2010 1/2

Новое исследование по истории польско-литовских татар

     
Гришин Я. Я. Из истории татар Литвы и Польши (XIV в. — 30-е годы XX века). – Казань, 2009. – 412 с.
В 2009 г. в издательстве Института истории им. Ш. Марджани АН РТ была опубликована книга известного специалиста по истории стран Восточной Европы доктора исторических наук, профессора Я. Я. Гришина под названием «Из истории татар Литвы и Польши (
XIV в. — 30-е годы XX века)». Она является важным этапом в исследовании автором истории польско-литовских татар. Работе предшествовали научно-популярные очерки «Польско-литовские татары. Наследники Золотой Орды» (1995), «Польско-литовские татары. Взгляд через века» (2000), документальный труд «Отчизны верные сыны» (2004, в соавторстве), «Татарский след в истории Литвы и Польши (XIV-XIX вв.) (2005), многочисленные статьи в периодической печати, в том числе на польском языке.
     Новая книга Я. Я. Гришина уникальна по ряду причин. Во-первых, в новейшей отечественной историографии она является первой монографией, в которой на сегодня наиболее полно с исторической и социологической точек зрения освещается место и значение татарского этноса в истории Литвы, Польши, Белоруссии и Украины в XIV— 1930-е гг.
      Во-вторых, работа содержит не только последовательное изложение основных моментов истории татар в регионе начиная с их первого появления в XIII в. и до начала Второй мировой войны, в ней также дан системный анализ важнейших сторон жизни и деятельности польско-литовских татар в этот период. Читатель получит представление об их занятиях, в том числе о военной службе, о правовом и морально-политическом положении, особенностях быта, культуры, религии.
       В-третьих, книга опирается на солидную источниковую и историографическую базу. В массиве источников выделяются изданные в XIX— начале XX в. «Акты о литовских татарах», документы и материалы из архивов Вильны, Ковна, Минской губернии, «Полного собрания законов Российской империи» (I-II тт.), «Полного собрания русских летописей», материалы таких периодических изданий, как «Северный архив», «Современник», «Новое время» «Жице татарске», «Пшегленд исламски», «Рочник татарски». В работе проанализированы и использованы результаты исследований других ученых, прежде всего отечественных и польских историков, среди которых труды В. Д. Смирнова, Ч. Лапича, И. И. Лаппо, А. Мухлинского, С. Дзядулевича, Л. Кричинского, С. Кричинского, Б. Барановского, Я. Тышкевича, А. Мишкевича, Я. Собчака, С. Хазбиевича и многих других.
       В ходе своего исследования Я. Я. Гришин, прежде всего, обратился к естественному для историка вопросу о причинах и путях складывания в польско-литовских землях татарского населения. Было установлено, что в данных краях татары главным образом стали появляться и расселяться со времени татаро-монгольского нашествия на Европу в 1238-1239 гг. С тех пор на протяжении последующих столетий в регионе происходила довольно противоречивая миграция татарского населения, численность и значение которой заметно менялись в зависимости от конкретно-исторических обстоятельств.
       Оседание татар на польско-литовских землях было результатом различных обстоятельств. Это и пленение татар в ходе важных столкновений с польско-литовскими войсками, и приглашение татар на военную службу польско-литовскими правителями, и политическая нестабильность в Золотой Орде, а потом распри между группировками татарской аристократии в Крымском и иных ханствах, и последствия победных походов татар на Литву и Польшу и таких же походов польско-литовских войск на земли, контролируемые татарами.
       Если одна часть татар «прикипала» к новым землям, то другая постоянно перемещалась с места на место. Были и случаи отъезда в «татарские края» в Крым, Турцию и т. д. Явление исхода особенно было характерно для XVIII в., когда внутренний и международный кризис Польши, завершившийся ее разделами, вынуждал многих татар перемещаться в Турцию.
      Миграции татар затрудняли решение вопроса о численности татарской диаспоры в пределах Речи Посполитой. Как отмечает Я. Я. Гришин, в источниках и литературе существует разброс цифр от сотен тысяч до 8-10 тысяч человек.
     Значительная часть книги посвящена анализу социальных процессов в жизни польско-литовских татар. При этом выделяются социальные отношения внутри самой татарской общины и проблемы социального статуса татар в польско-литовском государстве. Татары, имевшие в долитовский период высокое общественно-политическое положение (князья, мурзы, уланы), подтвердив этот факт, могли и в Речи Посполитой рассчитывать на привилегированное положение, на получение в новом государстве земли в «вечное пользование», освобождение от податей. Они могли претендовать на звание маршалков, хорунжих, ротмистров и т. п. Значительная часть татар входила в состав казаков, обязанностью которых было участие в военных действиях, охрана границы, служба при дворах великих князей, королей и т. д.
      Немало было и татар-мещан, занимавшихся разными ремеслами, торговлей, огородничеством. В польско-литовских землях татары считались лучшими коневодами. Я. Я. Гришин подчеркивает, что в польско-литовских землях вплоть до конца XIX в., когда победил железнодорожный транспорт, татары монополизировали конный извоз — фурманство. Но для большей части польско-литовских татар основным занятием была воинская служба. Татары-воины принимали участие в войнах Великого княжества Литовского и Польши с Тевтонским орденом, Великим Московским княжеством, позже с Россией, с Турцией, Австрией, Венгрией. Военной специализацией татар была кавалерия.
       Автор установил, что ко второй половине XIX в. в Литве и Польше фактически не было профессий, где бы не были представлены татары. Они делали карьеру и на государственной службе. В XIV-XVIII вв. для обеспечения связей польско-литовских властей с Поволжьем, Крымом, Турцией и другими странами Востока в качестве послов, переводчиков (толмачей) нередко привлекались образованные и родовитые татары.
      Рассматривая социально-правовое положение татар в польско-литовском государстве, Я. Я. Гришин особо остановился на дискуссионном в научной литературе вопросе о возможной принадлежности татар к польско-литовскому дворянству — шляхте. Анализ сопутствующих документов привел его к выводу о том, что польско-литовские власти и общество всячески стремились не допустить татар в ряды шляхты. Кроме немногих исключений, татарам в Речи Посполитой настоящий дворянский статус не предоставляли. Лишь в XIX в. польско-литовские татары, оказавшиеся после разделов Польши в составе Российской империи, получили право на оформление шляхетского положения.
       Характеристика жизни польско-литовских татар в XIV-XIX вв. была бы не полной, если бы Я. Я. Гришин не остановился и на наличии антитатарских ограничений и предубеждений. Своеобразным антитатарским манифестом автор считает сочинение некоего П. Чижевского, опубликованное в 1616 г. под названием «Аль-фуркан Татарский». Эта книга, которая до середины XVII в. переиздавалась три раза, изображала татар злодеями, требовала их христианизации, репрессий в их отношении и т. п. В этом духе в Литовском княжестве и Польше многие центральные и местные власти принимали законы, ограничивавшие права и свободы татар. Последний всплеск антитатарских настроений в Польше имел место в 1760 г., когда была развернута кампания по проверке татар-землевладельцев.
      Проживая на протяжении столетий в многонациональной среде, польско-литовские татары не могли не испытать влияние процессов естественной ассимиляции. Татарский язык замещался русским или польским в кругах татарской аристократии или белорусским у простолюдинов. Татарская письменность и другие атрибуты национальной культуры также исчезли из обихода.
     Вместе с тем полной ассимиляции не произошло. Как отмечается в работе, польско-литовские татары смогли сохранить свое культурно-историческое своеобразие, прежде всего благодаря культивированию ислама. Хотя некоторая часть татар принимала христианство.
      Обращение к рецензируемой книге позволяет глубже понять, что Восточная Европа, оказавшаяся в XIV— 30-е гг. XX вв. на стыке Востока и Запада, Севера и Юга, складывалась и за счет сложного диалектического синтеза различных цивилизационных и этнических компонентов, включая татарско-тюркский. В современных условиях, когда определенные круги в странах той же Восточной Европы пытаются представить свой регион как некий водораздел, очень важно знать истинные исторические реалии. К такому знанию и подводит нас новое исследование истории польско-литовских татар.
 
Дамир Шарафутдинов,
доктор исторических наук