2001 1/2

Новые поступления

Групповая фотография студентов и научных работников Казанского государственного медицинского института, из личного архива Танеевой Мастуры Измайповны (1906-1992 гг.) - врача-офтальмолога, проработавшей более 45 пет в системе здравоохранения Узбекистана. Фотография была передана нам в дни юбилея вуза в 2000 году племянницей Гаяза Исхаки Сююмбике-ханым Шариповой.

 

Центральный государственный архив аудиовизуальных доку­ментов РТ пополнился фотографиями по истории Союза писате­лей Татарстана. Коллекция, в которую вошли более 150 снимков, была безвозмездно передана известным драматургом и публицис­том, депутатом Государственного Совета РТ Туфаном Миннуллиным.

 

Письмо в редакцию

Уважаемый главный редактор!

К Вам обращаются внук и правнук известного издателя, филолога и богослова Абдурахмана Умерова (1867-1933). Так он подписывал каждый номер газеты "Идель" (1907-1914, Астрахань), основателем, издателем и редактором которой он был, так он писал свою фамилию по-русски во всех официальных документах.

К сожалению, этой фамилии не найти в замечательно изданном Татарском энциклопедическом словаре, выход которого стал большим событием в нашей культурной и национальной жизни. Есть там статья Тумари" (С.162), где, между прочим, даются и иные формы написания фамилии: Гомэри, Умаров. На соседней странице — статья "Гумерова Г. И. типография". Это — Гумеров — еще одна форма, пропущенная в основной статье. В статье о газете "Идель" (С.217) вновь указано — Г.Гумари. То же написание сохранено в статье о медресе "Низамия" (С.398).

Речь каждый раз идет об одном и том же человеке, но ни разу его фамилия не написана так, как он сам писал ее по-русски.

Но именно Абдурахман Умеров был осужден еще царским правительством в 1914 году за антигосударственную пропаганду в прессе (он писал о том, что начавшаяся мировая война чужда интересам татар). Именно Абдурахмана Умерова как буржуазно-националистического деятеля (то есть патриота!) советская власть отправила в архангельскую ссылку, откуда ему уже не суждено было вернуться. И тоже Умерова — его среднего сына Абдул-Гамида, преподавателя физики Самаркандского университета, — большевистская власть в приснопамятном 1937 году объявила врагом народа и приговорила к восьми годам ГУЛАГа, которые он, слава Аллаху, выдержал, почему и появился у него потом сын, а в свой черед и внук. И все мы, как и все родственники наши (у Абдурахмана Умерова было три сына, а от них появились внуки и правнуки...), пишемся по-русски так, как решил это однажды еще в позапрошлом веке наш дед и прадед.

Именно эта фамилия — Умеров — написана на памятнике, который наш отец и дед установил в 1970-е годы на месте предполагаемого захоронения своего отца в деревне Малые Карелы Архангельской области. Именно эта фамилия — Умеров — на памятнике, которым отмечено место и его успокоения.

Именно об А.И.Умерове написано в ряде научных работ — книгах и статьях А.Г.Каримуллина, И.З.Нуруллина, М.А.Усманова, С.Т.Рахимова и других.

Конечно, вопрос о фонетическом переносе имен собственных с одного языка на другой сложен. Есть разные взгляды на этот счет. Но какие бы мнения ни были у теоретиков-фонетиков, не стоит в угоду им игнорировать сложившуюся культурную традицию. Она не всегда есть — в таком случае вопрос можно решить сугубо лингвистически. А если она, как в нашем случае, имеется, да еще дорого оплачена, — то разве это не перевешивает?

Например, французы произносят название своей столицы совсем не так, как татары или русские. Кому из нас на этом основании придет в голову писать вместо "Парижа" что-то другое, вроде бы адекватное натурному гасконскому произношению?

В XX веке татарам и так трижды пришлось менять письменность. Неужели нужно еще больше усугублять путаницу и неразбериху, которая из-за этого возникла в нашей культуре?

Кажется, вопрос о графике имени собственного носит не частный характер и не только нашу семью затрагивает... Но, касаясь этого вопроса, нам ни за что не хотелось бы бросить хоть малейшую тень на благородный труд, который совершили создатели Татарской энциклопедии и за который они заслуживают только глубокой признательности. Выражаем также благодарность сотрудникам Национального архива и редакции журнала «Гасырлар авазы — Эхо веков» за работу по сохранению и использованию документов, связанных с деятельностью Абдурахмана Умерова.

 

С уважением, Шамиль Умеров,

доцент Московского университета им. М.В.Ломоносова,

Марат Умеров,

координатор проектов Московского Центра Карнеги