2003 1/2

Письма в редакцию

"Научная лаборатория, конечно же, должна быть!"

Уважаемая редакция!

В ответ на Вашу просьбу откликнуться читателей «Гасырлар авазы-Эхо веков» на опуб­ликованную в 1/2 номере журнала за 2002 г. «Концепцию создания Научной лаборатории Национального архива РТ (НЛ НА РТ) по выявлению и изучению документальных источ­ников по истории народов Татарстана» высылаю некоторые соображения и суждения, воз­никающие при чтении указанного документа.

Сразу хочу сказать, что «Научная лаборатория по выявлению и изучению докумен­тальных источников по истории народов Татарстана», конечно же, должна быть. И очень жаль, что такой лаборатории в системе НА РТ пока еще нет. Создать ее необходимо как можно скорее, этого давно уже требует весь ход развития науки, культуры и искусства Татарстана. Ну а теперь по существу.

Название «Концепция создания НЛ ...» не вполне отражает сути текста, в котором говорится не о системе взглядов на «создание», а формулируются направления и задачи работы НЛ. Забегая несколько вперед, отмечу, что исходя из поставленных целей и задач, вновь созданное структурное подразделение НА РТ точнее, по-моему, назвать не Научной лабораторией, а Научным центром.

В тексте «Концепции» названа лишь одна конкретная тема исследований — «Научная и культурная элита Татарстана в советском и постсоветском обществе», которой, по всей видимости, и будут в основном заниматься в следующие два года 9 сотрудников вновь образованной Лаборатории (я надеюсь, что НЛ НА РТ все же будет создана). Выбор темы, учитывая научные и профессиональные интересы создателей Концепции, вполне оправ­дан. Тем более, что после рассекречивания ряда архивов и фондов, выполнение указанной темы не должно вызвать затруднений ни в научном, ни в организационном плане. К руко­водителям и исполнителям заявленного исследования у меня, как будущего читателя их трудов, есть два пожелания.

Во-первых, начать свое исследование с истории уничтожения научной и культурной элиты Казани и Казанской губернии, сформировавшейся во время Российской империи и почти полностью погибшей или отстраненной от принятия решений и творчества к началу 1920-х гг. (на мой взгляд, такой подход позволит лучше осознать причины, назначение и роль вновь созданной советской элиты).

Во-вторых, Татарстанская научная и культурная элита является удобной моделью для изучения элиты СССР и РФ. Поэтому тема «Научная и культурная элита Татарстана в со­ветском и постсоветском обществе» является актуальной и ее разработка позволит отве­тить на многие нерешенные и спорные вопросы истории возникновения и функционирова­ния элит в XX в. в СССР и РФ в целом и ТАССР и РТ в частности (в том числе, надеюсь, поможет осознать и истинные причины вторичности научных исследований в СССР).

Несколько слов о Концепции в целом. Декларативную часть документа, в которой го­ворится об общих целях и задачах любого архива, обсуждать не стоит. Отмечу лишь, что силами 9 человек за 2 года выполнить все то, о чем говорится в декларативной части не представляется возможным.

 

 

 

 

Не совсем понятна фраза, в которой говорится, что разработки Научной лаборато­рии в обозначенных направлениях и формах выйдут на широкий рынок или, по крайней мере, будут востребованы» (выделено мною. — Е. Г.). Что понимать под этой фразой? Пред­ложение бизнесменам принять участие в проекте и получить прибыль от исследований? Желание исследователей «войти в рынок» и самим стать бизнесменами (прервав тем са­мым, свою «ученую» карьеру)? Хорошо известно, что научные разработки (как естествен­нонаучные, так и гуманитарные) в 99 случаях из 100 (а точнее — в 999 случаях из 1000) никакой прибыли не приносят. На то они и научные разработки, а не конкретный бизнес-проект. Новое знание, являющееся результатом научной разработки, самоценно для науки, но не обязательно может принести прибыль, то есть не всегда полезно для конкретного бизнеса. Другое дело, что тот небольшой процент научных разработок, которые дошли до рынка и принесли прибыль, окупают (точнее, в идеале должны окупать) все те научные разработки, которые остались лишь достоянием науки.

Вряд ли научный отчет может принести прибыль его авторам (тем более, исследовате­лям, работающим по госбюджету). Прибыль обычно получает не человек, добывший новое знание (то есть ученый, он получит свою зарплату, в крайнем случае, премию, дай Бог, Государственную, а не в размере месячной оплаты труда...), а бизнесмен, вложивший капи­тал и использовавший новое знание для создания товара (будь то новый материал, новая технология или новый текст в виде книги). Авторы нового знания могут, в теории, участво­вать в прибыли, но на практике... Честно скажем, что интеллектуальная собственность на сегодняшний день в РФ на практике защищена даже хуже, чем материальная. Таковы об­щие закономерности и реальное функционирование российской науки, как социального организма.

Чтобы превратить научный отчет НЛ НА РТ в «товар» (то есть продукт, покупаемый в достаточно большом количестве достаточно большим количеством потребителей), необ­ходимо научные тексты превратить в популярные, в крайнем случае, научно-популярные. Кто этим будет заниматься? Сотрудники НЛ? Но, судя по заявленному объему работ, им этим некогда будет заниматься, у них на это не останется ни сил, ни времени. Если по ночам исследователи все же и будут переделывать свои научные отчеты в исторические романы, то, как на это посмотрит государство, которому и принадлежат научные отчеты? Может стоит пригласить для перевода научных отчетов НЛ НА РТ на понятный покупателям язык «популяризаторов науки», которых достаточно много появилось в околонаучной среде? Но не будут ли такие «популяризаторы науки» способствовать созданию «новой исторической мифологии», преодолевать которую и собираются сотрудники НЛ? Короче говоря, вопро­сов при прочтении разбираемой фразы возникает гораздо больше, чем ответов. Главная цель НЛ НА РТ, на мой взгляд, гораздо важнее и шире, чем получение прибыли (что само по себе, конечно же, необходимо приветствовать) от хранящейся в архивах уникальной и бесценной информации. Она заключается, по моему мнению, в создании социокультурной среды (путем тиражирования хранящихся «исторических» текстов и создания новых, ком­ментирующих, трактующих и интерпретирующих предыдущие), способствующей осозна­нию народами РТ и России своей роли в истории человечества и протекающих процессах глобализации мирового сообщества, раскрытию творческих способностей личности и удов­летворении ее (личности) духовных потребностей.

Сомнения вызывает и следующее заявление (С. 296): «...сотрудники лаборатории бу­дут заниматься и учетом, составлением аннотированных библиографий о частных архивах и коллекциях граждан Татарстана». Во-первых, указанные работы крайне трудоемки и за­нимают много времени (и может статься, что, завершив через 2-3 года опись частного архи­ва или коллекции, архивариусы поймут, что описывали просто случайный набор вещей или бумаг, не представляющих для науки и культуры большой ценности). Во-вторых, вряд ли владельцы действительно ценных архивов или коллекций позволят «учитывать» их собра­ния (причины понятны, в обществе, в котором подорвано доверие ко всему и ко всем, его члены недоверчиво относятся к любому проявлению интереса к своей личности, видя в этом желание интересующегося ущемить его интересы).

Необходимость «научно-методического направления деятельности» НЛ НА РТ (С. 296) не вызывает сомнений. Однако эта сторона деятельности Лаборатории, по всей видимости, не возможна без активного сотрудничества с учеными исторических и филологических факультетов КГУ и КГПУ, для студентов которых, в основном, и будут создаваться учеб­ные и методические пособия.

Если уж речь зашла о сотрудничестве, то следует еще раз отметить, что тот огромный объем работы, который заявлен в декларативной части, как уже было сказано выше, не

 

 

возможно выполнить силами 9 человек. Для этого необходимо содружество НЛ НА РТ практически со всеми ведущими вузами Казани и Татарстана.

Например, «разработка методики экспертизы источников», — по Концепции, — «тре­бует сосредоточения в составе лаборатории историков и лингвистов». Однако современная экспертиза источников в настоящее время не мыслима без использования физических, хи­мических, биологических, физико-химических и других методов анализа. И в такой экс­пертизе НЛ НА РТ могли бы помочь ученые технологического, технического и других уни­верситетов Татарстана.

Так как работа, исследования НЛ НА РТ и их результаты будут, надеюсь, затрагивать интересы всего населения Татарстана, неплохо бы было провести опрос среди жителей нашей республики об интересующих их темах. Посмею, как читатель журнала «Гасырлар авазы-Эхо веков» и житель Татарстана предложить несколько направлений исследований для НЛ НА РТ.

Исходя из вышеизложенного, предлагаю в качестве одной из тем следующую: «Мон-голо-булгарские отношения: ХШ-ХУ1 вв.», которая, несомненно, будет чрезвычайно инте­ресна как для специалистов, так и для простых читателей, живущих в Татарстане. Журнал «Гасырлар авазы-Эхо веков», где планируется публиковать результаты исследований Ла­боратории, неоднократно предоставлял свои страницы для авторов, занимающихся изуче­нием бунтарской истории. Возникла даже полемика по отдельным спорным вопросам (что для развития науки просто необходимо).

Еще одной темой, которая может заинтересовать большое количество жителей Татар­стана, является, на мой взгляд, казанское и свияжское кириллическое книгописание и кни­гопечатание. Авторы Концепции приводят просто «потрясающую» (в прямом и перенос­ном смысле) цифру количества хранящихся в Татарстане кириллических книг — 10 % от «всего выявленного фонда кириллической книжности, находящегося в архивах РФ»!!! По всей видимости, это означает, что кириллических книг больше чем в Татарстане хранит­ся лишь в Москве и Санкт-Петербурге. Иными словами, кириллических книг в Казани, очевидно, больше чем в таких центрах древнерусской книжности как Великий Новгород, Углич, Ярославль, Ростов Великий, Псков и т. д. Любая кириллическая книга, как известно, является уникальным памятником истории и культуры. Их изучение может привести к но­вым весьма важным (уточняющим, а порой и кардинально изменяющим наши взгляды на духовный и материальный мир наших предков) открытиям.

Учитывая, что в Казани и Свияжске с 1550-х гг. работали крупные скриптории, школы и типографии (последние, возможно, одни из первых в России), выпускающие кирилличес­кие книги, летописи и т. д., помня о научных школах КУ (основанного в 1804 г.) и большом количестве казанских коллекционеров Х1Х-ХХ вв., то удивительного, по большому счету, в приведенной цифре хранящихся в Татарстане кириллических книг ничего и нет. В РТ проведены (н. ХГХ-к. XX вв.) и проводятся в настоящее время очень интересные исследова­ния, посвященные кириллице и письменности на ее основе (авторами этих исследований являются в основном энтузиасты-преподаватели из КГУ и КГПУ, находящиеся, как и боль­шинство российских ученых, мягко говоря, в «стесненном» экономическом положении). Печалишься лишь об отсутствии государственной поддержки в столь важном для истории России и Татарстана вопросе и упущенных потенциальных возможностях изучения кирил­лической книжности Казани в частности и России в целом. Финансовая и материальная поддержка государственных органов Татарстана в деле изучения кириллической книжнос­ти позволила бы продвинуться в решении многих научных и практических вопросов (на­пример, в таких как: взаимодействие и взаимовлияние татарского и русского языков, исто­рия церковнославянского, древнерусского и русского языков, история древнерусской лите­ратуры и др.).

В декларативной части Концепции записано, что одним из направлений будет изуче­ние источников на старославянском и древнерусском языках (с. 297). Но учитывая, что «в системе архивной службы Татарстана в настоящее время нет ни одного специалиста, зани­мающегося кириллицей» (с. 295; выделено мною. — Е. Г.), для проведения исследований в указанном направлении (число тематик здесь просто огромно) необходимо привлечь к ра­боте специалистов из КГУ и Казанской духовной семинарии. Первоочередной задачей яв­ляется составление каталога кириллических книг, хранящихся в государственных архивах, библиотеках, музеях и частных коллекциях (владельцы которых посчитают необходимым участвовать в столь важном культурном и научном проекте) Татарстана. Изучение кирил­лической книжности позволит, надеюсь, принять более взвешенное решение и по проблеме татарской письменности — оставить в ее основе кириллический алфавит или перейти на

 

 

латинский (а может стоит вернуться к древней тюркской рунической письменности, пись­менности на основе арабской графики или сразу же перейти на китайские иероглифы, кото­рыми пользуется 1/6 часть землян и их доля с каждым годом увеличивается?). Надеюсь, что кипящие вокруг вопроса о переводе татарской письменности с кириллицы на латиницу, политические и идеологические страсти и споры не заслонят чисто научную проблему изу­чения казанской и свияжской кириллической книжности.

В заключение еще раз выскажусь за необходимость создания в структуре НА РТ Науч­ной лаборатории. Желаю архивистам Татарстана быстрейшего ее открытия, а будущим со­трудникам — плодотворной работы на благо многонационального народа Татарстана и России, новых открытий и интересных публикаций.

С наилучшими пожеланиями и совершенным почтением

Евгений Григорьев,

кандидат химических наук,

доцент кафедры технологии синтетического каучука

Казанского государственного технологического университета

Хврмэтле баш мвхэррир Дамир эфэнде!

Австралиядэ яшеуче кардэшебез Сэгыйть Садри гаилэсе «Гасырлар авазы» журна-лыныц 2002 елда чыккан 3/4 саннарын табып жибэруемне утенеп мерэжэгать иткэн иде, аны бу сандагы тарихи мэгълуматлар аеруча кызыксындыра. Сатуда булмау сабэпле, мин Сезгэ мерэжэгать иткэн идем, Сез биргэн ул журналны Австралиягэ юлладым, Сезгэ Ьэм журналны чыгаручыларга чиксез рехмэтлэремне житкерэм!

Рабит Батулла. 14.03.03.

РЕЗЮМЕ
 

В своем письме писатель Р. Батулла выражает благодарность редакции за содействие при отправке журнала «Гасырлар авазы - Эхо веков» в Австралию.  

Главному редактору журнала «Гасырлар авазы — Эхо веков»

Выражаем искреннюю признательность за безвозмездную передачу сельским биб­лиотекам Татарстана 1 300 экземпляров научно-документального журнала «Гасырлар авазы - Эхо веков» и изданных в виде приложений к нему сборников архивных доку­ментов и материалов. Журнал и его приложения, где публикуются малоизвестные архи­вные документы, направленные на восстановление исторической истины, востребованы широкой читательской аудиторией, формируют уважительное отношение к истории. С пожеланиями творческих успехов

Ильфак Ибрагимов,

заместитель министра культуры

Республики Татарстан