2002 1/2

Татары-мусульмане в Казанской городской думе

После реформ 60-х — 70-х годов XIX века в государственной структуре России возникают местные органы самоуправления, призванные, как утверж­дал исследователь М. И. Свешников, стать главным союзником между государством и обществом1. Городовое положение 1870 года стало основой образования городских дум как одного из элементов местного уп­равления. Казанская городская дума начи­нает свою работу в январе 1871 года. Ос­новным направлением деятельности Го­родской думы было обеспечение благоус­тройства города и решение местных хозяй­ственных вопросов.

Несмотря на ограничение, изложенное в ст. 44 городового положения, где уста­навливается число гласных нехристиан 'А частью общего числа гласных, татары-мусульмане всецело использовали возмож­ность работы в органе городского управ­ления. «Мусульмане весьма сочувственно относятся к городским делам и хозяйству, поэтому аккуратнее некоторых других гласных посещают Думу», — отмечал глас­ный Д. И. Образцов в своем выступлении в Думе2.

Выборы гласных Городской думы ос­новывались на установленном городовым положением податном цензе, «определяе­мом количеством прямых выплачиваемых налогов в пользу города»3. По этой причи­не в органы самоуправления в основном избирались крупные промышленники и торговцы. Из татарской буржуазии гласны­ми Городской думы на несколько сроков избирались Ш. И. Аминев, И. Г. Иманкулов4, Юнусовы, Сайдашевы, Апанаевы. Самое большое число гласных татар в Ка­занской городской думе с 1871 по 1892 год было в четырехлетний срок избрания с 1883 по 1887 годы5.

«Мусульмане беспрекословно, не от­казываясь, исполняют все обязанности, возлагаемые на них Думою. Например, в ревизионную комиссию, где доводится го­ворить иногда в глаза правду, многие от­казывались идти, между тем мусульмане в ревизионную комиссию по предложению пошли и добросовестно исполняют приня­тые обязанности», — говорил тот же Д. И. Образцов6. Гласные татары были в составе не только ревизионной комиссии. В комиссии для наблюдения за производ­ством операций общественного банка ра­ботали А. Ф. Рахметуллин7, М. С. Аитов8; первый был избран также в комиссию по вопросу об учреждении взаимного страхо­вания. В санитарной комиссии, в комиссии «для осмотра ... участков городской зем­ли...», «для рассмотрения ... проекта уста­ва общественной ссудно-сберегательной кассы», «для ведения переговоров с капи­талистами о постройке Казанско-Муромской железной дороги», «для осмотра кух­мистерских» и для других хозяйственных целей участвовали гласные М. И. Юнусов, М. И. Галеев9, Ш. С. Сагдеев, 3. У. Усманов и другие10.

Основные темы, с которыми выступа­ли в Городской думе гласные мусульмане, были: благотворительность, образование, вопросы торговли и имущества.

Особо хотелось бы выделить деятель­ность гласного М. А. Сайдашева11 в вопро­сах образования и реформирования учеб­ных заведений. Его выступления в Думе наглядно демонстрируют внимательное от­ношение мусульманского населения к про­блемам образования, к организации новых учебных учреждений.

Предлагаемые читателям материалы, надеемся, будут интересны и помогут при­открыть новые страницы истории.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Свешников Н. И. Основы и пределы самоуправления.-СПб.,1892.-С.292.

2. Журналы и протоколы заседаний Казанской городской думы за 1902 г.-Казань,1905.-С439.

3. Коркунов Н. М. Русское государственное право. Т.2.-СПб.,1909.-С594.

4. Иманкулов Измаил Губайдуллович (1834-1899) — купец II гильдии, в 1870 году основал куле-ткацкое производство и развернул торговлю им. Только в Казани купцу принадлежало три пред­приятия с магазинами при них — в Адмиралтейской и Тихвинской слободах.

5. Систематический сборник постановлений Казанской городской думы за 22 года.-Казань,1898.-С.11-13; Журналы и протоколы заседаний Казанской государственной думы за 1895-1907 гг.

6. Журналы и протоколы заседаний Казанской государственной думы за 1904 г.-Казань,1907.-С.439.

7. Рахметуллин Ахметзян Файзуллович (1832-1910) — купец второй гильдии. Родом из Буинского района Татарстана. В 1852 г. основал фирму по торговле сахаром и чаем. В 1871-1887 гг. избирал­ся гласным в Городскую думу, был членом правления Общества взаимного кредита, одним из инициаторов строительства медресе «Марджания», «Касимия».

8. Аитов Мухаметзян Сулейманович (1823-1890) - казанский купец, краевед. Присяжный заседа­тель Казанского окружного суда, гласный Казанской городской думы.

9. Мухаметзян Ибнеаминович Галеев (1832-1908) — купец II гильдии, промышленник. В 1869 г. основал фирму по производству и продаже азиатской обуви. Он состоял членом учетного комите­та Городского общественного банка, с 1875 по 1908 г. избирался в разные составы гласных Город­ской думы. Кроме того, он был известен и как благотворитель, человек прогрессивных взглядов. Финансировал строительство крупнейшего на территории Казанской губернии новометодного мед­ресе «Мухаммадия».

10. Систематический сборник...-С.58, 66-67, 69.

11. Сайдашев Мухаметзян Ахметзянович (1864-1914) — купец, продолжая дело отца, Ахметзяна Яхьича, занимался продажей пушниной, был совладельцем торгового дома «Б. Субаев, И. Бурна-ев и М. Сайдашев». Был одним из издателей газеты «Баян-эль-Хак».

 

Из записей журнала заседаний Казанской городской думы

№1

19 января 1899 г.

Заслушано заявление городского головы о выражении признательности М. И. Галее-ву, несущему звание гласного Городской думы беспрерывно в течении 25 лет [...].

Дума единогласно постановила: Галееву Мухамметзяну Ибнаминовичу на память о его 25-летней беспрерывной деятельности [...] поднести золотой жетон такого же образ­ца, как поднесены в 1896 г. по такому же поводу гласным Юшкову, Заусайлаву, Тихомиро­ву, Жуковскому и Соломину.

 

Журналы и протоколы заседаний Казанской городской думы за 1899 г.-Казань,1900.-С78.

 

№2

19 января 1909 г.

Городской голова, охарактеризовав выдающуюся деятельность недавно скончавше­гося гласного М. И. Галеева, предложил Думе почтить память почившего каким-либо доб­рым делом. Со своей стороны городской голова предложил: 1) учредить в мусульманском приюте-школе в Суконной слободе две стипендии имени М. И. Галеева, на что ассигно­вать 160 рублей; 2) поставить в зале думских заседаний металлическую доску с указани­ем прохождения М. И. Галеевым городской службы и 3) повесить в аван-зале портрет покойного М. И. Галеева, если последует на то согласие его родственников.

Предложение городского головы принято, при чем на стипендию имени М. И. Галеева Дума при закрытой баллотировке, большинством 24-х шаров, против 4-х ассигновала 150 рублей, с тем, чтобы сумма эта была внесена в смету 1909 года.

Постановлено: записать об этом в журнал.

 

Журналы и протоколы заседаний Казанской городской думы за 1909 г.-Казань,1911.-С.80-81.

 

№3

не ранее 31 октября 1909 г.

Заслушан доклад №29 по поводу предложения гласных Городской думы г.г. Сайда-шева, Гизетуллина и других, в числе 15 человек, и ходатайства уполномоченных от вла­дельцев бакалейно-мелочных лавок г. Казани о пересмотре обязательного постановле­ния Думы 1905 г. об ограничении торговли в воскресные дни.

Обязательным постановлением Городской думы, утвержденным 11 апреля 1905 г. Господином] казанским губернатором, производство в г. Казани торговли, за исключени­ем некоторых видов ее, ограничено во все воскресные дни, причем ограничение это (п.7) распространено на торговцев всех вероисповеданий без различия.

Однако при обсуждении проекта означенного постановления в заседаниях 28 января и 13 мая 1903 г., Дума, принимая во внимание, что Казань в отношении состава населе­ния находится в особых исключительных условиях, и что торговля в Казани в значитель­ной части сосредоточена в руках мусульман, постановила в установленном порядке хо­датайство о том, чтобы Городской думе, во внимание разноплеменному составу казанс­кого населения, предоставлено было право не распространять действия означенного обязательного на торговцев мусульман, не имеющих у себя на службе из христиан и вместе с тем установить для мусульманской торговли особые правила ограничения времени производства ее по пятницам и в другие мусульманские праздники.

На это ходатайство г[осподин] министр внутренних дел ответил, что так как по ст. 108 (п. II) городского] положения и ст.25 устава о предупреждении] преступлений] городским думам принадлежит право составлять обязательные постановления о времени открытия и закрытия торговых и промышленных заведений лишь в дни воскресные, табельные и в дни чтимых православною христианскою церковью праздников, то Его высокопревосхо­дительство не находит возможным дать дальнейшее движение к удовлетворению, в изъя­тие из закона указанного выше ходатайства Казанской городской думы.

Ввиду такого ответа со стороны министерства Городская дума решила предоставить самим мусульманам ходатайствовать о допущении для них указанных выше исключений в обязательных постановлениях Думы.

С изданием закона 15 ноября 1906 года об обеспечении нормального отдыха служа­щих в торговых и ремесленных заведениях складах и конторах Городская дума, обсуждая в заседании 12 ноября 1908 г. вопрос [о] праздничном отдыхе служащих в означенных торговых заведениях и основываясь на этом законе, установила дни праздников особо для христиан и особо для мусульман, в которые торговля и занятия служащих произво­диться не должны; но постановление это губернским по земским и городским делам при­сутствием отменено.

Гласные Городской думы г.г. Сайдашев, Гизетуллин и друг[ие], в числе 15 человек, признавая ненормальным и противоречащим мусульманской религии требование обяза­тельных постановлений 1905 г., чтобы мусульмане-торговцы праздновали христианские праздники, и имея в виду, что и сама Дума при рассмотрении 12 ноября 1908 г. проекта обязательных постановлений об обеспечении нормального отдыха служащих в торговых и ремесленных заведениях, складах и конторах по закону 15 ноября 1906 г. признала необходимым установить особо для христиан и особо для мусульман праздничные дни, в которые торговля и занятия служащих производиться не должны, 31 октября сего года, через Городскую управу, просили Городскую думу отменить §7 обязательного постанов­ления Городской думы 1905 г. или применительно к обязательным постановлениям горо­дов Чистополя и Арска, распубликованным в №38 «Казанских губернских ведомостей» за текущий год, заменить его таким постановлением, которое не запрещало бы мусульма­нам торговать в воскресные дни, но при условии не производить торговли в пятницы.

Одновременно с приведенным предложением г[оспод] гласных-мусульман в управу, через фсподина] губернатора, поступило прошение уполномоченных от владельцев 160 бакалейно-мелочных лавок в г. Казани также об отмене обязательного постановления Думы 1905 года об ограничении торговли в воскресные дни. Как на основание к отмене означенного постановления Думы уполномоченные торговцами указывают на следующее: 1) что все эти торговцы приказчиков не имеют, ведут торговлю лично, не нарушая в этом случае основной идеи обязательного постановления - дать отдых служащим в празднич­ные дни, и 2) что запрещение торговли в воскресные дни, не отвечая интересам и нуждам мелочной и бакалейной торговли, повлечет за собой лишь громадные для торговли убыт­ки и разорение, тем более, что после запрещения этой торговли в специальных лавках, которое, кстати сказать последовало лишь в текущем 1909 году, - владельцу булочного и бакалейным товаром, а торговцы-мусульмане открывают бакалейные лавки в местнос­тях, заселенных исключительно русскими, и, торгуя в христианские праздничные дни, делают громадный подрыв русским торговцам.

Представлял на усмотрение Думы вышеприведенное предложение г[оспод] гласных-мусульман и ходатайство уполномоченных мелочных торговцев об отмене обязательно­го постановления Думы 1905 г. об ограничении торговли в воскресные дни, Городская управа полагает, что так как Дума своим постановлением 12 ноября 1908 года признала уже необходимость установления праздничных дней особо для христиан и особо для му­сульман, в которые торговля и занятия в торговых заведениях производиться не должна, причем и после отмены этого постановления губернским по земским и городским делам присутствием Дума осталась при прежнем своем взгляде на этот вопрос, решив в заседа­нии 8 октября сего года обжаловать означенное определение губернского присутствия, необходимо прийти к заключению, что обязательное постановление Думы, утвержденное 11 апреля 1905 г. фсподином] казанским губернатором, об ограничении торговли в вос­кресные дни, каковое ограничение распространено на торговцев всех вероисповеданий без различия, в настоящее время, с изданием закона 15 ноября 1906 г. о нормальном отдыхе служащих в торговых и ремесленных заведениях, складах и конторах, утратило свое значение и подлежит отмене. Отмена обязательная постановления 1905 г. в одина­ковой мере удовлетворила бы торговцев мусульман и русских, так как русские мелочные торговцы, хотя и указывают на стеснения для них ограничения торговли в праздничные дни, каковое ограничение предусмотрено и проектированными обязательными постанов­лениями 12 ноября 1908 г., но на отмене этого последнего постановления не настаивают.

Представитель владельцов бакалейно-мелочных лавок г[осподин] Берябисов, с раз­решения Думы, подтверждая свое ходатайство добавил, что торговля в мелочных лав­ках, где она ведется самими владельцами, без помощи приказчиков, настолько незначи­тельна, что закрытие ее в праздники поставит многих торговцев в необходимость закрыть свои лавки, так как весь их дневной заработок от торговли в большинстве случаев выра­жается в сумме, необходимой торговцу для пропитания семьи. Такая мера не в интересах и населения, так как закрытие в праздники торговли предметами первой необходимости будет представлять для него большие неудобства.

Гласный М. А. Сайдашев заметил, что обязательное постановление 1905 года о вос­прещении торговли в воскресные дни было результатом давления со стороны публики, а не сознательного решения Думы. Обращаясь засим к ходатайству владельцев мелочных бакалейных лавок, г. Сайдашев находит, что доводы их заслуживают внимания и должны быть приняты в соображение при обсуждении вопроса об установлении праздничного отдыха для торговых служащих. Гласный А. М. Марко, указав на указ Правительствующе­го Сената от 17 мая 1902 года и решение угол[овно-]кас[сационного] департамента] 1898 г. №17, последовавшее в разъяснение ст.19 Устава о предупреждении] и пресече­нии] преступлений], по которому бакалейная торговля приравнена к торговле съестными припасами, настаивал на изменение обязательных постановлений Думы 1905 года в смыс­ле допущения в воскресные дни торговли бакалейными товарами.

Гласный В. Д. Воронин находил, что с изданием закона 15-го ноября 1906 года обяза­тельные постановления Думы 1905 года утратили свою силу и не могут быть в настоящее время применяемы, как ограничительный закон по торговле.

По заключению прений Дума постановила: обязательное постановление об ограни­чении времени торговли в воскресные дни в г. Казани, изданное к исполнению 11-го апре­ля 1905 г., изменить в следующем: пар[аграф] 3-й дополнить пунктом желательно] следу­ющего содержания: «на мелочные хлебно-бакалейные лавочки, где торговля произво­дится самими хозяевами без участия приказчиков», а пар[аграф] 7-й редактировать так: «настоящие обязательные правила распространяются на торговцев всех вероисповеда­ний, за исключением мусульман». Пар[аграф] 8-й означенных обязательных постановле­ний, в виду изменения редакции параграфа] 7-го, исключить вовсе.

 

Журналы и протоколы заседаний Казанской городской думы за 1909 г.-Казань,1911.-С.366-371.

 

№4

9 февраля 1910 г.

Собрание открыто в 8 часов вечера под председательством городского головы С. А. Бекетова в присутствии поименованных в прилагаемом к журналу списке 62 глас­ных.

Городской голова по проверке числа прибывших гласных и ввиду законного состава собрания объявил заседание Думы открытым.

Городской голова просил Думу на сегодня отступить от обычного хода занятий - не читать журнала предшествующего заседания Думы, отложив его до одного из следующих заседаний, так как стоящий на повестке дня очень серьезный вопрос по докладу о всеоб­щем обучении в г. Казани и школьной сети и строительстве потребует немало времени для его обсуждения.

Ввиду согласия Думы был поставлен вопрос на обсуждение.

Городской голова доложил, что доклад о школьной сети составлен господином] инс­пектором народных училищ А. С. Рождествиным, а о школьной сети и строительстве -Л. И. Писаревым, доклады эти прошли через училищную комиссию и училищный совет и встретили там полное одобрение.

Суть доклада по школьной сети состоит в том, что при намеченном числе открытия новых комплектов введения всеобщего обучения в г. Казани город может учитывать ту сумму, которая как бы освободится и может быть употреблена на нужды школьного стро­ительства. По точным сведениям, ежегодный остаток от содержания городских школ бу­дет выражаться в сумме более 14 тысяч рублей, что на шестилетний период только школь­ного строительства в общей сложности составит сумму более 88 тысяч руб. Если бы Министерство [просвещения] согласилось на введение всеобщего обучения в г. Казани с принятием на счет казны тех новых комплектов, которые проектировала училищная ко­миссия, и тех, которые теперь существуют, то город при такой субсидии израсходовал бы на школьное дело на 26770 руб. меньше.

Вопрос о школьном строительстве не вызывает никаких оговорок и, по моему мне­нию, должен быть принят в том самом виде, в каком он представлен.

Член Городской управы Н. Л. Грауэрте коснулся организации самой работы, которая происходила в училищной комиссии по вопросу о введении в город всеобщего обучения, причем пояснил, что очень большой труд выпал на долю инспектора народных училищ А. С. Рождествина, взявшего на себя разработку вопроса о школьной сети, и на Л. И. Писарева, детально выяснившего в особом докладе вопрос о школьном строитель­стве. Затем Н. Л. Грауэрте доложил резюме по содержанию финансового плана, указав количество детей школьного возраста, нуждающихся в начальном обучении в г. Казани, и принятого для вычисления их количества и процента прироста населения поданным пере­писи 1897 г. Далее г[осподин] Грауэрте выяснил расходы города на существующие рус­ские и мусульманские школы теперь и при введении всеобщего обучения. При выяснении общего плана расхода на школы при введении всеобщего обучения сделал сопоставле­ние исчислений] теоретических, сделанных в школьной сети сообразно основным поло­жениям о введении всеобщего обучения, и практических выводов, к которым пришла учи­лищная комиссия [...]

 

НА РТ. Ф. 98. Оп.6. Д.810. Л.35-36.

 

Обращение М. А. Сайдашева к казанскому городскому главе С. А. Бекетову

позднее 9 февраля 1910 г.

Ввиду того, что в протоколе думского заседания 9 февраля моя речь по вопросу о введении всеобщего обучения в Казани приведена неточно и с упущением весьма суще­ственных деталей, я решил изложить ее письменно и просить приобщить к протоколу.

Моя речь заключается в следующем:

«Я, Сайдашев, высказав свое приветствие с введением всеобщего обучения в Каза­ни и уверенность, что в нашей Думе не раздастся ни одного голоса против предложенного проекта, к сожалению своему, [должен] констатировать тот печальный факт, что в проек­те этом обойдено мусульманское население г. Казани. Первоначально в городской учи­лищной комиссии единогласно было решено, что при введении всеобщего обучения в Казани для мусульманского населения потребуется 18 комплектов. Губернский же учи­лищный совет, в составе которого не имеется не одного представителя от мусульман, урезал проект городской училищной комиссии, после чего и последняя в одном из своих заседаний, на котором я не мог присутствовать по болезни, а другой член из мусульман в то время находился в отлучке из Казани, изменил свой первоначальный проект в том смысле, что сократил школы для мусульман до 9 комплектов.

Прошу принять г[оспод] гласных во внимание то обстоятельство, что для введения всеобщего обучения школы для русского населения почти готовы полностью, между тем по справкам оказывается, что 875 мусульманских детей школьного возраста остаются за бортом. Таким образом, если согласиться с училищной комиссией и советом, то получит­ся, что 450 детей будут оставлены без обучения, и тогда уже получится не всеобщее обучение, а частичное, т.е. не достигнется того, к чему стремится Дума.

Мусульмане более 30 лет ожидали этого момента, и когда уже, казалась, дело нала­живалось, приходится нам разочароваться и снова ждать более благоприятного момен­та, когда городское самоуправление смилуется над нами. Я со своей стороны, чтобы идти на встречу законным требованиям мусульман, предлагаю к 9 комплектам, намеченным советом, открыть еще одну 3-комплектную школу, и таким образом дать мусульманам пока 12 комплектов].

На заявление господина] Рождествина, что 9 комплектов] достаточно, потому что имеются еще 2 министерские школы, я напомню ему только то, что эти школы имеют свое специальное назначение, служат русским классом при медресе и обучают шакирдов, бу­дущих мулл русскому языку, почему они не могут быть годными для введения всеобщего обучения. И теперь раздаются справедливые нарекания на то, что до приезда из дере­вень шакирдов эти школы бывают полны городскими мальчиками, почему шакирдам при­ходится на свои скудные средства подыскивать себе дешевых, следовательно не вполне отвечающих своим назначениям учителей русского языка. Кроме того, при составлении плана всеобщего обучения эти министерские школы были приняты во внимание. Затем систематический отказ в приеме за недостатком места повлечет за собою то, что желаю­щих учиться с каждым годом будет все меньше и меньше.

Что же касается заявления господина] Милославского, бывшего директора народ­ных училищ, что открыть для мусульман еще 9 комплектов] - значит бросить деньги в воду, то я самой Думе представляю судить, насколько оно уместно и насколько совмести­мо с достоинством Думы основывать свои решения на подобных заявлениях».

 

НА РТ. Ф. 98. Оп.6. Д.810. Л.66, 66 об.

 

Публикацию подготовила

Гульназ Зигангирова,

аспирант АН РТ