2003 1/2

Д.И. Менделеев и химические заводы Ушковых

Знакомство Дмитрия Ивановича Менделеева с елабужскими купцами Ушковыми произошло, видимо, в Санкт-Петербурге, в 1868 г. Оно было связано с довольно печальным событием - кончиной 11 апреля 1868 г. основателя Кокшанского (1850) и Бондюжского (1868) химических заводов - Капитона Яковлевича Ушкова. Это знакомство и разностороннее сотрудничество было продолжено и с преемником семейного дела - Петром Капитоновичем Ушковым (1840-1898), которого Д. И. Менделеев характеризовал как «скромного передового и симпатичного деятеля русской химической промышленности»1. Великий российский химик провел некоторое время на химических заводах Ушковых, работая над технологией производства бездымного пороха.
Предыстория этого вопроса такова. Весной 1890 г. Д. И. Менделеев оставил Санкт-Петербургский университет. Тогда же управляющий Морским министерством Н. М. Чихачев обратился к нему с предложением принять участие в разработке типов бездымного пороха, пригодного для стрельбы из крупнокалиберных артилле¬рийских орудий. Бездымный порох, применявшийся в то время в сухопутной армии России, не устраивал морских специалистов по многим параметрам.
Д. И. Менделеев дал свое согласие и летом 1890 г. вместе с другими специалистами совершил поездку в Англию и Францию. Здесь участники поездки встречались с коллегами, наблюдали технологию производства пороха, присутствовали при показательных стрельбах и даже по официальному разрешению привезли из этих стран образцы продукции. В целях изучения взрывчатых веществ было также заказано некоторое оборудование для организующейся Морской научно-технической лаборатории.
Не дожидаясь открытия лаборатории, Д. И. Менделеев со свойственными ему энергией и увлеченностью начал работу над новым для него проектом. В том же, 1890 г. нашел не только состав нитроклетчатки, но и разработал технологию ее получения. Он назвал ее «пироколлодием». При этом Д. И. Менделеев указывал, что, если бурый порох заимствован из заграницы, то пироколлодий «составляет русское изобретение»2.
В августе 1891 г. организуется Морская научно-техническая лаборатория, во главе с преподавателем И. М. Чельцовым. Д. М. Менделеев был назначен научным консультантом этой лаборатории и фактически осуществлял общее руководство всей работой.
В 1892 г. в лаборатории было получено несколько фунтов пироколлодия. Стрельба изготовленным на его основе без¬дымным порохом на морском полигоне в июне 1892 г. дала прекрасные результаты. Через год была проведена стрельба с использованием пироколлодийного пороха из 12-дюймовых морских орудий - первая не только в России, но и в Европе. Инспектор морской артиллерии, председатель технического комитета Морского министерства адмирал СО. Макаров в связи с этим событием послал Д. И. Менделееву телеграмму, в которой поздравил его с блестяще проведенными испытаниями.
В ответном письме Д. И. Менделеев формулирует очередную главную задачу: «Дешевую, удобную и безопасную выделку хорошего пироколлодия»3. В основе должно было лежать массовое производство пироколлодия на казенном заводе Морского ведомства. Однако еще в январе 1891 г. в докладной записке военному ми¬нистру П. С. Ванновскому Д. И. Менделеев считал возможным и даже необходимым «вызов частных предпринимателей, способных... содействовать снабжению русской армии бездымным порохом...»4. Частные заводы, по мнению автора записки, способны выпускать более дешевую продукцию, чем казенные предприятия, а в случае военных действий помогут снабдить армию и флот порохом и взрывчатыми веществами.
Важнейшим требованием к частным заводам было производство серной кислоты и других химических продуктов из отечественного сырья (чтобы на случай войны не зависеть от иностранных поставок -чилийской серы и др.). Исходя из этого, Д. И. Менделеев указывал три наиболее удобных места для устройства пироксилиновых и сернокислотных заводов: берега Камы и ее притоков; берега Меты; Донецкая область5.
Выбор Д. И. Менделеева склонялся все-таки в пользу ушковских заводов. Во-первых, они были пионерами в деле использования уральских колчеданов для получения серной кислоты. При этом доставка их водой с уральских рудников на собственных пароходах и баржах обходилась дешево - около 20 копеек за пуд.
Во-вторых, Д. И. Менделеев обратил внимание на «силу и распорядительность хозяев, которые дорожат больше всего доверием, им оказанным», а также на благо¬приятные условия производства: «Почти все, что надо для производства пироколлодия, готовится на месте, а что пришлось выписать - уже заказано и идет.. .»6.
В-третьих, заводы Ушкова использовали дешевое топливо - уральский уголь и нефтяные остатки, доставляемые по Каме. Необходимый для производства спирт поступал с соседних винокуренных заводов.
В-четвертых, на заводах Ушкова были заняты высококвалифицированные кадры, окончившие высшие технические учебные заведения. Ключевые должности занимали российские подданные, что было важно для сохранения секретов производства. Руководил Бондюжским заводом в 1893 г. Н. И. Скворцов, инженерами-технологами работали К. Г. Дементьев и С. А. Котков, технологами - И. В. Бочаров, В. В. Кудрявцев. Числились в администрации завода и два иностранца - английский подданный, мастер Роберт Боман и австрийский подданный, доктор химии К. И. Байер7.
Было еще одно обстоятельство в пользу передачи заказа П. К. Ушкову. Отмечая его, Д. И. Менделеев писал, что фирма «пользуется крупным кредитом и мо¬жет располагать средствами, какими иные русские заводчики могли бы с трудом располагать»8.
В итоге пуд пироколлодия мог обойтись не дороже 20 рублей. Стоимость же приготовленного из него пороха могла не превышать 30 рублей или 25-27 рублей9.
К мнению авторитетного специалиста прислушались, и технический комитет Морского ведомства принял решение заказать Бондюжскому химическому заводу пробную партию (500 пудов) пироколлодия. Цена его не должна была превышать 40 рублей за пуд, т. е. примерно равняться цене пироксилина.
Морской технический комитет просил управляющего Морским министерством Н. Чихачева разрешить Д. И. Менделееву командировку на указанный завод сроком на три месяца, совместно с сотрудником научно-технической лаборатории П. Рубцовым и лаборантом Ф. Ворожейкиным. Им поручалось участие в работах по изготовлению опытной партии пироколлодия и обеспечение секретности технологии.
Начальник Главного управления кораблестроения и снабжения вице-адмирал В. И. Попов в письме от 3 июня 1893 г., адресованном Д. И. Менделееву, предложил ему договориться с фирмой «П. К. Ушков и К"» об изготовлении на Бондюжском заводе пробной партии пироколлодия в количестве 500 пудов и подготовить проект договора. В ответном письме Д. И. Менделеев подчеркивал, что ему желательно «поскорее отправиться на завод Ушкова, чтобы там успеть ныне летом провести весь желаемый опыт производства пробной партии пироколлодия для определения его подрядной ценности»10.
22 июня 1893 г. в Санкт-Петербурге Д. И. Менделееву был выдан «Открытый лист», подписанный министром внутренних дел России И. Дурново. В нем предписывалось «местам и лицам, подведомственным Министерству внутренних дел, оказывать предъявителю сего всякое законное содействие к исполнению возложенного на него поручения»". О прибытии великого российского химика 24 июня 1893 г. на Бондюжский завод Вятскому губернатору доложил в своем рапорте Елабужский уездный исправник12.
Проект договора на поставку пироколлодия с фирмой Ушкова был согласован и оформлен. Там было указано в частности, что технические условия на продукцию предъявляются заслуженным профессором Д. И. Менделеевым. 30 июня 1893 г. договор был подписан представителем Главного управления кораблестроения Любимовым. Срок поставки 500 пудов пироколлодия был определен - 1 ноября 1893 г.
Для выполнения пробного заказа на Бондюжском заводе меньше чем за месяц были построены два здания - одно длиной 20 сажен, деревянное, а другое - длиной 15 сажен и шириной 5 сажен, каменное, с пристройкой для парового двигателя. Д. И. Менделеев наблюдал за сооружением опытного завода, констатировал, что все оборудование, приборы и приспособления делаются в должном виде, и уехал оттуда в свое имение — сельцо Боблово, под Клином - в полной уверенности, что все будет закончено в согласованные сроки (к 1 августа) и с хорошим качеством. С 1 августа 1893 г. намечалось начать промышленное производство пироколлодия.
В августе 1893 г. Д. И. Менделеев вновь приезжал на Бондюжский завод. В конце месяца он направил в Адмиралтейство телеграмму, в которой сообщал: «Возвращаюсь, оставляя производство пироколлодия в полном ходу»13. Одновременно он просил продлить срок командировки Рубцову и Ворожейкину на Бондюжском заводе до середины октября. Просьба эта была удовлетворена.
Дата отбытия Д. И. Менделеева из Бондюги устанавливается документально. Елабужский уездный исправник в рапорте на имя Вятского губернатора сообщал, что управляющий Казанским пороховым заводом генерал-майор Каменских вместе с профессором химии Менделеевым отбыли в Казань 23 августа 1893 г. 14
Между тем производство пироколлодия на Бондюжском заводе осуществлялось успешно. В письме к начальнику Главного управления вице-адмиралу П. Тырто-ву от 2 ноября 1893 г. сообщалось о доставке в Петербург с завода Ушкова 344,5 пудов пироколлодия и о возможности изготовления на этом предприятии в год «с легкостью» около 6 тысяч пудов этого продукта. 9 ноября 1893 г. Морской технический комитет принял решение передать произведенный на Бондюжском заводе пироколлодий на переработку в бездымный порох на Охтенский завод Морского министерства 15. Порох решено было применить затем для проведения опытной стрельбы из орудий разных калибров и снаряжения мин.
Ученые и специалисты отмечали высокое качество продукции, изготовленной на заводе Ушкова. В частности, 2 января 1894 г. И. Чельцов констатировал, что пироколлодий не уступает по своему качеству аналогичной продукции, изготовленной на пироксилиновом заводе Морского министерства в Санкт-Петербурге, и, что не менее важно, не теряет этого качества при хранении. 8 марта 1895 г. заведующий Петербургским пироксилиновым заводом сообщил главному инспектору морской артиллерии, что на складе завода имеется 41 пуд пироколлодия, произведенного в Бондюге: «Означенный пироколлодий по вторичному испытанию оказался удовлетворяющим требованиям как по количеству азота, так и по пробам Абеля и Вьеля»16.
После того, как в 1894 г. была окончательно отработана технология производства пироколлодийного пороха на Морском пороховом заводе, Д. И. Менделеев оставил эту область исследований. Он полагал, что «свое дело он считал закончен¬ным с того времени, когда пироколлодийный порох выдержал опыты Морского полигона в орудиях всех калибров».
Бондюжский химический завод после производства опытной партии пироколлодия дальнейших заказов больше не получал. Это объяснялось, в частности, противоречиями между чиновниками Морского и Военного министерств относительно перспектив его дальнейшего изготовления. Сыграла свою роль и относительная удаленность заводов Ушкова от Санкт-Петербурга, а также желание сохранить в тайне технологию производства.
Тем не менее, Д. И. Менделеев высоко оценивал опыт производства на Бондюжском заводе: «...Выяснилась практическая пригодность некоторых приемов заводского производства, и хотя в этом отношении возможны еще дальнейшие улучшения, тем не менее, в настоящее время уже можно дать указания к экономически возможному и технически удобному способу валового производства пироколлодия»17. Кроме того, химические заводы Ушковых были причастны и к изготовлению бездымного пороха на Казанском пороховом заводе. В частности, расположенный в Казани завод фирмы «П. К. Ушков и К°» в 90-е г. XIX в. поставлял для него серную и азотную кислоты.
Сотрудничество Д. И. Менделеева с Ушковыми не ограничивалось только производством пироколлодия. Выдающийся русский химик консультировал П. К. Ушкова и его специалистов по вопросам совершенствования технологии изготовления хромпиков, а также убедил в необходимости и выгодности постройки особого завода для производства кислотоупорной посуды. Уже в 1893 г. в Кокшане вступил в строй завод керамических кислотоупорных изделий и шамотного кирпича18. Да и в дальнейшем руководители товарищества химических заводов «П.К. Ушков и К°» неоднократно пользовались консультациями Д. И. Менделеева.
В память о пребывании великого российского ученого на берегах Камы в 1967 г., в канун 100-летия основания химического завода, поселок Бондюжский был переименован в город Менделеевск.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Вятские губернские ведомости.-1898.-14 февраля.-Часть неофициальная.-С.б.
2. Д. И. Менделеев. Сочинения.-М.;Л.,1949.-Т.1Х.-С176.
3. Там же.-1952.-Т.ХХУ-С448.
4. Там же.-1949.-Т.1Х.-С.53-54.
5. Там же.-С86.
6. Там же.-1952.-Т.ХХУ.-С.450-451.
7. Национальный архив Республики Татарстан (НА РТ), ф.557, оп.7, д.1, л.1 об.-2 об.
8. Д. И. Менделеев. Указ. соч.-С176.
9. Там же.-1952.-Т.ХХУ-С449.
10. П. М. Лукьянов. История химических промыслов и химической промышленности в России до конца XIX В.-М.Д961.-Т.5.-С.370.
11. Государственный архив Кировской области (ГАКО), ф.582, оп.64, д.За, л. 133.
12. Там же, л. 127.
13. П. М. Лукьянов. Указ. соч.-С371.
14. ГАКО. ф.582, оп.64, д.За, л.317.
15. П. М. Лукьянов. Указ. соч.-С371.
16. Там же.-С374.
17. Д. И. Менделеев. Указ COH.-1952.-T.XXV.-C.460.
18. С. Г. Кашин, Р. В. Волков, А. Б. Пашковский. Есть на Каме завод.-Казань,1965.-С9.

Рапорт
елабужского уездного исправника его превосходительству,
господину вятскому губернатору

№83      30 июня 1893 г.

24-го сего июня в Бондюжский химический завод товарищества Ушкова и Ко прибыл командированный господином] военным министром для производства опытов пироксилина тайный советник Дмитрий Иванович Менделеев.
О чем имею честь донести Вашему превосходительству.
Исправник (подпись) Машковцев.

ГАКО, ф.582, оп.64, д.За, л. 127.

Рапорт
елабужского уездного исправника его превосходительству,
господину вятскому губернатору

№83 30 июня 1893 г.

В дополнение рапорта от 30 июня за № 83 имею честь представить Вашему превосходительству копию с открытого листа за № 8359, выданного господином министром внутренних дел тайному советнику Менделееву.
Исправник (подпись) Машковцев.

ГАКО, ф.582, оп.64, д.За, л.132.

Копия открытого листа, выданного Д. И. Менделееву

По указу Его величества государя императора Александра Александровича самодержца всероссийского и прочая, и прочая, и прочая.
Предписывается местам и лицам, подведомственным Министерству внутренних дел, оказывать предъявителю сего всякое законное содействие к исполнению возложенного на него поручения.
Дан сей лист заслуженному профессору, тайному советнику Менделееву, командированному Морским министерством в г. Елабугу, Вятской губернии, для соглашения с заводом П. К. Ушкова и Ко (на Каме), об изготовлении на этом заводе в текущем г. до 500 пудов пироколлодия (взрывчатого вещества) за подписомI моим и с приложением казенной печати.
В Санкт-Петербурге. Июня 22 дня 1893 г.

Его императорского величества, всемилостивейшего государя моего, статс-секретарь, министр внутренних дел, шеф жандармов, действительный тайный советник, член государственного совета, сенатор
[...]II подпись Ив. Дурново 
и вице-директор департамента
общих дел Министерства внутренних дел (подпись неразборчива)
С подлинным верно: исправник (подпись) Машковцев

ГАКО, ф.582, оп.64, д.За, л.133-133об.

I Так в документе.
II Далее идет перечисление всех званий и наград.


Рапорт  елабужского уездного исправника его превосходительству,
господину вятскому губернатору

№ 2625        26 августа 1893 г.

22 августа прибыли в Бондюжский химический завод Елабужского уезда на казенном пароходе «Уфа» товарищ генерала фельдцейхмейстера генерал адъютант-генерал от артиллерии Господин] Сафияно и управляющий Казанским пороховым заводом генерал-майор Каменских, которые выбыли из завода: Г[осподин] Сафияно - 22 же августа в Ижев ¬ский оружейный завод Сарапульского уезда, а Г[осподин] Каменских - 23 августа в Казань вместе с бывшим в Бондюжском заводе профессором химии Менделеевым.
О чем имею честь донести Вашему превосходительству.
За уездного исправника, помощник его (подпись неразборчива)
Секретарь (подпись неразборчива)

ГАКО, ф.582, оп.64, д.За, л.317.

Некролог П. К. Ушкову, опубликований в «Вятских губернских ведомостях»

В «Нов[ом] Врем[ени]» профессор] Д. И. Менделеев поместил следующее письмо: «Сейчас узнал из вашей газеты о кончине Петра Капитоновича Ушкова, и не могу выразить, каким прискорбием поразило меня это известие. Еще не очень давно я видел этого скромного передового и симпатичного деятеля русской химической промышленности полным сил и новых планов, твердого в тех мыслях, с которыми лет тридцать назад мне пришлось с ними познакомиться в одну из первых его поездок в Петербург. Тогда скончался его отец, и он принял наследство неоплатных долгов и начатых сложных дел, решившись покрыть первые целиком, упростить последние и из начатков сделать готовое, большое русское дело. Трудов, забот, разной смелости, честной прямоты и твердости запас у П. К. был так велик, что все трудности сломились. Расшаталось здоровье, но для России получилось небывалое: где-то там, на Каме, в Елабуге. Мне пришлось лет пять тому видеть на месте эти заводы П. К. Ушкова и я, видевший немало западноевропейских химических заводов, с гордостию увидел, что может созданное русским деятелем не только не уступать, но во многом превосходить иноземное. Сода, препараты глинозема и хрома, белильная известь и серная кислота так делаются на заводах П. К. Ушкова, что будь это на Западе, о том писались бы томы. А только местные жители, пользующиеся громадными новыми заработками, школами, больницами и т. п., разводят руками и дивятся, откуда что берется и куда, что уходит. Мир праху такого деятеля! Такими-то и сильна новая Россия, хотя имена их мало кто знает».

Вятские губернские ведомости.-1898.-14 февраля.-Часть неофициальная.-С.б.

Владимир Ермаков,
кандидат исторических наук
(г. Набережные Челны)