2001 3/4

Алтер Литвин: биография историка

Профессия историка, если судить по количеству репрессированных уже в З0-е годы XX века представителей "хранителей древности", по праву должна была быть причислена в нашей стране к опасным занятиям. Особенно фатальным могла оказаться любознательность и добросовестность ученого в отношении истории советского периода. Даже для ангажированного властью или глубоко идейного историка-коммуниста советский период отечественной истории мог оказаться плодородным и урожайным полем, одновременно щедро усеянным "минами", на которых запросто мог подорваться излишне задумавшийся и не знающий правил игры "пахарь". Характерно, что исследователи предпочитали обходить стороной идеологически опасные, "скользкие" темы, а при острой необходимости высказаться по ним цитировали "Краткий курс истории ВКП(б)".

Только на волне "оттепели" и "бунта" историков против жесткой заданности выводов и оценок "Краткого курса" в конце 50-х-начале 60-х годов стали появляться исследования, обозначившие новое качество отечественной науки—стремление заново пересмотреть штампы сталинистской историографии, самостоятельно прикоснуться к источникам, расширить круг дозволенных для изучения тем. Именно на эти годы, полные надежд и иллюзий свободы, пришлось становление ученого — Алтера Львовича Литвина, в последующем доктора исторических наук, профессора, заслуженного деятеля науки Республики Татарстан и Российской Федерации.

Его поколение взрослело рано, и виной тому была не только война. В 1941 году по ложному обвинению был репрессирован его отец, и он—единственная опора для матери и трех младших сестер — ушел из восьмого класса средней школы. Проучившись год на механическом факультете техникума, становится рабочим. В 1950 году с серебряной медалью заканчивает вечернюю школу. Интересен тот факт, что получить золотую медаль А. Литвину помешала "политическая недальновидность": в выпускном сочинении он сделал перенос в священном слове "Сталин". С 1950 по 1955 год А.Литвин учился в Казанском университете на историко-филологическом факультете, параллельно работая учителем истории в школе. Забегая вперед, скажем, что из школы он ушел только в 1962 году. В 1957 году Алтер Львович становится сотрудником Госмузея республики. Одновременно по совету Е.Г.Бушканца молодой историк начинает работу над кандидатской диссертацией, занятие которой продолжил и в Татарском НИИ языка, литературы и истории КФАН СССР, куда перешел по приглашению М.К.Мухарямова. Диссертацию "Партийно-советская печать в борьбе за организацию разгрома врага на Восточном фронте. 1918-август 1919гг. (по материалам Вятской, Казанской, Самарской и Симбирской губерний)" защитил в КГУ в 1962 году. За этим устрашающим для современного молодого исследователя названием — первый серьезный опыт изучения неизвестных страниц истории гражданской войны, ведь согласно сталинистской историографии, гражданская война начиналась в 1919 году с "походов Антанты", а Восточный фронт 1918 года не мог представлять интереса для историка ввиду отсутствия там "главного стратега" — товарища Сталина.

Вслед за первой книгой1, созвучной с темой кандидатской диссертации, из-под пера историка выйдут десятки книг, в том числе написанных в соавторстве с друзьями, коллегами и учениками. Всего за сорок лет научной деятельности профессором Литвиным опубликовано 334 научных труда, среди них — 38 монографий, учебных пособий, сборников документов.

Теме истории и историографии гражданской войны, далеко не единственной в сфере его научных интересов, А.Л.Литвин остается верен вот уже сорок лет: и на протяжении семнадцати лет научной и преподавательской деятельности в Казанском государственном педагогическом институте, и в Казанском химико-технологическом институте, и с 1985 года в Казанском государственном университете, где профессор Литвин стал основателем (1989) и первым заведующим кафедры историографии, источниковедения и методов исторического исследования. Теме гражданской войны была посвящена также докторская диссертация — "Крестьянство Среднего Поволжья в гражданской войне", защищенная в Московском государственном педагогическом институте в 1975 году.

В диссертации и в книге2, опубликованной за три года до защиты, А. Л. Литвин выявил сложность и неоднозначность позиции крестьянства, его противостояние различным политическим режимам, в том числе—сопротивление мероприятиям советской власти. Историк показал, что позиция крестьянства уездов и губерний региона по отношению к большевикам в гражданской войне была дифференцированной, зависевшей от уровня благосостояния крестьян. По мнению ученого, значительная часть крестьянства в итоге поддержала большевиков, что стало результатом не только репрессивных мер или перехода к новой экономической политике, но в немалой степени результатом реальных действий противников большевиков: перед лицом угрозы реставрации помещичьего землевладения крестьянство придерживалось позиции меньшего зла.

Ряд работ А.Л.Литвина по истории гражданской войны в Поволжье3 раскрывает важнейшую ее страницу—взятие Казани в сентябре 1918 года, ставшее переломным событием всей гражданской войны на Восточном фронте. Одним из первых в отечественной историографии (на основе исследования архивных документов, в том числе малоизученных вплоть до 1980-х годов документов эмигрантских фондов) ученый реконструировал историю комучевской Казани.

В книгах, посвященных отечественной и зарубежной историографии гражданской войны в России4, были подведены итоги и намечены основные тенденции, определены узловые пункты дальнейшего изучения проблемы. Само появление этих аналитических историографических работ способствовало активизации исследований по этой теме. А.Л.Литвин стал активным участником развернувшейся в 1988 году дискуссии среди ведущих исследователей гражданской войны. Эта дискуссия предварила переоценку многих взглядов и концептуальных установок в отношении ее истории.

Одной из тем, привлекших внимание А.Л.Литвина, стала история так называемых "мелкобуржуазных" партий — социалистических партий России, особенно меньшевиков и эсеров6. Поиск ответов на вопросы о том, почему эта "третья сила" проиграла большевикам в годы гражданской войны, почему оказался столь недолговечен правительственный союз большевиков с левыми эсерами, привел историка к необходимости более пристального и специального исследования истории партий меньшевиков и эсеров, а позже — и к изданию сборников документов Центрального архива ФСБ РФ (бывший архив КГБ СССР), связанных с июльским 1918 года восстанием левых эсеров, меньшевистским процессом 1931 года и другими событиями7.

В ходе этих исследований были поколеблены многие штампы советской историографии. Это тезис о контрреволюционном, антибольшевистском и антисоветском мятеже левых эсеров и штамп об "эсерке Каплан, стрелявшей в Ленина" 30 августа 1918 года. На основе изучения ряда обстоятельств следствия над Ф.Каплан, А.Л.Литвин высказал гипотезу о причастности к организации теракта в отношении Ленина лиц из высшего советского партийно-государственного руководства, о существовании "кремлевского заговора"8.

Другая тема, интерес к которой пробудила работа над архивными документами по истории гражданской войны в Поволжском регионе, — история органов, осуществлявших "революционное насилие", тема насилия в гражданском противостоянии вообще9. Так появилась монография о казанских чекистах и губернской ЧК. А позже — обширное интереснейшее исследование о красном и белом терроре в России. Хотя об этом было написано немало, но, как правило, этот двуликий идол поворачивался всегда к читателю лишь одним лицом: белые писали об ужасах красного террора, красные — об ужасах белого, эти традиции продолжали соответственно западная и советская историографии. А.Л.Литвин предпринял интересную попытку, дистанцировавшись от тех и других, рассмотреть явление и природу насилия и жестокости противоборствующих сторон в гражданской войне.

Логичен интерес профессора Литвина к истории репрессий 1930-х годов, к истории так называемого Большого террора10, ставших продолжением политики государственного насилия в отношении граждан страны, и не только в силу преемственности и взаимосвязанности этих тем. Большой террор коснулся его семьи: отец, Лев Вульфович Литвин, семь лет провел в застенках и потом еще несколько лет был вынужден жить вдали от семьи. Ему историк посвятил одну из книг о судьбах репрессированных писателей, ученых и общественных деятелей Татарстана. На основе следственных документов Литвин восстановил факты биографии репрессированных Фатхи Бурнаша, Евгении Гинзбург, Василия Слепкова, Карима Тинчурина, Николая Эльвова и многих других.

Последний большой исследовательский проект ученого посвящен личности, соединившей в себе сразу все "литвинские" темы. Речь идет о Борисе Савинкове—террористе, эсере, отвергнутом собственной партией, одном из идеологов "третьей силы", участнике чекистской операции по привлечению в Советскую Россию видных деятелей эмиграции, узнике Лубянки, чье самоубийство обросло домыслами и слухами и превратилось в "убийство". Сборник ''Борис Савинков на Лубянке'' готовится к выходу в московском издательстве РОССПЭН.

В настоящее время в издательстве Macmillan готовится к изданию книга А.Л.Литвина "Историография в России XX века: взгляд изнутри" (Writing History in the Twentieth Century Russia: A View from Within — в английском переводе его коллеги и друга профессора Дж. Кипа), однако еще несколько лет эта книга будет недоступна русскоязычному читателю.

Через все творчество А.Л.Литвина красной нитью проходит неизменный интерес к истории самой отечественной исторической науки, творческим и личным судьбам ее представителей, тесно связанным с судьбами страны в XX веке. И в работах по историографии гражданской войны, и в трудах о политических репрессиях в отношении историков, и в книгах и статьях, посвященных творчеству отдельных исследователей, А.Л. Литвин излагает собственный взгляд на отечественную историографию и ее творцов.

Возвращаясь к мысли о том, что биография историка—это его труды, зададимся вопросом: каким предстает перед нами историк А.Л.Литвин? Одновременно современным и консервативным, принадлежащим своему поколению и выпадающим из него, самоуверенным и сомневающимся, удовлетворенным сделанным и стремящимся к нереализуемому идеалу — неоднозначным, живым и интересным. "Я люблю историю. Не любил бы — не стал бы историком",—сказал в одном из своих выступлений Люсьен Февр11. Книга "Историография в России XX века: взгляд изнутри", как и вся биография историка А Л .Литвина,—по существу, такое же признание.

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Литвин А.Л. Из истории борьбы местной печати за укрепление тыла Восточного фронта в 1918- 1919 гг.-Казань,1961.
  2. Литвин А.Л. Крестьянство Среднего Поволжья в годы гражданской войны.-Казань,1972.
  3. Литвин А.Л., Мухарямов М.К. Решающий рубеж.-Казань,1978; Литвин А.Л. "Дело сдать в архив..."-Казань,1986; Литвин А.Л. Казань: Время гражданской войны.-Казань,1991 и др.
  4. Спирин Л.М., Литвин А.Л. На защите революции: В.И.Ленин, РКП(б) в годы гражданской войны: историографический очерк.-Л., 1985; Литвин А.Л. Советская историография гражданской войны в Поволжье.-Казань,1988; Литвин А.Л., Скибинская СБ. Современная англо-американская историография гражданской войны в Поволжье.-Казань,1990.
  5. Литвин А.Л., Поликарпов В.Д., Спирин Л.М. Гражданская война: ломка старых догм и стереотипов // Историки спорят. 13 бесед.-М.,1988.
  6. Литвин А.Л. Крушение буржуазно-помещичьих партий в Советской России // Борьба Коммунистической партии против непролетарских партий, групп и течений: Историографические очерки,- Л.,1982.-С.105-122; Литвин А.Л. Под флагом эсеровской "ортодоксии" // Непролетарские партии России: Урок истории.-М.,1984.-С.305-343; Литвин А.Л., Овруцкий Л.М. Левые эсеры: Программа и тактика: Некоторые вопросы.-Казань,1992; Меньшевики в Советской России: Сб. док.-Казань,1992; Левые эсеры и ВЧК: Сб. док.-Казань,1996; Меньшевистский процесс 1931 г.: Сб. док. В 2-х кн.-М.,1999.
  7. Меньшевики в Советской России. Сб. док.: Сост. и автор предисл. А.Л.Литвин.-Казань,1998; Меньшевистский процесс 1931 года: Сб. док. в 2-х т. / Сост. и автор предис. А.Л.Литвин.-М.,1999.
  8. Фанни Каплан, или кто стрелял в Ленина?: Сб. док.-Казань,1995.
  9. Литвин А.Л., Панюков В.Н., Титов Л.Н. Защищая революцию. Чекисты Татарии в первые годы Советской власти. 1917-1922 гг.-Казань,1980; Литвин А.Л. "Дело сдать в архив..."; Казанская губернская чрезвычайная комиссия (1917-1922): Сб. док. и матер.-Казань,1989; Литвин А.Л. Красный и белый террор в России. 1918-1922 гг.-Казань,1995 и др.
  10. Литвин А.Л. Запрет на жизнь.-Казань,1993; он же. Два следственных дела Евгении Гинзбург.- Казань,1994; он же. Без права на мысль: Историки в эпоху Большого террора: Очерки судеб,- Казань,1994 и др.
  11. Февр Л. Как жить историей // Февр Л. Бои за историю.-М.,1991.-С. 24.

Светлана Малышева,

доктор исторических наук, Марина Могильнер,

кандидат исторических наук