2012 1/2

«Необходимо приложить максимум энергии, дабы осуществить лозунг “Все детям”» (Деятельность Елабужской кантональной комиссии помощи голодающим)

В 1921 г. молодую республику постигло страшное бедствие — голод. В этот и последующие годы вся работа органов Советской власти была направлена на помощь голодающим и на преодоление последствий голода.
Комиссия помощи голодающим в Елабужском кантоне была организована 3 августа 1921 г., 24 августа — избран ее президиум в составе председателя комиссии М. Исхакова, члена президиума Батурова и ответственного секретаря Модестова. Первым делом комиссия приступила к сбору данных о числе нуждающихся в помощи, а также занялась планированием сети столовых. Всего голодающего населения по Елабужскому кантону оказалось 443 330 взрослых, детей 5-16 лет — 25 210, 1-5 лет — 14 530 человек1. В некоторых волостях кантона голодало соответственно 53, 60 и 90 % жителей2. К 25 августа от голода умерло 141 человек, к 3 сентябрю — уже 382 человека.
В волостях стали создаваться комитеты взаимопомощи. В первой половине октября 1921 г. в волостях кантона насчитывалось 93 сельских и 8 волостных комитетов взаимопомощи, проводивших самообложение сельчан, сбор пожертвований для голодающих. Собранное расходовалось на семьи погорельцев и наиболее нуждающихся3. Однако их деятельность вскоре была приостановлена: голодающему жертвовать было нечем. Мало чем могли помочь и организованные в первых числах ноября волостные комиссии помощи голодающим (волкомпомголы). Голодные и полуголодные служащие были не в состоянии нормально организовать работу, а продовольствие для распределения на пайки отсутствовало. Основной функцией волкомпомгола стал сбор сведений о числе голодающих и больных в селениях и волостях.
Самой уязвимой частью голодающего населения были дети. В республике, из-за отсутствия продовольственных ресурсов, большинство детей было обречено на верную гибель. В источниках того времени сообщалось: «Дети и страдают, и умирают больше всего»4.
В июле-августе 1921 г. во все города и особенно в Казань хлынул поток голодных детей. У детских домов и детоприемников ежедневно собирались десятки ребят в надежде обрести кров и еду, многие родители просто оставляли своих детей у больниц или на улицах5.
Вместить всех желающих детские учреждения были не в состоянии. Комиссия помощи голодающим при ТатЦИКе разослала по кантонам телеграмму, в которой говорилось о прекращении приема в детские дома. На ее основании 3 августа 1921 г. кантпомгол принял решение прекратить прием детей в Елабужский детский городок, сохранив число воспитанников в количестве 600 человек6. Временно допускалось размещение голодающих детей у частных лиц7.
В октябре началась активная подготовка детей из наиболее голодающих кантонов республики к эвакуации. Из Елабужского кантона была организованно проведена эвакуация 693 детей. Небольшая часть детей выбыла из кантона в составе семей беженцев, распродавших имущество и попытавшихся найти спасение в Сибири, куда стихийно направилось большинство из них (всего в составе беженцев выехало 2 994 человека). Однако пункта назначения достигли немногие, большинство осело там, где их застигли морозы и снег.
Голод существенно отразился на работе всех детских учреждений республики: резко сократилась штатная сеть школ, детских садов, домов младенца. В Елабужском кантоне из 66 детских учреждений сохранилось 14. К 10 октября 1921 г. в них числилось 2 124 ребенка. Детей же по всему кантону насчитывалось приблизительно 75 тысяч человек.
Основной задачей кантпомгола стало сохранение жизни голодающих детей. Выдача продуктов населению производилась по очередности, установленной Татарским народным комиссариатом продовольствия. Детские учреждения и больницы должны были снабжаться в первую, служащие детских учреждений и медперсонал — во вторую очередь. Все остальные группы населения, попадающие под снабжение пайками, — в третью очередь. Хлебопродукты выдавались всего два раза в месяц.
Снабжению продовольственными пайками в Елабужском кантоне подлежало всего 2 895 детей (3,89 % численности детского населения). Кроме того, в октябре готовились к открытию три детские столовые на тысячу человек.
В начале ноября канткомпомгол приступил к организации в кантоне детских общественных столовых, которых намечалось открыть 87 в наиболее голодающих волостях. Предполагалось, что они будут функционировать с 15 ноября по 1 декабря 1921 г., поскольку распределенных продуктов хватало лишь на две недели.
Во второй половине ноября 1921 г. по кантону насчитывалось 62 275 голодающих детей. Смертные случаи от голода среди детей стали обычным явлением.
Значительную помощь в организации питания оказывали иностранные организации, например АРА (Американская администрация помощи), но ее помощи было недостаточно.
На первую половину февраля 1922 г. центром Елабужскому кантону было выделено 6 204 пайка, что дало возможность увеличить число столовых в волостях, а также — количество пайков по ранее организованным столовым. На вторую половину февраля было отпущено 5 800 пайков. В кантоне было развернуто 78 детских столовых, из них три в городе. По столовым было распределено 4 170 детских и 1 005 взрослых пайков. Еще 180 детских и 445 взрослых пайков было выдано за счет ЦК Помгола.
Ввиду отсутствия достаточного количества продуктов на заседании президиума кантпомгола 4 февраля 1922 г. было решено выдавать в столовых только горячую пищу, для приготовления которой имелись рыба и картофель. На местах не было ни хлеба, ни муки.
Положение голодающих было критическим: хлеб и суррогаты уже были съедены, купить на рынке ничего не было возможно из-за чрезвычайно высоких цен на все продукты. Обычным явлением стало употребление в пищу падали, кошек, собак, сусликов.
К 15 февраля 1922 г. количество голодающих по кантону составило 73 598 человек, больных — 18 360 и умерших 505 человек. К 1 марта число голодающих достигло уже 81 625 человек (т. е. две трети всего населения), больных на почве голода 27 979, умерших от голода 1 070 человек.
   

Члены комитета Межрабпомгола г. Казани. 1922-1923 гг. ЦГА ИПД РТ, коллекция фотодокументов, инв. № 2810.

Разгрузка зерна для голодающих. Казань, 1922 г. ЦГА ИПД РТ, коллекция фотодокументов, инв. № 864.

В январе 1921 г. президиум Елабужской кантональной комиссии помощи голодающим после получения телеграммы ТатЦИКа № 515 об изыскании местных средств для помощи голодающим детям обратился с призывом к учреждениям, организациям и частным лицам взять на себя обеспечение питанием определенного числа детей. Однако, как в волостях, так и в Елабуге каких-либо регулярных пожертвований (деньгами, продуктами, вещами) не поступало.
С наступлением весны продовольственная ситуация еще более ухудшилась. Продукты, выделенные кантону нарядом на февраль, еще не прибыли. Со второй половины марта продуктовый паек начали выдавать в половинном размере. Из-за отсутствия местных продуктовых ресурсов все пункты питания к апрелю должны были прекратить свою работу. Общее количество голодающих по кантону на март составило 84 213 человек8.
В апреле ситуация с продовольствием в кантоне стала критической, так как запасы закончились, а из центра с января никаких продуктов не поступало. В ход пошел семенной картофель.
Вывезенная по последнему санному пути кукуруза со станции Вятские Поляны (помощь АРА) была роздана самым нуждающимся (всего 241 818 пайков). В Елабугу кукуруза из-за отсутствия у населения лошадей была доставлена позже водным путем.
Установились чрезвычайно высокие цены даже на суррогаты. Например, пуд лебеды стоил 5 млн рублей. Люди питались желудями, корой деревьев, опилками.
В первой половине апреля было зарегистрировано 86 783 голодающих. К концу месяца голодающих по кантону было 86 808 человек, в том числе 39 832 ребенка. 77 столовых выдавали только горячую пищу, приготовленную из рыбы и капусты.
В мае, с началом полевых работ, положение голодающих еще более ухудшилось. Кукуруза была съедена. Семенной картофель имелся далеко не во всех волостях.
На 15 мая число голодающих увеличилось до 87 852, из них детей — 40 571. Характерным, и не только для Елабужского кантона, было такое явление, когда все взрослое население в семье вымирало, а дети, получавшие американский паек, оставались в живых.
Ухудшение продовольственного снабжения сопровождалось ростом преступности. Зимой-весной 1922 г. обычным явлением стали кражи, грабежи, взломы, разного рода мошенничества и убийства с целью ограбления9.
В мае 1922 г. в Елабужском кантоне был отмечен факт людоедства: два брата 17 и 14 лет на почве голода зарезали свою мать, сестру и племянницу.
К лету 1922 г. ситуация с продовольствием благодаря выдаче кукурузы несколько улучшилась. Население стало питаться разными зелеными суррогатами (лебедой, крапивой, щавелем и т. д.). В июне в кантоне работало 77 столовых, отпускавших только горячую пищу без хлеба. Число голодающих по всему кантону на конец июня составило 44 280 взрослых и 32 688 детей. Кроме кантпомгола, продовольственную помощь продолжал оказывать комитет АРА, кормивший 30 тысяч детей через столовые, открытые почти в каждом селении и выдавший 35 тысяч пайков кукурузы.
Кантональные комиссии были ликвидированы ТатЦИКом лишь в сентябре 1923 г. Они передали свои функции Центральной комиссии по улучшению жизни детей при ЦИК ТАССР10, который призвал«приложить максимум энергии, дабы осуществить лозунг Все детям»11.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. НА РТ, ф. Р-4470, оп. 1, д. 13, л. 42.
2. Там же, д. 28, л. 22-23.
3. Там же, л. 7-7 об.
4. Во имя спасения детворы. В объятиях Царя-Голода. К освобождению из цепких лап!.. Очерк, посвященный жизни детворы, с цифровыми и другими данными «Комиссии улучшения жизни детей» при ТатЦИКе, работавшей с 18 апреля 1921 г. по 1 февраля 1922 г. – Казань, 1922. – С. 20.
5. Спасайте детей // Известия (Всетатарского ЦИКа). – 1921. – № 154 (455). – 5 июля.
6. НА РТ, ф. Р-4470, оп. 1, д. 1, л. 43.
7. Правила о размещении голодающих у частных лиц в Татреспублике (частный патронат) // Известия (Всетатарского ЦИКа). – 1922. – № 3 (597). – 4 января.
8. НА РТ, ф. Р-4470, оп. 1, д. 13, л. 19.
9. Там же, л. 6, 13-15, 19, 30 об.; В Елабужском кантоне // Известия (Всетатарского ЦИКа). – 1922. – № 120 (714). – 30 мая.
10. Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства Автономной Татарской Республики. – 1923. – № 45. – 12 сентября.
11. Отчет ЦИК и СНК ТССР за время с 3-го по 4-й съезд советов. – Казань, 1923. – С. 32.
Ильнара Ханипова,
кандидат исторических наук