А. - геологии, Соколов И. А. - физики, Карташев А. В. - химии, Вильде В. А. – количественного анализа, Арефьев С. П. - ботаники, Драверт П. Л. - геологии, Лаптев С. Н. - географии, Музуров Н. П. - химии, Кузьмин А. М. - геологии, вычислитель Грабаи М. - астрономической обсерватории, садовник ботанического сада Березин В. А., итого 22.

3) По юридическому ф[акульте]ту: профессора Залеский [В. Ф.] по кафедре энциклопедии и истории философии права, Покровский С. П. - истории русского права, Симолин А. А. - гражданского права и судопроизводства, Будде Б. Е. - финансового права, Доманжо В. П. - римского права, Миролюбов Н. И. - уголовного права, Манне А. Ю. – уголовного права, Агарков М. М. - гражданского права; преподаватели: Ул[ь]яницкий В. А. - международного права, Воблый В. В. - административного права, итого 10.

По медицин[скому] ф[акульте]ту: профессора Казем-Бек А. Н. по кафедре факультетской] терапевтической] клиники, Савченко И. Г. - общей патологии, Меньшиков В. К. -детских болезней, Агабабов А. Г. и Чирковский В. В. - офтальмологии, Орловский В. Ф. -госп[итальной] терапевтической] клиники, Болдырев В. Н. - фармакологии, Бушмакин Н.Д. - анатомии, Ракочи А. Г. - мед[ицинской] химии, Вырубов Н. А. - психиатрии, Горячев Н. К. - факультетской] терапевтической] клиники, Парин В. Н. - факультетской] хирургической] клиники, Малиновский М. С. - акушерства, Мелких А. А. - общей патологии; преподаватели: Тимофеев А. И. - акушерства, Пичугин П. И. - детских болезней, Щербаков С. А. - фармакологии, Ромодановский К. В. - анатомии, Быков К. М. - физиологии, Лаврентьев Б. И. - гистологии, Бажанов Б. Н. - анатомии, Терегулов А. Б. - факультетской] терапевтической] клиники, Цинк А. К. - факультетской] хирургической] клиники, Корелкин Д. Н. - патологии и терапии, Зарницын П. И. - факультетской] терапевтической] линики, Игнатович Д. В. - факультетской] хирургической] клиники, Лопатин И. Н. - госпитальной] терапевтической] кл[иники], Девриен В. Г. - фармации и фармакологии, Баклушинский И. Д. - нервных и душевных болезней; ординаторы: Князев И. Д. – частной патологии и терапии, Аристов В. М. и Бурбо Э. Д. - нервной клиники, Жилин И. Н., Ефимов К. А., Алексеев Д. С. - психиатрической клиники, Коробков Л. И., Елкин В. Л., Алексеев Е. С, Евстафиев П. М., Неймарк Ф. В. - факультетской] терапевтической] клиники, Гудков Г. Г. - госп[итальной] тер[евтической] кл[иники], Яропольский К. Г., Вечтомов А. А., Казем-Бек В. А., Ясинский С. Я. - факультетской] хирургической] кл[иники], Богданов В. П., Домрачев И. В., Чирихин А. И., Левитский П. В., Ивановский В. М. - госпит[альной] хирургической клиники, Черных Н. В. - кожных и венерических болезней, Ключевский И. Р., Саранский Н. К., Поляков Е. Л. - акушерства и женских болезней, Бухалов Н. Н., Беляев А. А., Романов М. А. - детской клиники, Сперанский А. Д. - хирургической патологии, итого 58. [...]

НА РТ, ф.Р-1337, оп.1, д.32, л. 19 об.-20 об.

 ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. См. об этом: С. Ю. Малышева. Комучевская Казань // Татарстан.-2001.-№ 9.-С.54.
  2. Национальный архив Республики Татарстан (НА РТ), ф.Р-1337, оп.1, д.4, л.205 об.
  3. НА РТ, ф.Р-1337, оп.1, д.4, л.225.
  4. В. Л. Соскин. Ученые Сибири в годы революции и гражданской войны // Кадры науки советской Сибири: проблемы истории.-Новосибирск,1991.-С55.
  5. В. Л. Соскин. Указ. co4.-C.47, 56-57; Сведения о многих упоминающихся в статье казанских ученых и преподавателях см. также: Биобиблиографический словарь профессоров и преподавателей Казанского университета (1905-1917).-Казань, 1986; Татарский энциклопедический словарь.- Казаш.,1998; Казанский университет (1804-2004): Биобиблиографический словарь.-Казань,2002.- Т.1.
  6. П. А. Зайченко. Томский государственный университет им. В. В. Куйбышева: Очерки по истории первого сибирского университета за 75 лет (1880-1955).-Томск, 1960.-С.220.
  7. В. Л. Соскин. Указ. соч.-С.58-59.
  8. НА РТ, ф.Р-1337, оп.2, д.1, л.85; оп.1, д.32, л.27 об.
  9. Там же, оп.1, д.32, л.30, 35.
  10. Там же, ф.977, оп. Совет,Т.5, д.9790, л.82.
  11. Там же, ф.Р-1337, оп.1, д.ЗО, л.35 об.
  12. Там же, ф.977, оп.619, д.4, л.222-224.
  13. Казанский университет...-С.233, 332, 336, 583.
  14. НА РТ, ф.Р-1337, оп.1, д.26, л.1.
  15. Там же, д.32, л. 19 об.

 Светлана Малышева,
доктор исторических наук