2005 1

«И жизнь отдав за Родину свою…»

Друг, не горюй, что рано мы уходим.
Кто жизнь свою, скажи, купил навек?
Ведь годы ограничены той жизнью,
Которую избрал сам человек.
Не время меж рождением и смертью
Одно определяет жизни срок, —
Быть может, наша кровь, что здесь прольется,
Прекрасного бессмертия исток!..
М. Джалиль «Другу» («Моабитская тетрадь»)

Абдулла (Габдуллазян) Габдулбариевич Алиш, известный как детский татарский писатель Абдулла Алиш, родился 15 сентября 1908 г. в д. Каюки Спасского уезда Казанской губернии (ныне Спасский район РТ) в семье крестьянина. Его отец Алишев Бари (ум. 1934 г.) для своего времени был достаточно образованным человеком: он выписывал газеты и журналы, хорошо знал татарскую и восточную литературу, любил сочинять и рассказывать сказки. Мать Газиза (ум. 1961 г.) сочиняла баиты, стихи, была прекрасной сказительницей. Многие ее стихи посвящены сыну Абдулле.
У Абдуллы рано пробудился «книжный» интерес. С 5-6 лет он начал собирать книги, буквально изводил взрослых, заставляя читать и перечитывать их. Некоторые понравившиеся книги он знал наизусть и, водя пальцем по строкам, «читал» их другим.
В девятилетнем возрасте Абдулла пошел в школу с. Ямбухтино. После 1917 г. медресе было закрыто, и мальчику пришлось вернуться домой. С 1919 по 1921 г. А. Алиш учился в русской школе с. Бураково, в 1923-1927 гг. — в Спасске. Он жил в интернате и редко бывал дома. Литературную деятельность в качестве редактора впервые опробовал в школьной стенгазете на татарском языке «Алга» (вперед).
Старательный ученик, заводила, он успевал посещать литературно-драматические кружки, участвовать в концертах, писать и декламировать стихи. Преподаватель Спасской школы, одновременно воспитатель учащихся, живших в интернате, Гази Галимович Зарипов в своих воспоминаниях писал: «Небольшого роста, четырнадцатилетний Абдулла выделялся среди своих сверстников большой приветливостью к людям, скромностью, дисциплинированностью и способностями. Помню хорошо, работал у нас драматический кружок. Любознательный, пытливый Абдулла являлся членом кружка. Мы давали спектакли в Спасске, ездили в Затон, где выступали перед рабочими судоремонтного завода. В Спасске в то время не было библиотеки для татар. Мы организовали ее. И в этой работе участвовал Алиш».
После окончания семилетки в 1927 г. Алиш поступил в Спасский педтехникум, но сразу же подал заявление с просьбой об отчислении. В том же году он стал учащимся Казанского землеустроительного техникума.
В эти годы он еще больше увлекся литературой: посещал литературный кружок при техникуме, являлся членом редколлегии газеты «Красный землеустроитель» и рукописного журнала «Новые специалисты». С 1929 г. его стихи, рассказы и заметки печатались в молодежной газете «Кызыл Яшьлэр», в журналах «Авыл яшьлэре» (позднее «Колхозная молодежь»), «Атака», «Яналиф» и других изданиях.
С 1933 г. Алиш окончательно перешел на путь профессиональной журналистики. Начиная с 1933 г. до Великой Отечественной войны, он работал в различных редакциях, занимался литературной деятельностью. В 1935 г. стал членом Союза писателей. Он был ответственным секретарем журналов «Техника», «Пионерское перо» (Пионер калэме) и редактором детских передач Казанского радиокомитета.
Абдулла Алиш — писатель разностороннего дарования. С одинаковой легкостью он брался то за повесть, то за пьесу, то за стихи, то за очерк. Увлекался то музыкой, то техникой. Но была одна страсть, которую Алиш пронес через всю свою жизнь и которая во многом определила его творческий путь. Это — любовь к детям. Поэт, прозаик и драматург, он писал главным образом для детей. «Все свое творчество желаю посвятить детям», — говорил Алиш. Он постоянно общался с детьми, посещая школы, библиотеки, пионерские лагеря, детские сады, где все знали и лю¬били его, выезжал в отдаленные районы Татарии.
Летом 1941 г., как и многие советские патриоты, Алиш ушел на фронт, а уже осенью пропал без вести. Только после войны, через несколько лет, стало известно: сражаясь на Брянском фронте, в октябре 1941 г., он попал в плен.
Сейчас накопилось много свидетельств героической жизни и борьбы А. Алиша. Он прошел через многие лагеря, видел голод, болезни, издевательства эсесовцев, смерть.
В блокноте Абдуллы Алиша, переданном вместе с моабитскими тетрадями Мусы Джалиля после войны в Советский Союз, запечатлена хроника жизни писателя. Там есть такие лаконичные строки: «Зиму 1941 года провели в Литве, в лагере Алитус. Там было 17 тыс. военнопленных, из них за зиму умерло 14-15 тысяч. Мне повезло, однажды я работал с дровосеками и запасся кое-чем. Мне помогло, что я не курю. В апреле-мае 1942 года нас отправили в Германию».
В каких только лагерях ни побывал А. Алиш. Встретившийся с ним в одном из лагерей Газим Кадыров рассказал, что однажды за какую-то незначительную провинность фашисты жестоко избили Алиша и бросили его в сырой цементный подвал. К нему применили пытку светом — заставили всю ночь смотреть на наведенную прямо в глаза яркую электрическую лампочку.
Наконец, А. Алиш очутился в Чехословакии, в рабочем лагере. Здесь он работал шлифовальщиком. А в августе снова вернули в концлагерь. Затем писатель был отправлен в Польшу. Отсюда в начале 1943 г. — в лагерь Вустрау под Берлином. Здесь Алиш встретился с Мусой Джалилем.
Джалиль и Алиш хорошо знали друг друга еще с довоенных лет. Абдулла Алиш стал не только близким другом, но и верным соратником Мусы Джалиля. Он вошел в подпольную антифашистскую организацию, созданную М. Джалилем в конце 1942 г. среди военнопленных.
Кроме того, А. Алиш активно сотрудничал с газетой «Идел-Урал», органом Волго-татарского легиона I. Здесь он работал переводчиком.
В начале 1944 г. многие члены антифашистской группы М. Джалиля были арестованы. Среди них был и А. Алиш. Сорвать замысел фашистов, повернуть оружие против них — такую задачу поставила перед собой подпольная группа Джалиля. По решению подпольного комитета Алиш дал согласие работать переводчиком в газете «Идель-Урал», чтобы получить доступ в типографию и наладить регулярное печатание антифашистских листовок.
А. Алиш сумел передать на волю записку, в которой говорилось, что все они арестованы, как государственные преступники ждут суда и не надеются на благополучный исход. Он пожелал всем своим коллегам по работе счастья и просил их, если кто вернется живым на Родину, поцеловать его мальчишек. 28 января 1944 г. Алиш написал письмо родным. Это письмо вынес на волю и затем переслал в Казань сосед по камере, бельгийский патриот Эмиль Майзон.
Суд над джалильцами состоялся в марте 1944 г. в Дрездене. После вынесения смертного приговора они еще полгода сидели в фашистской тюрьме в Берлине — Шпандау.
Казнь патриотов состоялась 25 августа 1944 г. в Берлинской тюрьме Плетцензее.
Сейчас документально известно, как погибли верные сыны нашей Родины. В феврале 1968 г. немецкий журналист Леон Небенцаль после долгих поисков нашел в Шарлоттенбургском загсе картотеку, куда с немецкой педантичностью записаны данные о казненных джалильцах. Чиновник тюрьмы Плетцензее Глюк со слов помощника надзирателя — очевидца казни заполнил все графы картотеки. Вот некоторые строки из карточки А. Алиша № 2968:
«Берлин. Шарлоттенбург. 26 августа 1944 г. Писатель Абдулла Алишев, магометанин, проживающий в Казани, Дзержинского 18-19. Умер 25 августа 1944 г. в 12 часов 12 минут в Берлине, Шарлоттенбурге, Кенигсдамм, 7. Умерший родился 15 сентября 1908 года в Каюки (Россия)... Причина смерти — отсечение головы».
Записи в карточках-свидетельствах о смерти показывают, что 11 джалильцев были казнены в один день и в один час. Все были обезглавлены на гильотине в течение получаса с 12 ч. 00 мин. — до 12 ч. 36 мин. Казни совершались одна за другой с интервалом в 3 мин. Первым был обезглавлен Гайнан Курмашев, затем Фуат Сайфульмулюков, третьим в 12 ч. 12 мин. — Абдулла Алиш, затем — Фуат Булатов, в 12 ч. 18 мин. — Муса Джалиль, затем — остальные.
До нас дошло всего 15 стихотворений А. Алиша. Это лишь незначительная часть того, что было создано в тюремной камере. И каждая строка каждого стихотворения дышит верностью Отчизне, Священной воинской клятве.
Блокнот со стихами Алиша, пройдя через множество рук, попал к бывшему военнопленному Нигмату Терегулову, который передал бессмертные произведения писателя на Родину. В условиях тюремной изоляции М. Джалиль и А. Алиш, видимо, не имели возможности как-то общаться. Но они думали об одном и мысли их шли в одном направлении:
Мы и в неволе — все равно в бою,
Чтоб ни случилось, смерть мы встретим смело,
И, жизнь отдав за Родину свою,
Погибнем за ее святое дело!

I Подробнее см.: Т. Насыров. Татарская эмигрантская пресса // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2004. – № 2. – С. 122.

Галина Баранова,
сотрудник музея истории г. Болгар