2005 1

«Я хочу с сегодняшнего дня быть в строю бойцов всенародной священной Отечественной войны»

Решающую роль в разгроме фашистской Германии сыграли регулярные части и соединения Красной Армии. Но немалый вклад в дело общей победы внесли ополченские формирования. Уже к концу лета — началу осени 1941 г. было создано около 60 дивизий народного ополчения.
Одним из многочисленных ополченских формирований страны было ополчение Российской Федерации. В него входила и дивизия Мордовской АССР.
Решение о формировании в республике народного ополчения Мордовский областной комитет ВКП(б) принял в июле 1941 г. Он поручил военным отделам горкомов, райкомов партии, военкоматам, комсомольским организациям приступить к решению этой задачи. Секретари первичных парторганизаций получили указание «поставить вопрос на партийных собраниях об организации народного ополчения...» С этого момента начали проходить партийные собрания с единой повесткой дня.
19 июля 1941 г. директиву в свои организации направил Мордовский обком ВЛКСМ. В ней ставилась задача «немедленно развернуть на всех предприятиях, учреждениях, колхозах, совхозах и МТС вербовку (запись) комсомольцев и несоюзной молодежи в народное ополчение...»1 Ответственные комсомольские работники, активисты провели разъяснительную работу по вопросам вступления в народное ополчение.
Запись в ополчение проводилась на добровольной основе. Предпочтение отдавалось допризывникам и находившимся в запасе военным. Отряды народного ополчения создавались в каждом колхозе, совхозе, в организациях.
Особый интерес представляют заявления о вступлении в народное ополчение. Например, М. И. Муратов, 1907 года рождения, писал: «Настоящим прошу зачислить меня в ряды бойцов народного ополчения. Я являюсь командиром запаса РККА. До того, как я буду направлен в действующую Красную Армию, героически отражающую орды оголтелых фашистских людоедов, вероломно напавших на нашу великую Родину, я хочу с сегодняшнего дня быть в строю бойцов всенародной священной Отечественной войны, войны за правое дело трудящихся, за государственную независимость народов великого Советского Союза, войны, в которой кровавый Гитлер найдет себе могилу. А равным образом будет похоронен и фашизм, несущий рабство, нищету, строй варварства и людоедства. 27 июля 1941 г.»2 Из заявления работника Наркомторга П. М. Велина: «...По возрасту мне 55 лет, не попадаю под мобилизацию. Считаю своим долгом вступить в ряды народного ополчения, чтобы не отстать от молодежи, для того, чтобы хоть чем-нибудь помочь нашей Родине...»3 Преподаватель педагогического института Ф. В. Тарасов заявлял: «Прошу принять меня в народное ополчение. Умею метко стрелять, хорошо знаю пулемет и винтовку. Не пожалею сил и жизни за свою Родину. 28 июля 1941 г.»4
В задачи народного ополчения входила организация борьбы с десантными и диверсионными группами противника, сооружение, охрана стратегических объектов, несение патрульно-постовой службы и боевая подготовка. Последняя велась по программе всеобуча. Из воспоминаний Бориса Ивановича Алексеева: «Летом 1941 г. получил повестку из горвоенкомата. Направили в ополчение. Разместились в старом драматическом театре на Советской улице. Занимались без выходных по два часа ежедневно с 6 до 8 часов утра. Изучали оружие, штыковые приемы, бросали бутылки с зажигательной смесью. Меня и еще троих ополченцев направили в Горький за оружием. Привезли оружие для тренировок...»
На примере Ковылкинского района, входившего в число развитых районов Мордовской АССР, проиллюстрируем, как проходила работа по формированию народного ополчения. Согласно переписи, к 1 января 1939 г. население этого района составляло почти 59,5 тысяч человек. В народное ополчение записалось: совхоз «Красная Пресня» — 72 человека, Самаевский совхоз — 22 человека, птицесовхоз — 15, Лашминский сахарный завод — 33, Токмовский сахарный завод — 10, мельничный завод — 21, Ковылкинский пункт заготзерно — 13, подразделения МТС — 59, районная автобаза — 9, районная связь — 22, железнодорожная станция «Самаевка» — 11, железнодорожная станция «Ковылкино» — 119, промартель «Работник» — 13, районный госбанк — 19, районный отдел народного образования — 7, редакция газеты «Знамя Ленина» — 4, райком ВКП(б) — 23, Кочелаевский сельский совет — 45, Троицкий сельский совет — 40, Ново-Пшеневский сельский совет — 16, Ковылкинский поселковый совет — 6, Токмовский сельский совет — 20, Ежовский сельский совет — 25 человек. Всего в народное ополчение вошло 632 человека5.
Первым районным ополченским формированием можно считать ополчение Чамзинского района (14 июля 1941 г.)6 23 июня 1941 г. на собрании интеллигенции с. Лямбирь было решено сформировать народное ополчение. Вскоре была произведена запись всех желающих. 23 июля создается штаб Рузаевского народного ополчения. Ополчение было разбито на три роты, во главе которых стояли Пономарев, Ласточкин и Бровкина (она была командиром женской роты). Все роты были разбиты на восемь взводов7.
Повсеместное создание отрядов народного ополчения Мордовии началось в августе 1941 г. Это подтверждают и докладные записки, поступившие в военный отдел Мордовского обкома ВКП(б) от военных отделов райкомов партии и комсомола. Так, 1 августа 1941 г. отмечена массовая подача заявлений в народное ополчение комсомольцев и молодежи Старо-Синдровского района, 13 августа создается ополчение в Старо-Шайговском районе, 14 августа — в Красном Узле Ромодановского района.
На 1 сентября 1941 г. отряды народного ополчения были созданы во всех городах и районах Мордовии. Например, в г. Саранске записалось в народное ополчение 1 734 человека; в Ардатовском районе — 78 человек, Атяшевском — 191, Атюрьевском — 321, Кадошкинском — 125, Кочкуровском — 215, Болыпе-Игнатовском — 226, Ичалковском — 146, Болыне-Березниковском — 450, Дубенском — 1 040, Ельниковском — 226, Зубово-Полянском — 513, Инсарском — 328, Ковылкинском — 723, Козловском — 169, Краснослободском — 132, Ладлском — 116, Лямбирском — 356, Мельцанском — 363, Пурдошанском — 44, Ромодановском — 212, Рузаевском — 207, Рыбкинском — 151, Саранском — 384, Старо-Синдровском — 50, Темниковском — 458, Торбеевском — 593, Чамзинском — 275, Ширингушском — 340, в Рузаевке — 1 5008.
Социальной базой народного ополчения Мордовии, как и вцелом по стране, были: рабочий класс, колхозное крестьянство, интеллигенция, студенты, домохозяйки (из домохозяек впоследствии были сформированы уличные группы ополчения). Так, в Саранский отряд народного ополчения записались работники таких предприятий, организаций и учреждений, как: Наркомзем (59 чел.), госбанк и спецбанки (63 чел.), стройконтора (40 чел.), Наркомфин (22 чел.), научно-исследовательский институт (13 чел.), прокуратура республики (15 чел.), швейная фабрика (24 чел.), республиканская библиотека (18 чел.), Верховный совет Мордовской АССР (6 чел.), пеньковый комбинат (104 чел.), Саранская ТЭЦ (28 чел.), махорочная фабрика (40 чел.), хлебокомбинат (49 чел.), консервный комбинат (73 чел.), маслозавод (52 чел.), котонинная фабрика (44 чел.), артель «Восход» (11 чел.) и «Пищевик» (13 чел.), школа № 1 (34 чел.), № 12 (6 чел.), педагогическое училище (8 чел.)9 В информационной записке отдела партийной пропаганды и агитации Саранского горкома ВКП(б) от 15 июля 1941 г. отмечалось, что «рабочие и служащие горят желанием всеми путями помочь Красной Армии разгромить врага»10.
В ополченских отрядах значительной была партийно-комсомольская прослойка. Так, среди 1 734 ополченцев г. Саранска насчитывалось 549 коммунистов и 294 комсомольца, г. Рузаевка — 485 коммунистов и 426 комсомольцев из 1 500 человек. Всего в республиканском отряде народного ополчения состояло 12 710 человек, в том числе 3 711 коммунистов и 3 814 комсомольцев11.
На базе созданных групп, взводов, отрядов ополчения в Саранске сформировали городской сводный отряд. Его возглавил заведующий военным отделом Саранского горкома ВКП(б) Г. М. Дирунов, в свое время окончивший школу РККА12. Кроме того, в городе были сформированы специальные команды ополченцев — команда саперов (командир П. Ф. Четвергов), команда связи (командир Н. С. Жигунов), химическая команда (командир Г. Р. Мальбин), команда сандружины (командир Е. И. Сертакова). В программу обучения ополченцев входила борьба с авиадесантом, с танком, тактическая подготовка.
В сентябре 1941 г. в связи с создавшейся ситуацией отряды народного ополчения были привлечены к охране предприятий республики. Ополченцы охраняли железные дороги, наиболее важные объекты в городах и селах, а также несли патрульно-постовую службу. Так, ополченцы завода «Дубитель» охраняли железнодорожный мост через р. Вад и рабочий поселок.
Нормой жизни для ополченцев Рузаевки становились воскресники. В день празднования дня железнодорожника ополченцы заработали 20 тысяч рублей, которые перечислили в фонд обороны страны. 10 августа 1941 г. при их участии состоялся воскресник по выгрузке вагонов. На заработанные в этот день деньги были приобретены подарки раненым бойцам Красной Армии.
Наряду с ополчением, в Мордовии создавались истребительные отряды. Например, в Теньушевском районе по решению исполкома и райкома ВКП (б) 10 июля 1941 г. были созданы боевые дружины для выявления шпионов, диверсантов и вредителей. В декабре того же года формируется истребительный батальон народного ополчения Темниковского лесхоза. В него вошло 134 человека, командиром был назначен B. C. Цуран. Это был самый крупный истребительный отряд на территории республики, который удалось выявить по архивным документам. Он мог в нужный момент стать и партизанским отрядом.
Общая численность народного ополчения Мордовии составляла 12 800 человек. В него входили русские, мордва, татары и представители других национальностей, проживавших в республике. Ополченцы, как хорошо обученные военному делу, первыми направлялись на фронт по мобилизации.
К концу 1942 г. народное ополчение Мордовии постепенно сходит с арены. В документах 1943 г. сообщений о нем вообще не встречается.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. ЦДНИ РМ (Центр документации новейшей истории Республики Мордовия), ф. 956, оп. 1, д. 431, л. 38-39.
2. Там же, ф. 327, оп. 1, д. 48, л. 45.
3. Там же, ф. 333, оп. 1, д. 258, л. 60-61.
4. Там же, л. 58.
5. Там же, ф. 269, оп. 3, д. 461, л. 29.
6. Там же, л. 19.
7. Там же, д. 656, л. 3.
8. Там же, д. 461, л. 28.
9. Там же, ф. 333, оп. 1, д. 461, л. 17-18.
10. Там же, л. 15-17.
11. Там же, д. 448, л. 15-17.
12. Там же, оп. 2, д. 1251.

Валентина Ковшова,
кандидат исторических наук