2011 3/4

«Желая распространить круг действий своего заведения» (К истории первой казанской частной «азиатской» типографии Л. М. ШевицаI)

Одним из важнейших факторов развития религиозного просвещения и культуры татар-мусульман Волго-Уралья в первой половине XIX в. стал перевод в 1800 г. из Санкт-Петербурга в Казань, в ведение местной гимназии, трех станов «азиатской» типографии, положивших начало организации здесь издательской деятельности на восточных языках1. Благодаря тому, что Казань традиционно являлась крупнейшим культурным центром мусульман Восточной России, в городе получило широкий размах книгопечатание на арабском, персидском, татарском языках. Вплоть до конца 1830-х гг. нужды мусульманского населения региона в необходимой религиозной книжной продукции почти полностью удовлетворял «азиатский филиал» типографии Казанского университета. Возросшие потребности татар в книжной продукции, высокий спрос на мусульманскую литературу, издававшуюся в Казани, в других регионах страны, Средней Азии и Кавказе, привели к тому, что в начале 1840-х гг. выпуском изданий на восточных языках начинают заниматься также частные типографии. Первым таким учреждением в Казани становится открытая в 1840 г. типография Людвига Магнуса Шевица, сыгравшая важную роль в становлении частной издательской деятельности на языках мусульманских народов, открывшая дорогу для татарских книгоиздателей, таких, как Ш. Яхин, Р. Сагитов и др.
Л. М. Шевиц, происходивший «из лифляндских уроженцев», перебравшись в Казань и являясь единственным в городе квалифицированным специалистом-гравером, выполнял различные заказы из университетской типографии, был хорошо осведомлен о высокой востребованности изданий на восточных языках2. В связи с этим в 1840 г. он открывает частную типографию, специализировавшуюся на печати книг для местного татарского населения. Данная типография, просуществовав неполные восемь лет, была вынуждена закрыться в 1848 г. (продана елабужскому купцу Н. П. Коковину), в связи с запретом, введенным в 1845 г. правительством Николая I на издание мусульманской литературы в типографиях Казани3. Несмотря на свое недолгое существование, по данным А. Г. Каримуллина, типография выпустила в свет 45 книг на татарском и арабском языках, в том числе популярные художественные произведения для широкого круга читателей, в том числе «Анекдоты Ходжи Насреддина», «Киссаи Юсуф», «Гыйбрәтнамә» («Нравоучительная поэма»)4.
Предлагаемые читателю материалы, представленные документами Национального архива Республики Татарстан (г. Казань) и Российского государственного исторического архива (г. Санкт-Петербург), раскрывают малоизвестные страницы организации и деятельности этой типографии.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. НА РТ, ф. 1, оп. 2, д. 484, л. 8-9 об.
2. Каримуллин А. Г. У истоков татарской книги (от начала возникновения до 60-х гг. XIX в.). – Казань, 1971. – С. 163.
3. Российский государственный исторический архив (РГИА), ф. 797, оп. 15, д. 35644, л. 13.
4. Каримуллин А. Г. Указ. соч. – С. 170.
 
№ 1. Прошение жителя г. Казани, аренсбургскогоII мещанина, российского подданного Л. М. Шевица управляющему Министерством внутренних дел графу А. Г. Строганову о разрешении учредить в г. Казани частную типографию
16 декабря 1839 г.
Его сиятельству господину управляющему Министерством внутренних дел, генерал-адъютанту и кавалеру, графу Александру Григорьевичу Строганову.
Зная искусство гравирования и типографское дело, я возымел намерение завести в городе Казани частную типографию, каковой там еще не существует. Сие заведение может быть открыто с начала будущего 1840 года, ибо мною заблаговременно приобретено все для этого потребное.
В прошедшем ноябре месяце я просил господина казанского военного губернатора о дозволении учредить означенное заведение, но мне объявлено, что сие дозволение зависит от Министерства внутренних дел.
По сему, представляя на основании 2017 статьи 1-го тома Свода законов свидетельство, удостоверяющее о моей нравственности и знании дела, осмеливаюсь утруждать Ваше сиятельство всепокорнейшею просьбою удостоить меня дозволением учредить в городе Казани частную типографию.
К сему прошению аренсбургский мещанин Людвиг Магнус Шевиц руку приложил.
РГИА, ф. 1286, оп. 7, д. 170, л. 1-1 об.
 
№ 2. Отношение казанского военного губернатора С. С. Стрекалова управляющему Министерством внутренних дел А. Г. Строганову о разрешении на открытие частной типографии мещанину Л. М. Шевицу
20 марта 1840 г.
№ 1803
Господину управляющему Министерством внутренних дел.
Вследствие отношения от 17-го минувшего генваря за № 105-м имею честь довести до сведения Вашего сиятельства, что типография проживающего в г. Казани иностранца [Л.] Шевица, на открытие которой он испрашивает разрешения, как видно из представленных мне градскою полициею сведений, заключает в себе шесть реаловIII с кассами, четыре типографических станка, один пресс для уравнения бумаги и все требующееся для типографической работы; все заведение Шевица находится в полном состоянии, и устроено собственными его способами. В дополнение сих сведений сам [Л.] Шевиц лично представил мне образцы разных, полученных им от Ревильона из С[анкт]-Петербурга шрифтов русской, французской и немецкой печати всякого рода (у сего в благоусмотрение Ваше, милостивый государь, препровождаемые) присовокупляя, что для татарской печати шрифт трех сортов он выписывает из Лейпцига на имя барона Штегница в С[анкт]-Петербурге, прочие же необходимые украшения будет вырезывать сам, каковым художеством занимается он в Казани около 9-ти лет и довел его до возможного совершенства.
Из всего этого Ваше сиятельство усмотреть изволите, что заведение [Л.] Шевица, которое по времени он надеется распространить и улучшить, будет соответствовать своему назначению.
Что же касается до благонадежности [Л.] Шевица, то девятилетнее пребывание его в Казани, в продолжение какового времени на него никаких не поступало жалоб, хорошая репутация, которою он пользуется между здешними жителями, и, наконец, исправность его, аккуратность и прилежание по своему ремеслу рекомендуют его и в этом отношении с отличной стороны.
Почему признавая с[о] своей стороны, по местным обстоятельствам, возможным дозволить мещанину [Л.] Шевицу открытие типографии, имею честь покорнейше просить Ваше сиятельство, по воспоследовании начальственных распоряжений Ваших на просьбу [Л.] Шевица, приказать возвратить прилагаемые здесь пять образцов шрифтов.
(Подпись).
РГИА, ф. 1286, оп. 7, д. 170, л. 21-22.
 
№ 3. Свидетельство казанского военного губернатора С. С. Стрекалова о разрешении на открытие частной типографии Л. Шевицу
18 мая 1840 г.
Казань.
№ 4045
На основании 2017 ст[атьи] первого т[ома] Св[ода] зак[онов] и вследствие разрешения г[осподина] управляющего Министерством внутренних дел дано сие свидетельство проживающему в г. Казани лифляндскому уроженцу, аренсбур[г]скому мещанину, Людвигу Шевиц в том, что дозволяется ему открыть в Казани частную типографию, в которой, по собственному его показанию, должно заключаться шесть реалов с кассами, четыре типографические станка, один прес[с] для уравнения бумаги и все требующееся для типографической работы; а отпечатываться всякие дозволенные правительством и одобренные цензурою — книги на русском, французском, немецком и татарском языках разными шрифтами и с разными украшениями, в печать употребляемыми.
По открытии сего заведения [Л.] Шевиц обязан руководствоваться следующими узаконениями, в Своде устава о цензуре изложенными:
Статья 135. Предавать тиснению только те произведения словесности, кои действительно были рассмотрены и одобрены цензурою.
140. По отпечатании книги, представлять в цензуру одобренную рукопись оной с узаконенным числом экземпляров книги при подписке, в которой засвидетельствовать, что книга напечатана сходно с одобренным цензурою подлинником.
143. Во время печатания книги, одобренной цензурою, дозволяется содержателю типографии выдавать отдельные листы оной издателю, для заметки и исправления типографических ошибок, но воспрещается выдавать издателю более одного экземпляра листов, так называемых белых или чистых, до получения дозволительного билета.
41. На заглавном листе каждой печатаемой книги должны быть выставлены год, город, в коем книга напечатана и наименование типографии, а на обороте заглавного листа позволение цензора по узаконенной форме. При отдельных книжках журналов сие дозволение может быть выставлено вкратце на обертках, с тем, однако же, чтобы полная форма онаго, была напечатана на обороте заглавного листа в начале каждой части или тома. На периодических изданиях, состоящих из одного листа и менее краткая форма, выставляется непременно внизу каждого нумера.
42. По напечатании рукописи представляется из типографии в цензуру (сверх экземпляров, рассылаемых в разные казенные места, на основании устава о цензуре) два экземпляра отпечатанного листа или книги, со свидетельством директора, содержателя или фактора типографии, что оный лист или книга напечатаны во всем сходно с прилагаемого притом одобренного в цензуре рукописью (или печатными листами, если книга составляет периодическое издание, сочинение, относящиеся к математике и другим наукам точным, также лексиконы, грамматики и т. п. ст[атья] 37).
52. Если сочинение альманах или периодическое издание, то один экземпляр представляется в III Отделение собственной Его императорского величества канцелярии.
144. Содержатель типографии, получив из цензуры билет на выпуск книги с представленным от него экземпляром, выпускает оную, и освобождается уже от всякой ответственности за сию книгу, если оная только во всем напечатана сходно с экземплярами, представленными в цензуру.
134. За напечатание неодобренной цензурою книги или сочинения, хотя бы оные не заключали в себе ничего противного постановлением цензуры, виновный отсылается полициею к суду; книга же и сочинение конфискуются, а типография закрывается.
В отношении духовных сочиненийIV.
243. Содержатель типографии не должен печатать никакой духовной книги, неодобренной цензурным комитетом.
244. Одобренные комитетом сочинения или переводы типографщик, которому отданы будут для напечатания, должен печатать без всякой перемены против того, как оные вышли из цензуры.
245. Для надлежащего освидетельствовании того всякий типографщик обязан немедленно, по напечатании рукописи, доставлять оную в комитет в подлиннике с напечатанным экземпляром.
248. Типографщик обязан также доставлять в комитет напечатанный экземпляр с экземпляром прежнего издания и такой книги, в которой при новом издании ея никаких перемен не сделано.
249. Если содержатель типографии напечатает духовную книгу, не одобренную духовным цензурным комитетом, то хотя бы книга не заключала в себе ничего предосудительного и была достойно одобрена, все издания ея отбираются в цензурный комитет.
250. Если же без одобрения цензурного комитета будет напечатана книга, заключающая в себе противное цели духовного и христианского учения, правительству, религии, нравственности, и другие пороки, изложенные в 209 и 211 ст[атьях] сего устава, то содержатель типографии предается суду.
252. Если при напечатании изменятся по ошибке типографии какие-либо изречения или смысл статьи, одобренной цензурою в рукописи, и цензура не утвердит сей перемены, равно если сочинитель или издатель, не согласится на оную, то содержатель типографии обязан на свой счет перепечатать листы, в которых находится таковая ошибка.
251. Содержатель типографии, напечатавший в первом или втором издании книги некоторые прибавления или перемены, не одобренные комитетом, отвечает, смотря по качеству оных мест, или по 249 и 250 ст[атьях] сего устава.
247. Таковой же ответственности подвергается содержатель типографии, выпускавший напечатанные экземпляры из типографии до получения на то билета.
Сверх сих узаконений [Л.] Шевиц обязывается в точности исполнять все существующие и впредь последовать могущие правила и постановления о заведениях сего рода, под опасением в противном случае ответственности по законам.

Свидетельство казанского военного губернатора С. С. Стрекалова о разрешении на печатание в частной типографии Л. Шевица на нерусских языках. 13 августа 1841 г. НА РТ, ф. 651, оп. 2, д. 1, л. 9.

Заведение свое
[Л.] Шевиц может улучшить и распространить; но круг действий онаго должен ограничиваться изложенными выше и другими существующими на этот предмет правилами и узаконениями. Мая 18 дня 1840 года.
Казанский военный губернатор генерал-адъютант [С. С. Стрекалов].
У сего свидетельства печать казанского военного губернатора.
НА РТ, ф. 1, оп. 2, д. 651, л. 7-8 об.
 
№ 4. Прошение мещанина Л. М. Шевица управляющему Министерством внутренних дел А. Г. Строганову об использовании в частной типографии печатных шрифтов на разных языках
11 мая 1841 г.
№ 5804/2590
Его сиятельству, господину управляющему Министерством внутренних дел, генерал-адъютанту и кавалеру Александру Григорьевичу, графу Строганову.
На основании 2017 статьи первого тома Свода законов и вследствие разрешения Вашего сиятельства, получив от господина казанского военного губернатора, 18 мая 1840 года, свидетельство, я открыл в г. Казани частную типографию с правом, изъясненным в помянутом свидетельстве, отпечатывать всякие дозволенные правительством и одобренные цензурою книги на русском, французском, немецком и татарском языках.
Ныне же желая распространить круг действий своего заведения, на основании последней статьи данного мне свидетельства, где значится: «Заведение свое [Л.] Шевиц может улучшить и распространить», я принимаю на себя смелость утруждать Ваше сиятельство о дозволении печатать в моей типографии книги, кроме русского, французского, немецкого и татарского, и на прочих языках, тем более, что имеющиеся в настоящее время шрифты для поименованных языков, могут служить к отпечатанию и для прочих диалектов, как то: английского, латинского, итальянского, персидского, арабского, чувашского, черемисского и прочих.
Повергая благоусмотрению Вашего сиятельства причины распространения круга действий моей типографии в городе Казани, я имею честь ожидать в разрешение начальственного Вашего распоряжения.
Мая 11 дня 1841 года. К сему прошению аренсбургский мещанин Людвиг ИвановV Шевиц руку приложилVI.
РГИА, ф. 1286, оп. 7, д. 170, л. 79-80.
 
№ 5. Свидетельство казанского военного губернатора С. С. Стрекалова о разрешении на печатание в частной типографии Л. Шевица литературы на нерусских языках
13 августа 1841 г.
№ 5488
Вследствие разрешения господина управляющего Министерством внутренних дел, дано сие свидетельство проживающему в городе Казани по паспортам лифляндскому, уроженцу аренсбургскому, мещанину Людвигу Шевицу в том, что в открытой им в 1840 году, с разрешения начальства, частной типографии в г. Казани, дозволяется ему, Шевицу, производить книгопечатание, кроме русского, французского, немецкого, та[та]рского языков, на которые он имеет уже разрешение, и на прочих языках, кроме — еврейского, с соблюдением всех тех узаконений и правил, которые поставлены в виду Шевица при дозволении открыть типографию. Казань. Августа 13 дня 1841 года.
Казанский военный губернатор, генерал-адъютант [С. С. Стрекалов].
НА РТ, ф. 1, оп. 2, д. 651, л. 9.
 
Публикацию подготовила
Халида Багаутдинова


I. Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ «Культура Казани в документах и материалах. XIX в.», проект № 10-01-29101а/В/2011.
II. Аренсбург — город в Германии (здесь и далее подстрочные примечания автора вступительной статьи).
III. Реал — стол с наклонной верхней доской, на которую ставится касса со шрифтом для набора.
IV. Выделение чертой соответствует выделению в документе.
V.Так в документе.
VI. Разрешение Л. М. Шевицу печатать на всех языках, кроме еврейского, было дано управляющим Министерством внутренних дел, тайным советником Бутковым за № 3426 от 7 июля 1841 г.