2003 3/4

Референдум со ссорой с прокурором

Есть такая австрийская формула «делать революцию, не поссорившись с прокурором». Однако она во многих случаях остается благим пожеланием, в реальной жизни происходит иначе.

Так случилось и с референдумом по статусу Татарстана, явившимся подлинной революцией, которая коренным образом изменила положение республики, ее взаимоотношения с Россией и остальным миром.

Началом этой революции явилось принятие Декларации о государственном суверенитете республики. Декларация вызвала качественное изменение в состоянии республики, созданной Декретом об образовании Татарской АССР, который был подписан 27 мая 1920 г. В. И. Лениным и М. И. Калининым. Факт декретирования ТАССР сам по себе значителен, поскольку после 1552 г. народ получил свою государственность. Если бы тогда не была определена территория, пусть для куцей и урезанной республики, в нынешних условиях этого не удалось бы сделать. Татарская АССР явилась плацдармом для борьбы за реальный суверенитет, подлинную государственность.

Однако эта была республика, дарованная сверху. Ее права были определены извне. Такая республика могла быть в любое время ликвидирована или, в лучшем случае, преобразована. Причем во что угодно, в том числе и в обычную административно-территориальную единицу. Тем более, что в 1920-е гг. в верхах партии большевиков и Советского государства такие настроения имели довольно глубокие корни. И никто не смог бы оспорить правомерность ликвидации Татарской республики: в неправовом государстве, каким был СССР, этого сделать было невозможно.

Вот почему необходимость качественного изменения состояния республики, превращения ее в государство, базирующееся на праве народа на свободное самоопределение, стало императивом времени. Принятие 30 августа 1990 г. Декларации о государственном суверенитете положило начало решению этой исторической задачи. Но только начало. Ибо эту историческую победу нужно было закрепить. Для этого имелось два пути. Один — проведение всенародного референдума, что явилось бы бесспорным выражением воли многонационального народа Татарстана. Второй путь — достижение признания Декларации Российской Федерацией путем заключения двухстороннего договора.

На первых порах второй путь был более предпочтительным. И если бы удалось добиться этого, то для республики сразу открылся бы путь к установлению договорных отношений с Российской Федерацией. Это действительно было бы реализацией формулы революции без ссоры с прокурором.

Однако в российском руководстве обнаружились значительные колебания в этом вопросе. Это стало ясно 12 августа 1991 г., когда для его обсуждения за стол переговоров сели делегации Российской Федерации во главе с Государственным секретарем РСФСР Г. Э. Бурбулисом и Татарстана во главе с вице-президентом Республики Татарстан В. Н. Лихачевым. Российская сторона не смогла обнаружить изъяна в Декларации о государственном суверенитете Татарстана, ибо документ был всесторонне выверен, целиком базировался на решениях III Всероссийского съезда Советов 1918 г., провозгласивших Россию федерацией, создающейся добровольно на основе союза свободных народов в лице их республик. Тогда-то и сказал Г. Э. Бурбулис, что Декларация хорошая, но было бы лучше, если бы делегация Татарстана приехала не с ней, а с результатами всенародного референдума.

В Москве определенные круги полагали, что референдум, если вдруг он состоится, неизбежно даст отрицательный вариант. Потому и не сомневались в том, что Татарстан на его проведение не пойдет. В самой республике имелись силы, убеждавшие Москву в том, что референдум будет проигрышным для Президента и Верховного Совета Татарстана. В этом сказывались амбициозность и безаппеляционность людей, представлявших эти силы.

Нельзя сказать, что в Татарстане с самого начала был взят курс на референдум. Важным моментом стало принятие Верховным Советом Татарстана постановления «Об акте о государственной независимости Республики Татарстан». Было решено провести референдум 21 марта 1992 г. и включить в бюллетень для голосования следующую формулировку закона: «Согласны ли Вы, что Республика Татарстан — суверенное государство, субъект международного права, строящее свои отношения с Российской Федерацией и другими республиками, государствами на основе равноправных договоров?». «Да» или «Нет».

Принятие этого постановления базировалось на решимости народа иметь полнокровную государственность и строить свои отношения с Россией на основе двухстороннего договора. Референдум не ставил задачу выхода из ее состава. Это придавало уверенность, что на референдуме будет получен положительный ответ.

Вот это более всего и беспокоило руководство Российской Федерации. Молодые политики, окружавшие российского Президента, не имевшие соответствующего политического опыта, толкали Б. Н. Ельцина на опрометчивые действия. Грозили ему импичментом, заставляли отступать от своих слов: «Берите суверенитета столько, сколько сможете взять!» Более того, предлагалось ввести войска в Татарстан. Трезвый и здравомыслящий секретарь Совета безопасности Российской Федерации Ю. В. Скоков урезонил, пристыдив их: «И вы называете себя демократами, а меня, человека, отстаивающего мирный путь решения вопроса, — черно-коричневым!» Он убедил Ельцина не совершать необдуманных действий.

Тогда было решено прибегнуть к помощи в полной мере политизированного Конституционного суда во главе с В. А. Зорькиным. Конституционный суд вынес решение о неправомерности проведения референдума и необходимости его отмены. Это решение было подкреплено Верховным Советом РСФСР, на заседание которого был вызван председатель Верховного Совета Татарстана Ф. X. Мухаметшин. Ход заседания транслировался по телевидению и радио. Валерий Зорькин, явно с целью запугивания общественности, заявил: «Если на вопрос референдума будет получен положительный ответ, то это будет юридической основой для провозглашения независимости. Так будет считать любой юрист и будет прав».

Запугать общественность ему не удалось. Однако слова эти были услышаны, и потому в общественном мнении бытовала точка зрения о том, что референдум направлен на разрыв с Россией. Поэтому во многих письмах, отправляемых в Казань и Москву из разных регионов, присутствовали слова «отделение от России» и «независимость». Московские радио и телевидение, газеты и журналы тиражировали такое понимание вопроса, вынесенного на референдум. Не остановило эту кампанию даже специально принятое разъяснение Президиума Верховного Совета о том, что вопросы государственного обособления Республики Татарстан от Российской Федерации, изменения ее территориальной целостности и границ предметом референдума не являются. Кампания клеветы на республику набирала нарастающие темпы. Это вызывало озлобление значительной части общественности России и стран СНГ, о чем свидетельствовали многочисленные письма и телеграммы в адрес Верховного Совета и Президента Татарстана.

Большинство простых татар в республике не отождествляли референдум с отделением от России. Так, в письме на имя председателя Верховного Совета Ф. X. Мухаметшина житель Казани М. Кильматов, выражая «свое восхищение стойкостью и последовательностью» руководства республики, писал: «Будущее Татарстана всегда неразрывно связано с Россией, с развитием многосторонних и многоступенчатых связей с ней во всех сферах жизни на благо обоих наших народов. Впрочем, иначе и быть не может, жизнь все равно возьмет свое».

Неверным был и расчет противников суверенитета на то, что нетатарские избиратели отдадут предпочтение ответу «нет». Так, чуваш А. П. Степанов 14 марта писал на имя М. Ш. Шаймиева, что «в столь трудное время для Татарстана ... полностью поддерживает программу суверенного Татарстана». «Хоть я и чуваш, — отмечал он, — но родился и вырос в Татарстане и готов за него постоять».

12 марта мать двоих солдат Т. Володина обратилась с письмом на имя Президента Татарстана М. Ш. Шаймиева, председателя Верховного Совета Ф. X. Мухаметшина и премьер-министра М. Г. Сабирова с выражением поддержки намеченного референдума. «Ведь каждому здравому человеку ясно, что хотят демократы-самозванцы во главе с Травкиным, Алаевым. Не дают покоя никому ни работать, ни жить, ни сессию вести». По мнению этой женщины, Хафизовы, Алаевы «хотят резни, крови, Карабах, Грузию, Сербию, Хорватию, Молдавию». «Во имя Аллаха прошу, не надо больше Грозных, Годуновых, Берия, Сталина, Жириновского с монголами. И, наконец, угрозы Москвы, радио, телевидения, печати, Хасбулатова, Травкина, Грачевых, Хафизовых и т. д. Многонациональный народ Татарстана сам выбрал свой путь, без ваших провокаций... Не трогайте и не оскорбляйте, не грозите руководителям суверенного Татарстана ... руки прочь от Татарстана». Так писала простая женщина, так думали и писали многие.

Немало граждан России вне Татарстана, в том числе и русской национальности, выражали протест против такого давления на республику. Вот письмо русской женщины из Оренбурга О. А. Дубровской:

«Здравствуйте милые татары! Слушаю каждый день гавканье ТВ и радио России по поводу референдума в Татарстане. Да плюньте вы на них и на их продажные суды и обязательно отделитесь от России. Правительство России ведет политику геноцида против народа. Если Вы отделитесь от России, может быть, и выживете. А нам, русским, не привыкать подыхать под игом наших царьков. Я считаю, что всем нужно отделиться от России: и мордве, и чувашам, и всем народам, а нам так и надо, чтобы впредь немного думали, кого в цари выбирали. Мне даже смешно, как депутаты России пыжатся, осуждая Вас. Да какое им дело до Татарстана, если все они колышутся под одной дирижерской палочкой, как болванчики. Только одно надо помнить. Если для Татарстана все народы, живущие на этой территории, будут родными детьми, Вы достигнете огромных высот, если же нет, то Вы будете не лучше русских царьков».

В. Н. Щелоков из Пятигорска в обращении к вице-президенту РСФСР A. В. Руцкому, генеральному прокурору B. Г. Степанкову, председателю Верховного Совета Татарстана поставил такой вопрос: «Какое право имеет генеральный прокурор, Верховный Совет (РФ. — И. Т.), Ельцин запрещать выделиться от России... Татары, делайте как хотите, только русских не обижайте, их Ельцин достаточно обидел».

Житель Самары В. Е. Фирсов писал на имя Президента и председателя Верховного Совета РТ: «Народ Самарской области ... с народом Вашей гордой республики. 21 марта текущего года свершится воля народа, свободного от московской экспансии. Здесь, в Поволжье, нам: татарам, чувашам, русским и другим народам — виднее, как жить. Мне, русскому человеку, понятна боль и забота татарского народа о завтрашнем дне. Не когда-нибудь, а сегодня. У нас с Вами те же трудности и заботы о хлебе насущном для детей, прежде всего своих. Я хотел бы, чтобы именно так называемая «периферия», как нас оскорбляют, была решающей силой в нашей общей России».

Выражали «возмущение антитатарской кампанией в средствах массовой информации России» члены Санкт-Петербургского общества «Крым».

18 марта 1992 г. в Верховном Совете Татарстана было получено письмо от Всеукраинского Комитета общества «За Вильну Украину». В нем имеются такие строки: «В настоящее время Россия проводит имперскую политику по отношению к народам бывшего СССР и в конечном счете она окажется банкротом в отношении своей политики».

Коммунист В. Захарченко из Киевской области, внимательно следивший за событиями в Татарстане и вокруг него, назвал С. М. Шахрая, Б. Г. Федорова и самого Б. Н. Ельцина разрушителями СССР, а их действия оценил как направленные на «выкручивание рук татарских депутатов» и как «демонстрацию административно-тоталитарного подхода к вопросу». «Татарстан имеет такое же право на голосование по поводу суверенитета, как и Крым, и Украина, и другие. И по любому другому вопросу. И никто не имеет права препятствовать этому. Высшим сувереном является народ», — писал он.

«Мы в Прибалтике, — говорилось в письме Я. Я. Колнинш из Риги, — следим за Вашим трудным путем обретения государственной независимости и восхождения Татарстана... Москва, Кремль в одностороннем порядке продолжают диктовать свои имперские позиции. На наш взгляд, Татарстан может пойти ко дну, и вас к гибели потянет Москва, Кремль, Россия, если вы на своей земле не будете жить своим умом». В заключении письма говорилось, что «большинство честных людей Прибалтики, народов Прибалтики» желают народам Татарстана «счастья, свободы и государственной независимости».

Характерно письмо из Пскова, уроженца Кировской области Л. Ф. Баженова. В нем есть такие строки: «Зачислите меня, Баженова Леонида Федоровича, 1928 г. р., вотяка (удмурта) участником в референдуме за независимое государство Татарстан. .. .Государство Татарстан будет политическим центром нерусских национальностей. В Татарстан войдут Астрахань, Оренбург, весь Урал, Новосибирск до монгольских границ. В центр войдут вотяки, коми, мордва, мари, чуваши в союзе Чечни, Кабарда, Дагестана, Осетии и т. д.».

Татаро-башкирский общественно-культурный центр Таджикистана в обращении к Верховным Советам Российской Федерации и Татарстана сообщал о своей озабоченности разворачивающимися внутри и вокруг Республики Татарстан событиями. В документе имеются следующие строки: «Нас особенно беспокоит тот факт, что в последнее время так называемые «демократы России» упорно и настойчиво пытаются вмешиваться во внутренние дела суверенного Татарстана, стремятся исказить и очернить внутреннюю и внешнюю политику, проводимую руководством независимой республики. Они искусно нагнетают политическую напряженность, используя в этих целях средства массовой информации, заранее запланированные антитатарские акции. Наглядный пример тому так называемый «конгресс демократических сил России».

Однако было бы неправильно считать, что в стране не было иных настроений. Так, в Самаре активную антитатарскую пропаганду вел депутат Верховного Совета Российской Федерации от Самарской области Юдин. Судя по телеграмме активистов Татарского культурного центра Абдулова, Галимова и Надирова на имя Президента Татарстана М. Ш. Шаймиева, этот человек угрожал походом добровольческих отрядов на Казань, ультимативно потребовал от активистов Татарского культурного центра публичного осуждения по телевидению проведения референдума в Татарстане. В противном случае обещал изгнать татар и расстрелять.

В Московском Кремле и Белом доме подыгрывали этим настроениям. Оттуда последовали распоряжения прокурорам Татарстана закрыть все избирательные участки. Особым рвением отличались прокуроры районов. Так, в Лениногорске изымались даже письма, направляемые в адрес Президента и Верховного Совета Республики. Прокурор Гринь, возглавлявший местное отделение ДПР, вызывал их авторов и заставлял писать объяснительные записки на имя прокурора республики О. М. Антонова, якобы по распоряжению Верховного Совета Татарстана. Однако в республике не был закрыт ни один избирательный участок.

Пришлось вмешаться самому Б. Н. Ельцину, который выступил с обращением по телевидению к избирателям Татарстана и припугнул их тем, что если они на референдуме скажут «да» суверенному статусу Татарстана, то назавтра русские жители республики проснутся второстепенными гражданами.

После Б. Н. Ельцина с обращением к народу выступил М. Ш. Шаймиев. Это был мужественный шаг с его стороны. Спокойный тон руководителя республики, веские аргументы, разъясняющие суть позиции Татарстана и цель проводимого референдума, вселили уверенность в сердца граждан республики. Обращаясь с письмом на имя Ф. X. Мухаметшина, М. Г. Сабирова и М. Ш. Шаймиева, житель Казани член КПСС Н. И. Степанов, сообщая, что вся его семья ответила «да» на вопрос референдума, писал: «Как я переживал в день голосования 21 марта, только думая о победе. Очень помогло этой победе Ваше обращение к народу — избирателям Республики Татарстан, подчеркиваю, своевременное обращение».

Действительно, это был мужественный поступок, ибо на карту была поставлена судьба самого Президента Татарстана. Вовсе не случаен приезд в Волжск лившего до этого на Татарстан и его руководителей ушаты грязи председателя Верховного Совета РСФСР Р. И. Хасбулатова, который грозился привести М. Ш. Шаймиева в Москву в железной клетке.

Татарское население России и СНГ не оставалось безучастным к происходящему. Татары Узбекистана, Москвы, Астрахани, Екатеринбурга, Челябинска, Красноярска просили присоединить свои голоса к голосам тех, кто поддерживал суверенитет республики, присылали подписанные и заверенные списки избирателей. Инженер-строитель из Челябинска В. В. Валиев писал, «что считал и считает себя гражданином своей исторической родины» и на вопрос референдума отвечает «да». В одном из писем из Екатеринбурга содержался призыв «ни на минуту не прекращать борьбу за суверенитет, денно и нощно звать народ к свободе». Житель Москвы Н. М. Магдануров в адрес Президиума Верховного Совета прислал открытку со следующим содержанием: «Выражаю полную признательность Вашей решимости в проведении референдума. Особенно благодарен за логичный, правильный и четкий вопрос. Если бы являлся гражданином Татарстана, на вопрос референдума ответил бы — я за самостоятельный независимый Татарстан». Позиция татар Москвы четко и ясно выражена в письме общества «Туган тел», подписанном его руководителями Рафкатом Галимовым и Нуром Гариповым.

В самой республике росло движение протеста против давления на руководителей Татарстана. И даже была боязнь, что они испугаются и отступят. Избиратели Э. Г. Газизова и Р. Г. Закирова писали: «Передайте, пожалуйста, Президенту М. Ш. Шаймиеву нашу благодарность за проявление им и всем руководством республики твердости в отстаивании суверенитета. Мы боялись, что придется уступить давлению и отменить референдум». В почте есть письма с решительным требованием не сдаваться. К. Нуретдинов на татарском языке писал Ф. X. Мухаметшину, что если он, испугавшись правителей Москвы, подпишет федеративный договор, то станет предателем номер один и ни один татарин не простит его. «Если вы боитесь правительства России, вы не председатель. Если вы размазня или человек имперского духа, уходите в отставку, не позорьте татарский народ!» — говорилось в заключении его письма.I

В письме из Агрыза, тоже написанном на татарском языке, говорилось: «Хәзер артка таба юл юк. Безне хәзер бөтен дөнья белә. Шуңа күрә дә референдум бик уңышлы үтәргә тиеш... Артка юл юк, бары тик алга, бары тик алга» (Сейчас назад пути отрезаны. Сегодня нас знает весь мир. Референдум должен пройти удачно... Назад пути нет, только вперед, только вперед).

Эти настроения были хорошо известны. Поэтому в задачу противников референдума входило во чтобы то ни было переломить их.

Для ее реализации делалось многое. Президиум Верховного Совета РСФСР по инициативе его председателя Р. И. Хасбулатова направил в республику машины, груженые листовками, обращениями к различным категориям населения и всевозможными воззваниями. Они расклеивались во всех домах и подъездах. Почтовые ящики оказывались забитыми красочно оформленными, и в то же время рассчитанными на вселение страха и сомнений в души избирателей бумагами. Однако во многих случаях это приводило к обратным результатам, вызывало раздражение у людей. В одном из писем на имя первого заместителя Верховного Совета 3. Р. Валиевой говорилось: «У нас в доме (и в соседних домах) во всех подъездах и этажах аккуратно и крепко заклеена вот такая, прилагаемая в этом письме ПРОКЛАМАЦИЯ. Нельзя ли что-нибудь предпринять в качестве противоядия этой акции? Не знаю, может быть тоже заклеить такую же антипрокламацию? Или это даст обратное действие? Подумайте, пожалуйста, что-либо действенное в пользу референдума. За ответ "да"». К письму приложена прокламация с призывом ответить «нет» на вопрос референдума, подписанный никому не известным комитетом «Дружба». На конверте письма есть приписка: «Күргәннәрен куптарып аттым» (Оторвала те, что видела).

Ветераны войны и труда из Кукмора прислали письмо, написанное на обороте обращения комитета «Дружба» к ветеранам войны и труда. В самом обращении есть такие строки: «Сегодня наша страна у последней черты, националисты раздирают ее на части».

Далее большими красными буквами выведено: «Родина в опасности!» В письме же говорилось следующее: «Позор тому, кто эти листовки распространяет. Мы, ветераны войны-труда, все как один будем поддерживать только «да» за разделение от России. Кукморские труженики-рабочие, будем поддерживать правительство Татарстана во главе с Шаймиевым».

Конечно, были и иные письма. Так, избирательница Сидорова, обращаясь к Ф. X. Мухаметшину, спрашивала: «Неужели мало примера... других суверенных государств. Возьмите пример Прибалтики, что, у них жизнь со взятием суверенитета лучше стала? Или Кавказ, Молдова». В письме более всего присутствует протест против развала Союза и страх, за то, что такое же может случиться с Россией. «Мы жили хорошо, не различали и не задумывались, кто рядом с тобой: татарин, русский, чуваш и т. д. Потому что все жили в России». Автор уверена, что с выходом из состава России всем в республике будет плохо, кроме разве политиков, которым нужна власть и «портфель побольше». В письме семьи Гусевых говорилось: «Шаймиеву верим, но ему не дадут работать националисты, и он им подчинится, только бы удержаться на кресле. За референдум проголосовало бы до 90%, если бы не Байрамова, Мулюков, Сафиуллин — это явные националисты, и будут все силы предпринимать чтобы убрать Президента и Верховный Совет... Получение суверенитета в Татарстане к улучшению жизни людей не приведет, как и в других бывших республиках... Мы должны жить в России». У автора письма, так же, как и у многих других людей, листовки вызывали раздражение: «Нет бумаги на газеты, а на это есть».

Письма эти свидетельствуют о том, что разъяснительная работа среди населения со стороны организаторов референдума была недостаточной. Видимо, прав автор другого письма, который после бесед со знакомыми пришел к выводу, что «если бы руководители предприятий провели на своих местах собрание по вопросу референдума с работниками, число голосов было бы до 99 %».

В письмах есть сведения о том, что руководители ряда предприятий, начальники цехов, некоторые депутаты Верховного Совета Татарстана предпринимали усилия для дискредитации идеи референдума. Так, в письме Вафина и Садриева сообщается о собрании, проведенном депутатом М. Хафизовым. Он, судя по письму, призвал его участников голосовать на референдуме против суверенитета республики, ибо Кабинет Министров, Верховный Совет и Президент республики ведут население к голоду, и что нефти в Татарстане хватит только на 3-4 года, размер пенсий, заработной платы будет ниже российского уровня. В письме Низамовых из Казани сообщалось об аналогичной работе среди населения депутата Верховного Совета Республики Ю. С. Решетова, призвавшего избирателей 9 марта 1992 г. по республиканскому радио сказать «нет» на вопрос референдума. По мнению авторов письма, он противоречил самому себе, поскольку 30 августа 1990 г. голосовал за принятие Декларации о государственном суверенитете Республики Татарстан. И потому должен был сказать «да» на вопрос референдума.

Многие избиратели выражали недовольство газетой «Вечерняя Казань». В письме-статье учителя-ветерана Габдрахмана Хамиди, озаглавленной «Кайныйлар» (Кипят), описан день, проведенный в кабинете заведующей отделом межнациональных отношений этой газеты Е. Н. Чернобровкиной. Автор пишет, что после ее слов о том, что газета печатает материалы разных направлений, отдал редакции 3-4 письма в защиту референдума. Однако они не были напечатаны и через три недели. Хотя, как замечает автор, в то же время печатались материалы противоположного характера.

В понедельник 9 марта, утром, Хамиди зашел к Чернобровкиной. Однако она, сказав, что вернется через 15 минут, исчезла надолго. В ее отсутствие приходило много людей. Зашла супружеская пара из Зеленодольска: «Приехали за получением установок». Хозяйка кабинета увела их в другую комнату. В ее отсутствие в кабинет зашел гость из Москвы, похваставший тем, что у них есть такие умные политики, как В. В. Жириновский. Выяснилось, что он приехал, чтобы подготовить сюжет «Что творится в Казани» для московского телевидения. Ему нужно было встретиться с людьми, готовыми сказать «нет» на вопрос референдума. Вскоре в кабинете появился сотрудничавший в газете В. Курносов. Московский гость и Курносов договорились, что таких людей они будут искать среди студентов. Последний позвонил в горсовет Николаю Николаевичу, и вопрос о выделении машины москвичу был тут же решен.

На стене кабинета Чернобровкиной висело обращение к женщинам — хранительницам домашнего очага с призывом зачеркнуть слово «да» в бюллетене для голосования. Один из посетителей кабинета держал в руках целую пачку таких обращений. Несколько экземпляров вручили и автору письма: «Раздайте знакомым!». Хамиди пробыл в редакции до 3 часов дня, и все это время там кипела работа, связанная с референдумом в республике.

В письме Р. X. Хуснуллина на имя Ф. X. Мухаметшина есть такие строки: «Вечерняя Казань» активно включилась в разрушительную работу против референдума. В каждом номере по 2-3-5 статей, все они озаглавлены «Уйдем из России», изображен пограничный столб с вооруженными солдатами. Ведь это и есть призыв к конфликту, гражданскому конфликту». Автор был недоволен тем, что не принимаются «меры против этой газеты».

В этом письме, как и во всех других, выражается озабоченность за судьбу республики, за исход референдума. В то же время оно является показателем того, что люди еще не привыкли жить в демократических условиях, не научились адекватно воспринимать инакомыслие. Времена, когда «принимались меры», канули в Лету. Наступал период демократии, когда свою правоту необходимо доказывать аргументами, убедительными доводами.

В то же время обращение к письмам позволяет проследить и медленное, но трудное становление элементов демократии. Так, в них нет призыва к насилию. В письмах преобладает стремление к сохранению веками сложившегося согласия между народами республики. Во многих из них содержатся конкретные предложения по укреплению взаимного доверия между людьми, по улучшению их материального благосостояния. Так, в письме Н. Шарифуллина из Кукмора изложено шесть таких предложений. Первое направлено на усиление разъяснительной работы с населением, особенно в местах с преобладаним русского населения, дабы не оставалось места кривотолкам. Во втором предложении речь шла о том, чтобы на страницах газет, на радио и телевидении чаще выступали простые русские люди. Третье предложение сводилось к необходимости аргументированного опровержения решений Конституционного суда и Верховного Совета Российской Федерации, что не исключало обращения в случае необходимости в международный суд. Согласно четвертому предложению шовинисты и националисты должны были отвечать перед законом. Пятое предложение говорило о необходимости принимать законы и конкретные меры, направленные на улучшение материального положения трудящихся. Очень важен последний пункт. По мнению автора, за один-два дня до референдума Президент республики должен был выступить с обращением к народу.

Письма в адрес Президента, Верховного Совета и Кабинета Министров тщательно изучались. Они являлись ориентиром для принятия весьма ответственных решений. Заведующий отделом писем Президиума Верховного Совета X. Г. Иштиряков сводил их воедино и хранил в особой папке «Референдум».II

Анализ писем, поступивших в адрес Верховного Совета и Президента республики показывает, что в республике царила обстановка межнационального доверия. Даже самые противоположные мнения и суждения в отношении суверенитета сходились в одном: Татарстан — наш общий дом, и он должен находиться в самых близких отношениях с Россией. Большинство людей в республике и в России считали, что должны быть сохранены и укреплены многосторонние экономические, культурные и родственные связи с ней. Это по сути был наказ народа.

Вот как вспоминает день референдума председатель Верховного Совета Ф. X. Мухаметшин. «Было теплое, солнечное утро. Все были в напряжении, и Москва, и руководство республики. В городской квартире, куда мы заехали с женой до поездки на избирательный участок, в 9.30 утра раздался телефонный звонок правительственной связи. Мне сообщили, что со мной хочет говорить руководитель аппарата Президента Российской Федерации С. А. Филатов. Коротко поздоровавшись, он попросил доложить обстановку в республике, на что я ответил, что обстановка нормальная, русские и татары дружно идут на избирательные участки, чтобы выразить свое отношение к вопросу референдума. Никаких межнациональных конфликтов, которыми нас пугали все эти дни, к счастью, нет. С. А. Филатов, как мне показалось, недовольным голосом сказал, что он едет на работу, и просил позвонить ему через час.

Москва по всем каналам отслеживала обстановку в Республике Татарстан. Этот день мне запомнился на всю жизнь по напряженному ожиданию результатов референдума, к счастью, положительным для наших людей. Что бы ответили людям при обратном результате — начались бы взаимные упреки и недоверия. А это уже совсем другой путь развития Республики Татарстан в новых условиях — новой России!» Действительно, наутро 22 марта 1992 г. родился новый Татарстан, был открыт путь становлению новой демократической России.

И потому не могли сбыться прогнозы о том, что в республике обострится межнациональная ситуация и что назавтра после референдума русские в Татарстане проснутся второстепенными гражданами. Письма, телеграммы, социологические опросы и исследования убеждали руководство республики в необходимости идти на референдум с полной уверенностью в его положительных результатах.

Народы не поссорились. Они выдержали трудное испытание на прочность. Произошла только ссора с прокурором, Конституционным судом. И здесь победила линия на мир и согласие. Вскоре пришлось покинуть свои посты генеральному прокурору В. Г. Степанкову и прокурору Татарстана О. М. Антонову. Лишился своей должности и председатель Конституционного суда В. Д. Зорькин. Многие прокуроры и судьи, оказавшись в конфликте с народом, также потерпели фиаско.

Иначе и не могло быть. Революция в Татарстане пробудила всю Россию. Республика отстаивая свое право на свободу, прокладывала путь России в демократическое будущее. Она создала, как выразился один из видных российских политиков тех лет, «нравственный вектор, которому следуют другие».

Договор 15 февраля 1994 г., заключенный между Москвой и Казанью, положил начало превращению России в подлинную федерацию. Это явилось определенным итогом революции. Кажется, произошло и примирение с прокурорами.

Как сегодня поведут себя российские прокуроры? Можно ли, не рассорившись с ними, продвигаться по пути реализации суверенитета республик, обеспечения прав регионов и становления подлинно демократической России?

Письма и телеграммы, публикуемые в журнале, несут в себе дыхание жизни, воплощают колорит тех сложных и драматических дней. Они именно в таком качестве являются ценнейшим историческим источником для изучения истории становления суверенного Татарстана и демократической России.

Информационный потенциал этих документов неисчерпаем. В них географически представлены многие субъекты Российской Федерации, в том числе Москва и Санкт-Петербург, такие крупные центры, как Самара, Екатеринбург и Саратов. Литва, Украина, Таджикистан, Туркмения и Казахстан представлены не только татарами, но и коренными народами этих республик-стран.

Немаловажно то, что по письмам можно проследить самочувствие не только татарского и русского населения, но и других народов, для которых главным приоритетом являются мир, межнациональное согласие и процветание России. Особенностью писем, телеграмм, листовок и прокламаций является их оперативное, а в ряде случаев даже фотографическое отражение событий.

Как показывают письма, простые люди не воспринимали референдум в Татарстане как начало распада России. Тогда как шовинистические верхи и российские средства массовой информации пытались представить дело именно так.

В предлагаемой публикации определенное внимание уделено листовкам и прокламациям. Посредством них можно проследить формы и методы кампании против референдума в Татарстане. Листовки и прокламации составлены профессионалами и непосредственно обращены к конкретным слоям населения. Правда, нередко трудно точно установить место их изготовления. Хотя и не приходится сомневаться в том, что Президиум Верховного Совета РСФСР приложил к этому немало усилий. Впрочем, важно не это, а то, как избиратели воспринимали подобные политические материалы. Письма показывают, что им надоела война листовок. Она их нервировала и во многих случаях приводила к обратным результатам. Иногда избиратели в конвертах со своими письмами присылали и эти листовки. Читателям предлагаются именно эти листовки и прокламации. Интересно и то, что некоторые письма написаны на обратной стороне листовок.

Публикуемые материалы — лишь небольшая часть писем, телеграмм, листовок и прокламаций, относящихся к дням проведения референдума по статусу Татарстана. Однако они в целом адекватно отражают отношение людей не только к проводившемуся референдуму, а более всего к судьбе Татарстана и России. Этим они отличаются от многих других документальных источников, касающихся событий, подвигнувших Россию с унитарных рельсов на путь федеративного развития.

I Забегая вперед можно сказать, что Ф.Х.Мухаметшин проявил твердость и настойчивость 31 марта, когда Р.И. Хасбулатов пытался заставить его подписать Федеральный договор. Тогда Хасбулатову и Государственному секретарю Российской Федерации Г.Э.Бурбулису удалось сломить руководителей Башкортостана и Якутии и заставить их подписать этот документ. Татарстан не сдался. Воля народа была выполнена.

II Материалы папки были любезны представлены автору этой статьи заведующим отделом писем аппарата президента Республики Татарстан Х.Г.Иштиряковым. Часть из них публикуется в журнале "Гасырлар авазы-Эхо веков".

 Индус Тагиров,
академик АНТ

 Письма граждан в адрес Верховного Совета Республики Татарстан о референдуме по статусу Татарстана

№1

Әгерҗе ш.

Змарт, 1992 ел

 Исәнмесез хөрмәтле парламент җитәкчесе!

 Сезнең бүген РФ Югары Советында чыгыш ясаганыгызны Рәсәй каналының «Вести» тапшыруыннан карап алдык. «Вести» тапшыруының дикторы һаман да ялган сүзләр сөйләп алды. Имеш халык б[елә]н киңәшләшмәделәр һәм җитәкчеләр үзләренең вак кругларында референдумны ясыйбыз диеп карар чыгардылар. Менә бит ул Рәсәй демократлары, имеш олы абзый. Аларның сүзен тыңлап без хәзер упкын төбенә төшеп җиттек инде.

Хәзер артка таба юл юк. Безне хәзер бөтен дөнья белә. Шуңа күрә дә референдум бик уңышлы узарга тиеш.

Ярый, сезнең эшегездә уңышлар телибез. Артка юл юк. Бары тик алга, бары тик алга. Имзасыз

Текущий архив Государственного Совета Республики Татарстан, ф. Р-36-10, вх. № Н-600 от 13.03.1992.

№2

г. Казань  5 марта 1992 г.

Уважаемый Председатель Верховного Совета!

Позвольте выразить Вам свое восхищение Вашей стойкостью и последовательностью, а также поделиться одной мыслью по поводу отношения к готовящемуся в республике всенародному референдуму о ее статусе.

Больше всего не хотелось бы, чтобы последовательный процесс обретения суверенитета Татарстаном воспринимался со стороны России как недружественный, сепаратистский по отношению к ней, как протест против нее вообще.

Ни в коем случае и никогда! Напротив!

Будущее Татарстана всегда неразрывно будет связано с Россией, с развитием многосторонних и многоступенчатых связей с ней во всех сферах жизни на благо обоих наших народов. Впрочем, иначе просто и быть не может - жизнь все равно возьмет свое!

Моя главная мысль состоит в том, что настоящего расцвета и гармонии эти отношения достигнут лишь тогда, когда они будут строиться на подлинно равноправных, подлинно братских началах. Вот тогда ничто и никто не сможет их омрачить.

Потому что, повторюсь, это - главное.

С уважением Марат Кильматов

Р. S. Прошу Вас, отстаивайте свою позицию до конца. С Вами - подавляющая часть народа Татарстана.

Текущий архив Государственного Совета Республики Татарстан, ф. Р-36-10, вх. № 550/25 от 09.03.1992.

№3

Мәмәшир ав. 7 март, 1992 ел

Шәхси фикер

Татарстан Республикасы Югары Советы Рәисе иптәш Ф. M. Мөхәммәтшинга Күчермәсе -

Кукмара район Советы рәисе иптәш М. X. Гатиятуллинга

Хөрмәтле Фәрит Хәйруллович!

Җөмһүриятебез зур сынау алдында. Татарстан колония булып калырмы, әллә азатлык алырмы? - сүз шул хакта бара. Референдум шуңа җавап бирергә тиеш. Татарстанның киләчәге һәр намуслы кешене борчымый калмый.

Россия Федерациясе хөкүмәте Татарстанның суверенлылыгына аяк чалу өчен үзләре булдыра алганның бөтенесен эшләргә тырыша. Мәскәүдә чыга торган массакүләм информация чаралары, Россия Федерациясе карамагындагы телевидение, радио референдумга тоташ (тоталь) һөҗүм алып баралар. Бер үк вакытта федерация хөкүмәте Татарстан халкын куркытуга күчте. Россия парламентында кабул ителгән мөрәҗәгать шуның бер чагылышы. Россиянең Конституцион судына бу мәсьәләнең куелышы - турыдан-туры басым ясау булып тора. Без Татарстан җирендә «бөек мәмләкәтчелек» тарафдарларының «бишенче колоннасы» булуын да истән чыгарырга тиеш түгелбез. Хәзер шовинистларның сәясәте - референдумны өзүгә, йә булмаса аның тискәре нәтиҗәләр бирүенә юнәлдерелгән. Мондый куркынычны исәпкә алмый мөмкин түгел. Бу гадәти булмаган хәлдә мөстәкыйльлекне яклаучы көчләр нишләргә тиеш? Мин түбәндәгеләрне тәкъдим итәм:

1. Президент, Югары Совет һәм Министрлар Кабинеты аппаратындагы җаваплы хезмәткәрләрнең урыннарда, аеруча руслар күп яши-эшли торган районнарда, промышленность предприятиеләрендә булулары бик кирәк. Төрле дәрәҗәдәге депутатларның үз сайлаучылары белән очрашулары файда бирәчәк. Шовинистлар йогынтысы астында русхалкының күпчелеге суверенлыкны Россиядән чыгу дип аңлый, бәйсезлекнең үзләренә нәрсә бирәсенә төшенми. Моны халыкка компетентлы, хәзерлекле кешеләр генә үтемле итеп аңлата ала.

2. Республикада чыга торган рус телле матбугатта рус милләтеннән булган гади сайлаучыларның үзләренә сүз бирүне зарури дип саныйм. Җитәкче иптәшләрнең матбугатта чыгышына халык болай да күнеккән. Татарстан радиосыннан һәм телевидениесеннән, киресенчә, рус милләтеннән булган җаваплы хезмәткәрләрнең суверенлыкны яклап сөйләүләре максатка ярашлы булыр иде.

3. Россия Федерациясе Югары Советы кабул иткән мөрәҗәгатьне һәм Конституцион суд билгеләмәсен (ә ул Татарстанның суверенитетын хупламаячак) массакүләм информация чаралары аша халыкка түземлелек белән фаш итү мөһим эш. Каршы дәлилләр аргументлы булырга тиеш. Әгәр Конституцион суд үзенекендә торса, безгә Халыкара судка мөрәҗәгать итү мөмкинлеге кала.

4. Демократлар да, шовинистлар да, милләтчеләр дә матбугат иркенә үз мәнфәгатьләрен салалар. Турыдан-туры милләтләр арасында сәламәт булмаган хәл тудыруга юнәлдерелгән газета-журнал материалларын чыгарган мөхәррирләрнең, авторларның закон алдында җаваплылыгының исләренә төшерү зыян итмәс. («Вечерняя Казань», «Казанские ведомости», «Суверенитет», «Татарстан яшьләре»).

5. Бәлки Татарстан Президентына, республикабызның мөмкинлекләреннән чыгып, халыкның аз тәэмин ителгән катлауларын, пенсионерларны һәм хатын-кызларны социаль яклау, бәяләрен тотрыклы итү, авыл халкының мәнфәгатьләрен күздә тоткан указлар чыгарырга кирәктер. Шуннан чыгып Министрлар Кабинеты указны гамәлгә ашыру буенча карарлар кабул итә ала.

6. Референдумга 1-2 көн кала Республика Президентының матбугат, телевидение, радио аша халыкка турыдантуры мөрәҗәгате кирәк.

Хөрмәтле Фәрит Хәйруллович!

Тарих безгә мондый мөмкинлекне башка бирмәячәк. Әгәр безнең кайгыртучанлык нәтиҗә биреп, чын мөстәкыйльлек яуласак, киләчәк буыннар безгә рәхмәт әйтер. Ихтирам белән Нурулла Шәрифуллин, Кукмара районы, «Үрнәк» колхозы рәисе урынбасары, Мәмәшир авыл Советы башкарма комитеты әгъзасы, Татарстан Республикасының атказанган мәдәният хезмәткәре

Текущий архив Государственного Совета Республики Татарстан, ф. Р-36-10, вх. № Ш-642 от 17.03.1992.

 №4

Дүшәнбе ш.

8  март, 1992 ел.

8 март көнне Татарстан - Россия вәкилләре арасында телепередачаны карагач сезгә хат язарга уйладым.

Россия вәкилләре ничек кенә тырышсалар да шул иске отставший имперский системаны сакларга, Татарстан вәкилләре бик ачык, дөрес итеп халыкка аңлаттылар үзләренең халык теләкләрен яклаганлыгын. Аңгыра булмаган кешегә бик яхшы аңлашыла аларның фикерләре: Татарстан халкына үзләренең фикерләрен референдум аша белдерүгә комачаулык ясаганлыгын, һәркемгә билгеле, бөтен байлык җирдә, әгәр ул җир белән Россия законнары хәл кылса, димәк байлык та алар кулында. Бу нинди самостоятельность, суверенитет. Татарстанда шундый дөрес фикерле җитәкчеләр Шәймиев һәм Мөхәммәтшин әфәнделәр булгач, шәт иншалла, киләчәктә халык теләге өстенлек алачак, чөнки бер илдә дә халык теләгенә каршы торган хөкүмәт яхшы нәтиҗәләргә ирешә алмады. Экономи[каны] күтәрер өчен рынок аша, частный собственностька күчәргә кирәк. Большевиклар Ленинның «Земля крестьянам, заводы-фабрики рабочим, власть Советам» дигән лозунгы аша гына переворот ясадылар. Властьны алгач берсен дә үтәмәделәр. Шуның нәтиҗәсендә без 5 урыннан 1913 елны күчтек 5 нче урынга астан. Неужели тагын без шул юл белән барырбыз? Ничек кенә аяк чалсалар да, каких-то бер 10 % иске халык җилкәсендә яшәгән: партократы, взяточники, ворюг[аларны] һ. б. 90 % халык җиңәргә тиеш. Татарстанга армиянең кирәге юк, булсын профессиональный гвардия или полиция, әгәр дә берәр ил агрессия ясаса, безне бөтен цивилизованный мир яклаячак. Мин үзем 1963 елдан бирле Дүшәнбедә торам, менә шушы телепередачалардан соң балаларны, оныкларны алып кайтырга уйладым туган якларга, Кукмарага. Хәзер без барыбыз да Татарстанның экономи[ка]сын күтәрергә ярдәм итәргә тиешле. Мөмкин булса, редактировать итеп берәр газетага да бастырсагыз була.

Г. Зиганшин

Текущий архив Государственного Совета Республики Татарстан, ф. Р-36-10, вх. № 825/25 от 31.03.1992.

  №5

г. Набережные Челны

10 марта 1992 г.

В Верховный Совет Татарстана

Уважаемый Мухаметшин

Не ведите народ, проживающий на территории Татарстана, к неразберихе. Неужели мало примера на других суверенных государствах. Возьмите пример Прибалтики, что у них, жизнь со взятием и отделением от Союза лучше стала? Или Кавказ, Молдова. На опыте из жизни хотя бы остановили этот парад суверенитетов. Мы жили хорошо, не различали и не задумывались, кто рядом с тобой: татарин, русский, чуваш и т. д. Потому что все жили в России. Когда это будет, если выйдем из состава России; я уверена, нам будет всем плохо. Всем политикам и чинам высшего ранга, может, и будет лучше. Всем, как всегда, нужны власть и портфель побольше. Но жизнь людей не улучшится. Просто кончатся мир и спокойствие, что были до суверенитета. Вы, националисты, всегда привыкли унижать и оскорблять Россию: центр, диктат. Какой сейчас центр? Были бы центр и диктат, не было бы такого хаоса, неразберихи.

Не забудьте, что выйдя из России, вы сможете ли заключить договор между Россией, захочет ли Россия этого. Договор - это согласие двух сторон. Вы обречете КамАЗ на - ... КамАЗ без металла и угля, чугуна просто станет. А последствие сами должны знать. И народ вас проклинает и встанет на ...

Я бухгалтер, экономист. Когда приезжают получить КамАЗы в Челны из других государств СНГ, какая морока в расчетах между республиками, чеки, аккредитивы не проходят просто. Те, кто приезжает в Челны с других республик, мучаются или едут впустую. Россия без нас обойдется. Она обойдется без нефти Татарстана.

А потом некоторые районы, которые когда-то были не в Татарский республике, могут изъявить желание выйти из состава Татарстана, присоединиться к России.

И начнется, как между Молдовой и Приднестровьем. Хотя обещают Сабиров и Шаймиев хорошую жизнь. Но жизнь диктует свое.

Получение суверенитета в Татарстане к улучшению жизни людей не приведет. Как и в других бывших республиках.

Вы это должны знать и предвидеть.

Мы должны жить в России! Вы должны уметь развивать культуру татарского народа в рамках России. А не шарахаться с одной крайности в другую.

Сидорова

Текущий архив Государственного Совета Республики Татарстан, ф. Р-36-10, вх. № 730/25 от 25.03.1992.

№6

г. Челябинск

12 марта 1992 г.

Уважаемые народные депутаты В[ерховного] С[овета] Татарстана

Ко всем обращается Валиев Вазих Валеевич из Челябинска, 1949 г. рождения.

Я родился и вырос за пределами своей исторической родины. Отец двух детей, инженер-строитель. Еще не забыл свой родной язык, свою родину.

Себя считал и считаю гражданином своей исторической родины.

На вопрос референдума 21 марта: «Согласны ли вы, что Республика Татарстан -суверенное государство, субъект международного права, строящее свои отношения с Российской Федерацией и другими государствами на основе равноправных договоров?» я отвечаю: «Да». Прошу учесть и мой голос при подведении итогов референдума.

Держитесь до конца! Мы с вами!

С уважением, Валиев

Текущий архив Государственного Совета Республики Татарстан, ф. Р-36-10, вх. № 721/25 от 25.03.1992.

№7

Казан ш.

14 март, 1992 ел.

Татарстан Югары Советына

Без Россия конституцион судының Татарстанда булачак референдумны законсыз дип карар чыгаруына үзебезнең катгый протестыбызны белдерәбез. Бу Россиянең Татарстан дәүләтенең эчке эшләренә законсыз тыкшыну, безнең дәүләтебезне һәм анда яшәүче барлык халыкларыбызны санга сукмау, алар арасындагы дуслыкны бозуга китерәчәк. Шуңа борчылып, без Татарстан Югары Советы депутатларын милләтләренә һәм нинди төркемнәрдә булуларына карамастан үзара ныклы берләшеп, республикада яшәүче халыкларны 21 мартта булачак референдумда җиңеп чыгарга, үзләренең изге бурычларын үтәүдә ярдәм күрсәтсеннәр. Бу киләчәктә Татарстанның алга китүенә, милләтләр арасындагы дуслыкның тагы да ныгуына китерәчәк. Тарихта күренгәнчә, барча империяләр дә иртәме-соңмы таркала, аны сузу халыкларга зур бәхетсезлекләр, кайгы-хәсрәтне генә озынайта.

Без Татарстан Югары Советының һәм Президентыбызның республиканың бәйсезлеге өчен көрәшен яклыйбыз, үзебезне сезнең белән бер сафта дип саныйбыз. Татарстанның бәхетле киләчәге өчен!

Закировлар семьясы

Текущий архив Государственного Совета Республики Татарстан, ф. Р-36-10, вх. № 671/25 от 19.03.1992.

№8

г. Янаул

15 марта 1992 г.

Здравствуйте тов. председатель Парламента Татарстана

Сегодня Конституционный] суд РФ постановил, что в Татарстане референдум неправильный, что и его, якобы, отменить. Нам кажется, что их фальшивка не отвечает современной цивилизации и демократии, поэтому этот так называемый «документ» в суверенном Татарстане юридическую силу не имеет. Председателя голова всегда была опущена, потому что ему стыдно, но его вынудили бывшие империалисты. В конце написано так: Президент РФ и председатель Верховного Совета] РФ имеют плохой контроль. Кто в Татарстане избрал того же Ельцина - очень мизерно. Это просто имперские взгляды.

Тов. председатель, 20 марта ни в коем случае не должен подписываться федеративный] договор. Вы успеете, когда его обсудите и решите: правильный путь.

За этим договором скрывается многое.

Без подписи

Текущий архив Государственного Совета Республики Татарстан, ф. Р-36-10, вх. № 684/25 от 21.03.92.

№9

г.Уфа

16 марта 1992 г.

Уважаемые члены Верховного Совета Татарстана!

Трудящиеся Татарстана!

Дорогие товарищи, я ветеран Великой Отечественной войны и труда, 3. К. Гильмутдинов, душой и сердцем одобряю и поддерживаю полный суверенитет Татарстана с определением как государство.

Все вопросы все с Татарстаном должны решать на договорных началах.

Поступки со стороны отдельных руководителей и административных органов Российской Федерации, под их контролем журналистов массовой информации считаю оскорбительно низкими, покушением на честь, достоинство и независимость народов Татарстана. Так считают все честные трудовые люди, с кем мне приходилось разговаривать.

А почему Татарстан должен спрашивать у кого-то, быть самостоятельным государством или нет. Ведь российские, украинские, белорусские руководители сначала ликвидировали СССР, не считаясь с результатом референдума о СССР. Только потом стали узаконивать в Верховных Советах... Согласия народа никто не спрашивал. Никто никого не судил. А Татарстан идет самостоятельно, последовательно, законно.

Почему Татарстан у кого-то должен просить разрешения о выходе из Российской Федерации, тогда как Татарстан в состав Российской Федерации не входил. Не колебайтесь. Ваше дело правое!..

Подпись Текущий архив Государственного Совета Республики Татарстан, ф. Р-36-10, вх. № 772/25 от 27.03.1992.

  №10

Мәскәү ш.

17 март, 1992 ел

В Верховный Совет Татарии.

Туганнар, мине дә санарсыз референдумда - мин әйтәм «бик әйбәт» дип - урысча «Да» дип.

Туган авылым: Карман, Яңавыл р-ны, Башкортстан.

В. Султанов

P. S. Почему прекратилось вещание из Казани на коротких волнах?

№11

г. Чистополь

22 марта 1992 г.

Уважаемый Президент!

Уважаемые депутаты!

От всей души поздравляю всех Вас с исторической победой на референдуме! Так держать! Теперь главное доказать свою экономическую состоятельность. Раз мы сделали такую заявку, нельзя ударить в грязь лицом.

Хочу выразить свою просьбу как налогоплательщик и избиратель - согласен, что отношения с российским руководством должны строиться на взаимовыгодной основе, должен быть цивилизованный подход в этом вопросе, но, мне кажется, вы должны проявлять большую решительность, твердость и настойчивость! Помните, вы отстаиваете наши общие права и интересы. Нам не нужно чужого добра, но и наше добро, нажитое честным трудом, не должно распыляться. Люди вас понимают, они вам верят и поддерживают.

Желаю Вам всем здоровья, счастья и мира!

И да поможет Вам Аллах.

Аминь.

Подпись

Текущий архив Государственного Совета Республики Татарстан, ф. Р-36-10, вх. № 790/25 от 31.03.1992.

№12

Казан ш.

23 март 1992 ел.

Рәхмәт хаты

Хөрмәтле Президентыбыз M. Ш. Шәймиевка һәм Татарстан республикасы Югары Советы Рәисе Ф. Мөхәммәтшинга

1992 елның 21 нче марты тарихыбызда мәңге онытылмаслык көн булып калды. Референдумда 61,4 % «әйе» дигән җавапны күпмилләтле Татарстаныбызда яшәүче халкыбыз әйтте. Дөньякүләм көрәштә бу безнең Татарстаныбызның җиңүе.

Без моңа бик шатланабыз. Шушы зур көрәштә сезнең, хөрмәтле депутатларыбызның, өлеше гаять зур. Рәхмәт сезгә!

Халыкларыбызның төрлечә уйлавын дөрес аңлатып (хәтта икейөзле депутатлар) белән дә көрәшеп халык йөрәгенә барып җитә торган сүзләр табып, көнетөне, ялсыз, авырлыкларга чыдап, ирек алуны үтәп чыккан өчен тагы бер кат рәхмәт. Әле ирек алып кына бик тиз җайга салынмас, котыртучы көчләр тагы да яла ягуда һәм уңай эшкә таяк тыгуда укларын кадарга маташыр. Сайлау алдыннан алып барылган халыкка аңлату эше үз югарылыгын алды.

Бер соравым бар, язучы иптәшләр! Сәнгать өлкәсендә эшләүчеләр уңай якны урыс, татар, чуаш, мордва һ. б. телләрдә дә аңлатып барсын иде.

Хәбәрдарлык эшендә җайга саласы эшләр күп әле. Мәсәлән, «Кичке Казан» бер төрле язса, «Ватаным Татарстан» бер төрле, өченчесе өченче төрле яза! Хәбәрдарлык үзе тынычлыкның тамыры да.

Сезгә саулык, сәламәтлек, һәр вакыт уңышлар гына теләп сәлам белән Мөхәммәдъяровлар гаиләсе (15 кеше сайлаучы). Язды 74 яшьлек пенсионер Шәкүр кызы Корбанбикә Шакурова.

Текущий архив Государственного Совета Республики Татарстан, ф. Р-36-10, вх. № 20.04.1992.