2012 3/4

Записка священника И. М. Ляпидовского — источник по истории традиционной культуры татар Мамадышского уезда Казанской губернии

Заметка священника с. Чуры Мамадышского уезда Казанской губернии Иоанна Матвеевича Ляпидовского была составлена в 1848 г. по поручению Российского географического общества, в соответствии с предложенной ею формой анкеты. Источник характеризует этнографические особенности, традиционную культуру татар Ядыгаровской волости Мамадышского уезда Казанской губернии. Большую научную ценность данному документу придает то, что ее автор, служивший в крещено-татарском приходеI, хорошо владевший татарским языком1, находившийся в тесном соприкосновении с местным татарским населением, имел возможность долгое время наблюдать его жизнь и нравы «изнутри». Во многом этим обусловлены обстоятельность и объективность наблюдений И. М. Ляпидовского. Особого внимания заслуживают этнографические материалы автора, связанные с праздничной обрядностью и религиозностью «старокрещеных» татар (татар-кряшен), являющиеся одним из наиболее ранних описаний традиционной культуры кряшенII.
 
ПРИМЕЧАНИЕ:
1. Знаменский П. В. На память о Николая Ивановиче Ильминском. К двадцатипятилетию Братства святителя Гурия. – Казань, 1892. – С. 41.
 
Записка священника И. М. Ляпидовского составленная для Российского географического общества о татарах Ядыгаровской волости Мамадышского уезда Казанской губернии
1848 г.
Жители Казанской губернии Мамадышского уезда Ядыгаровской волости состоят из государственных крестьян — татар, из татар старокрещеных, русских и вотяков1.
1. О татарах.
Татары — магометанского вероисповедания, переселений своих не помнят, а почитают себя старыми жителями. Они роста высокого, более среднего, дородны, волосы на головах черные, такие же бороды (редко можно видеть татар волосом рыжего), глаза черные и карие, кои в движении быстры, здоровье их крепкое, проворны, ловки, любопытливы, а к физическим трудам не совсем охотливы.
Язык. Язык их простонародный татарский, некоторые соборные муллы знают турецкий и арабский, а русский редко. Дети татарские — мужского и женского пола — многие обучаются грамоте по-татарски, у своих муллов2, муэдзинов или азанчеев. Учение постоянно бывает в зимнее время, летом не учатся. Мальчики знают читать и писать, а девушки только читать.
Домашний быт. Татары жилые избы строят, со времени учреждения Правительства государственных имуществ, по изданным планам и фасадам, покрытие домов и надворного строения делается пильным тесом, драньем и лубъями.
Платье. Платье у татар — мужчин зимнее верхнее состоит из тулупов домашних овец, начальных и крытых китайкою3, нанкою4 и крашенным холстом; из шерсти овец ткут сукна, из коих носят азямы белые, серые и крашенные кубовою краскою, состоятельные имеют азямы фабричных сукон и тулупы киргизских и калмыцких овчин. Летнее платье татар составляют китаичные и нанковые халаты, а также камзолы, достаточные имеют шелковые; нижнее их платье бахтовое5, ситцевое и холщевое. Обувь: ичиги, сапоги, кожаные и вяленные из обыкновенной шерсти и лапти. Женский пол носит верхнее платье такое же, какое у мужчин, нижнее длинные ситцевые, бумажные или крашенного холста рубахи, обуваются почти всегда в ичиги. Головной убор татарок из белых длинных косынок кисейных, коленкоровых и холщевых с нашивкою ко лбу золотого позумента, шириною в вершок. Это покрывало по-татарски называется кыйк6. В нынешнее время накрываются более шалевыми платками, коих цветов предпочитается зеленый. На руках близ кистей носят браслеты серебряные, по-татарски называемые блязик. Сверх рубахи накладывают ленту с левого плеча под правую руку, унизанною серебряною и вызолоченою монетою; к нижнему концу ленты пришиваются сафьяном четырехугольная в два вершка сумочка, род редекюля в которую кладут прутики рябины, можжевельника и ногти зверей: медведя, волка и других, для предосторожности от уроков и чтобы не прикоснулся нечистый дух. Этот наряд называется алка. Вообще татары, как мужчины, так и женщины склонны к щегольству, последние даже во время уборки сена с лугов наряжаются в праздничное платье; женщины траву сами не косят, а только собирают.
Девицы татарки на головах носят белые колпаки, иные шапочки и накрываются платками, в ушах серебряные большие серьги; женщины серег не имеют, а носят их сверх рубах на груди, а некоторые на голове пришивают к кымку7, вместо булавок.
Пища. Пища татар преимущественно, кроме хлеба, всякое мясо, не запрещенное законом Магомета, которое прежде едят без хлеба, а потом кашицу, в случае же, кто не довольно накушается, после ест один только хлеб. Праздничное кушанье у них: бутка — каша варенная на мясном бульоне, токмач — салма, рассучивая из пресного пшенного теста тонкие сочни, разрезают на четвероугольные в полвершка частички, варят в бульоне с яичною приправою и луком, иногда делают пельмени, называемые казан букмаIII. Вообще варение пищи приготовляют в котлах, устроенных при самых избных печах.
Сверх этого пекут оладьи — куймак, ювачи — лепешки из кислого теста, пшенного, ячменевого и полбенного; а лакомые закуски из пресного пшенного теста на коровьем масле, из коего делают орешки и другие фигурки наподобие розанов, обсыпанные сахаром, или намазанные медом. Это называется шишари. В брачных пиршествах, кроме сказанного, непременно угощают малиновыми пастилами. Пить чай, особливо дощатый, есть жирное мясо, почитается лучшим угощением. Кумыза здешние татары не имеют по бедности.
Праздники. Праздники татар: Сабан, Джиин и Курбан. Сабан бывает пред началом яровой пашни в каждом селении. В назначенный день, после полудня, все жители деревни, обоего пола, старые и малые собираются в поле к воротам, где должен быть яровой посев, делают скачку на лошадях, после того удалые занимаются борьбою, выбежками и прыжками; отличившимся делаются награждения деньгами, рубахами, полотенцами, денежными кошельками, также ситцем и бахтою, аршина по два и более.
Джиин. Перед началом паровой пашни, по определенным местам, а не в каждой деревне, в пятницу съезжаются жители окольных деревень обоего пола, в особенности холостые и девицы. Это род маленькой ярмарки. Сюда приезжают торговцы с красными товарами и закусками, главный торг пряниками. На этом собрании женщины и девицы лиц своих не закрывают, женихи высматривают невест и угощают их пряниками и калачами.
Курбан. Праздник молитвенный, отправляется в каждом селении в один день. После уразы, по истечении двух месяцев — лунных светил, в десятый день третьего светила, татары — хозяева закалывают в каждом доме корову или быка, овцу или барана или козу; все животные должны быть трехлетнего возраста и не имеющие никаких телесных недостатков, лошадей же не закалывают. Шкуры же животных отдают муллам, мясо едят сами, угощают ими соседей, сродников и в особенности бедных людей.
Старокрещеные из татар.
Из татар старокрещеные христианского вероисповедования празднуют недельный день Воскресение и прочие праздники, принятые православной церковью. Они почитают себя переселенцами из разных мест и поколений. Это переселение последовало в то время, когда они приняли Святое крещение. Они в постройках домашних, языке, платье, пище сходствуют с татарами, почти все курят и нюхают табак, а из татар редкие. Мужчины головы не бреют, а носят волосы подобно русским мужикам. Наружный вид их разнообразен; есть волосом черные, русые, рыжие, возраста разного же, телосложения крепкого, ловки, проворны и к физическим трудам прилежны. У них грамотности никакой нет. В 1845 году открыто приходское училище, в коем учатся до 50 мальчиков. Русской грамоте учить их довольно трудно, потому что не знают русского языка.
Женский пол старокрещен, в платье сходствует с татарским. Они отличаются головным убором, который наподобие чехла русских женщин. На него выше лба нашивают золотые позументы с углами к вискам. Эта повязка называется сюряка; виски также прикрывают нашитыми позументами, они называются зилькялик; в ушах имеют большие серебряные серьги. Сверх сюряка накрывают голову большим полотенцем, которого концы обращены на спину. Девицы в платье во всем сходствуют с татарским. Они носят на голове большие колпаки с нашивкою ко лбу золотой сетью, который называется сясяк, т. е. цветок, обуваются в башмаки и лапти. Женщины и девицы на грудь накладывают полукруглые борки, унизанные серебряною монетою, называемые муик-джяка; такую ленту, какие у татарок, унизанною монетами, к концу которой привешивают ключи, что означает доверительность в хозяйстве от старшего из семейства. Достаточные, на борке и ленте имеют до 50 рублей серебром.
Хозяйственный быт татар и старокрещен. Как татары, так и старокрещеные из татар занимаются земледелием, разводят в небольшом количестве картофель, в огородах садят капусту, огурцы, лук, редьку, морковь, свеклу и репу, последние более сеют на вычищенных лесных местах. Поля засевают рожью, ячменем, полбою, пшеницею, овсом, коноплей, льном, чечевицею, горохом и гречихою, которая вошла в употребление около пяти лет. Хлебных произрастаний на продажу поступает очень мало, а большею частью жители покупают сами насущный хлеб. Плодовых садов нет.

Крещеные татарки в национальных костюмах. Конец XIX — начало ХХ в. Научный архив Чувашского государственного института гуманитарных наук, фонд Н. В. Никольского, д. 72, инв. № 482, л.22.

Промышленность. Татары по нерадению к трудолюбию немного получают доходов. Некоторые из них занимаются извозом. Старокрещеные же почитаются зажиточными, из них очень много портных мастеров, для чего, на зиму отправляются к городу Оренбургу и другим пограничным местам, иные выделывают овчины и мерлушки. Другие работают на китаичных фабриках, где получают плату, против татар, выше, и им больше доверительности.
Денежный доход. В прошлом 1847 году казенных податей с добавочными на устройство дорог и водяных сообщений и земской повинность собиралось по 4 рубля и 28 копеек серебром на дом с каждой ревизской души; на необходимые по домашнему хозяйству надобности и на прочие расходы в среднем семействе простирается в год до 5 рублей серебром.
Болезни. Жители обоего пола подвержены болезням: горячке, лихорадке, водянке, и редко чахотке. В здешних местностях иногда свирепствует болезнь, по-русски называемой морушка, а по-татарски яман кутыр, о которой написано особо.
Языческие праздники у старокрещен. У крещеных из татар не истребилось смешенные языческие поверья, они в здешних местах следующие: Бермячик, Заря, Сабан и Хурбан.
Бермячик. В Лазареву субботу, т. е. на Вербное воскресение после полудня, молодые холостые мужчины отправляясь в лес, нарезывают ножами две таловых прутьев; в это время другие собирают с каждого двора муку, молоко, яйца и масло из чего приготовляют завариху, которую наложив в большие чаши, мажут маслом и призывают старшего из селения по летам, который помолясь начинает есть завариху и прочие все последуют ему. Накушавшись бьют приготовленными прутьями один другого и хозяина с семейством того дому, в котором приготовлялась завариха. Потом входят в каждый дом по ряду и бьют прутьями, кто бы не встретился. О таинстве данного поверия ничего не знают, а говорят, что это обыкновение осталось от стариков.
Заря8. В начале весны, пред посевом яровых хлебов собирают с каждого дома крупу, масло и молоко. В назначенный день увозят от селения на версту котел и из собранных припасов варят кашу. (Место это в поле, от селения на восток, где ежегодно бывает мольбище и называется зарм). К вечеру собираются все жители селения с семействами, приносят пиво и квашенный мед, разложив кашу на многие большие чаши и помолясь садятся на многие круги и едят, потом угощают один другого принесенными напитками; по окончанию возвращаются и собравшись в поле близ селения смотрят на лошадиную скачку, которая продолжается недолго и расходятся к будущему празднику сабануIV.
Сабан. В тот же самый день, или через неделю после зари, празднуют сабан. Для этого праздника издавна селения разделяются на три части. Жители той части деревни, к стороне которой будет приходиться яровое поле, особенно приготовляется угощать обывателей прочих двух частей. Около полудня, среди селения, на чистом луговом дворе сходятся все люди обоего пола и приносят на больших блюдах ювачи (булки из пшеничной или другой яровой муки), яичницы, масло и пиво, или квашенный мед, все составив на земле-лужайке молятся и садятся кругами, едят и поблагодарив Господа, расходятся, а остальное кушанье уносят в свои дома. Это собрание называется шиллик. Потом запрягши лошадь в соху, привязав к ней борону и взяв семена, отправляются в поле для начала посева. Во время выезда со двора хозяйка обсыпает мукою запряженную лошадь, а за ними следуют сама с остальным семейством с тем же блюдом и с таким же припасом, какой носила на шиллик. Хозяин, вспахав на полосе близ дороги сажени три длиною и в сажень ширины сеет овес, или полбу, или пшеницу, в семена же кладут яйца крашенные, которые с житом кидается на пашню; маленькие дети свои иногда и чужие, собирают их, (яйца мешают в семена для того, чтобы урожай хлеба был хороший и ядреный). Заборонив пашню, садятся на ней есть и пить принесенною хозяйкою; оставив на полосе соху и борону возвращаются в дом. Потом снова все жители селения собираются, таким же порядком как в день зари, к воротам ярового поля, где бывает скачка на лошадях, борьба, выбежки и прыжки молодых людей; отличившие получают награждения такие же какие и у татар. Иногда в выбежку избираются люди самые престарелые. Такая партия в зрителях производит сильный хохот. По окончанию молодецких потех все уходят в поле и собираются в ту часть селения, которая особенно приготовилась угощать прочих, где на дворы, которые просторнее других и покрыт лужайкою, ставят столы и скамьи, пришедшие садятся за них; каждая хозяйка этой части селения приносит в большей чаше токмач и ложки, а хозяин ведро пива и угощает по ряду всех. Покушав части, расходятся по домам и пируют всю ночь. Этот праздник продолжается дня три. После сабана принимаются за работу, если время теплое, а когда бывает холодно или дождь, посев отлагается до приятной погоды.
Хурбан9. В то время как яровые посевы взойдут и зеленью покроют землю, в поле закалывают одну овцу или более, смотря по величине селения. Варят всю, мясо съедают, а кости сжигают. Это отправляется для того, чтобы в продолжение лета Бог не побил хлеба градом.
Отдел рукописей Российской национальной библиотеки им. С. Щедрина,
ф. 573, оп. 1, д. АI/232, л. 14-18 об.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Имеются в виду удмурты.
2. Так в документе.
3. Первоначально китайкою назывались шелковые ткани, вывезенные из Китая. В XIX в. в России китайкою назывались тонкие ткани из шелка и хлопчатой бумаги, произведенные в том числе и в России.
4. Нанка — грубая, плотная хлопчатобумажная ткань, преимущественно желтого цвета.
5. Бахта — набивная хлопчатобумажная ткань.
6. Выделения чертой соответствуют выделениям в документе.
7. По всей вероятности, автор имел в виду крымку, распространенный у татар головной убор из мерлушки (выделенной овчины).
8. В отличие от других религиозных праздников «старокрещеных» татар, приводимых автором, Заря (Заря боткасы) имела довольно узкую локализацию и праздновалась в основном среди крещеных татар Чуринского прихода Мамадышского уезда Казанской губернии.
9. Вероятно, автор имел в виду общественные моления с кровавыми жертвами (курбан), посвященные Тенгере (Тенгри), приуроченные к сельскому аграрному циклу, отмечаемые у всех групп «старокрещеных» татар, в том числе локальной группы крещеных татар-казаков (нагайбаки).
 
Публикацию подготовил
Радик Исхаков,
кандидат исторических наук


I. В состав прихода старинного татарского (кряшенского) с. Чура (Троицкое) в рассматриваемое время входили также следующие крещено-татарские селения: Малая Чура, Поршур, Кушкетбаш, Шемордан, Биер, Яныли, Кансар. Ныне с. Чура входит в состав Кукморского района Республики Татарстан.
II. Работа выполнена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда, проект № 11-11-16006 а/В.
III. Котельный пирог (здесь и далее подстрочные примечания автора документа).
IV. Сабан, по татарскому словопроизводству есть большая соха или плуг, в который, для пашни запрягают от трех до пяти лошадей, ими пашут для посева яровых хлебов. Этот плуг в Мамадышском уезде не употребляют.